Читать онлайн Искушение, автора - Майерс Джойс, Раздел - ГЛАВА 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искушение - Майерс Джойс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искушение - Майерс Джойс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искушение - Майерс Джойс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майерс Джойс

Искушение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 3

Ингри исчезла.
На том месте, где Дженни оставила Джоко Флинна с девочкой на руках, сидела на развязавшемся узле, из которого торчали бедные пожитки, маленькая согбенная старушка с длинной растрепанной косой. На ней было надето чистенькое черное платье и мятый, но белоснежный передник.
– Помогите, – тонким голоском просила женщина.
Она вцепилась костлявыми пальцами в шаль Дженни, из-под которой появился младенец Эллис. Освещенный солнцем, он вдохнул свежий соленый воздух и с негодованием уставился еще бессмысленным взглядом на окружавший его беспокойный мир. Удивленная – куда подевалась ее немощность – старушка быстро взглянула на Дженни, поправила шаль, прикрыв ребенка, и резво вскочила на ноги.
– Красивый ребенок, красивый, – улыбаясь беззубым ртом, прошамкала она по-итальянски. Встревоженно озираясь по сторонам, Дженни попросила ее помолчать, и та, соглашаясь, кивнула головой. С живыми, блестящими глазами-бусинками, проворная, как воробышек, и совсем не беспомощная, она ловко и быстро уложила вещи и связала узел. Потом подхватила Дженни под руку.
– Моя малютка… О, Боже, моя вторая малютка… золотоволосая маленькая девочка, Ингри. Она осталась на этом самом месте, а теперь ее нет… пропала… – Голос девушки дрожал, в глазах застыло отчаяние.
– Да, да, с желтой головкой. Идем, – старушка кивнула и потащила ее за собой, время от времени заглядывая под шаль и воркуя с ребенком. Они влились в людской поток, текущий по сходням на причал и дальше по пристани к баржам, которые отвезут иммигрантов на остров Эллис. Взволнованных, суетящихся людей разделили на группы по национальностям и языкам. Переводчики велели сгрузить большие чемоданы и тюки на нижнюю палубу барж. Самих иммигрантов также небрежно, как и вещи, запихнули на верхнюю палубу.
– Ты видела мою Ингри и ирландца. Ты знаешь, как они… она выглядит. Пожалуйста, помоги мне найти ее, – Дженни упорно цеплялась за старушку, словно ее жизнь зависела от нее. – Молчи, и Тогда нас не разлучат. Если ты не будешь разговаривать, они не поймут, что ты итальянка. Они подумают, что ты шведка, как и я. Потом, когда они посмотрят наши документы… Молчи, прошу тебя, – она приложила палец к губам женщины, умоляя ее не открывать рта.
– Хорошо, хорошо, – согласилась старушка, тряся головой и обещая не произносить ни слова. Шагая бодро, она улыбнулась странной улыбкой.
– Они будут ждать меня на острове, правда? – спросила Дженни. Ее попутчица неопределенно тряхнула седой головой.
– Идем, – сказала она. Когда они поднимались на баржу, старая женщина старалась прикрыть девушку, чтобы никто не увидел младенца. Они с трудом нашли себе место на забитых людьми скамейках, установленных на верхней палубе.
Дженни все больше приходила в отчаяние. Прикусив нижнюю губку, она всматривалась в лица иммигрантов, с трудом сдерживаясь, чтобы не закричать, не позвать Ингри. Но она знала, если привлечет к себе внимание, то выдаст новорожденного, которого обещала вырастить и воспитать как собственного сына. А вдруг перед нею станет выбор – найти Ингри или спрятать и спасти малыша? Сейчас ей нельзя думать об этом. Конечно, Флинн и Ингри уехали раньше. Их увлекла за собой толпа, или заставили власти, или…
– Не думай об этом сейчас, не думай, Дженсин. Сначала доберись до острова, волноваться и плакать будешь потом. Несомненно, они ожидают тебя на острове, и нет причин впадать в панику.
В гуле голосов утомленных путешествием иммигрантов, говорящих на разных языках и диалектах, слышалось только одно желание – побыстрее пройти все инстанции: медицинский осмотр, собеседование, проверку документов для получения визы и вырваться на шумные улицы Нью-Йорка в поисках жилья или отправиться дальше, в отдаленные районы страны.
Людской поток тек по широким ступеням в приемную. Врачи в цивильной одежде напряженно и внимательно всматривались в усталые, обеспокоенные лица иммигрантов. Взмах руки, и на плече или спине проходящего человека оставался меловой знак: X – подозрение на слабоумие; В – сгорбленная спина; Е – больные глаза. Своя буква для каждой болезни, физического недостатка, которые могли представлять опасность для жителей страны или их кошельков. Нищих, соблюдающих многобрачие, или заразных больных в Америку не впускали. Служащие у входа уводили помеченных для дальнейшего обследования. Случалось, что так разлучались близкие, разрушались семьи – матери, отцу или ребенку был запрещен въезд в страну.
Дженни и ее спутница благополучно добрались до приемной. С надеждой девушка осматривала холл, ожидая увидеть светлую головку Ингри, ее розовые щечки и синие, словно полуденное небо, глаза. Ее терзала тревога за малышку, и она едва ли обращала внимание на то, что происходит вокруг. Дженни хорошо знала английский язык, но расстроенная и обеспокоенная, не решалась спросить о девочке. Если бы с ними был Габриель Ангел! Он уже не раз проходил этот путь, видел суровые лица врачей, метки, поставленные мелом. Он мог бы предупредить ее заранее. Сейчас она тайно ввозит в Америку чужого ребенка. Она потеряла свою Ингри и нашла странную старушку со всезнающими глазами, которые говорили: «Молчи, не говори ничего. Я все понимаю без слов».
– Name? – спросила ее Дженни. – Как тебя зовут?
– Медея, – покрытое морщинами лицо осветилось гордостью. – Я – Медея Мазей. Ты – Дженни. – Она замолчала и глупо заулыбалась. К ним приближался молодой человек со строгим выражением лица и значком, определявшим персону, наделенную властью.
– Сэр, я ищу маленькую девочку. На ее бирке написано Ингри Лангансдатер. Хорошенькая блондинка. Она приехала на остров раньше меня, с… мужчиной… моим другом. Я не могу их найти… Я должна их найти, – обратилась Дженни по-английски.
– Хорошенькая и блондинка, похожа на вас? – переводчик ответил по-шведски. Он взглянул на Медею. – Удивляюсь, у старухи нет никакого знака. Мне кажется, она слабоумная.
– Моя бабушка совсем глухая. Путешествие утомило ее, но она здорова, как лошадь, и в своем уме.
– Не отходите от меня. Сдается мне, я видел вашу девочку и мужчину, – сказал переводчик. – Вы хорошо говорите по-английски. Подождите. Сначала я займусь этими несчастными, а потом отведу вас к ним.
– Он видел их… бабуля! Он видел Ингри и Джоко! – Дженни подмигнула Медее и радостно улыбнулась. У нее камень с души свалился. Неожиданно для себя девушка оказалась вовлеченной в работу. Она с удовольствием помогала переводчику, Гьерду Зорну. Дженни успокаивала иммигрантов: разъясняла им, что делать и что с ними будет, объясняла, какие нужны документы, и что нужно отвечать на вопросы чиновников иммиграционной службы.
Пять часов спустя отпустили последних шведов, приплывших на «Принце Вильгельме». Одни получили документы и вещи, других направили в лазарет на обследование. Облегченно вздохнув, Дженни повернулась к Зорну.
– Сэр, скажите мне, где я могу найти свою Ингри?
На лице переводчика отразилось недоумение. Потом в бледных глазах зажегся огонек понимания.
– А, ну, они с отцом, наверное, уже в городе, – высказал он свое предположение. – Послушайте, я могу помочь вам найти их. Если у вас есть деньги, мы можем отправиться следующим паромом. Сколько у вас денег, миссис Ланган?
– Денег? Только десять долларов. Мне сказали, что этого достаточно, чтобы попасть в Америку, – она побледнела. У нее упало сердце. Она смотрела на Зорна настороженно. – Вы ничего не знаете об Ингри. Зачем вы солгали?
– Ну-ну, потише, – ощетинился Зорн. Он сцепил кисти рук, избегая взгляда Дженни. – «Ложь» – какое… мерзкое слово. Вы делаете неправильные выводы. Чего же вы ожидали всего за десять долларов, миссис Ланган? Но тем не менее, я помогу вам заработать много денег, чтобы оплатить поиски вашей дочери. Вы такая красивая молодая женщина… Я запишу вам адрес. Мы встретимся там позже…
– О, мистер Зорн! – воскликнула Дженни. Ее голос дрожал от волнения. – Меня предупреждали, что есть гнусные типы, которые пытаются использовать женщин, оказавшихся в затруднительном положении. Но мне и в голову не пришло, что вы из их числа. Из-за вас я потеряла время. А я ведь уже могла найти Ингри. Как вам не совестно! – Под шалью раздался слабый писк младенца.
– Ублюдок, – прошипела Медея. Ее прищуренные глаза метали молнии в Гьерда Зорна. Он покраснел как рак. Поток ругательств и проклятий, обрушенных на него Медеей, перешел в визг, заглушивший плач голодного ребенка. Старушка сделала вид, что ослабела и теряет сознание. Она прислонилась к Дженни и незаметно взяла ребенка под свою накидку. Громкие крики привлекли внимание других чиновников, и они быстро направились в их сторону.
– Вы лгали! Эта старая карга – колдунья, а не ваша бабушка. Она сглазила меня, проклятая ведьма! – в глазах Зорна горел злобный огонек.
– Очень надеюсь, что она – настоящая ведьма, сэр! – Дженни топнула ногой и обняла Медею за плечи.
– Отведите этих женщин в изолятор. Пусть проверят их умственные способности, – рявкнул Зорн. – Они обе сумасшедшие.
– Нет! – твердо сказала Дженни. – Я нужна Ингри и я… – она замолчала, когда старушка подмигнула ей и загадочно улыбнулась.
– Успокойся, детка, – и Дженни вдруг поверила, что все будет хорошо.
* * *
В огромном холле иммиграционной службы этим вечером остались только три человека – Дженни и Медея, баюкавшая Эллиса. Они видели, как воссоединяются семьи. Итальянцы искренне и бурно радовались своему счастью. Евреи бесстрастно вздыхали и ахали. Шведы здоровались сдержанно и чинно. Десятки женщин – одиноких или с маленькими детьми – уходили с мужьями или родственниками. И только дядя Дженни так и не пришел встретить ее. Садилось солнце. Последний паром, отплывающий в город, дал прощальный гудок. Беспокойство и страх за Ингри причиняли невыносимую боль.
– Кто должен был встретить тебя, Медея? – спросила Дженни с отчаянием в голосе. Старушка ответила девушке невыразительным пустым взглядом. Эллис, довольно гугукая, лежал у нее на коленях. Он был сыт – молодая кормящая мама по просьбе старой женщины дала ему грудь, и он, причмокивая от удовольствия, наелся молока. Девушка нервно мерила шагами огромную пустую комнату. Она быстро ходила по голубой полосе, окаймлявшей восьмиугольники из белой плитки. Не один раз она проделала этот путь за долгое время ожидания.
В женском изоляторе Дженни деловито и толково объяснила итальянскому и шведскому переводчикам и американским служащим, что произошло. Она рассказала, что встретилась с Медеей на борту «Принца Вильгельма», и они решили, что в новой жизни будут всегда рядом и в горе, и в радости. Вместе вырастят детей дочь Дженни и месячного внука-сироту Медеи. Когда пассажиры хлынули на берег, Ингри потерялась. И теперь ей нужно поторопиться в город, чтобы найти малышку. Все, кроме полицейского у ворот, были согласны с нею. Он потребовал, чтобы женщины оставались на острове, пока за ними не придут родственники или друзья. И вот они вынуждены сидеть среди своих узлов и свертков. Отчаяние и безнадежность не могли удержать Дженни на месте.
В юго-западном углу громадного, пустого, объятого тишиной холла Дженни уныло бродила, не отрывая глаз от узора на кафельном полу. Носком ботинка она чертила прямой угол, двигаясь вдоль голубых полос на кафеле. Неожиданно девушка увидела пару башмаков на своем пути. Она шагнула вправо, чужие башмаки тоже шагнули вправо. Дженни сделала шаг влево, он – судя по рабочим ботинкам, это был мужчина, – тоже отступил влево. Девушка, не расположенная к шуткам, гневно вскинула золотистую головку.
– Боже милосердный! Габриель и моя Ингри! – слезы застилали глаза, кружилась голова. Она почувствовала огромную радость, облегчение и любовь. Они оба здесь, рядом с нею. Дженни схватила румяную веселую девчушку и прижала к своей груди.
– Она поужинала и даже вздремнула, – Габриель был похож на довольного собой мальчишку. Дженни целовала Ингри, гладила мягкие шелковистые волосы. Она смотрела на Габриеля глазами, полными слез. Никогда ей не приходилось встречать столь красивого и благородного мужчину.
– Ангел Габриель, – сказала она взволнованно. – Для меня ты теперь настоящий ангел… и останешься им навсегда. Как тебе удалось совершить такое чудо?
– Не спрашивай мена ни о чем, cara. Следуй моему примеру, – черные глаза ласково смотрели на нее. Уверенный, властный голос успокоил и обнадежил ее. – Я все расскажу тебе потом. Сейчас нам нужно торопиться.
– Габриель, у меня теперь есть бабушка и младенец. Без Медеи и Эллиса я никуда не пойду, – сказала Дженни, спрятав лицо в волосах Ингри.
– Я заплатил охране двадцать долларов, чтобы разрешили забрать тебя с этого острова, Дженни, а ты говоришь мне о Медее и Эллисе. Хотел бы я знать, черт побери, кто они такие? – возмущенно жестикулируя, спросил Габриель. – Ну ладно, поговорим об этом позже. Пошли быстрее, нужно успеть на последний паром. Идемте, – с улыбкой он предложил ей руку.
Дженни решительно взяла его под руку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искушение - Майерс Джойс



Слабо.
Искушение - Майерс ДжойсАННА
14.07.2013, 19.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100