Читать онлайн Свежесть твоих губ, автора - Мартон Сандра, Раздел - ГЛАВА ПЕРВАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свежесть твоих губ - Мартон Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.06 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свежесть твоих губ - Мартон Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свежесть твоих губ - Мартон Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартон Сандра

Свежесть твоих губ

Читать онлайн

Аннотация

Оба они молоды и красивы. Он богат и разведен, она - вдова у которой за душой ни гроша. Что же связывает Дэвида и Стефани? Какие узы не дают расстаться, забыть друг друга? Неужели всему виной это пьянящее чувство, имя которому... любовь?..


Следующая страница

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Дэвид Чэмберс сидел в последнем ряду маленькой церквушки и изо всех сил пытался сделать вид, будто его интересует фарс, разыгрываемый у алтаря.
Он смутно подозревал, что ему это не очень удается, но, в конце концов, чего можно от него ожидать?
Господи, какая несусветная чушь!
Сияющая невеста, взволнованный жених. Изобилие цветов, отчего церковь кажется ритуальным залом. Приторная музыка. Священник, отлично поставленным голосом произносящий нараспев набившие оскомину банальности о том, что надо любить, почитать и лелеять друг друга…
Дэвид зевнул и скрестил на груди руки. У него было чувство, что идет второй акт хорошо известной комедии и впереди уже маячит третий акт – развод.
– Доун и Николас, – сказал священник звенящим от избытка чувств голосом, – сегодня вы подошли к величайшему моменту в вашей молодой жизни…
Рядом с Дэвидом сидела женщина с копной черных волос. Она вцепилась в руку мужа одной рукой, а другой комкала носовой платочек. Женщина тихо плакала; весь ее вид говорил, что она переживает самый важный момент в своей жизни. Голубые глаза Дэвида сузились. Другие женщины тоже плакали, даже мать невесты. Кому-кому, а уж ей-то надо бы соображать и не отдаваться во власть слащавого чувства.
Да любому, кому перевалило за тридцать, следовало соображать, черт возьми, а особенно тем, кто уже разведен, а таких легионы. Дэвид подозревал, что, если бы вдруг откуда-то сверху прогремел голос и потребовал, чтобы ушли те, кто потерпел поражение в супружеских битвах, топот ног заглушил бы слова стоявшего у алтаря человека с лицом херувима.
– Николас, – произнес священник, – берешь ли ты Доун в законные жены?
Женщина рядом с Дэвидом судорожно всхлипнула. Дэвид взглянул на нее. Слезы ручьем текли по ее лицу, но тушь на ресницах не пострадала. Удивительно, как женщины ухитряются все предусмотреть. Макияж, который не растекается, кружевные носовые платочки… Где еще можно увидеть женщину с платочком, как не на свадьбах и похоронах!..
– В болезни и здравии, в богатстве и бедности…
Дэвид расслабился и перестал слушать эту чушь. Как долго все это будет продолжаться? Он чувствовал себя так, словно провел на борту самолета всю последнюю неделю. Глаза как будто запорошило песком, длинные ноги затекли и гудели, а все потому, что полтора часа он вынужден был провести стиснутым в самолете местной авиалинии, который доставил его в Коннектикут.
Да и сидеть на этой узкой деревянной скамье было столь же мучительно.
Церковь была построена в 1720 году, что ему, еще не успевшему переступить порог, доверительно сообщила какая-то убеленная сединами дама.
Дэвид ответил, как он надеялся, с вежливой улыбкой:
– Вот как!
Улыбка не сработала. Пожилая дама отступила и, прищурившись, смерила его пристальным взглядом с головы до ног, отметив про себя рост, волосы, забранные в хвостик, и серебристого цвета сапоги из тисненой кожи со стоптанными каблуками. Потом сказала тоном, в который вложила все, что думает о пришельцах из Западных штатов, вторгающихся в этот непорочный уголок Новой Англии:
– Вот так!
Черт побери!
Возможно, она права. Возможно, ему не стоило приезжать на эту свадьбу. Он слишком устал, слишком циничен, слишком стар, чтобы изображать, что становится свидетелем этого чуда любви, хотя истина заключается в том, что у стоящих там двоих детей столько же шансов, что так называемый брак окажется удачным, сколько у пингвина полететь на Луну.
Невеста с обожанием посмотрела на своего юного мужа. Ее улыбка была полной обещаний. Уверений. Клятв…
И тут Дэвид вдруг подумал, что в жизни существует три самые главные лжи. Каждый мужчина знает это.
«Чек выслан по почте».
«Конечно, я буду с уважением смотреть на тебя утром».
«Верь мне».
Ложь номер один была, по крайней мере, и мужского, и женского рода. Как адвокат, работавший в конгрессе страны, Дэвид провел более чем достаточно времени за своим письменным столом напротив клиентов обоего пола. Глядя ему в глаза, они без тени стыда клялись на Библии, что такая-то сумма вот-вот должна быть доставлена по почте. Можно подумать, доставка почты в Соединенных Штатах производится через Марс.
Вторая ложь была, к его стыду, мужского рода. Честно говоря, Дэвид и сам прибегал к ней в те времена, когда был неоперившимся юнцом с бушующими гормонами.
Он улыбнулся при одном воспоминании. Давным-давно не думал он о Марте Джин Стинбергер, но сейчас представил ее так ясно, будто все это происходило вчера.
Марта Джин, приехавшая из колледжа на летние каникулы, выглядела намного старше своих восемнадцати. О такой красотке мог мечтать всякий шестнадцатилетний мальчишка, робко вступающий в пору возмужания. Марта Джин с интересом оглядела его и вогнала в краску тем, что отметила изменения в его росте и мускулатуре. Она одарила его улыбкой в сотню ватт, встретившись с ним на пикнике у Стинбергеров. Не сводя глаз с ее покачивающихся бедер, обтянутых джинсами, Дэвид поплелся следом за ней в коровник, а потом на сеновал, где лихорадочно пытался поцеловать в раскрытые губы.
– А утром ты будешь смотреть на меня с уважением? – прямо спросила его Марта Джин, и когда он, запинаясь, сказал, что, конечно, будет, недоверчиво фыркнула. Потом она толкнула его на сено, и тогда он понял, что значит райское блаженство.
Третья же ложь… Лицо Дэвида снова помрачнело. Третья ложь тоже должна быть мужского рода, но любой мужчина, достигший половой зрелости, знает, что женщины лгут не реже и с большим разрушительным эффектом, потому что, когда женщина говорит: «Верь мне», это не имеет никакого отношения ни к сексу, ни к любви. В этом и заключается чертовская фальшь. Насколько он мог себе представить, все началось с шепота соблазненной Евы на ухо беззащитному Адаму или с обещания Далилы Самсону.
«Верь мне».
Сколько их, мужчин, которые так и поступают на протяжении веков? Наверное, миллионы, включая Дэвида. Но достаточно всего один раз пройти через испытание браком, чтобы понять: если женщина говорит, что ты ей можешь верить, на самом деле это означает, что будешь дураком, если сделаешь это. Жестокий урок! Но он его получил.
Получил, черт возьми.
В принципе говоря, брак был шуткой.
Нельзя сказать, что Дэвид отвернулся от женщин. Похоже, они ему по-прежнему нравятся. Кому из мужчин они не нравятся? Что может сравниться с удовольствием делить свою постель и свою жизнь с красивой женщиной несколько недель, даже несколько месяцев!.. Но когда наступал момент положить конец этим отношениям, он не желал ни слез, ни сожалений, ни взаимных обвинений. Женщины, впрочем, не жаловались на его поведение. Дэвид относил это на счет того, что был предельно откровенен относительно своих намерений или их отсутствия. Ничего не обещал ни на веки вечные, ни на ближайшее будущее, но ему еще ни разу не встретилась женщина, которая бы ушла после того, как он проявил к ней интерес.
Джек Расселл, один из его коллег-юристов, сказал: причина в том, что Дэвид для женщин неотразим. А еще он сказал, что недалек тот день, когда Дэвид изменит свое отношение к брачным узам. Жены, по мнению Джека, оказывают на мужчин облагораживающее влияние. Жена ведет твое домашнее хозяйство, организует твои вечеринки, помогает развлекать твоих клиентов и вообще упорядочивает твою жизнь. Дэвид соглашался. По-видимому, это так и есть, но хорошая секретарша и приличная фирма, доставляющая продукты на дом, могут делать то же самое, и при этом тебе не приходится ломать голову над вопросом, в какой именно прекрасный день они возьмут и перевернут всю твою жизнь.
Любовь, если таковая и существует, слишком зависит от того, доверяют ли мужчины женщинам и женщины мужчинам. Звучит прекрасно, но не срабатывает… и стоит ли, черт возьми, размышлять над этим сейчас?
Дэвид вздохнул, вытянул ноги, насколько это было возможно, и закинул одну на другую.
Но это его проблема. Впрочем, с чего ему так убиваться? Ребята, которые стоят сейчас у алтаря, заслуживают оправдания за недостатком улик. Даже Дэвид не настолько желчен, чтобы думать, будто невеста покажет свое истинное лицо, как только закончится медовый месяц. На глазах у Дэвида она превратилась из милого ребенка со скобой на зубах в очаровательную молодую женщину… и на его же глазах отношения ее отца и матери закончились разводом. И именно Дэвид представлял Чейза на бракоразводном процессе.
Никуда от этого не денешься. Брак – это неестественное состояние, придуманное женской половиной человечества в своекорыстных целях, и… Бум! Что это?
Дэвид сел прямо и огляделся. Двери церкви распахнулись. Ворвался ветер и прижал всех к стенам. В лучах послеполуденного солнца возник женский силуэт. Шепот пронесся по рядам.
– Кто это? – прошипела сидевшая рядом с ним плакса своему мужу. – Почему она не садится? Почему не закроют двери?
И правда, почему? Дэвид вздохнул, встал и направился в конец церкви. Кажется, в этот день ему суждено делать добрые дела. Энни поздоровалась с ним поцелуем и прошептала, что посадит рядом с ним свою подругу.
– Только не вздумай морочить ей голову, Дэвид, – сказала она с озорной улыбкой. – Ее зовут Стефани Уиллингхэм, и она вдова. Будь с ней полюбезней, ладно?
Ладно. Почему бы и нет? Он был не слишком любезен с той пожилой дамой возле церкви, но компенсирует это своей учтивостью с этой. Вежливо поболтает с вдовушкой Уиллингхэм, может быть, даже сделает с ней круг вальса, а потом выйдет из игры. Может быть, даже позвонит Джессике или Элен, прежде чем снова полетит в округ Колумбия. С другой стороны, может быть, ему стоит улететь домой пораньше. Предстоит еще ознакомиться до завтра с несколькими делами.
Женщина, которая вызвала переполох, поблагодарила его кивком головы. Она приходилась невесте теткой. Дэвид пару раз встречался с ней. Она была моделью и, вероятно, привыкла появляться эффектно.
Дэвид закрыл двери, повернулся… и обнаружил, что смотрит прямо на самую красивую женщину из тех, кого…
… когда-нибудь видел.
Она, как и он, сидела в последнем ряду, но с противоположной стороны – со стороны жениха. Треугольное лицо, нежное, почти кошачье. Высокие выступающие скулы. Глаза карие, прямой классический носик, нежные коралловые, обещающие бесконечное наслаждение губки бантиком. Волосы цвета темного шоколада забраны в незамысловатый пучок.
Дэвид молниеносно представил себе чувство, которое мог бы испытать, если бы вытащил шпильки, удерживающие шелковые пряди, и позволил волосам упасть ему на руки.
От этой бесхитростной картины волна горячего желания захлестнула его. Проклятье, подумал Дэвид удивленно, и в этот самый момент женщина подняла на него глаза.
Ее взгляд был жестким, холодным, оценивающим. Казалось, он пробил внешнюю оболочку, созданную сшитым на заказ костюмом, и проник в его душу.
О Боже, подумал он, неужели она поняла, что с ним происходит? Это невозможно. Его тело вело себя так, словно имело собственную волю, но как она могла догадаться…
Она догадалась. Ничем другим невозможно было объяснить румянец, заливший ее щеки, или высокомерное выражение, появившееся на лице прежде, чем она отвернулась.
Дэвиду показалось, что его оцепенение длилось целую вечность. Он не мог поверить в то, что так глупо отреагировал на какую-то незнакомку, и не мог припомнить, чтобы хоть одна женщина смотрела на него с таким презрением.
Примитивное желание уступило место столь же примитивной ярости.
Он представил себе, как опускается на свободное место рядом с ней и говорит, что она ему и на спор не нужна… а еще лучше – что она права: одного взгляда на нее ему достаточно, чтобы захотелось затащить ее в постель! И каков будет ответ?
Но законы цивилизованного общества взяли верх.
Он глубоко вздохнул, прошел на свое место, сел и сосредоточился на том действе, которое, черт бы его побрал, происходило у алтаря. Ведь как-никак он цивилизованный человек.
К тому моменту, когда под сводами церкви стих отголосок последнего песнопения и невеста с женихом вышли из дверей, он уже совершенно забыл о той женщине…
Стефани Уиллингхэм стояла у мраморной стойки в дамской комнате загородного клуба и смотрела на свое отражение в зеркале.
По ее виду нельзя было сказать, что эта женщина только что совершила огромную глупость. И на том спасибо.
Она глубоко вздохнула.
Сколько еще должно пройти времени, пока она сможет вежливо уйти?
Довольно много, ответила она себе.
Невозможно, присутствуя на свадебной церемонии, уединиться в дамской комнате во время коктейля, а потом удрать до начала приема, не вызвав недоуменных взглядов. Она меньше всего хотела этого, потому что недоуменные взгляды означали вопросы, а вопросы требовали ответов, а их у нее не было.
Совсем не было.
То, как на нее смотрел тот мужчина в церкви, было ужасно. Своими холодными голубыми глазами он просто раздевал ее…
Стефани вздернула подбородок. Это достойно презрения. Иначе не скажешь.
Но она отреагировала еще хуже. То, что она поняла, как он смотрел на нее, что она точно знала о происходящем в его голове, – это одно, но невозможно объяснить или оправдать то, что случилось с ней: она ощутила жаркую волну в своей крови.
Ее щеки вспыхнули от одного лишь воспоминания.
– Что с тобой происходит, Стефани? – спросила она свое отражение в зеркале.
Мужчина был интересный. Даже красивый, в строгом смысле этого слова… если, конечно, кому-то нравится такой тип. Подтянутый и, пожалуй, агрессивно мужественный. Волосы собраны в хвостик. Худощавое мускулистое тело, ковбойского стиля костюм. Сапоги. Сапоги, силы небесные!
«Чистый Клинт Иствуд, оказавшийся проездом в Коннектикуте», – подумала она, готовая рассмеяться, но не рассмеялась. Потому что почувствовала, будто кто-то зажег глубоко внутри пламя, пламя, готовое ее испепелить, что было чистейшим абсурдом.
Она не любила мужчин, не хотела иметь с ними больше ничего общего. Так почему же так прореагировала на этого человека?
Усталость – вот в чем надо искать ответ. Вчера поздно ночью она прилетела из Атланты и рано встала сегодня утром. И, между прочим, неделя была тяжелой. Сначала ссора с Клэр, потом встреча с судьей Паркером и, наконец, неутешительная консультация со своим адвокатом. И все это время она не смела показывать свое паническое настроение, потому что это могло только подстегнуть Клэр.
Стефани вздохнула. Не надо было поддаваться уговорам Энни и приезжать на эту свадьбу. Начать с того, что она вообще не любительница свадеб. У нее нет никаких иллюзий на их счет. Она никогда не питала иллюзий, даже до того, как вышла замуж за Эйвери, хотя, видит Бог, желала лишь добра Доун и Николасу. Стефани приложила все силы, чтобы приехать сюда, на север, на это событие. Как только пришло приглашение, она туг же позвонила Энни, чтобы выразить свою радость по поводу помолвки, а потом вежливо отклонить приглашение, но Энни и слушать не хотела.
– Только без этих «южных» штучек, – решительно сказала Энни. Потом голос ее смягчился. – Ты должна приехать на свадьбу, Стеффи. Кроме всего прочего, ведь это ты познакомила Доун с Николасом.
На самом деле она их не знакомила, просто ехала через Коннектикут домой после недели, проведенной на Кейп-Коде, – недели, когда она бродила в одиночестве по пустынному в межсезонье пляжу и пыталась разобраться в своей жизни. Лило как из ведра, и тут, когда она пересекала границу между штатами Массачусетс и Коннектикут, у нее спустила шина. В отчаянии, промокшая и продрогшая, она стояла у обочины и хмуро смотрела на колесо, когда подъехала Доун и предложила свою помощь. Следом за ней появился Ник. Он отстранил Доун и опустился на колени в грязь, чтобы помочь, но его взгляд был все время устремлен на Доун. По счастливому стечению обстоятельств, едва Ник все наладил, подъехала Энни. Она остановилась. Смеясь, тут же под дождем они представились друг другу, и Энни пригласила всех к себе на импровизированную чашку горячего какао.
Улыбка Стефани погасла. Эйвери никогда бы не понял, что цепочка несущественных совпадений может привести к дружбе, ведь он так никогда ничего и не понял в ней, начиная с того дня, когда они поженились, и кончая тем днем, когда он умер…
– Миссис Уиллингхэм?
Стефани заморгала и уставилась в зеркало. Доун Купер – бывшая Доун Купер, – ослепительная в своем белом кружевном с атласом платье, улыбалась ей с порога.
– Доун! – Стефани бросилась к девушке и обняла ее. – Поздравляю, дорогая. Или я должна пожелать удачи? – Она улыбнулась. – Никак не могу запомнить.
– Кажется, пожелать удачи. – Дверь захлопнулась. Доун подошла к зеркалу. – Так или иначе, но я на нее надеюсь: полагаю, она мне понадобится.
– Тебе всегда будет сопутствовать удача, – сказала Стефани. – Похоже, что этот твой красивый молодой человек… Доун? Все в порядке?
Доун кивнула.
– Все отлично, – весело сказала она. – Просто я так долго ждала этого дня, и вот он настал и… и… – Она глубоко вздохнула. – Миссис Уиллингхэм…
– Просто Стефани. Иначе я начинаю чувствовать себя еще старше, чем есть.
– Стефани… вы немного… ну… волновались в день своей свадьбы?
Стефани удивленно взглянула на девушку.
– Волновалась?
– Ну… – Доун облизнула губы, – что вы, возможно, не всегда будете так счастливы, как в этот день, понимаете?
Стефани прислонилась спиной к стойке.
– В общем, – сказала она, – как сказать…
Она не волновалась в тот день, когда вышла замуж за Эйвери, и не была напугана. Скорее была в ужасе, но не могла же она сказать такое этому невинному ребенку!
Стефани широко улыбнулась.
– О, это было так давно! Семь лет, представляешь? Семь…
Доун схватила Стефани за руки.
– Простите меня, пожалуйста. Я сегодня так поглощена собой… совсем забыла, что мистер Уиллингхэм… что он… что вы – вдова. Я не собиралась напоминать вам о вашей утрате.
– Нет. Ничего. Все в порядке. Я не…
– Какая я идиотка! Вы меня простите?
– Тебе не за что просить прощения, – мягко сказала Стефани, улыбнувшись девушке.
– Ничего удивительного, что вы выглядели такой грустной, когда я вошла. Наверное, это ужасно – потерять человека, которого любишь.
Стефани смутилась.
– Думаю, что это так.
– Могу себе представить. Если что-то когда-нибудь случится с Ники… если что-то нас разлучит… – Глаза Доун подозрительно заблестели. Она засмеялась, наклонилась к зеркалу, выхватила салфетку из коробочки, стоявшей на стойке, и приложила ее к глазам. – Только посмотрите на меня! Я превращаюсь в одно из самых слезливых созданий на свете!
– Это вполне понятно, – сказала Стефани. – Сегодняшний день – особый в твоей жизни.
– Да. – Доун вытерла нос. – Я чувствую себя как на «русских горках»:
type="note" l:href="#n_1">[1]
минуту взмываю вверх, другую – несусь вниз. – Она улыбнулась. – Спасибо, Стефани.
– За что?
– За то, что терпели меня. Я думаю, все невесты такие ненормальные в день своей свадьбы.
– Безусловно, – сказала Стефани, снова заставив себя широко улыбнуться. – Хочешь, я разыщу твою маму и пришлю ее сюда?
– О нет, не надо. Маме и так сегодня досталось. Идите повеселитесь. Вы уже взяли карточку с номером стола?
Стефани покачала головой:
– Нет. Не взяла.
Доун хмыкнула.
– Насколько я помню, мы с мамой посадили вас за отличный стол.
– Правда? – спросила Стефани, стараясь выказать интерес.
– Ага. Вы будете сидеть с одной парой из Нью-Йорка. Это старинные друзья мамы и папы. Когда они еще были мужем и женой.
– Очень мило.
– И еще с моей двоюродной сестрой и ее мужем. Отличные ребята. Оба. Он инженер, она учительница.
– Все они, – с улыбкой сказала Стефани, – кажется…
– И с моим дядей Дэвидом. Вообще-то он мне не настоящий дядя. Его зовут мистер Чэмберс, но я знаю его целую вечность. Он друг моих родителей. Он очень сдержанный человек. Очень сдержанный. И красивый. – Доун хихикнула. – Он холостяк и чересчур сексуален для человека его возраста, представляете?
– Да. Похоже…
Дверь распахнулась, и в комнату ворвались две подружки Доун, а с ними волны музыки и шквал смеха. Стефани воспользовалась этим моментом. Послав Доун воздушный поцелуй, она одернула юбку и вышла в коридор.
Улыбка сошла с ее лица.
Ужасно. Энни посадила ее за один стол с перспективным холостяком. Стефани вздохнула. Ей следовало этого ожидать. Энни, несмотря на то что ее собственный брак оказался неудачным, проявляла все признаки заядлой свахи.
– О, – участливо сказала она, услышав о вдовстве Стефани, – это так грустно.
Стефани не пыталась подтравить ее. Они для этого не настолько близко знали друг друга. Нельзя сказать, что у нее дома все считали ее безутешной вдовой. Население Уиллингхэм-Корнерс давным-давно по-своему оценило ее, и смерть Эйвери ничего не изменила. По крайней мере, никто не пытался знакомить ее с многообещающими холостяками… что, кажется, входило в сегодняшний план Энни.
Стефани вздохнула и пошла к столу, на котором лежали карточки с именами гостей. Она переживет один день в обществе дядюшки Дэвида. Он наверняка окажется достаточно безобидным. Энни была сообразительной. Она никогда не видела Эйвери, но знала, что ему под шестьдесят, а поэтому подобрала для Стефани мужчину постарше. Сексуальный пожилой мужчина, слегка улыбнувшись, подумала Стефани, представив, что ему лет пятьдесят или шестьдесят с чем-то, но зубы у него еще свои.
Она порылась в маленьких белых карточках из плотной бумаги и нашла свою. Стол номер семь. В этом что-то есть, подумала она и вошла в бальный зал. Стол стоит достаточно далеко от эстрады, так что музыка не будет бить по барабанным перепонкам.
Стефани прошла, петляя, между столами, проверяя номера. Четвертый, пятый… Да, седьмой стол наверняка далеко от эстрады. Это из уважения к дяде Дэвиду, который наверняка считает, что модный сейчас танец – что-то вроде румбы. Правда, это не имеет значения. Она не танцевала целую вечность и не скучала без танцев. Надо надеяться, дядя Дэвид не воспримет как личное оскорбление, что она никудышный партнер по столу.
Седьмой стол. Вот и он, задвинутый почти в угол. Ультрамодная парочка – по-видимому, из Нью-Йорка. Полная симпатичная женщина и высокий мужчина в очках, наверняка учительница и инженер. Только дяди Дэвида еще нет, но он наверняка сейчас появится.
Группка людей, сидевших за столом номер семь, подняла на нее глаза, когда она бросила карточку рядом со своей тарелкой.
– Привет, – сказала полная женщина, и тут ее взгляд скользнул Стефани за плечо, глаза округлились, и она улыбнулась так, как улыбается женщина, увидевшая нечто необыкновенное.
– И вам привет, – вкрадчиво произнесла Стефани.
– Как тесен мир.
Стефани застыла. Голос раздался прямо за ее спиной. Голос был мужской, низкий и звучал с насмешливым удивлением.
Она медленно обернулась. Он стоял в нескольких сантиметрах от нее, тот самый мужчина, который заставил учащенно биться ее сердце. Он выглядел таким же высоким, каким казался издали. Метр восемьдесят или восемьдесят пять. Резкие черты лица, а глаза такие голубые, что могли сойти за кусочки неба. «Ну, вылитый Клинт Иствуд», – подумала она и едва удержалась от смеха.
Но ей стало не до смеха, когда ее взгляд упал на белую карточку из плотной бумаги, которую он бросил на стол рядом с ее.
Стефани подняла глаза.
– Дядя Дэвид? – спросила она изумленным шепотом.
Она вспомнила, как он смотрел на нее, когда они увидели друг друга в первый раз. Затаенный быстрый взгляд, ленивая надменная улыбка. Сейчас ничего этого не было и в помине. Его глаза были холодными, сжатые губы придавали строгость лицу.
– И вдова Уиллингхэм. – Тонкая улыбка мелькнула на его губах, когда он выдвинул для Стефани стул. – День обещает быть чертовски приятным.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Свежесть твоих губ - Мартон Сандра

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Свежесть твоих губ - Мартон Сандра



Красивая сказка
Свежесть твоих губ - Мартон СандраЕлена
19.01.2011, 21.19





роман ниче такой...вот только г.героиня ну просто истеричка..бесит на протяжении всего романа!!
Свежесть твоих губ - Мартон Сандракристина
28.02.2012, 22.33





Название звучит как реклама прокладок carefree. Почитаем...
Свежесть твоих губ - Мартон СандраАся Бякина
22.09.2012, 0.34





Хорошо. Но сказка.
Свежесть твоих губ - Мартон СандраВ.А.
3.07.2014, 8.08





Конечно сказка, но хотелось бы , чтобы ГГерои выиграли процесс по наследству.ГГероиня получила бесценный дар-любовь и мужчину который полюбил её с первого взгляда.Но хотелось бы чтобы зло было наказано.Зло в лице золовки и жителей города, которые её презирали.Осталось ощущение обиды за героиню.Она этого не заслужила.
Свежесть твоих губ - Мартон СандраПланета
3.07.2014, 8.25





Извини не смогла до читать меня злила. Тупость гг
Свежесть твоих губ - Мартон Сандразлая
1.12.2015, 14.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100