Читать онлайн Дама в красном, автора - Мартон Сандра, Раздел - ГЛАВА ПЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дама в красном - Мартон Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 164)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дама в красном - Мартон Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дама в красном - Мартон Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартон Сандра

Дама в красном

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ПЯТАЯ

Высоко над Орлиным каньоном, в доме, построенном ее дедом, в котором сначала царствовал ее отец, а после муж, Александра Торп завтракала в саду.
Завтрак в саду был настоящим удовольствием, событием, происходящим впервые. Алекс наслаждалась им в полной мере.
Она плохо спала. Все время ворочалась. Совершенно не помнила, что ей снилось, но только проснулась внезапно, с бешено стучащим сердцем, около половины шестого.
Поскольку было еще рано, она спустилась по богато украшенной лестнице Дома Торпов в ночной рубашке, босиком прошла по холодному каменному полу через громадный зал на кухню.
В большой комнате было пустынно. Даже Луиза еще не начала свою возню. Алекс взялась было за упаковку апельсинового сока, но взгляд ее упал на банку кофе, и она сразу поняла, чего ей действительно хочется. Тем не менее некоторое время она колебалась. Кухня была вотчиной прислуги, то есть Луизы. Теперь, после того как не стало отца, а потом и Карла, она избавилась от горничной, и от дворецкого, и от шофера, ранее обитавших в Доме Торпов. То, что кухня – запретная зона для хозяев, никогда не произносилось вслух, но всегда подразумевалось.
Алекс стояла, уставившись на банку с кофе. Потом рывком схватила ее.
– Это всего лишь кофе, Алекс, – нетерпеливо пробормотала она.
Она прочла инструкцию, потом потратила несколько минут в поисках нужных приспособлений. И вскоре кофе уже весело булькал, наполняя стеклянную емкость кофеварки.
Правило номер один нарушено, подумала она, окрыленная собственной смелостью. Как насчет правила номер два? В самом деле, нет никакой причины подниматься наверх одеваться. Луиза все еще у себя. А Алекс тут одна. При этой мысли с губ ее сорвался смешок. Все еще улыбаясь, она направилась в столовую, чтобы устроиться за громадным столом из черного орехового дерева. В это мгновение солнечный зайчик проник в окно и заиграл на стенах.
– Пропади все пропадом, – сказала Алекс столовой и прошествовала назад в кухню. Приготовила себе тост, намазала его джемом, поставила чашку и кофейник на поднос и отнесла все во внутренний дворик, на один из стеклянных столов, до этого никогда не видевший ничего, кроме коктейлей и сопутствующих им закусок. Ее отец считал, что на улице есть неприлично, ее муж считал точно так же, и она даже думать не желала о том, что бы они сказали, глядя, как она сидит тут в шесть часов утра в ночной рубашке, поедая завтрак, приготовленный собственными руками.
Апельсиновый сок никогда не был таким сладким, а тост – таким хрустящим. А у кофе, который она попробовала в первую очередь, был и вовсе изумительный вкус.
Держа чашку в ладонях, она чувствовала ее тепло и улыбалась. Было глупо так радоваться столь простым вещам, но все равно она радовалась, как будто все ее поступки были частью только что начатой новой жизни. Потом ее улыбка померкла.
Надо просто прекратить думать об этом вечере, и все. Все равно, что она могла бы сделать с незнакомцем там, в арке какого-то дома – в арке, – если бы вдруг не пришла в себя. Она пришла в себя, только это имеет значение. Разве нет?
– Доброе утро, сеньора.
Алекс едва не выронила чашку.
– Луиза, – сказала она, выдавив улыбку. – Надеюсь, вы не возражаете против моего вторжения к вам на кухню.
Луиза возражала. Алекс поняла это по промелькнувшему на ее лице негодованию, быстро прикрытому вежливой гримасой.
– Конечно, нет, сеньора Стюарт. Но если сеньора проголодалась, то ей следовало разбудить меня.
– В этом не было нужды. И… Луиза? Я уже говорила… Не перестанете ли вы называть меня сеньорой? Я мисс Торп, Луиза. Или мисс Алекс. Или просто Алекс, если вам так больше нравится. Но не «сеньора Стюарт».
– Да, конечно. – Луиза вспыхнула. – Просто так нравилось вашему отцу. И вашему… мистеру Карлу.
– Да, но не мне, – сказала Алекс, пытаясь не раздражаться.
– Я постараюсь запомнить.
– Я позвоню, если вы мне понадобитесь, Луиза.
Слишком много усилий, чтобы нарушить правило четыре, подумала Алекс, после того как захлопнулась дверь, ведущая во дворик. «Никогда не удивлять прислугу». Ну, она и не удивила Луизу, она ее просто шокировала. По правде говоря, себя она шокировала тоже. Что с ней сегодня утром? Она во власти противоречий. Беспокойства. И потому хочет перевернуть мир вверх тормашками. Алекс поднесла чашку к губам.
Она достаточно близко подошла к осуществлению своего намерения прошлой ночью. Но это сумасшествие, чем бы оно ни было вызвано, прошло. Она не собирается тратить время, размышляя об этом. Просто она вела себя глупо, раз за разом ставя себя в дурацкое положение, после того как подслушала разговор двух мерзавок в женском туалете.
Что на нее нашло? Зачем она поехала к Саксу и купила шмотки, которые сейчас валяются в углу туалета, как ненужный хлам? Тонкие кружева, называемые нижним бельем. Гранатовое платье. И… Алекс покраснела. Туфли, больше подходящие для проституток! Она застонала, потерла лоб. Зачем? Чтобы доказать, что может кружить головы мужчинам? Кровь прилила к ее лицу. Как она могла пойти на такую низость? Купить мужчину! Позволить ему…
Она вскочила на ноги и вышла в сад. Тут были ее владения. Ни отец, ни Карл не могли взять в толк, почему ей хочется пачкать руки, ухаживая за цветами, но терпели, даже обменивались насмешливыми, понимающими улыбками, упоминая о ее так называемом хобби. Но это было больше, чем хобби. Есть что-то чарующее в том, как под заботливыми руками растения набирают бутоны, покрываются чудесными цветами. Она наслаждалась буйством красок. А запах цветов! Никакие духи не могли сравниться с их неповторимыми ароматами.
Пионы немного растрепались. Алекс наклонилась, обрывая отцветшие головки. Потом надо будет заняться флоксами…
Внезапно она замерла. Потом вздохнула и выпрямилась.
Кого она обманывает? Можно приготовить десяток завтраков, до упаду возиться на клумбах, но избавиться от воспоминаний не удастся. Тревис Бэрон не шел у нее из головы. Эти понимающие глаза. Полуулыбка. Неужели унижение прошлой ночи будет мучить ее всю оставшуюся жизнь?
Возможно.
Люди видели. Слава Богу, не то, что случилось в арке, но остальное – ее позорное бегство, как он ее держал, танцуя, поцелуй…
О, Боже, этот поцелуй!
Люди видели, и они будут говорить. Смеяться. Делать намеки. И ей придется смеяться с ними вместе, улыбаться и сочинять реплики. Чтобы никто не подумал, что этот человек или этот поцелуй для нее что-то значат. Потому что это не так.
– Не так, – громко подтвердила Алекс, вернулась к столу и взяла свою чашку.
Все, что он с ней сделал. Вся эта грязь. Мерзкая и отвратительная. Она ни в коем случае не должна была ему позволять. Да никакая женщина не должна бы. Хотя некоторые, пожалуй, и согласились бы. Но она не из их числа. И если Карл – да кто угодно! – может называть женщину фригидной, потому что она не хочет лгать и притворяться, что секс – что-то большее, чем на редкость негигиеничная процедура, так это его проблемы. Женщин это не касается. Разве разумный человек может согласиться, что женщина, никогда не кричавшая в объятиях мужчины, неполноценна?
А она кричала. Прошлой ночью, в объятиях Тревиса Бэрона, она кричала, и она чувствовала, желала…
Чашка задрожала в руках Алекс. Она осторожно поставила ее. Нет смысла думать об этом. Разве она не потратила на это большую часть ночи? Упреки целого мира не могут ничего изменить.
«Ну конечно, – скажет она с широкой улыбкой, если ее будут дразнить, – ведь это все в целях благотворительности».
Наверняка найдутся такие, кто заметили, что она была одета абсолютно не так, как обычно, – в ее кругу на одежду обращают особое внимание, но никто не будет настолько бестактен, чтобы опуститься до комментариев. По крайней мере, не будет высказывать их в лицо.
Она переживет. Торпы не из слабых. Люди забудут, и она тоже. Очень скоро она не сможет вспомнить подробности этой ночи. Ничего такого. Ни имени Тревиса Бэрона, ни его лица, ни поцелуев. Он уйдет из ее головы, из снов… А сны?
Алекс сложила дрожащие руки на коленях. Она только что припомнила свой сон.
Ей снилось, что она стоит в парадном зале Дома Торпов…
Только это не был Дом Торпов. Это был замок, и она была одна в зале, чего-то ожидая. Ее ноги были босыми. А сердце под простым белым платьем билось так сильно, что его биение отдавалось в горле.
Внезапно массивные двери замка распахнулись и в дверной проем ворвался черный конь. На его спине был рыцарь в черных доспехах. У него были золотистые волосы, а глаза сверкали, как зеленые изумруды.
Черным Рыцарем был Тревис Бэрон, и он пришел за ней. Он сиял, как небо, и ужасал, как ад, и даже во сне Алекс сознавала, что если дотронется до него, то пропадет навсегда…
– Мисс Торп?
Алекс повернулась.
– Луиза, – она попробовала засмеяться, но безуспешно, – вы напугали меня.
– Простите. Я только хотела узнать, закончили ли вы завтракать. – Губы Луизы вытянулись в тонкую ниточку. – Я прибралась на кухне, а теперь хотела бы убрать тут, если вы позволите.
– Не волнуйтесь относительно дворика, Луиза. Я сама все сделаю.
– О, что вы, сеньора… мисс Торп. Я не могу позволить вам…
– Луиза, – мило прощебетала Алекс, – как поживает ваша сестра в Санта-Барбаре?
– Она… Да все в порядке, спасибо.
– Кажется, вы нечасто видитесь, – продолжила Алекс. – Почему бы вам не съездить навестить ее в эти выходные?
Экономка уставилась на Алекс, словно та внезапно лишилась рассудка.
– На все выходные, вы имеете в виду?
– Да. Вы можете отправиться прямо сейчас. Что вы думаете по этому поводу?
– Конечно. Но… но все эти годы, что я работала на вашего отца, а потом на вашего мужа, я не…
– Теперь вы на них не работаете, – резко сказала Алекс и втянула воздух. – Луиза, отправляйтесь… На эти выходные я вас отпускаю.
Через некоторое время она услышала грохот ворот, сопровождающий отъезд Луизы. Алекс поднялась и прошла по саду к декоративному пруду. Его сделали по замыслу Карла уже после смерти отца. Толстые золотые рыбки, как обычно, сновали взад и вперед по своей элегантной, роскошной, идеально продуманной тюрьме… Что с ней такое сегодня утром?
– Возьми себя в руки, Алекс, – пробормотала она.
Быстрыми движениями она собрала свою посуду и вошла в холодный полумрак Дома Торпов. Кухня была вылизана; даже кофейник опустошен, вымыт и высушен. Алекс вымыла свою посуду, потом взглянула на часы.
Неужели еще только половина девятого?
Ну и прекрасно. Она займется прополкой. Карлос, возможно, будет презрительно фыркать, когда увидит в понедельник, что она вторглась на его территорию, но это же ее дом, ее кухня, ее жизнь…
У двери позвонили. Алекс замерла, вспоминая свой сон, потом рассмеялась. Черные рыцари не подъезжают к дверям замков, чтобы вежливо позвонить в дверь. Кроме того, тот, кто не имеет ключей от ворот, не может добраться до двери. Наверное, Луиза что-то забыла.
Она торопливо прошла через парадный зал, обжигая босые ноги о холодные камни. Подобрала подол своей длинной ночной рубашки, откинула засов и открыла дверь.
– Луиза, – улыбаясь, произнесла она, – на вас непохоже…
Ох! Алекс захлопнула дверь и привалилась к ней. За дверью она увидела вовсе не кислую физиономию экономки. Там был Тревис Бэрон!
– Алекс? – Дверь затряслась под ударами его кулака. – Алекс, открой!
Алекс отшатнулась от двери, не отводя от нее глаз. Как он ее нашел? Он не знал, где она живет. Она ему ни за что бы не сказала…
– Открой, Алекс, или, видит Бог, я выломаю дверь!
Она всхлипнула от ужаса. Ей вспомнился сон, Черный Рыцарь… Ее затрясло.
– Уходите, – сказала она, но жалобный шепот растворился, потерялся в грохоте кулаков Тревиса, колотящих в дверь, и в ответном безумном стуке ее сердца.
Дверь шаталась. Задвинуть засов невозможно. Теперь она боялась подойти и сделать это. Что, если дверь рухнет тогда, когда она будет рядом? Он сможет поймать ее, поймать и…
Она отмела ужасную мысль. Беги, приказывала она себе, быстрее беги и спрячься…
Но было слишком поздно. Дверь распахнулась, и Тревис ворвался внутрь.
Алекс уставилась на него словно парализованная, не веря своим глазам. Он был во всем черном. Черная майка туго обтягивала широкие плечи и грудь. Потертые черные джинсы подчеркивали узкие бедра и длинные ноги. Слегка запыленные черные ботинки выглядывали из-под джинсов. Он казался диким, опасным, величественным. Это не было сном. Наяву он пришел к ней.
К ней.
Ужас охватил ее. Ужас… и что-то еще.
Его глаза поймали ее взгляд.
– Алекс, – сказал он мягко.
«Успокойся!» – велела она себе. Как бы там ни было, но Тревис Бэрон – цивилизованный человек. А она знает, как в цивилизованном обществе полагается обходиться с непрошеными гостями.
Алекс выпрямилась.
– Вас сюда не приглашали, мистер Бэрон.
Тревис расхохотался. Он прокручивал десяток сценариев, но ни один из них не рисовал Александру Торп в воплощавшей непорочность белой ночной рубашке, в центре комнаты, убранство которой напоминало об эпохе Возрождения. Она делает вид, словно он не больше чем незваный гость, хотя ей ли не знать, что привело его сюда.
Да, она знала. Это отражалось в ее потемневших глазах. В биении голубой жилки на шее. И в напряжении, звеневшем в воздухе. Тревис медленно улыбнулся и захлопнул дверь.
– Разве так приветствуют человека, с которым хотели провести выходные, Принцесса?
«Беги! – снова зазвучало у нее в голове. – Спасайся!» Но она не могла повернуться спиной к этому голодному зверю. Потому что человек, привалившийся сейчас к входной двери, больше не казался ей Черным Рыцарем, а скорее напоминал ягуара, напрягшегося перед прыжком.
– Что за бред, мистер Бэрон! У меня не было намерения проводить с вами выходные. И вы наверняка это знаете.
– А что ты предполагала сделать со мной, Принцесса?
– Ничего, – быстро ответила она. – Это… это было… для благотворительности.
Он рассмеялся.
– Благотворительность, да? – Усмешка, холодная и злая, искривила его рот. – Очень мило, Принцесса.
Но сегодня я не настроен на благотворительность.
– Стойте, где стоите, мистер Бэрон, – Алекс облизала пересохшие губы, заметив, что он двинулся в ее направлении. – Клянусь, если вы подойдете ближе, я…
– После всего того, – прервал он, – что между нами было, ты все равно не называешь меня по имени!
Алекс мелкими шажками начала отступать. За спиной обнаружилось тяжелое дубовое кресло; она нащупала его, выдвинула перед собой.
– Мистер Бэрон!
Тревис отбросил кресло в сторону. Алекс продолжила отход.
– Мистер Бэрон, не знаю, зачем вы явились, но…
– Не знаешь?
Боже, он приближается!
– Луиза! Луиза! Вызови полицию!..
Его улыбка была почти обаятельной.
– Луиза?
– Моя экономка. Луиза! Набери девять-один-один. Скажи им…
– Это дама, что я видел за рулем пикапчика? Которая уже, наверное, на полпути в долину? Тебе надо предупредить ее, чтобы поаккуратнее закрывала ворота, Принцесса.
– Тогда – шофер, – голос Алекс дрожал все больше. – Вы же не хотите, чтобы я позвонила ему. Он… он очень большой. Огромный. Бывший борец. И он…
– Давай, зови. Я умею обращаться с бычками. Мы, ковбои, постоянно этим развлекаемся, – Тревис сверкнул зубами. – Так что зови шофера, если он у тебя есть, – его глаза из зеленых стали черными, он одним рывком преодолел расстояние между ними. – Чему быть, того не миновать, Алекс.
Она отступила еще на шаг. Ее плечи коснулись обшитой гобеленом стены.
– Тревис, – прошептала она почти беззвучно, чувствуя, что на лбу проступили бисеринки пота.
– Повтори.
– Тревис, пожалуйста. – Алекс опять облизала губы.
– Ты говорила это и прошлой ночью.
– Что говорила? – он был теперь на расстоянии нескольких дюймов от нее, так близко, что она чувствовала жар его тела, вдыхала запах моря, смешанный с запахом одеколона, и перекрывающий их другой запах, его собственный.
– По-моему, единственное, что я говорила, – это что не хочу больше вас видеть…
– Ты говорила: «Пожалуйста», – его голос осип от желания. – «Пожалуйста», – говорила ты, когда мы стояли в той арке, когда мы занимались любовью.
– Это не любовь! Это…
– Секс, – он подвинулся и коснулся рукой ее щеки. Кончики его пальцев были загрубевшими, но касание – на удивление нежным. Ей вдруг захотелось повернуть голову, захватить его пальцы губами. От этой мысли ей стало плохо. – Все в порядке, Принцесса. Я не верю в сказки, счастливый конец которых наступает в отдаленном будущем.
– А я не верю в фантазии насильников.
– Я тоже, – его палец обвел ее нижнюю губу. – Я говорю о мужчине, и о женщине, и о том, чего они оба хотят и о чем прекрасно знают.
– Нет. Пожалуйста, Тревис, я вас умоляю! Если у вас есть хоть малейшее представление о приличиях…
– Нет! – сказал он грубо. – Нет! Ты слишком хорошо поработала над этим прошлой ночью.
Он потянулся к ней. Она вывернулась, лягнув его босой ногой, нырнула ему под локоть и побежала. Но спасения не было. Он поймал ее и повернул к себе.
– На этот раз удрать не удастся, мисс Тори, – это обращение звучало как издевательство. Он крепко держал ее. – Ты моя, Принцесса. И я твой. Оплачено с доставкой на дом…
Тонкая материя треснула у него в руках. И потом… потом она оказалась в его объятиях. Его ярость исчезла, стоило их губам соприкоснуться. Он застонал, зарылся руками в ее волосы, удерживая ее лицо рядом, но она сама уже жаждала этого плена. Все холодное пренебрежение, высокомерие смыло горячей волной, растворилось в шальном биении сердца.
В его объятиях она словно забыла обо всем на свете, отдаваясь вся, без остатка. Она вцепилась в его майку, приподнялась на цыпочки, ближе к его лицу. Он прижал ее крепче, расставил для устойчивости ноги, приподнял ее. Она застонала, губы ее открылись навстречу его губам, целуя его и не получая насыщения.
В его объятиях она оказалась горячей и податливой, она пахла солнцем и цветами. Он знал, что может взять все, что пожелает, и брал, без всякой пощады. Он хотел всего. Ее поцелуев. Ее тела. Ее криков и стонов.
Он касался ее. Ее груди. Ее живота. Но всего этого было недостаточно. Он умирал от жажды, которую могла утолить только она.
– Тревис, – всхлипывала она, – Тревис, пожалуйста…
Он не мог больше сдерживаться. Он прислонил ее к стене, мышцы его словно окаменели, нетерпение достигло высшего накала.
– Теперь, – сказал он.
– Да. О да! О…
Она кричала, когда он входил в нее. Он мгновенно почувствовал ее содрогания, и она снова кричала, изумляя себя, изумляя его, и он знал, что это только начало. Когда Тревис наконец смог отстраниться, он взял в ладони ее лицо и поцеловал ее. Потом он поднял ее на руки. Она уцепилась за его шею, не отрывая раскрытого рта от его шеи. По широкой лестнице он понес ее наверх, в комнату с полуспущенными тяжелыми драпировками. В искусственном полумраке весеннего утра Тревис опустил Алекс на высокую, с пологом, кровать, которая пахла так же, как и она, – солнцем и цветами. Он скинул одежду и лег к ней.
На этот раз он хотел действовать медленно, нежно ласкать ее, узнать, какие из его прикосновений могут доставить ей наслаждение. Ему хотелось, чтобы ее синие глаза потемнели, хотелось видеть, как она дрожит от удовольствия. Но при виде ее, лежащей перед ним в лохмотьях того, что недавно было ее ночной рубашкой, как в чашечке раскрывшегося цветка, он моментально потерял разум.
– Скажи мне, – потребовал он, приподнимая ее за запястья, – скажи мне, чего ты хочешь, Принцесса. Мне надо слышать это.
Он увидел движения ее горла, словно она с трудом пыталась что-то проглотить, и понял, что даже теперь, после всего произошедшего, она не может сделать этой простой уступки.
Он склонил голову, забирая розовый кончик ее груди в рот. Она издала тихий стон, изогнулась под ним, но он был неумолим.
– Скажи, Алекс.
Ее ресницы защекотали его щеку.
– Не могу, – прошептала она, – Тревис, пожалуйста…
Его свободная рука прошлась по ее телу.
– Скажи, – повторил он, касаясь ее.
– Тебя, – прорыдала она, – тебя, Тревис. Я хочу… – высокий, пронзительный звук сорвался с ее губ, когда он вошел в нее. – Да. Да. О да!..
Он снова сказал себе, что хочет видеть ее. И увидел, увидел, как ее глаза стали черными и бездонными, как ее тело выгнулось, пытаясь слиться с ним. Она подняла руку и коснулась его лица. Женственный и странно нежный жест на фоне владевшего ими неистовства.
– Тревис, – прошептала она, – Тревис…
Ее голос прервался, и он растворился в нем. В ощущениях. В желании. В Александре.
Алекс медленно просыпалась. Вначале, открыв глаза, она подумала, что все еще спит. Тяжелое теплое тело прижалось к ней. Мощная рука удерживает ее рядом. Плечо у нее под щекой… А когда Тревис заворочался и что-то пробормотал во сне, ее захлестнула волна ужаса. Что она наделала? «Спала с незнакомцем, Алекс, – произнес холодный голос внутри. – Вот что ты наделала». Она задержала дыхание, боясь, что малейший звук, слабое движение могут его разбудить. Осторожно, медленно она встала с постели. Ее ночная рубашка – то, что от нее осталось, – валялась на ковре. Она вспыхнула, вспомнив, как он разорвал ее пополам. Как он брал ее, прислонив к стене. И как она позволяла ему брать ее, позволяла нести ее наверх и снова брать ее… «Позволяла, Алекс?» – издевательски поинтересовался внутренний голос.
Картинки замелькали у нее перед глазами. Она увидела себя, обвивающую руками шею Тревиса, целующую его, тянущуюся к нему, умоляющую взять ее…
Она задрожала. Стараясь сдержать рыдания, она влетела в ванную и захлопнула за собой дверь. Трепеща, склонилась над раковиной, намертво обхватив пальцами белый край.
Правда в том, что Тревис лишь взял то, что ей не терпелось ему отдать. Она хотела, чтобы он занимался с ней любовью, делал все то, что он делал. Ей хотелось знать, что должна чувствовать женщина, отдаваясь такому, как он… Медленно, очень медленно Алекс подняла голову и посмотрела в зеркало над раковиной. Открывшееся зрелище изумило ее. Эта женщина, глядящая на нее, была распутницей.
Это старомодное слово подходило как нельзя лучше. Грива золотых волос, рассыпавшихся по голым плечам. Глаза, обведенные тенями. Синяки на горле и груди. Рот – алый и… припухший? Алекс прикоснулась к губам. Припухшие, да. И горящие от поцелуев Тревиса. Ее затрясло. Грудь заныла. Ее бросило в жар.
Она судорожно сглотнула. Случилось то, чего она хотела. Что это доказывает – что она может возбудить мужчину и испытать оргазм? Что она может – краска залила ее лицо – заниматься этим с незнакомцем? С наглым, невыносимым, опасным незнакомцем…
– Принцесса?
Она вздрогнула. Ручка на двери повернулась. Она глядела на нее, как смотрят на гремучую змею, медленно выползающую из расщелины скалы.
– Да? – Ее голос прозвучал холодно и отстраненно. Он не соответствовал лицу незнакомки в зеркале, но Тревису об этом знать не следует. – Я… я собираюсь принять душ. Через дверь отсюда есть еще одна ванная, если вам хочется…
Дверь распахнулась.
– Принимать душ в одиночку может оказаться опасным, Алекс.
Он улыбнулся ей прямо в лицо, оглядывая ее медленно и жадно. Карл никогда не смотрел на нее так. Его глаза никогда не были темны от желания; томление никогда не переполняло ее от одного взгляда на его лицо.
– Не надо, – прошептала она, кровь прилила к голове.
– Не надо? Смотреть на тебя? – его глаза встретились с ее. – Я хочу глядеть на тебя, Принцесса. Ты самая прекрасная женщина на свете!
– Нет, – она прикрыла руками грудь. – Тревис. Я… я…
Смущена. Она была смущена. Осознание ее смущения удивило его, но он знал, что не ошибся. Он давно не встречал женщину, которая делала бы что-либо иное, чем прихорашивалась, под восхищенным мужским взглядом, но сейчас он видел смущение. Алекс покраснела, уставившись в пол.
– Принцесса, – он бережно прикоснулся к ее подбородку. – Ты прекрасна! Я счастливейший человек в мире, потому что могу видеть тебя такой.
– Правда? – Алекс недоверчиво улыбнулась.
Неужели она не слышит этого ежедневно? Или она напрашивается на комплименты? Столь прелестная женщина должна сознавать свою привлекательность.
– Да. Правда.
Она снова улыбнулась; тени под глазами стали бледнее, но в линии рта все еще таилось сомнение. Внезапно он вспомнил, как она откликалась на его ласки и поцелуи, как кричала от наслаждения…
Тревис сказал себе, что нелепо предполагать, будто бы Александра Торп может найти что-то новое в объятиях мужчины. Он приблизился к ней вплотную, желая ее с силой, которую не уменьшили часы их недавних занятий любовью, представляя, как возьмет ее в душе, под хлещущими струями воды. И он сделает это… но не теперь.
– Тревис? – сказала Алекс, когда он подхватил ее в свои объятия.
Он закрыл ей рот поцелуем.
– Позволь мне показать тебе, как прекрасна ты на самом деле, Принцесса, – пробормотал он, неся ее обратно в постель, осыпая поцелуями, впитывая каждый вздох и стон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дама в красном - Мартон Сандра

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Дама в красном - Мартон Сандра



Очень интересный роман!
Дама в красном - Мартон СандраАида
10.05.2011, 10.30





klassnyi!
Дама в красном - Мартон Сандраnadi
1.10.2011, 18.44





Класс!!!!!!!!!!!!!
Дама в красном - Мартон СандраВера Яр.
27.03.2012, 7.48





Вау!!!!!
Дама в красном - Мартон СандраЮла
1.05.2012, 1.46





Очень интересный и посмеяться можно
Дама в красном - Мартон СандраЛера
9.06.2012, 9.18





неплохо!гг много копаются.... в себе и своих чувствах.
Дама в красном - Мартон СандраКира Корор
9.06.2012, 19.38





интересно.
Дама в красном - Мартон Сандратана
9.06.2012, 23.30





Начало не понравилось, зато конец очень милый. Приятный роман, можно почитать.
Дама в красном - Мартон Сандракотіја
10.06.2012, 0.00





отличный роман,читается легко и с удовольствием.
Дама в красном - Мартон СандраГалина
10.06.2012, 19.57





Мне не понравился. Слишком много соплей.
Дама в красном - Мартон СандраЭмиля
14.06.2012, 11.45





Два дурня издеваются друг над другом, получилось смешно.
Дама в красном - Мартон СандраЛена
19.06.2012, 15.13





кто редко читает такое чтиво может будет и в восторге от этого романа, а так средненько, можно сказать скучновато
Дама в красном - Мартон Сандраарина
29.07.2012, 21.54





необычно страстно
Дама в красном - Мартон Сандрагалина
11.10.2012, 0.11





можно прочитать. читается легко, 8 из 10
Дама в красном - Мартон Сандраюлия
11.10.2012, 20.17





Мура
Дама в красном - Мартон СандраНИКА*
27.07.2013, 23.04





Очень страстно получилось. Прям сплошной секс и страсть - ну чтоб отвлечься от бытовухи - ничего другого и не надо. Богатые, красивые - всё как надо.
Дама в красном - Мартон СандраМазурка
2.12.2013, 16.15





классный роман
Дама в красном - Мартон СандраНатали
2.12.2013, 20.10





Ой, да ну, фигня какая то без смысла и сюжета. Чё то разбираются, какие то вопросы ни о чем. Гг-ня вообще как желе, ее поцеловали - мозг выключили, ноет пол книги. Короче под конец меня тошнить начало от этих соплей! Извиняюсь за такой негативный отзыв, но реально дурацкая книга.
Дама в красном - Мартон СандраК
2.12.2013, 22.18





Очень хороший роман! Вот просто хороший и всё!!!
Дама в красном - Мартон Сандраantosha64
2.12.2013, 22.29





Ни сюжета, ни интриги, ничего - прочитать один раз и забыть: 5/10.
Дама в красном - Мартон Сандраязвочка
3.12.2013, 13.46





Меня тоже не впечатлило. ГГ-я бесила от начала, до конца. Дура полная. Ваты она сладкой не ела, под дождём без зонта не ходила, и живя в Америке, не каталась на американских горках.. Бред полный.
Дама в красном - Мартон СандраKatrin
3.12.2013, 19.28





книжонка ни о чём, еле дочитала ждала что то будет но нет, одна постельная сцена и больше ни чего. Главные герои бесхарактерные, нудные персонажи. Это по мне, так что читайте если не жаль времени...
Дама в красном - Мартон СандраЗара
24.06.2015, 16.14





Мне понравилось.
Дама в красном - Мартон СандраКэт
2.09.2015, 10.48





Вся книга одна большая постельная сцена, классная правда, но постель .не всем понравится
Дама в красном - Мартон Сандраелена
28.10.2015, 2.49





Автор подняла серьёзную проблему женских комплексов, взращенных близкими. И только с первым решением стать самой собой у ГГ-ни начались перемены. ГГ-й, поняв проблему, исцеляет своей любовью. Сцена у зеркала гораздо больше, чем секс. Смотрите гораздо глубже.Интересно показана другая извечная тема - непонимание мужчин и женщин, если мыслить штампами. Суть романа - позволить стать самим собой и помочь стать самим собой. Читайте! 10б.
Дама в красном - Мартон СандраSage femme
3.02.2016, 16.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100