Читать онлайн Искушение, автора - Майерс Джойс, Раздел - ГЛАВА 29 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искушение - Майерс Джойс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искушение - Майерс Джойс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искушение - Майерс Джойс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майерс Джойс

Искушение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 29

Через дверь, напоминающей своей формой пагоду, покрытую красным лаком, Габриель ввел Дженни в комнату, тускло освещенную керосиновыми лампами под бумажными абажурами. Когда они вошли, прозвучал гонг. Их друзья уже сидели за столом, накрытым льняной скатертью.
– Вот это кто. Давно мы не встречались. Добро пожаловать, друг Агнелли, в мое скромное заведение, – произнес высокий грузный мужчина, словно из воздуха материализуясь рядом с Габриелем и кланяясь ему. Габриель поклонился еще ниже и только потом пожал руку мужчине.
– Герцогиня, – он подмигнул Дженни, но так, чтобы хозяин заметил его жест, – позвольте представить вам Кау Хой Ли, мэра китайского квартала. Кау Ли, граф д'Агнелли представляет вам герцогиню Ланган.
Мужчина снова поклонился. Он был одет в элегантный черный костюм, выдержанный в восточном стиле, и мягкие черные тапочки из хлопка, какие носили все китайцы. Черные волосы были заплетены в длинную косичку, спускавшуюся ему на спину.
– Габриель, ты знаешь всех в Нью-Йорке? – спросила Дженни, садясь на скамью, обитую темно-красным бархатом. На столе стояли чайнички с чаем и толстые чашки без ручек с нарисованными на них летящими синими драконами. Рядом красовались маленькие бутылочки с рисовой водкой.
– Прощу вас, герцогиня, примите этот цветок, священную китайскую лилию, – Кау Ли весело улыбался. Мистификация с титулами развлекала его.
– Спасибо, – Дженни наклонила голову в вежливом и очаровательном поклоне. Я не настоящая герцогиня, мэр Ли.
– Ах, значит вы – принцесса Агнелли. Теперь мне понятно, какой вас видит мой друг. Принцесса Агнелли, я не настоящий мэр, – он склонил голову с притворным стыдом. – В китайском квартале проводятся неофициальные выборы.
– Это значит, что Кау не имеет права исполнять торжественные церемонии, например, заключение браков. Но мы могли бы попрактиковаться, – предложил Габриель, глядя на Дженни. Она молча сидела рядом, лицо ее сияло от счастья. Она не сказала ему «да», но и не отказала. Габриель был уверен, что теперь все будет хорошо. – Мэр Ли и его небольшой, но влиятельный круг управляет китайским кварталом с помощью особых групп, тонгов.
– Что такое тонги, мистер мэр? – спросил заинтересованно Алонзо Карвало, который привык иметь обо всем собственное мнение.
– Сэр, китайские тонги похожи на масонов и другие подобные тайные общества, которых так много в Америке. Они не более опасны, чем все остальные. Вы можете никогда в жизни не услышать о них. Штаб-квартира организации в соседнем доме, здесь, на Мотт-стрит. Рядом расположен магазин с очень мирным товаром: школьными принадлежностями.
– Школьные принадлежности? А что вы скажете о торговле опиумом? – спросил Джеси.
– Сын, веди себя вежливо, – строго сказал Алонзо, и Джеси стыдливо опустил голову, как провинившийся ребенок. Бейбет стиснула зубы и стукнула брата ногой. Но он сделал вид, что ничего не произошло.
– У меня для вас, господа, есть кое-что получше опиума. Особенно для тех, кто постарше, – Кау Ли поклонился с улыбкой, но Фред, которого хозяин причислил к «старшим», этого не заметил. Он прислушивался к мелодичному звону гонга, к резкому звуку тарелок и едва слышным струнным инструментам. Он встал, будто невидимые нити вели его на тихое журчание музыки. Бейбет пошла за ним, словно он был сказочным дудочником в пестром костюме.
– Почему ваше вино полезно для людей зрелого возраста? – в голосе Алонзо слышалось негодование.
– Это вино настояно на змеиной коже и косточках тигра, сэр. Оно полезно всем мужчинам. Это тоник. Оно возбуждает сильные чувства. Такому сильному, энергичному мужчине, как Агнелли, тоник не нужен, но мужчине в годах… – Алонзо Карвало возмущенно дернулся, потрясенный обсуждаемой темой и сомнениями Ли в его потенции.
– Сколько у вас детей, мистер Ли? – ледяным тоном спросил он, потягивая рисовую водку.
– У меня семь сыновей, мистер Карвало, не считая троих дочерей. – Он несколько раз склонил голову. – А у вас, сэр?
– У меня одиннадцать детей, мистер Ли. Самому младшему еще нет и года. И я считаю девочек тоже. – Отец и дочь с улыбкой посмотрели друг на друга. – Перейдем к делу.
– А по какому делу вы здесь, сэр? – Ли и Алонзо выпили еще по рюмочке водки.
– Я здесь из-за двух враждующих ирландцев. Разве вы не знаете, что у них здесь назначена встреча? Они придут, или я напрасно теряю время, попивая настоянную на змее водку?
– Враждующие ирландцы? – Ли внимательно смотрел на Алонзо. – Все ирландцы недоброжелательны друг к другу, но… – Было трудно понять, всерьез он говорит или шутит. – Скоро придет мой друг Флинн. Мой друг Мейхен тоже придет.
– Что из своей знаменитой кухни вы можете предложить своему другу Агнелли и его друзьям, Кау? – спросил Габриель. Он накрыл своей большой ладонью руку Дженни, лежавшую на столе. – Распорядитесь, чтобы нам приготовили что-нибудь из самых вкусных ваших блюд.
Ли поклонился и поспешно направился на кухню. Алонзо Карвало последовал за ним. Он не мог упустить случая посмотреть, как готовят экзотические блюда. Между ними завязалась оживленная беседа о ресторанном бизнесе, захватившая их настолько, что они не вернулись к столу, а остались на кухне среди кипящих и булькающих кастрюль и мисок. Джеси медленно потягивал рисовую водку и клевал носом. Габриель и Дженни фактически остались одни. Они сидели, тесно прижавшись друг к другу. Молчаливые красавицы, дочери Кау Ли, начали подавать на стол. Появление прелестных молодых женщин пробудило Джеси от сна. Он следил, как они снуют от стола в кухню и из кухни к столу. Официантки скромно смотрели в пол и, казалось, не понимали ни одного его слова. Посмеиваясь и хихикая, они учили Джеси правильно кланяться.
– Попробуй вот это, cara, – выражение лица Габриеля сразу стало озорным и обольстительным, когда он начал кормить Дженни, ловко орудуя палочками. Он подносил к ее губам обильно сдобренные острым соусом кусочки мяса.
– М-м, как вкусно, – кончиком розового языка она, как котенок, слизывала капельки соуса с нижней губки. – Что это?
– Запеченная в тесте утка, любимая. Нет, теперь я, – он снял языком очередную каплю с ее губ. Дженни взяла пальчиками кусочек жареной свинины, обмакнула в пикантный соус и, глядя в глаза Габриелю, поднесла к его рту. Он поцеловал каждый ее пальчик. Ее глаза потемнели.
– Габриель, – слабым голосом сказала она.
– Возьми креветку, Дженни, – его голос стал резким. – Положи голову на спинку, закрой глаза и наслаждайся ее вкусом, cara.
Она пробовала экзотические деликатесы, запивая их то чаем, то рисовой водкой. От незнакомых острых специй язык горел, как в огне.
Дженни хватала ртом воздух, на глаза набежали слезы. Габриель быстро, но крепко поцеловал ее. Она счастливо рассмеялась и нежно коснулась губами его щеки. Они не могли отвести друг от друга взгляд, с трудом сдерживались, чтобы не обняться. Кау Ли, оставив Алонзо осматривать кухню, предложил им отдельный кабинет. Дженни вспыхнула. Габриель смущенно отказался.
– Сегодня для нас раскроет двери отель «Мария-Антуанетта», cara, – прошептал он. Их обжигало страстное желание. Дженни была задумчива, предвкушая ночь любви. Пылающий страстью Габриель был возбужден и нежен.
Обед закончился. Сестры Ли принесли фрукты и чайнички со свежим ароматным чаем. Появились Бейбет и Фред. Он нес большой медный китайский гонг, она – деревянный молоток. Они сели в двухколесный экипаж и молча укатили. Джеси и Алонзо вернулись к столу. Все вокруг почувствовали себя неловко. Дженни дремала, положив голову на плечо Габриелю. Спутанные золотистые волосы щекотали его щеку.
– Значит, вы все еще в Нью-Йорке, мой друг? Решили навсегда обосноваться здесь, Кау? – Габриель попыхивал тонкой сигарой. – Уже поздно. Что точно сказал Джоко?
– Он придет. Мик Мейхен тоже будет здесь. Но ни один из них не хочет появляться первым. Они придут одновременно. Ирландцы, нашедшие убежище в китайском квартале, знают, что с Кау Ли шутки плохи. Я, как вы заметили, друг мой Агнелли, все еще в Нью-Йорке, но наступит день, и я вернусь домой, в Китай, это решено.
– Когда это случится, Кау? – спросил Габриель, пуская кольца сизого дыма. Его беспокоила рука Дженни, лежавшая на его бедре.
– Через десять лет после моей смерти. Меня выкопают, Агнелли. К тому времени от меня останутся одни кости. Их соберут в небольшую коробку и отвезут в Китай. Они будут покоиться в родной земле.
Джеси побелел как полотно, и выскочил из-за стола. Прозвучал гонг. В дверь ресторана крадучись проскользнула странная фигура.
– Попасть домой в любом состоянии – лучшее, на что может когда-либо надеяться наш мистер Джоко Флинн, – громко сказал Ли, указывая на человека, стоящего в сумраке комнаты. По знаку хозяина посыльный, партнер Дженни по фэн-тэну, проводил медлившего Джоко к их столу, где было немного светлее.
– Вы не чувствуете, что в воздухе пахнет убийством и смерть витает надо мной на каждом углу? – прохрипел Джоко, падая на стул. Дрожащими руками он схватил бутылочку с водкой. Его лицо было багрового цвета.
– Где он, Ли? Где тот кровожадный фений, которого ты прячешь в одном из своих опиумных притонов? Где тот ужасный человек, который пытается убить бедного школьного учителя, не сделавшего никому ничего плохого?
– Настоящее имя Мика Мейхена – Мак Дара Мейхони, – слова Ли глубоко потрясли Джоко. – Он притаился и тихонько жиреет в Америке, скрываясь от своих врагов, которые замыслили убить его.
– Не может быть! Мак Дара, что значит на гельском языке Сын Дуба! Да, ему обязательно нужно спрятаться. Но я – не враг ему! Отведите меня к этому человеку, чтобы я мог выразить свое восхищение одному из величайших героев Ирландии!
– А как мы объясним ему, кто хочет его видеть? – подозрительно спросил Габриель. Он напряженно выпрямился и отодвинулся от Дженни. – Я знаю Мака. Но я не знаю вас, мистер Флинн, если, конечно, это ваше настоящее имя. Вы мне нравитесь, но я вас совсем не знаю. Случайная встреча на борту парохода недостаточное основание, чтобы слепо доверять вам. Вы выбрались с острова Эллис, используя Ингри как прикрытие. Потом вы размахивали револьвером. Теперь вы можете понять, почему такой человек, как Мак Дара, попросил меня, своего верного друга, проверить вас.
– Скажите Мак Дара, что он убегает от своего соотечественника Джоко Джуд О'Флинна. Передайте, что я прошу простить меня за причиненные неудобства и волнения. Скажите ему, что сейчас в Нью-Йорке его злейший враг – англичанин Элвуд. Он должен остерегаться этого негодяя.
– Джуд или Джудас?
type="note" l:href="#n_24">[24]
 – на губах Габриеля играла тонкая улыбка.
– Все в порядке, Гейб. Я знаю этого человека. Когда я услышал голос и увидел лицо, я его узнал. Последний раз я видел его под зелеными и оранжевыми флагами на платформе в Килкенни. Он блестяще говорил о нашем общем деле. Я стоял в толпе, слушая его, восхищаясь им. Мне хотелось бы также прекрасно владеть языком, – Мик вышел из темной задней комнаты. Он и Джоко заключили друг друга в крепкие дружеские объятия.
– Подумать только, если бы мы посмотрели друг другу в глаза, скольких бед мы смогли бы избежать, Мак Дара, – сказал Джок, глядя на своего героя. Он отступил, пораженный ужасом. – Боже мой, Мак, что с твоим лицом?
Лицо Мака отекло и было болезненно бледным. Глаза прикрыты тяжелыми опухшими веками. Он уронил голову на грудь, грузно опустившись на стул.
– По улицам Нью-Йорка, Джок, бродят наемные убийцы и шпионы, предатели и отступники, платные ищейки. Я стараюсь быть осторожным, но я устал прятаться и убегать, мой друг. Понимаешь, я даже не взглянул на тебя, не услышал твоего голоса. Для меня ты был очередным именем, а не человеком из Дублина. Ничем не отличался от любого наемного убийцы. И я покинул лучшее убежище, какое было у меня в Нью-Йорке. София Агнелли была мне как мать. Я хочу сделать ей подарок при встрече, если мы еще встретимся. Если я снова увижу ее. – Глаза Мака закатились, веки опустились.
– Все это опиум, – пояснил Кау Ли. – Многие из тех, кто скрывается, в одиночестве тоскуют по родине и, пытаясь забыться, начинают курить опиум. Если вы не заберете отсюда нашего друга Мак Дара, он никогда не сможет покинуть китайский квартал. Если его не убьют враги, он погибнет от опиума.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искушение - Майерс Джойс



Слабо.
Искушение - Майерс ДжойсАННА
14.07.2013, 19.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100