Читать онлайн Ради счастья дочери, автора - Мартон Сандра, Раздел - ГЛАВА ДЕВЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ради счастья дочери - Мартон Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.03 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ради счастья дочери - Мартон Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ради счастья дочери - Мартон Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартон Сандра

Ради счастья дочери

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Чейз проснулся внезапно, как будто кто-то толкнул его. В комнате стояла полная темнота; он слышал, как дождь барабанит по крыше.
Где он? Не дома, это точно.
Обрывки воспоминаний всплывали в памяти. Сумасшедший полет в Сиэтл. Моторная лодка, быстро плывущая по волнам. Остров. Дом. Спальня…
И Энни. Спящая на кровати в нескольких дюймах от его кресла.
Не думай об этом. Об Энни. Думай о чем-нибудь другом. О чем-нибудь другом.
Чейз скривился. Произойдет чудо, если ему удастся встать и выпрямиться. Вот о чем следовало думать.
Осторожно взявшись руками за подлокотники деревянного кресла, он вытянулся, чтобы распрямить спину. И поступил очень предусмотрительно. Позвоночник стал хрупким, как стекло, и жутко болел. Все остальные части тела были не в лучшем состоянии.
Будь проклят тот, кто изобрел кресло-качалку, подумал он злобно. Предмет явно не создан для отдыха или сна.
К тому же было холодно. Одеяло, которым он накрылся, сползло на пол. Морщась от боли, он нагнулся и пошарил вокруг в поисках одеяла. Натянул его до подбородка и стал уговаривать себя, что эта ночь когда-нибудь должна кончиться.
Который сейчас час, интересно? Чейз поднес руку к глазам. Света было слишком мало; он прищурился, чтобы разглядеть циферблат. Сколько? Три, может быть, четыре часа ночи?
Дьявол! Только половина двенадцатого. Он спал, если это можно назвать сном, всего два часа.
Он устало закрыл глаза, собрался откинуть голову назад, но вовремя вспомнил, что если сделает это, то стукнется головой о стену. Раза два это уже случилось. Именно оттого он и проснулся.
Половина двенадцатого. Не может быть! В Сиэтле он бы еще бодрствовал. Читал бы, сидя на красивой мягкой кровати, с подушкой под головой. Или смотрел бы телевизор. Делал бы пометки для завтрашнего заседания. Но уж наверняка не сидел бы в самом неудобном кресле, когда-либо изобретенном человеком.
Еще часа два – и ему понадобится костоправ.
О чем он думает, черт побери! Через минуту-другую его череп расколется. И дело не в неудобном кресле, и не в холодной комнате, и не в шорохе дождя.
Не это его разбудило.
Причина простая и ясная – Энни.
Как он собирается пережить эту ночь в одной комнате с ней?
Чейз пристыдил себя за распутные мысли. Но он не виноват. Виновата Энни. Нет, черт побери! Почему бы не сознаться, что Энни тут ни при чем! Она, наверное, и не предполагает, что он сидит здесь с ноющей спиной и сгорает от желания. Судя по спокойному, ровному дыханию, она спит. Если ему в голову лезут грязные фантазии, то это его собственная вина.
Одна из них была особенно четкой.
Он сидит здесь, в кресле, и слышит, что Энни произносит его имя.
Чейз, сказала она, и внезапно лунный свет полился в комнату и кровать засияла, как слоновая кость.
Энни села и протянула к нему руки.
Чейз, прошептала она, почему ты сидишь там? Иди на кровать, милый, ко мне, здесь твое место.
Чейз потер глаза руками.
– Стоп, Купер, стоп, – пробормотал он. – Ты ведешь себя как прыщавый юнец!
Взрослый мужчина может провести ночь в одной комнате с женщиной и не думать о сексе, особенно если женщина его бывшая жена, с которой он развелся пять лет назад. Он может прожить двадцать четыре часа, не позволяя себе думать, что влюблен в нее снова, потому что на самом деле он не влюблен. Конечно, нет.
Просто сказалось напряжение последних дней. Наложилось одно на другое. Свадьба. Проблемы Дон. Эмоциональная и физическая усталость. Гремучая смесь.
Кроме того, его бывшая жена очень привлекательная женщина. Тот тип, который ему нравится. Именно поэтому он, Чейз, женился на ней когда-то. Но и расстался с ней – или они расстались друг с другом, если выражаться точнее, – имея на то достаточно веские причины.
Чейз осторожно откинулся назад.
Ладно, пусть она по-прежнему возбуждает его. Пусть идиотские мужские гормоны реагируют на нее и заставляют его дурацкую мужскую суть встать по стойке «смирно».
Надо сосредоточиться и реально оценить ситуацию. Энни влюблена в другого мужчину, и если он, Чейз, не чувствует того же по отношению к Дженет… Ну что ж, он мог бы почувствовать. И будет… И тогда история Энни и Чейза закончится раз и навсегда.
Дон уже большая девочка. И должна понять, что жизнь – это не волшебная сказка, заканчивающаяся словами: «И потом они жили долго и счастливо».
Чейз вздохнул. Он уже чувствовал себя лучше. Сновидений больше не будет. Даже если последняя глупая фантазия сбудется, если Энни внезапно проснется и позовет его, он не…
– Чейз?
Голос Энни, нежный и сладкий, как июньское утро, разбил в пух и прах его твердую уверенность.
– Чейз? Ты спишь?
Спит ли он? Почему она спрашивает? Разве не слышит урагана, бушующего в его сердце?
Зашелестело одеяло – это Энни повернулась к нему. Ее лицо в темноте казалось бледным овалом, глаза сверкали, волосы обрамляли лицо и шею, спадая мягкими волнами на изгиб плеча.
Как он любил целовать эти шелковистые плечи…
Чейз кашлянул.
– Привет, – сказал он. – Извини, если разбудил тебя.
Энни покачала головой.
– Нет. Не совсем. Я видела глупый сон…
Она остановилась на полуслове, радуясь, что в комнате мало света и Чейз не заметил краску, залившую ее лицо. Плохо уже то, что ей приснился этот сон. И уж точно не следует пересказывать его Чейзу.
Зачем женщине в здравом уме рассказывать бывшему мужу о своем эротическом сновидении, особенно если оба были в нем главными действующими лицами?
– Какой сон?
– Я не помню.
– Но ты только что сказала…
– Что это? Дождь?
Энни села, прислонилась спиной к подушкам и натянула одеяло до подбородка. Ее руки и плечи были обнажены. Ком застрял в горле Чейза. Она спала обнаженной?
– Да, – проговорил он хриплым голосом.
Энни вздохнула.
– Ммм. Чудесный звук, правда? Здесь стало так уютно.
Уютно? Чейз чуть не взревел.
– Да, – ответил он, – именно уютно.
– А который сейчас час? Скоро утро? Я могу сварить нам кофе.
– Почти двенадцать.
– Как двенадцать? Не может быть! Так темно… – Энни недоверчиво засмеялась. – Двенадцать ночи? Ты шутишь.
– Если бы.
Энни опустила голову. Впереди еще целая ночь. Долгие часы в одной комнате с мужчиной, до которого можно дотронуться, если протянешь руку, с мужчиной, который когда-то был твоим мужем.
Нет. Это невозможно. Она не доживет до утра…
Ерунда. Она не настолько глупа, чтобы считать, что до сих пор влюблена в Чейза. Какая чушь иногда снится! То, что она чувствует, называется просто и ясно – похоть. Придется признать это. В наше время женщина может позволить себе сексуальные эмоции. Это нормально и естественно, как утверждают телевизионные ток-шоу и газеты.
И у нее они есть. Конечно, есть. Чейз всегда относился – возможно, всегда будет относиться – к тому типу мужчин, который способен зажечь ее с одного взгляда. Но заниматься сексом с мужчиной и любить его – это совсем не одно и то же. Она сама говорила это Чейзу только вчера, когда они обсуждали проблемы Дон и Ника.
Правда заключается в том, что секс вызывают гормоны. Любовь – совершенно другое. Это скажет каждый, даже Милтон, который искренне уверял ее, что если она не чувствует к нему физического влечения, то это нормально. Дескать, они и без того прекрасно сумеют жить вместе.
Может быть, он прав.
– Энни? О чем ты думаешь?
Она моргнула и подняла голову. Глаза ее уже привыкли к темноте, и Энни четко видела Чейза, который сидел в кресле и смотрел на нее.
– Ни о чем, – быстро ответила она. – Мне просто любопытно, удавалось ли мистеру Танаке когда-нибудь заснуть на этой кровати. У меня такое ощущение, что матрас набит стальными опилками.
Чейз засмеялся.
– Добро пожаловать в камеру ужасов. А что, президент Кеннеди действительно сидел в таком кресле, чтобы облегчить боль в спине?
– Не думаю, что он пытался использовать его вместо кровати, – ответила Энни, улыбаясь.
– Поэтому и стал президентом. Умный парень.
Энни засмеялась. Ее смех был таким искренним и звонким, что заставил его тоже улыбнуться. Когда-то они часто смеялись вместе. Не над чем-нибудь особенным, просто над рассказами друг друга или над тем, что видели.
Было приятно рассмешить ее снова. Сегодня его радовало все, даже ссоры с ней были лучше, чем улыбки другой женщины. Особенно когда аргументы иссякали, как это часто случалось в старые добрые дни, и он обнимал ее и… хотел ее так же сильно, как она хотела его.
Что она сделает, если он придет к ней сейчас? Если разденется и скользнет под одеяло? Он знал, чем от нее будет пахнуть – духами, медом и сливками. И он почувствует теплоту ее груди и живота и прохладу рук и ног.
Чейз улыбнулся воспоминаниям. Боже, у нее самые ледяные руки и ноги на свете.
У них была игра, в которую они часто играли в такие холодные ночи. Забирались в постель, он обнимал ее, она обхватывала его одной ногой, перебирая пальцами по его икрам, а ее рука скользила вниз по его груди. Он говорил, очень грубо: «Энни, прекрати сейчас же». А она спрашивала: «Почему?» А он отвечал: «Потому что ты совершенно фригидная». «Фригидная?» – возмущалась она. «Фригидная, – настаивал он, а потом переворачивал ее на спину и шептал: – Но я знаю, как это исправить…»
Чейз поднялся на ноги.
– Вот, – сказал он грубовато, бросая одеяло, которым накрывался, на постель Энни, – возьми. Здесь довольно прохладно.
– Я не замерзла. И потом, я не могу взять твое одеяло. А чем будешь укрываться ты?
Сугробом, если бы его удалось добыть. Ему сейчас нужно не согреться, а остыть.
– Я… э-э-э… не буду спать. Я не устал.
– Не устал? Чейз, это невозможно. У нас был ужасный день. Бесконечный день…
– Это точно.
– И ты спал всего лишь два часа. Этого мало.
– Ну, наверное, я просто на взводе. Или дело в том, что не могу свернуться кренделем.
– Ты прав. – Одним быстрым движением она накинула на плечи одеяло и встала с кровати. Чейз видел только ее кожу, мерцающую словно слоновая кость. – Ты будешь спать на кровати. А я – в кресле.
– Не смеши меня.
– Я меньше тебя.
Конечно. Меньше и тоньше. Потрясающе хрупкая женщина. И очень женственная.
– Я могу подогнуть ноги под себя, и мне будет удобно, Чейз. Увидишь. Давай! Меняемся местами.
Поменяться местами? Оказаться в постели, хранящей тепло ее тела? Положить голову на подушку, от которой исходит ее запах? Чейз покачал головой и стал отступать назад, пока ноги не уперлись в кресло.
– Нет.
– Это неподходящий момент, чтобы разыгрывать из себя джентльмена.
Он с трудом сдержался, чтобы не рассмеяться. Или не застонать. Или не рассмеяться и не застонать одновременно. Она думает, что он старается быть джентльменом? Интересно, что бы она подумала, если бы узнала о его мыслях? Схватить бы сейчас ее, повалить на кровать, скинуть с нее это одеяло и посмотреть, одета ли она.
Чейз взял ее за плечи и, стараясь не думать об этом, осторожно, но твердо отстранил вбок.
– Чейз? – В ее голосе зазвучало недоумение, когда он открыл дверь. – Куда ты?
К чертовой бабушке, подумал он. Но ответил:
– Сварить кофе. Иди спать, Энни. Увидимся утром.
Он выскользнул из комнаты, закрыл за собой дверь и прислонился к ней спиной.
Пытка креслом – это одно. С этим мужчина может справиться. Но находиться рядом с Энни – это совсем другое. Он не святой.
* * *
Энни смотрела на закрывшуюся дверь. Потом вздохнула и присела на уголок кровати.
– Тупица, – пробормотала она. – Ну и пусть мучается, если хочет.
С его стороны было глупо отказаться от ее предложения. Она поежилась и устроилась на кровати под одеялом.
Конечно, ему было неудобно спать в этом кресле. Чейз ведь высокий – шесть футов два дюйма. И весит сто девяносто фунтов. Сплошные мышцы…
Кто спорит, он всегда был красивым мужчиной.
Ты прекрасен, сказала она ему однажды, вскоре после женитьбы. Они лежали, обнявшись, после долгих часов страсти, и вдруг она приподнялась на локтях, посмотрела на него и улыбнулась.
– Что такое? – спросил он, а она ответила, что никогда не думала об этом раньше, но он прекрасен. – Ерунда, – смеясь, возразил Чейз. – Мужчины не могут быть прекрасны.
– Почему нет? – произнесла она рассудительно и начала по очереди перечислять все его отличительные черты и целовать их. Его нос. Рот. Подбородок. Широкие плечи. Немножко волосатую грудь. Плоский живот…
– Энни, – произнес он прерывающимся шепотом и через секунду привлек ее к себе, и они вместе понеслись в звездную бездну.
– Черт возьми!
Энни раскинула руки и уставилась на стеклянную крышу, по которой стучал мелкий дождик. Что с ней происходит? Сначала сон, после которого остались боль и опустошенность. А теперь эти смешные, бессмысленные воспоминания.
– Ты ведешь себя как дурочка, – вслух произнесла она.
Она ведь не любит Чейза, разве не так? Что же касается секса… Да. Это с ним всегда было здорово.
До тех пор пока он все не испортил, перестав приходить домой.
До тех пор пока она все не испортила, обращаясь с ним так холодно.
Энни закрыла глаза рукой.
Ладно. Она не была невинной жертвой, которой любит себя представлять. Но Чейз обошелся с ней жестоко. Она не была готова к той боли, которую испытала, видя, как он уходит из ее жизни. Которую узнала, застав его с секретаршей…
Правда заключалась в том, что она всегда его хотела. Ее горло сжалось. Всегда. Все эти годы. Если бы он обнял ее снова, если бы целовал, гладил ее кожу…
Дверь со стуком распахнулась. Энни села, схватив одеяло и натянув его до подбородка. Силуэт Чейза вырисовывался на фоне дверного проема. Свет падал на него, окружая лицо и тело золотым сиянием.
– Энни…
Его мягкий хрипловатый голос заставил сильнее забиться ее сердце. Скажи что-нибудь, приказывала она себе, но горло сжал спазм.
– Энни. – Он вошел в комнату и не отрываясь уставился ей в глаза. – Я солгал. Дело не в кресле. Дело в тебе.
Это был самый подходящий момент для остроумной, слегка саркастической реплики. Вроде такой: «Правда? Ну что ж, рада узнать, что я доставляю тебе неприятности».
Но ей вовсе не хотелось играть в эту игру.
Она хотела того, чего хотела. Зачем продолжать притворяться?
Они – взрослые люди, одни на этом острове, который находится где-то в середине Вселенной… Оказаться в объятиях Чейза, любить его хотя бы этой ночью – от этого никому не будет хуже.
У него есть невеста, шептал внутренний голос. Он теперь принадлежит другой женщине.
– Энни? Давай займемся с тобой любовью. Мне нужно это. Скажи, чтобы я убирался прочь, детка, и я уйду, если ты действительно этого хочешь. Но я так не думаю. Думаю, что ты хочешь прижаться ко мне и почувствовать вкус моих поцелуев. Думаю, ты хочешь, чтобы мы обнялись так же крепко, как раньше.
Край одеяло выскользнул из ее пальцев. Она всхлипнула и протянула к Чейзу руки.
Тот, шепча ее имя, молниеносно скинул с себя одежду и оказался рядом с ней.
Он целовал ее губы и шею. Целовал мягкую кожу за ухом и погружал лицо в сладкий изгиб между плечом и шеей, который был нежным и теплым, как шелк.
Оказалось, что на ней было что-то надето. Лифчик и трусики из обычного белого хлопка, но Чейз подумал, что никогда в своей жизни не видел ничего более сексуального. Его руки никогда так не дрожали, когда он расстегивал лифчик и стягивал трусики с ее длинных ног.
– Моя прекрасная Энни, – пробормотал он, когда она, обнаженная, лежала в его объятиях.
– Нет, – возразила она, – я старею. У меня появляются морщины.
У нее перехватило дыхание, когда Чейз поцеловал ее грудь.
– Ты совершенна, – шептал он, и она чувствовала его теплое дыхание на своей коже. – Еще прекраснее, чем раньше.
Он взял ее груди в ладони, наклонил голову и лизнул соски. Это правда. Из милой девочки она превратилась в прекрасную женщину. Ее тело было классическим образцом женственности, оно изгибалось и горело желанием под его руками и ртом. От нее пахло бутонами роз и теплым медом, а на вкус она была как нектар богов.
Она была праздником для мужчины, изголодавшегося за пять долгих, одиноких лет.
– Чейз, – шептала Энни, пока он продолжал целовать ее грудь. Голос оборвался, когда он раздвинул ей ноги.
Он посмотрел на нее, его глаза были темными и неистовыми.
– Я ни на минуту не забывал, – сказал он, – твой запах. – Его руки сжали ее бедра. Он медленно опустил голову. – Твой вкус.
Энни вскрикнула, когда его рот прильнул к ее губам. Как долго… Пять лет – одинокими ночами и пустыми днями – она желала его, не сознаваясь себе в этом, видела его во сне, а утром отказывалась от своих снов.
Я люблю тебя, думала она, Чейз, мой муж, мой любимый. Я обожаю тебя. Как я могла забыть об этом?
А Чейз целовал ее снова и снова, и ее сознание разлетелось мириадами осколков от его поцелуев, а перед тем, как она спустилась с заоблачных высот, он вошел в нее одним глубоким, сильным толчком.
– Чейз! – вскричала она и на этот раз, когда достигла пика.
Чейз держал ее в своих объятиях, и они вместе, в свободном падении, летели сквозь пространство.
Последнее, что Энни увидела перед тем, как заснуть в его руках, был лунный серп в рамке стеклянной крыши; облака стали реже, и дождик прекратился.
Энни проснулась ночью от мягкого прикосновения мужских губ к ее затылку. Годы словно умчались прочь. Сколько раз она просыпалась от его поцелуев и прикосновений?
– Я никогда не переставал думать о тебе, – прошептал Чейз.
Он хотел сказать, что никогда не переставал любить ее, но ему нужно было видеть ее глаза в этот момент, чтобы прочесть в них ответ.
Поэтому он заговорил с ней на языке тела, погружаясь в ее тепло. Одна рука на ее груди. Другая, внизу ее живота, продвигалась внутрь, подлаживая свой ритм под ее, – до тех пор, пока она не вскрикнула. Тогда он повернул ее лицом к себе, поцеловал и снова вошел в нее, все еще полный желания. На этот раз, испытав оргазм, она всхлипнула.
– Я сделал тебе больно? – нежно спросил он, и Энни чуть было не ответила ему, что боль придет утром, когда встанет солнце, а эта волшебная ночь закончится и все, что произошло, окажется не более чем сном. Но вместо этого лишь улыбнулась. Нет, не отрываясь от его губ, ответила она, нет, он не сделал ей больно. Потом вздохнула и положила голову ему на плечо. – Энни, я подумал… – Чейз поцеловал ее и продолжил: – подумал, что мы должны попробовать эту ванну.
– Ммм, – промычала она и лениво зевнула. – Первое, что мы сделаем утром… – И погрузилась в сон.
Их разбудило солнце, солнце и звук мотора. Энни вскочила с кровати, сердце ее колотилось.
– Что?..
Чейз уже натягивал брюки и застегивал молнию.
– Все в порядке, детка, – сказал он. – Я позабочусь обо всем.
Она кивнула, поднесла руки к лицу и откинула волосы. Чейз двинулся к двери, потом остановился и вернулся.
– Энни, – сказал он и, когда она подняла голову, наклонился и поцеловал ее, – это была чудесная ночь.
Она кивнула.
– Да.
На мгновение ей показалось, что он собирается еще что-то сказать, но во входную дверь постучали, он отвернулся и схватил рубашку с кресла.
– Ладно, ладно, – прокричал он, – не гоните лошадей! Я иду. – Он обернулся еще раз, прежде чем открыть дверь. – Изумительная ночь. Я никогда ее не забуду.
Энни улыбнулась, чувствуя, что слезы застилают ей глаза.
Галантная, точная и до боли понятная реплика. Ночь была изумительная. Но сейчас утро, и то, что было между ними, закончилось.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ради счастья дочери - Мартон Сандра

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Ради счастья дочери - Мартон Сандра



Действительно, что не сделаешь, ради счастья дочери, даже вернеш потеряную любовь. Хотя в настоящей жизни редко так получается.
Ради счастья дочери - Мартон СандраЛена
28.06.2012, 15.32





в сказки Андерсана не верю давно
Ради счастья дочери - Мартон Сандралидия
30.10.2013, 9.13





роман хороший,хотя и сказка можно же иногда поверить в сказку. Так что читайте.
Ради счастья дочери - Мартон Сандранатали
25.12.2013, 6.53





Кое-как дочитала до 6 главы.Неужели все американки такие тупые!!!!!
Ради счастья дочери - Мартон СандраВАЛЕНТИНА
25.12.2013, 19.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100