Читать онлайн Ради счастья дочери, автора - Мартон Сандра, Раздел - ГЛАВА ШЕСТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ради счастья дочери - Мартон Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.03 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ради счастья дочери - Мартон Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ради счастья дочери - Мартон Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартон Сандра

Ради счастья дочери

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ШЕСТАЯ

– Не могу в это поверить!
Чейз вздохнул, откинул сиденье назад и закрыл глаза. В голове стучали маленькие молоточки, раскалывая ее на части.
– За сегодняшнее утро ты сказала это уже сто раз. Или прошлой ночью? Не знаю отчего, но я совершенно потерял ощущение времени.
– Не могу поверить, что я позволила тебе впутать меня в этот кошмар…
– Энни, пожалуйста, прошу тебя, успокойся.
– …в этот ужасный, невозможный кошмар! А ты лежишь здесь с закрытыми глазами, спокойный, безразличный, как будто ничего не произошло!
Его пальцы сжали подлокотник кресла. Понятно, что она расстроена. Настолько расстроена, что он чувствовал идущую от нее волну злости и негодования. Но, черт возьми, он и сам был расстроен.
Он совершил огромную ошибку, солгав дочери, а теперь, с каждой новой ложью, увязал все сильнее. Его не пугала мысль о том, что рано или поздно… вернее, очень скоро ему придется разочаровать свою маленькую девочку. Но для начала предстояло выслушать, как Энни в сто первый раз повторяет, что он вел себя как полный идиот, затеяв все это.
– Я просто в бешенстве! Во что мы влипли! Ты же спокоен и невозмутим. Тебя происходящее совсем не волнует?
– Поверь, Энни, волнует.
– Нет, не волнует, – холодно сказала она. – Если бы волновало, ты бы не мог и кусочка проглотить. А ты набросился на еду, как оголодавший.
– Ты совершенно права. Я был голоден. У меня во рту ничего не было с тех пор, как на свадебном обеде мне подали эту разваренную подошву и склизкую стряпню из поганок.
– Подошву? Поганки? – Энни затряслась от возмущения. – Да что ты вообще понимаешь?!
Чейз посмотрел на нее. Ответить? Лучше промолчать. Черт возьми, устало подумал он, что он вообще понимает!
Достаточно, чтобы превратить компанию «Купер констракшн» в то, чем она является сейчас. Но недостаточно, чтобы сохранить свой брак. А теперь именно он, Чейз Купер, старается спасти брак своей дочери. В этом есть какая-то ирония… если бы он только мог ее уловить.
Чейз снова откинул голову, пропуская сердитые реплики Энни мимо ушей. Он слишком устал, чтобы спорить, даже просто отвечать. Настолько вымотанным он чувствовал себя только в первые годы женитьбы, когда проводил весь день на работе, а вечером учился на курсах управления, на бухгалтерских курсах и разных других, которые могли бы помочь ему превратить его маленькое дело в то, чем они с Энни будут гордиться.
Он до сих пор отчетливо помнил, как возвращался домой поздно вечером, настолько уставший, что перед глазами стояла пелена, но все-таки готовый обнять Энни и сидеть с ней за кухонным столом и говорить обо всем на свете, от политики и проблем на его работе до того, как прошел ее рабочий день в «Бургер кинг».
Когда же все изменилось? Он снова и снова старался понять… Но это произошло не в один день и не из-за одного какого-то случая. Все менялось постепенно, так незаметно, что даже сейчас невозможно уловить начало перемены. Впрочем, он помнил точно – однажды Энни перестала его ждать.
Не тогда, когда он еще учился. Нет, это произошло позже. Когда он цеплялся за любую работу – добирался до нее два-три часа, возвращался поздно ночью совершенно выжатый. Но все-таки каждый день возвращался, потому что хотел быть рядом с Энни… до тех пор, пока не обнаружил, что это бессмысленно, потому что единственные слова, которые он слышал от нее, входя в дом, были: «Не наследи на полу, Чейз». Потом она говорила, что его ужин в микроволновой печи, и уходила спать.
Несколько часов спустя, когда он, съев ужин и составив план работ на следующий день, поднимался в спальню, Энни уже спала или притворялась, что спит, – отодвинувшись на свою сторону кровати и вытянувшись, спиной к нему, как струна, так что боязно было дотронуться до нее.
Он думал, что все изменится, когда его компания наконец стала приносить хорошие доходы. Он покупал Энни экстравагантные подарки, посылал ей шоколад и огромные букеты роз.
– Спасибо, – вежливо говорила она, а он чувствовал, что опять почему-то не оправдал ее ожиданий.
Он по-прежнему проводил много времени на своих стройках, потому что любил все делать сам, а не сидеть в кабинете. Если ты хочешь, чтобы все было на высшем уровне, нужно постоянно держать руку на пульсе. И когда его стали приглашать на разные торжества и приемы, он понял, что добился своего. Нельзя было отказываться от приглашений. Если не будешь частью этой структуры, то в нее войдет кто-то другой, и тогда ты потеряешь контракты, которых так добивался, работу, которая позволяла покупать вещи для Энни и Дон. Вещи, без которых Энни пришлось жить так долго.
Поэтому он начал принимать приглашения. Он не знал, как вести себя, общаясь с дельцами и инвесторами, поначалу нервничал, хотя и радовался. А Энни – нет.
– Я должна идти с тобой? – спросила она, когда он в первый раз положил на стол приглашение на благотворительный бал, отпечатанное на кремовой бумаге.
Ему было больно слышать это. Тогда он все еще был слишком глуп и надеялся, что ей будет приятно, что он достиг такого положения в обществе.
– Да, – холодно ответил он, скрывая разочарование. – Ты ведь моя жена, не так ли?
– Конечно, – коротко ответила Энни.
Она купила себе платье и все остальное, сделала прическу и вошла в этот новый для нее мир бальных залов и приемов так легко, как будто это не она подавала гамбургеры или утирала срыгивающего младенца.
Боже, как он гордился ею! Страшно волновался, справится ли он сам, но за Энни был спокоен. Она была уверена в себе. И так прекрасна! Ослепительна!
Каким же он был идиотом! Оказалось, что она ненавидела проводить эти вечера вместе с ним. Первая догадка появилась у него, когда она стала отказываться от приемов и обедов, объясняя это тем, что записалась на какие-то курсы по искусству, от которых не было никакого проку. На самом деле она просто хотела иметь свою, отдельную от него жизнь.
Он стал уделять бизнесу еще больше времени, проводя вне дома по нескольку дней. Какая разница? Дон была уже подростком и предпочитала общество друзей. А Энни… Энни никогда не было дома. Она с головой ушла в свои курсы, и они все больше отдалялись друг от друга.
Как научиться разбираться в японской поэзии. О творчестве Джаспера Джоунза – Бог знает, кто такой этот Джаспер Джоунз. Роспись по шелку. И, наконец, бесчисленные курсы флористики и фитодизайна. И вот тогда он упаковал свой чемодан и сказал «прощай» двадцати годам совместной жизни. Ну, правда, был еще весь этот кошмар, который и завершил разрыв, – когда его секретарша оказалась у него в объятиях, хотя он нисколько не поощрял ее, что бы там ни думала Энни.
Но именно в этот вечер, впервые за много лет, Энни, пританцовывая, вбежала в его кабинет…
Чейз вздохнул. Все это уже неважно. Они с Энни давно разведены. Он живет другой жизнью. Очень приятной. Несомненно, Дженет была бы рада стать частью этой жизни. Да, он счастлив. Доволен. Был доволен. До сегодняшнего дня. Нет, до того, как обнял Энни во время танца и почувствовал… вспомнил то, что не хотел чувствовать и вспоминать. До того, как стал объясняться с Дон и… все запутал. И вот к чему это привело: он летит в Сиэтл, слушая, как Энни твердит об одном и том же. И ему предстоит слушать ее еще как минимум часа два, пока они не приземлятся и он не отправит ее обратно.
– Как ты мог? Как ты посмел сказать Дон…
– Ну, хватит, – решительно произнес Чейз, притянул Энни к себе и поцеловал. Она была слишком удивлена, чтобы сопротивляться, и он, воспользовавшись этим, долго не отрывался от ее губ. – Теперь, – сказал он, откидываясь, чтобы посмотреть ей прямо в глаза, – ты успокоишься? Если опять начнешь болтать – пеняй на себя. Я буду целовать тебя до тех пор, пока не замолчишь.
Щеки Энни запылали.
– Я тебя ненавижу, Чейз Купер, – прошипела она.
Чейз отпустил ее.
– Что-то новенькое, – устало сказал он. Потом закрыл глаза и запретил себе думать о том, как приятен был этот поцелуй. Иначе неизбежно вспомнилось бы, как они когда-то занимались любовью. Сколько при этом было силы и нежности, безумства и умиротворенности, которых он даже не ожидал испытать в таком… чисто физическом акте.
Остановись, сердито приказал он себе и… провалился в глубокий, беспокойный сон.
Энни с раздражением смотрела на спавшего рядом с ней Чейза.
Он тихо посапывал. Глядя на его лицо, можно было сказать, что он спал сном невинного младенца.
Чему удивляться? Именно так Чейз решал все проблемы до их развода.
Когда она поняла, что их брак под угрозой, она часами думала… пыталась разобраться, что же не так. Хотела найти выход. Ждала, когда Чейз вернется домой, чтобы поговорить с ним.
Какой же тупицей она была!
Как можно было разговаривать с человеком, который вваливался домой поздно ночью? Который прикидывался, что осматривал стройки, вместо того, чтобы честно сознаться, что не спешил домой, потому что ему больше не о чем говорить с тобой?
Правильно ли она поступила, выйдя замуж так рано – прежде чем у нее появилась возможность получить образование, как это сделал он?
На короткое время, когда компания «Купер констракшн» стала расти, она позволила себе поверить, что все меняется к лучшему.
Но это было не так. Стало еще хуже – начиная с того вечера, когда Чейз пришел домой улыбаясь и сказал, что приглашен на важный ужин. Чейз хотел пойти. Он говорил, что это исключительный шанс.
– Ты хочешь, чтобы я пошла? – спросила она и, глядя ему в глаза, на минуту взмолилась, чтобы он ответил, что единственное, чего он действительно хочет, – это чтобы они любили друг друга так же, как раньше.
Вместо этого он с непроницаемым лицом сказал, что она его жена и, конечно, он хочет, чтобы она пошла с ним. То есть сопровождать его на вечер входит в ее обязанности. Как готовить ужин или согревать для него постель.
Так что она купила себе подходящее платье, сделала прическу и отправилась с ним на вечер, в эту проклятую Торговую палату. Или куда-то еще. Она толком не помнила. Неважно. Мероприятия, которые она с Чейзом посещала, были однообразны и скучны, и он даже не оставался рядом с ней. Всегда одно и то же. Представлял ее, а затем занимался делами. Заводил знакомства, укреплял связи. И даже не пытался изобразить, что ему доставляет удовольствие находиться в ее обществе.
Тогда она решила, что больше не будет играть роль бледной тени капитана промышленности Чейза. У него был его диплом и строительная компания, у нее, Энни, тоже может быть что-то свое.
Образование. И она стала приобретать знания о тех предметах, которые… его никогда бы не заинтересовали. Он обвинил ее в этом однажды, когда вернулся домой из поездки, а она задержалась в дверях, только чтобы поздороваться с ним, потому что спешила на лекцию по японской поэзии.
– Черт возьми, – прорычал он, – как ты выбираешь курсы, Энни? Может, просматриваешь список и говоришь: вот это то, что нужно! Мой большой тупой муж никогда и не поймет, о чем эти курсы.
– Как ты догадался? – бросила она с ледяной улыбкой и выскочила за дверь как можно скорее, чтобы не закричать на него. Или не спросить: «Что же такое происходит между нами, Чейз?» Не сказать: «Я люблю тебя. Ты тоже по-прежнему меня любишь, ведь так?»
Как она выбирала курсы? Выбирала то, что казалось ей интересным. Японская поэзия… Лекции о Джаспере Джоунзе привлекали ее потому, что один из клиентов Чейза как-то упомянул, что у него коллекция Джоунза. А что касается курсов росписи по шелку, то однажды в витрине магазина она увидела платье и была очарована вихрем красок.
Заниматься на курсах по аранжировке цветов она начала вот почему: в их с Чейзом жизни было время, когда они были отчаянно влюблены и бедны… Чейз купил ей одну алую розу – на большее не было денег, – и она, Энни, радовалась ей так, как не радовалась потом, когда они разбогатели, огромным букетам, которые доставлял посыльный.
О, насколько прекрасней была та единственная роза!
Годы и годы назад он пришел домой, держа в руках цветок, вино и два билета на Виргинские острова. Вручая ей розу, смущенно улыбнулся и сказал, что эта роза почти так же прекрасна, как Энни.
Она и сейчас помнила, как бросилась в его объятия.
– Я весь потный, детка, – хрипло проговорил он, – мне нужно принять душ.
Да, конечно, сказала она, нужно, и начала раздевать его. А через минуту они оба, обнаженные, были в душе.
По ее коже даже сейчас пробежали мурашки, когда она вспомнила, как это было… Они медленно намыливали друг друга, целовались и занимались любовью прямо под струей воды… руки Чейза крепко держали ее, ее ноги обхватили его талию, он повторял ее имя, не отрываясь от ее губ, снова и снова… Она вспомнила, как вскрикнула на пике страсти, которого они достигли вместе.
Слезы катились из-под ее закрытых век. Как глупо вспоминать о таких вещах. Особенно о сексе, потому что именно это привело их брак к краху.
Она посещала класс по составлению букетов из сухих цветов. Несколько работ ей очень удались. А в тот день преподавательница попросила ее остаться после занятий и предложила выбрать одну из ее композиций на выставку.
Энни согласилась. Она была так счастлива и возбуждена, что забыла, что уже давным-давно они с Чейзом не делились друг с другом хорошими новостями. Она прыгнула в машину, подъехала к зданию, где находился офис Чейза, нашла входную дверь открытой и полетела по коридору прямо в его кабинет…
Энни вздрогнула.
Она увидела их, своего мужа и его секретаршу… Руки девушки обвивали шею Чейза, его руки обхватили ее талию, тела были прижаты друг к другу…
Вот и все. На этом в их браке была поставлена точка.
Чейз старался объяснить, но Энни уже вынесла достаточно боли за эти годы, наблюдая, как мужчина, которого она любила, медленно, но неуклонно отдаляется от нее.
Именно – любила… Тем вечером, когда Чейз и его секретарша виновато отскочили друг от друга, Энни поняла, что чувство, которое она когда-то испытывала к своему мужу, умерло.
– Энни, – повторял Чейз, – Энни, ты должна выслушать меня.
– Да, миссис Купер, – просила девушка, – вы должны выслушать!
Выслушать? Зачем? Им не о чем было говорить.
Внезапно она успокоилась. Решение пришло – благодаря Чейзу и всхлипывавшей девушке.
– Я хочу развода, – сказала она, обращаясь к нему, и даже сумела холодно улыбнуться секретарше. – Он – ваш. – И, развернувшись, вышла.
После этого все произошло очень быстро. Ее сестра Лорел рекомендовала адвоката, хотя от всего сердца старалась уговорить Энни не торопиться. Но ее решение не было поспешным. Они с Чейзом шли к этому несколько лет.
Развод прошел очень спокойно. Адвокат Чейза, его старый приятель Дэвид Чеймберз, поцеловал ее в щеку и очень вежливо разговаривал с ней во время процедуры. Чейз хотел, чтобы ей остались апартаменты. Половина сбережений. Половина всего остального. Он предлагал деньги для ребенка и приличные алименты.
Энни отказалась от денег. Оба адвоката советовали ей не поступать так неблагоразумно, ведь ей нужно содержать ребенка. Она знала, что они правы, но приняла все, кроме алиментов. Что касается квартиры, то она навевала ужасные воспоминания. Энни продала квартиру, как только представился случай, переехала в Стратэм и начала новую жизнь. И карьеру. Обрубила все связи с прошлым, причем довольно успешно. У нее появились друзья. Она ходила на свидания. Был даже Милтон Хофман, который хотел жениться на ней.
И тут снова появился Чейз. И все испортил своей глупой ложью.
Энни закусила губу.
Кому она морочит голову? Жизнь ее покатилась под откос еще до того, как Чейз произнес эту ложь. Ясно, он сделал это не по глупости, а из любви к их дочери.
Дело не в его лжи. Дело в танце. В том дурацком танце во время свадьбы.
Энни старалась не вспоминать теплые руки Чейза, державшие ее… стук его сердца… ощущение его губ на ее коже, на волосах. У нее было такое чувство, что она вернулась домой, туда, где всегда было ее место.
О Боже.
Она тяжело вздохнула.
Прекрати, резко приказала она себе, откинула голову назад, закрыла глаза и погрузилась в сон.


Чейз проснулся оттого, что звук моторов изменился.
Он зевнул, постарался вспомнить, где находится, и замер.
Энни спала, положив голову ему на плечо, прижимаясь к нему точно так, как в те далекие дни, когда они садились, обнявшись, на диван перед телевизором посмотреть воскресный футбольный матч.
– Ты смотри, – говорила она, – а я почитаю.
Но спустя несколько минут она вздыхала, книга выпадала из ее рук. Она опускала голову ему на плечо, снова вздыхала, а он сидел так не шевелясь, даже когда мышцы затекали – боялся разбудить ее и спугнуть эти дорогие моменты.
Волна невероятной нежности захватила его. Ей тоже что-то снилось. Посмотрев на ее лицо, он увидел на губах легкую улыбку. Может, ей снился сон?
– Энни? Пора вставать, детка.
Она улыбнулась и прижалась к нему крепче.
– Ммм, – промычала она, – Милтон?
Милтон? Милтон Хофман? Это его она видела во сне? Так вот почему улыбалась.
Чейз почувствовал, как холод сковывает его сердце.
Хофман. Жалкое подобие мужчины. Изнеженный болван. Вот кого хотела Энни. Это был тот самый тип мужчины, которого она всегда хотела. Почему он, Чейз, не понял этого раньше?
Милтон Хофман, профессор английской литературы, известный специалист по Шекспиру и близлежащим заоблачным высотам, ногами не касающийся грешной земли. Ему никогда не приходилось уходить из дома на рассвете и возвращаться поздно ночью. Никогда не приходилось волноваться, что кто-то заметит следы грязи у него под ногтями, потому что у старика Милтона отродясь не было грязи под ногтями.
Чейз выпрямился. Голова Энни дернулась, она засопела и… прильнула к нему.
– Энни, – холодно сказал он. – Просыпайся.
Энни вздохнула. Она находилась в том состоянии, когда знаешь, что спишь, но еще не можешь расстаться со сном. С этим сном. Ей было слишком интересно узнать, чем он закончится.
Она сидела в классе, напротив нее на коленях стоял Милтон. Он только что сделал ей предложение, а она честно объясняла ему, почему не может согласиться.
Ты мне очень нравишься, Милтон, говорила она, и я уважаю тебя и восхищаюсь тобой.
Но он, Милтон, не был Чейзом. Его поцелуи никогда не волновали ее так, как поцелуи Чейза. Прикосновения Милтона не зажигали в ней огня.
– Энни? Проснись.
– Милтон, – сказала она и, открыв глаза, увидела в нескольких дюймах от себя лицо Чейза.
Энни, покраснев, отшатнулась. Сколько времени она проспала? Сколько времени пролежала, прижавшись к Чейзу, как девчонка-подросток в кинотеатре?
Неудивительно, что Чейз так смотрит на нее. Боже, она, наверное, обслюнявила его.
– Извини. – Она подняла руки к волосам и убрала их с лица. – Я задремала.
– И мечтала о прекрасном принце, – сказал Чейз с жесткой ухмылкой.
– О принце?..
– О старом добром Милти. О твоем женихе.
Энни уставилась на него и вспомнила свой сон.
– Я… я что-нибудь говорила?
– Какая разница, Энни? Боишься, что я мог подслушать диалог, который сопровождал твой сон?
– Мне просто снилось, что… что…
– Переведи дыхание, – голос Чейза стал ледяным. – Мне неинтересно.
Энни сжалась.
– Извини. Я просто забыла. Тебе всегда было неинтересно то, что я говорила, так ведь?
– Мистер Купер? Миссис Купер? – Стюард улыбался им обоим. – Мы приземлимся через несколько минут. Приведите, пожалуйста, спинки своих кресел в вертикальное положение.
– С удовольствием, – сказал Чейз.
– В ту же секунду, как приземлимся, я покупаю обратный билет, – бросила Энни, не глядя на него.
– Тебе не придется это делать. Поверь, я с удовольствием сам куплю тебе билет и посажу на самолет.
Это была хорошая идея. Жаль, что она не сработала.
Следующий самолет на Бостон был полон. Один за другим Чейз перебрал все ближайшие аэропорты. И каждый раз кассирша качала головой.
– У нас были длительные задержки все утро, – объяснила она. – Здесь туман, грозы на востоке… – Она улыбнулась, извиняясь. – Возможно, я смогу отправить вашу жену…
– Бывшую жену, – поправила ее Энни.
– Неважно. Возможно, я смогу отправить вашу жену отсюда завтра днем.
– Да, – пробурчал Чейз, – пойдет.
– Нет, не пойдет! – Энни смотрела на него так, как будто он виноват в том, что она оказалась в таком затруднительном положении. – А что я буду делать до завтрашнего дня? Торчать в аэропорту?
– Я сниму тебе комнату в гостинице.
– Удачи вам.
Они посмотрели на кассиршу, которая беспомощно пожала плечами.
– Кроме всех этих задержек в городе проходят два крупных съезда. – Кассирша наклонилась вперед и понизила голос до конфиденциального шепота: – Мой начальник старался раздобыть комнату для важного гостя некоторое время назад, но даже у него ничего не получилось.
Энни представила себя среди толпы измученных пассажиров, мечущихся в поисках сидячих мест в терминале.
– Не беспокойся, – быстро сказал Чейз. – Я уверен, что мой клиент приготовил для меня комнату. Ты сможешь остановиться там, как только я свяжусь с ним.
И будто в ответ на его слова из динамика прозвучал голос, вызывавший мистера Чейза Купера.
Чейз взял Энни под руку, отвел ее в сторону и снял трубку справочного телефона.
– Да? – Сначала он слушал, потом вздохнул и закатил глаза, показывая, что возникла еще одна проблема, которая ему совсем не нужна. – Мистер Танака, – сказал он вежливо, – я не видел на выходе вашего человека с табличкой с моим именем. – Он посмотрел на Энни, которая тоже смотрела на него. – Я был… э-э-э… занят.
– Кто это? – прошипела Энни. Чейз отвернулся.
– Очень любезно с вашей стороны, мистер Танака, послать за мной машину. Спасибо.
– Он из Сиэтла? – спрашивала Энни, пританцовывая перед ним. – Спроси, может быть, он знает гостиницу, в которой есть свободный номер.
Чейз вздохнул. Она права. Тикиро Танака, его новый клиент, – богатый бизнесмен с обширными связями. Он инвестировал большие деньги на юго-востоке страны, а теперь обратил свой взор на побережье. По мнению Чейза, парень мог даже иметь гостиницу в этом городе.
– Мистер Танака… Да, я встречусь с вашим водителем у выхода. Через секунду. Но сначала – не могли бы вы помочь мне решить одну маленькую проблему?
Энни сжала губы. Вот чем она была. Маленькой проблемой. Вот чем она всегда была для Чейза.
– Ну… – Чейз потер затылок. – Моя… моя жена прилетела со мной в Сиэтл.
– Бывшая жена, – вмешалась Энни.
Он посмотрел на нее и зажал трубку рукой.
– Ты в самом деле хочешь, чтобы я, говоря с посторонним человеком, пускался в объяснения о том, что ты здесь делаешь?
Энни покраснела. Чейз снова заговорил в телефонную трубку:
– Она не планировала оставаться здесь… Да, хорошо, я полагаю, это единственное решение.
– Что? – потребовала ответа Энни.
– Чудесно… Да… Да, она проделала весь этот путь, просто чтобы провести со мной еще несколько часов.
Энни открыла рот, засунула в него палец и сделала вид, что ее тошнит.
– Проблема, мистер Танака, заключается в том, что все рейсы были задержаны. Вероятно, Энни не сможет улететь до завтра, а мне сказали, что гостиницы переполнены… Правда? Это прекрасно… Да, конечно. На выходе через минуту. Спасибо, сэр. Я… До скорого свидания.
– Ну что?.. – повторила свой вопрос Энни.
Чейз повесил трубку и схватил ее за руку.
– Пошли. Надо найти машину и водителя, которых он прислал за мной.
– Круто, – пробормотала она. – Машина и водитель – все для тебя.
– И номер. Все для нас. – Он сверкнул улыбкой. – Так что перестань жаловаться.
– Ты хочешь сказать?..
– Ты что – не расслышала? – Они спустились на первый этаж. Энни ускорила шаг, подстраиваясь под размашистую походку Чейза. – Он сказал, что у нас будет гостиная, спальня, кухня и ванная комната.
– Это хорошие новости, – выпалила Энни, когда Чейз пропускал ее перед собой в дверь.
– Совершенно верно. Мне бы ужасно не хотелось провести ночь в холле гостиницы, пока ты занимала бы мою кровать.
– Какая галантность. Но…
– Но что? – огрызнулся Чейз над ее ухом. В это время к ним подъехал черный лимузин. Шофер вышел, отдал им честь и открыл заднюю дверцу. – Просто садись в машину, Энни. Мы еще сможем некоторое время выдержать общество друг друга. Мысль о том, чтобы оставить тебя в аэропорту, кажется мне очень соблазнительной, но это уж слишком.
Ее тоже не привлекала идея многочасового ожидания в аэропорту.
– Хорошо, – огрызнулась она в ответ. – Но тебе лучше помолиться, чтобы этот номер оказался размером со стадион. Иначе тебе все-таки придется спать в холле!
Номер был размером почти со стадион.
Но это не номер, думала Энни час спустя, потрясенно оглядываясь вокруг. И явно не гостиница.
Лимузин не повез их в одну из высотных гостиниц в Сиэтле. Их доставили к причалу, где они пересели в моторную лодку.
– Чейз, – спросила Энни, стараясь перекричать рев двигателей, – куда мы направляемся?
Чейз, который начал догадываться, что знает ответ на этот вопрос, посмотрел на лоцмана.
– Не говорите мне, что мы едем на остров, – сказал он.
Лоцман ухмыльнулся.
– Точнее некуда, на остров.
Чейз застонал.
Энни посмотрела на него, когда он сжал поручень и уставился на бурлящую воду. По его губам она прочла слово, которое он не произнес вслух, и ее уши покраснели.
Теперь, стоя в этой комнате, она бы сама с удовольствием произнесла то слово.
Клочья тумана, скользившие перед носом лодки во время путешествия, поднялись, когда они достигли цели. Огромные деревья спускались по холму к каменистому берегу острова. Высоко среди деревьев располагался великолепный дом. Творение из красного дерева и стекла. Крепость на скале, гордо вздымавшаяся над проливом.
Деревянные ступеньки вели вверх по морщинистому утесу. Энни вскарабкалась по ним, отказавшись от протянутой руки Чейза. Она внушала себе, что, когда они поднимутся наверх, она обязательно увидит там еще что-то, кроме дома. Гостиницу. Здания. Курорт…
Но там был только дом, и, когда Чейз открыл дверь и вошел внутрь, она последовала за ним.
Комнаты, через которые они проходили, изумляли. Кухня – белая и сверкающая, без единого пятнышка. Ванная комната – с глубокой джакузи и душем, расположенным напротив стеклянной стены, так что казалось, что он находится прямо в лесу. Гостиная. Когда Энни вошла в нее, солнечный свет внезапно пробился через огромную застекленную крышу, и белые стены и светло-бежевый пол окрасились в золотистый цвет.
Традиции древней нации, к которой принадлежал мистер Танака, проявились в элегантном и простом декоре комнаты: соломенные татами на полу, очаровательная ширма, которая служила задником для черного лакированного столика, и большие подушки из черно-белого шелка, разбросанные по полу перед камином из камня. Сдвигающиеся стеклянные двери, по бокам которых стояли белые вазы с ветками ивы, открывали вид на причал.
А в спальне у Энни перехватило дыхание, и она про себя повторила ругательство Чейза. Если гостиная их отсутствующего хозяина была, несомненно, японской, то спальня отражала европейские вкусы мистера Танаки.
Пол был покрыт белым ковром, таким пушистым и мягким, что Энни захотелось снять тапочки. Одна стена была зеркальной, другая – стеклянной, и через нее открывался вид на лес и пролив. Мебели оказалось совсем мало, но она была очень красивой. Тиковый туалетный столик. Такой же комод. Кресло-качалка.
И кровать.
Огромная круглая кровать, поднятая на платформе к шестиугольной застекленной крыше и задрапированная десятками ярдов черно-белого шелка.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ради счастья дочери - Мартон Сандра

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Ради счастья дочери - Мартон Сандра



Действительно, что не сделаешь, ради счастья дочери, даже вернеш потеряную любовь. Хотя в настоящей жизни редко так получается.
Ради счастья дочери - Мартон СандраЛена
28.06.2012, 15.32





в сказки Андерсана не верю давно
Ради счастья дочери - Мартон Сандралидия
30.10.2013, 9.13





роман хороший,хотя и сказка можно же иногда поверить в сказку. Так что читайте.
Ради счастья дочери - Мартон Сандранатали
25.12.2013, 6.53





Кое-как дочитала до 6 главы.Неужели все американки такие тупые!!!!!
Ради счастья дочери - Мартон СандраВАЛЕНТИНА
25.12.2013, 19.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100