Читать онлайн Искушение, автора - Майерс Джойс, Раздел - ГЛАВА 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искушение - Майерс Джойс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искушение - Майерс Джойс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искушение - Майерс Джойс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майерс Джойс

Искушение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 18

– Счастлив будет мужчина, который проживет с тобой всю жизнь, Дженни, – черные глаза Габриеля с нежностью смотрели на нее. Он доел изумительный шведский десерт из молока, сахара и риса, запеченного в духовке и посыпанного корицей, и теперь, закинув руки за голову, откинулся на спинку стула, улыбающийся и довольный. Из-под полуопущенных век он наблюдал, как плавно и грациозно она ходит по комнате. – Красавица, прекрасно готовит, может устроить замечательный праздник на скудный заработок и превратить в уютный дом такую конуру, как эта грязная квартира! Повезет мужчине, за которого ты выйдешь замуж. И шить ты умеешь, и ткать, и… ммм… делать многое другое… – Он бросил на Дженни пылкий взгляд. – С большим вкусом. Благословен мужчина, который завоюет тебя.
– Какой ты милый, Габриель. Сегодня ты бурно проявляешь свои чувства, – Дженни весело смеялась, убирая со стола посуду. – Хорошая еда чудесным образом меняет настроение человека. Сейчас ты не похож на того мрачного ворчуна, который вошел сюда совсем недавно.
– Гм. Нет, я тот же самый мужчина, и я хочу ту же самую женщину, с которой совсем недавно занимался любовью в своей постели, – он схватил Дженни за талию и усадил на колени, – Я хочу ее сию же минуту. Оставь в покое тарелки.
Это моя постель. Кстати, о вкусах. Когда я увидела тебя впервые, Габриель, я поняла по тому, как красиво наброшен твой шарф, что ты следишь за модой и у тебя есть вкус, что ты, возможно, знаком с роскошной жизнью. И я оказалась права. Твоя мать – женщина с достоинствами и возможностями, – Дженни выскользнула из объятий Габриеля и занялась посудой.
– Немного роскоши мы видели, живя на зарплату рабочего, мастерового, как мой отец. Мы жили скромно в доме, заполненном разговорами, планами, идеями, политическими дискуссиями. Моя мать из богатой семьи, но она ушла из своего дома, когда полюбила резчика по камню. В юности она была горячей сторонницей Гарибальди, вождя, объединившего Италию двадцать лет назад и превратившего ее в настоящую страну. Мама научила своих троих сыновей горячо любить Италию, привила им стремление к справедливости для рабочих, таких, как мой отец. Моя элегантная мама научила своих сыновей одной очень важной вещи – красиво носить воротнички, галстуки, шарфы. – Он озорно улыбнулся. – Теперь ты знаешь, кто приучил меня так изящно набрасывать шарф. Дженни… иди ко мне, – требовательно позвал он.
– Но мы еще не поговорили о нас. О том, что случилось с нами, или сколько это будет продолжаться и где.
– Теперь, когда мы поели, ты собираешься спорить? У меня другое на уме.
– Нет, нет. Скоро Медея приведет детей. Пора их укладывать спать. Послушай меня, Габриель. Не сегодня-завтра я уеду в Айову. Давай решим нашу проблему, заключим временное соглашение – внесем ясность в наши отношения – или расстанемся прямо сейчас.
– Единственное, что я знаю точно, Дженни, – я хочу тебя… ты нужна мне сейчас. Каждый день я просыпаюсь с мыслью о тебе. Каждый вечер я засыпаю с мыслью о тебе.
– Ага. Значит, ты согласен, чтобы мы занимались любовью здесь и прямо сейчас. Так?
– Ну, не совсем точно, но… – начал Габриель нетерпеливо, но Дженни прервала его. Он задел ее самолюбие. Она пыталась рассказать ему, о чем думает, чего ждет от него, но он ее не понимает. Она недовольно загремела посудой.
– Мне все ясно. Я уже говорила, что мы совсем разные. И у нас разные цели в жизни. Кто знает, где мы окажемся завтра, через неделю, месяц. У нас нет будущего, хотя я все время думаю о тебе, Габриель, – Дженни опустилась на краешек стула напротив него. – Послушай, – он перебирал пальцы ее руки, пока она говорила. – Несколько ночей я вижу тебя во сне. И это один и тот же сон. В лунном свете ты стоишь с женщиной, но я не вижу ее лица. Не могу сказать, была ли это я или другая.
– Несомненно, это была ты, cara! Мы видим одинаковые сны. В моих снах нет никого, кроме тебя. Теперь у меня нет другой любви, но я предупреждал тебя, что совсем не ангел. Дженни, сознательно я никогда не обижу тебя, не солгу тебе, – сказал он ей, но про себя подумал, что один факт он все-таки утаит. – Поэтому, я думаю, мы можем заключить временное соглашение, о котором ты говорила. Я – твой, ты – моя, пока кто-либо из нас не передумает или не полюбит другого. И тогда мы спокойно расстанемся. Что ты скажешь об этом? – Габриель старался говорить легко, небрежно, будто для него не имеет решительно никакого значения, если Дженни уйдет с другим.
– Я еще раз повторяю, Габриель, мои чувства неизменны. Если случится, что это безумное влечение перерастет в любовь, для меня это чувство будет постоянным, а не мимолетным. Я буду… ну, надолго. Ты просишь меня принять очень рискованное предложение, но… – Она задумчиво посмотрела на Габриеля. – Я попробую. Мы обещаем быть преданными и честными друг с другом, пока один из нас или мы оба не решим, что пора расстаться. Договорились?
– Решено. Похоже на сделку. Дай я тебя поцелую, чтобы скрепить договор, – Габриель поцеловал Дженни.
– У меня хорошие новости. Вот, возьми. Эту коробочку тонких сигар я приготовила специально для тебя. Кури и слушай, что я скажу тебе.
– Спасибо. Какой широкий и дорогостоящий жест, Дженни, – он метнул на нее быстрый, подозрительный взгляд. – Сигары «Панателла». Откуда у тебя деньги на все это? – Он махнул рукой в сторону стола с остатками обеда.
– Однажды Бейбет Карвало зашла со своим братом в наш магазин. Она хочет завязать со мной деловые отношения, поэтому выдала мне аванс в счет будущих доходов, – Дженни сияла от счастья. Она и не подозревала, как сильно Габриеля задело упоминание фамилии Карвало.
– Ага, понятно. – Он нахмурился. – И что это за дело? И какова роль ее брата в этом предприятии?
– Бейбет понравилась шаль, в которой я ходила на работу в первый день. Ну, та, с рисунком в виде северного сияния. Я подарила ее ей. Шаль понравилась многим ее подругам, и они тоже хотят приобрести подобные. Бейбет спросила меня, могу ли соткать такие шали, сколько и быстро ли. Она сказала: «Дженни, у меня идея, которая может заинтересовать тебя и принести доход». Габриель, Бейбет хочет, чтобы я ткала шали и коврики на продажу. И мне нужен станок. Как только я отыщу человека, который сделает ткацкий станок, я начну работать. Но самое хорошее в том, Гейб, что даже после отъезда в Айову, – если, конечно, наши изделия будут иметь успех, – я смогу присылать их Бейбет. Она будет предлагать их магазинам для продажи.
– Я помогу тебе добиться успехов, Дженни. Я сделаю тебе станок. Но ты не ответила на второй вопрос, cara. Какова роль ее брата в этом деле? – требовательно спросил он, попыхивая сигарой. Окутанный дымом, он напоминал ей огнедышащего дракона.
– Так вот что тревожит тебя! – воскликнула она. – Честное слово, Габриель Ангел, трудно вынести такую быструю смену настроения. Когда у человека подобный характер, не знаешь, что можно ожидать от него через минуту! – Ее глаза метали молнии. Он сжал губы.
– Как-то ты сказала, Дженни, что ты не моя собственность. Тогда ты была права. Сейчас, когда мы заключили временный договор, я имею право задавать любые вопросы. Мы не будем возвращаться к прошлому ни близкому, ни далекому, а начнем с этой минуты. Что скажешь, cara?
– Хорошо, – она никак не могла понять, за что он набросился на нее.
– Но… я должен задать тебе еще один вопрос, – Габриель твердо стоял на своем. Он встал и прошелся по комнате.
– Хорошо, давай, – Дженни пожала плечами.
– Разве авантюра с ткацким производством уважительная причина, чтобы Карвало навешал тебя поздно ночью? – гневно спросил он. Дженни изумленно уставилась на него. Затем на смену удивлению пришла холодная ярость.
– Ты шпионил за мной? – она вскочила со стула. Теперь они стояли лицом к лицу. – Мне не нужен мужчина, который будет следить за мной, вынюхивать, вмешиваться в мои дела! Габриель Ангел, я отказываюсь от нашего соглашения!
– Не так-то просто это сделать. Мы скрепили наш договор поцелуем, – он обнял ее и поцеловал, пока она не перестала сопротивляться и не стала отвечать на его поцелуи. Ее руки обвились вокруг его шеи, тело прильнуло к нему. Дженни взяла его лицо в ладони и стала целовать, исследуя его рот языком. Он в ответ проник языком в ее рот, и у нее закружилась голова. Она почувствовала, как напряглись мускулы его бедер. Он прижал ее живот к своему, и она ощутила силу его оживавшего мужского естества. Ее сердце забилось быстрее, возбуждение росло. Она чувствовала, что млеет, тает от желания.
– Габриель, – простонала она. – Мы снова хотим, но…
– К черту «но», «может быть» и всякие условия. Поняла? – Он подхватил Дженни на руки и понес в спаленку, ударом ноги захлопнув двери. И прежде чем донесся звук закрывающейся двери, они упали на широкую постель. Их жаждущие тела слились в неистовой, пламенной, бурной страсти. Скоро должна прийти Медея… Риск распалял их еще больше.
Когда старушка с детьми вернулась домой, Габриель и Дженни, утомленно улыбаясь друг другу, пили кофе за кухонным столом.
– Спокойной ночи, cara, – Габриель с трудом сдерживал зевоту. – Увидимся завтра, а? – Дженни кивнула, ее ясные глаза нежно смотрели на него, когда она брала Эллиса у Медеи.
– Завтра воскресенье. Медея будет занята весь день. Женщины в черных шалях слетятся сюда, как стая ворон, возвращающихся домой из церкви. Они захотят узнать свое будущее, попросить совета. Я уйду гулять с детьми почти на весь день. Мы сходим к реке или в парк. Мне нравится пройтись по Пятой авеню, полюбоваться особняками.
– Тебе хочется иметь собственный красивый особняк? Что ты скажешь, если я смогу построить его для тебя?
Дженни помедлила с ответом.
– Ты уже спрашивал об этом, милый, и я сказала, что мне не нравятся невыполнимые обещания и неосуществимые мечты. Ингри, моя красавица, принеси, пожалуйста, корзину малыша из другой комнаты. – Дженни разговаривала с девочкой на смешанном англо-шведском языке, чтобы малышка могла ее понять.
– Я совсем забыл. У меня есть кое-что для мальчика, – глаза Габриеля стали добрыми – Идем, Ингри, поможешь мне принести сюрприз. – Он присел на корточки и протянул сильную смуглую руку малышке. Крохотная ручка утонула в его большой ладони. Через несколько минут они вернулись с резной деревянной колыбелью на изящной качалке.
– Габриель, какая прелесть! – Глаза Дженни восторженно смотрели на него, – в такой колыбели Эллис будет спокойно, крепко спать. – Она ласково провела рукой по тонкой резьбе. Потом с нежностью погладила Габриеля по щеке.
– Говорят, что у дерева есть душа. Колыбель сделана из американского ясеня для нового маленького американца. А теперь спокойной ночи, Джен. Приводи детей на крышу после службы. Там будут голубиные игры. А потом я погуляю с вами. Мы будем как одна семья? А в понедельник я отправлюсь на поиски работы. Cara, проводи меня до лестницы, чтобы… Какого черта? – вдруг заорал Габриель.
С улицы чья-то рука раздвинула портьеры. На мгновение в окне мелькнуло чье-то лицо и пропало.
– Карвало! – прошипел Агнелли и бросился к окну. Дженни едва сдержала крик, чтобы не напугать детей. Донесся топот бегущих ног, глухие удары, проклятья и злые голоса. Она услыхала яростный крик Габриеля, застыла на мгновение, потом быстро сунула ребенка Медее в руки и бросилась на улицу. Дженни выскочила на тротуар с тяжелой скалкой в руке. Последний из убегающих хулиганов с силой швырнул ее на двери подъезда. Она ударилась головой, и улица закружилась и поплыла у нее перед глазами. Теряя сознание, она увидела лицо нападавшего, но не заметила того, кто стоял у него за спиной.
– Гьерд Зорн, презренный трус, ты не уйдешь… Страшный удар обрушился на нее, и она рухнула на землю. Зорн перепрыгнул через Дженни и бросился наутек.
Дженни очнулась на тротуаре на руках у Габриеля. На лбу влажный холодный компресс, к синяку приложено что-то холодное. В ушах звенело. Рядом слышались взволнованные голоса. Ее окружили обеспокоенные Саверио и София, Фред, Джоко, Вероника и Велентайн, Медея и Ингри. «Вся моя семья», – подумала она. На некотором расстоянии от них собрались соседи и прохожие. Среди взрослых крутились мальчишки из соседнего квартала, которые редко отходили так далеко от своего угла. Дженни показалось, что среди взволнованных и любопытных лиц мелькнуло лицо Мика Мейхена.
– Что случилось? – спросила она и попыталась сесть. Потом с большим трудом встала на ноги. Габриель и Джоко поддерживали ее под руки.
– Скажи, ты заметила кого-нибудь перед тем, как тебя ударили? – заботливо глядя на нее, спросил Джоко. Не поднимая головы, он бросил быстрый внимательный взгляд на толпу. – У тебя громадная шишка на затылке, Дженни.
– Когда я доберусь до этого негодяя, он сполна заплатит за то, что ударил женщину, – Габриель был в ярости.
– Думаю, он не допустит этого, Габриель. Я вспомнила, кто это был – Гьерд Зорн. Он убежал с другими мужчинами. Я заметила у одного маленькие злобные глазки и изуродованное ухо. Мне кажется, они искали кого-то другого, а тут подвернулась я, и они сбили меня с ног… Посмотри, это же Мик! – вскрикнула она вдруг. От толпы отделился человек в натянутой на лоб кепке и бросился бежать.
– Как ты думаешь, Джоко, что с ним случилось? Почему он не захотел поговорить с нами? – озадаченно спросила Дженни, но Флинна уже не было рядом. У нее сильно болела и кружилась голова.
– Пойду прилягу, Габриель. Мне с утра на работу.
Он тревожно взглянул на нее.
– Завтра не нужно идти на работу, Дженни. Завтра воскресенье. В понедельник я провожу тебя в магазин, cara, чтобы убедиться, что тебе ничего не угрожает, – он положил прохладную руку на ее лоб.
Габриель проводил ее в комнату. Ему явно было не по себе, он переживал за Дженни. В его душе кипел гнев на ее обидчика.
– Уверен, у Медеи найдется лекарство от головной боли и какие-нибудь снадобья от синяков и шишек.
– Почему нет? – Старушка открыла сундучок, в котором стояли пузырьки и баночки, лежали льняные мешочки с сухими травами. – Violetta-azzuro violetta, – бормотала она себе под нос.
Габриель перевел:
– «Фиалка помогает от головной боли и давления». – Он наклонился и поцеловал Дженни в лоб, потом в губы. Опустившись на колено, он взял руку Дженни и поднес к губам.
– Медея – добрая колдунья. У нас дома, на холмах, бродит много похожих на нее женщин. Они знают травы, заговоры и древние способы лечения.
– Я видела, что она положила в новую колыбельку Эллиса три кусочка хлеба. Наверное, у нее была для этого причина, – Дженни выпила воду и протянула стакан Габриелю, чтобы он наполнил его.
– Хлеб кладут для трех фей, которые предопределяют судьбу ребенка. Обычно так поступают, когда ребенок рождается. Думаю, новая колыбель напомнила Медее о феях судьбы. Дженни, если ты обойдешься без меня, то я пойду подышу свежим воздухом.
На пороге Габриель помедлил, посмотрел в одну сторону, потом в другую. Улица была пуста. «Неужели Дженни действительно видела Мейхена, или глаза подвели ее?» – подумал он. Ему не хватало непочтительных мнений и развязных манер Мика. Ему понадобятся железные кулаки его друга, когда он встретится лицом к лицу с Зорном. Он не замечал, чтобы кто-либо из братьев Мейхен уклонялся от боя. «Придется заставить Джоко найти его», – подумал Габриель. Он дошел до угла, но Рокко нигде не было видно. Лицо Агнелли потемнело от гнева. Он не мог представить себе, как Дейку и его банде, к которой примкнул Зорн, удалось узнать, где он живет. Дженни была права. Она случайно оказалась у них на пути. Все может повториться с еще худшими последствиями, если сейчас не принять никаких мер.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искушение - Майерс Джойс



Слабо.
Искушение - Майерс ДжойсАННА
14.07.2013, 19.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100