Читать онлайн Легко ли стать фотомоделью?, автора - Мартин Нэнси, Раздел - ГЛАВА ВТОРАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Легко ли стать фотомоделью? - Мартин Нэнси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.08 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Легко ли стать фотомоделью? - Мартин Нэнси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Легко ли стать фотомоделью? - Мартин Нэнси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Нэнси

Легко ли стать фотомоделью?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВТОРАЯ

Каролина едва удерживалась, чтобы не строить глазки Хенку, пока он вел ее к узким ступеням своего скромного дома. Он выглядел необыкновенно привлекательно. А при взгляде на его длинные ноги, обтянутые пыльными синими джинсами, ей и вовсе становилось нехорошо. Так и тянуло поскорей распаковать чемодан, достать камеру и начать делать пробные снимки.
— После вас, мэм! — Хенк открыл дверь и отступил назад.
— Спасибо. — Каролина вошла в дом, надеясь, что Хенк не заметил, как она его разглядывала. Только бы он не догадался, какие мысли крутятся у нее в голове! Чтобы отвлечься, она стала осматривать дом с преувеличенным интересом.
Главная комната была обставлена просто и бедно. Потолок поддерживали тяжелые деревянные балки. Но ситцевые занавески на окнах и грубая мебель, расставленная вокруг каменного камина, создавали некоторый уют. На низком столике располагались вырезанные вручную шахматы, несколько журналов и старенькая шкатулка для шитья. На полке красовались покрытые глазурью кофейные чашки с матовыми боками.
Как по-домашнему, подумала Каролина. По-домашнему и по-деревенски. Честно сказать, ей не нравились вещи, сделанные «под старину». Она любила новое и модное. Но здесь все казалось естественным. Настоящий старый дом.
Через небольшую проходную комнату долетали ароматы готовящегося обеда. На полу лежал цветастый коврик, на котором вальяжно развалилась большая мохнатая собака. Но стоило им войти, как пес вскочил и глухо зарычал. Он был ростом с небольшого пони и весь оброс серой свалявшейся шерстью. Собака имела вид огромного дикобраза.
— Не обращайте внимания на Чарли, — сказал Хенк, стоя позади Каролины. — Он слишком стар, чтобы кого-то укусить.
— Он похож на волка. — Каролина робко остановилась посреди комнаты. Вообще-то она любила собак. Но только таких, которых можно при случае носить на руках. Например, пуделей и болонок.
— А он и есть наполовину волк, — объяснил Хенк. — Завести такого домашнего любимца — вполне в духе моей сестры.
Чудовище подошло к Каролине и подозрительно обнюхало ее, не переставая глухо рычать. Но хвост его уже приветливо вилял из стороны в сторону, так что она рискнула погладить пса.
— Хороший мальчик. Чарли — хороший.
Когда Хенк прошел мимо, пес снова зарычал. Но тот не принял это на свой счет:
— Не обращайте внимания. Чарли кусается, только когда голодный.
— Вы что, хотите напугать меня на всю жизнь, мистер Фаулер?
Хенк ухмыльнулся. Его улыбка была ослепительна. Особенно сейчас, когда в глазах загорелись веселые искорки.
— А получится, если я попытаюсь?
— Вряд ли. Я собираюсь остаться и заплатить вашей сестре десять тысяч долларов.
— Вы имеете в виду, в обмен на мои фотографии?
— Думаю, это честная сделка.
Хенк поставил оба чемодана на пол и осторожно прислонился плечом к скрипнувшей балке. Он казался слишком большим для этой комнаты. Было видно, что хозяин больше привык к открытым пространствам прерий, чем к тесному маленькому домику. Громко тикали часы с кукушкой. Вдруг Каролина заметила вспышку интереса в голубых глазах Хенка.
— Наверное, есть парни, которые действительно стоят таких денег. Но я-то самый обыкновенный, — сказал он скромно.
— Обыкновенный тоже может быть привлекательным.
— Ненавижу выглядеть глупо.
— Так и не будет.
В его глазах снова сверкнуло веселье.
— Я видел, что за календари вы делаете, мэм. Ничего глупее и представить нельзя.
— Они приносят деньги. Много денег.
— Деньги — еще не самая важная вещь в этом мире.
— Но для вашей сестры они, кажется, очень важны, — напомнила ему Каролина. — Вы позволите себе разочаровать ее только потому, что боитесь выглядеть глупо?
— Но… — Он покачал головой, словно не веря ее словам. — Почему я, мисс Кортезо?
— А почему бы и нет?
— Но во мне нет ничего особенного!
— Вы ошибаетесь.
Каролина едва не открыла ему всю правду. О своих дневных мечтах и ночных фантазиях, которые преследовали ее с тех пор, как ей на глаза попалась его фотография. В Хенке Фаулере было нечто особенное. Что-то, затрагивающее самые глубины души. Может быть, не каждая женщина могла бы увидеть в нем это. Но такая уж у Каролины профессия. Она сумеет превратить его в объект желания для каждой женщины. И они заплатят деньги, чтобы восхищаться Хенком Фаулером. Он красивый мужчина. Сильный, стройный, гибкий.
И еще в его взгляде есть то, чем могут похвастаться не многие мужчины. Магнетизм, ум, чувство юмора и… Боже, Каролина даже не могла точно определить, что еще. Она только знала, что его взгляд заставляет ее чувствовать приятное возбуждение.
— Конкурс и был объявлен только для того, чтобы в конце концов найти вас, — сказала она. — Вы выглядите именно так, как нужно нашему отделу маркетинга.
— Отделу маркетинга? — переспросил он с сомнением. — Вы что, платите людям только за то, что они решают, какие именно картинки пойдут в очередной календарь?
Каролина колебалась, не желая объяснять, что «отдел маркетинга» состоит из нее самой и Берта. Точно так же, как все остальные отделы фирмы «Солнечные календари». Лучше уж промолчать, решила она и продолжила:
— В прошлом наш отдел маркетинга работал очень успешно. Мы выпускаем самые популярные календари в стране. Ну, одни из самых популярных. И вы нужны нам, мистер Фаулер. Нам нужен ковбой, который умеет справляться с лошадью, скакать верхом, стрелять из пистолета…
— Ox, — вздохнул Хенк с облегчением. — А я уж боялся, что мне придется снимать одежду.
— Это тоже не повредит.
Он возмущенно сдвинул брови.
— Да вы хоть знаете, как холодно бывает в этой чертовой дыре… я хотел сказать, в этом благословенном краю? Надо быть полным идиотом, чтобы без рубашки отправиться кататься верхом…
— Но наши календари — это фантазия, мистер Фаулер. Они не копируют реальную жизнь.
— Фантазия, — задумчиво повторил Фаулер.
У него самого сейчас в голове рождалось немало фантазий.
Каролина Кортезо была из тех женщин, которых он старательно избегал большую часть сознательной жизни. Умная, амбициозная и напористая. Возможно, еще и темпераментная. Хенк предпочитал общество женщин красивых, но податливых. Которые легко позволяли ему доминировать в отношениях. Конечно, это иногда бывало утомительно. Но Хенк давно решил, что лучше быть хозяином положения.
Каролина совсем другая. Завязать с ней роман будет так же опасно, как оставить полную коробку с фейерверками и зажженную спичку на одном столе. Так по крайней мере казалось Хенку. Глядя, как она стоит напротив, прямая, подтянутая, он думал не о дальнейших аргументах в споре, а о ней самой. Она сможет причинить ему много вреда, если захочет.
И тут Хенк поймал себя на мысли: а как Каролина поведет себя в постели? Мягче или так же уверенно и резко?
— Мистер Фаулер?
Хенк вернулся к реальности и улыбнулся.
— Извините. Что вы сказали?
С видимым усилием она заставила себя успокоиться.
— Я спросила, согласны ли вы фотографироваться для нашего календаря без одежды.
Хенк был ошеломлен.
— Черт, я еще не согласился фотографироваться в одежде, а вы меня уже раздеваете.
— Но вашей сестре нужны деньги.
Это правда, подумал Хенк и едва не застонал. По какой-то неведомой ему причине Бекки всем сердцем привязалась к отцовскому ранчо. Ей был дорог каждый клочок этой земли. Но теперь от банкротства ферму могло спасти лишь чудо. Несколько лет держались очень низкие цены на говядину. Долгие снежные зимы и дороговизна кормов привели Бекки к разорению. Конечно, Хенк сделает все, чтобы помочь сестре. К несчастью, сейчас у него самого с деньгами туговато. Им нужно именно чудо. И он согласился выступить в роли доброго волшебника. Вот только не подозревал, что ему придется наряжаться ковбоем, а потом еще и снимать свой костюм перед камерой. И эту камеру будет держать красавица с розовыми чувственными губками и огромными голубыми глазами.
— Послушайте, мисс Кортезо, — начал он твердо, — похоже, мне придется согласиться на фотографии. Моя сестра дала вам слово, и я не могу ее подводить. Но вы ни за какие коврижки не вытащите меня из джинсов.
— А из рубашки? — торговалась Каролина.
— Нет.
— Но…
— Еще раз нет. Решение окончательное. — И без того трудно вообразить, что начнется, когда приятели-журналисты увидят его растиражированную физиономию. Но если это будет что-то еще более рискованное, ему не отмыться до конца жизни. — Мне жаль, мисс Кортезо.
Она попробовала зайти с другой стороны:
— А что, если снять, как вы рубите дрова? Вы же делаете это без рубашки?
— Нет, не выйдет.
— А как насчет…
— Можете не стараться, я все равно откажусь.
Они спорили бы и дальше, но тут в комнату вошла Бекки, запыхавшаяся и раскрасневшаяся.
— Ген… то есть Хенк! Только что приезжал доктор Виккери. Он сказал, что покупатель с Востока хочет взглянуть на наше стадо.
— Замечательно, — сказал Хенк, хотя понятия не имел, о чем толкует сестра.
Бекки по его тону поняла, что требуются пояснения. Поэтому она взглянула на Каролину и начала объяснять будто бы для гостьи:
— Это значит, что нам нужно согнать весь скот с пастбищ к ранчо. Нужно пометить и осмотреть всех коров, быков и телят.
— Как это интересно! — восхитилась Каролина. Какой ужас, подумал Хенк.
— Срочно ищи Фреда, Бекки, — сказал он уже вслух.
— А кто такой Фред? — спросила Каролина.
— Мой… то есть наш помощник, — ответила Бекки. — Он помогает нам на ранчо. Лучше позвонить ему прямо сейчас. Я не могу одна управиться со всем стадом.
— А как же Хенк? — с невинным удивлением осведомилась Каролина. — Он не поможет?
Бекки приросла к месту, но ей все же удалось удержаться от смеха. Хотя сама мысль о том, что брат будет выполнять работу ковбоя, была просто смехотворна.
— Хенк? Конечно, поможет. Ты ведь поможешь, Хенк? — Бекки подмигнула брату.
— Да о чем речь! — Хенк надеялся про себя, что не побелел как полотно. Только представив себя скачущим галопом по всему ранчо и собирающим скот, он почувствовал легкое головокружение. Обычно коровы бросаются врассыпную, и, пока их соберешь, приходится трястись в седле много часов.
— Это будет великолепно! — Каролина сияла. — Уже представляю, как вы сгоняете мычащее стадо! Попробую сделать несколько снимков в движении.
Хенк с трудом сглотнул.
— Бекки, может быть, я сначала покажу мисс Кортезо гостевую комнату, а потом уже обсудим дела?
— Замечательно! — ответила Бекки. — Я пока позвоню Фреду, а ты проводи мисс Кортезо наверх.
Хенк снова взялся за багаж Каролины.
— Сюда, пожалуйста, мисс Кортезо!
Он повел ее по узкой лесенке, которая заканчивалась коротким коридорчиком с четырьмя дверьми. Двери вели в три маленькие спальни и ванную. Хенк плечом открыл дверь в самую маленькую комнату и вошел, ударившись головой о притолоку. Заскрипев зубами от боли, Хенк едва сдержался, чтобы не выругаться.
Оставалось надеяться, что гостья не заметила, как он ударился. Надо же было забыть, какие низкие потолки в этом доме! Он уже начинал тихо ненавидеть эту лачугу.
Каролина оглядела крошечную комнату, которую Бекки тщательно прибрала к ее приезду и украсила букетом полевых цветов.
— Как… непривычно!
— Что ж, это наш дом, — сказал Хенк, не придумав ничего более подходящего. Голова все еще кружилась от удара. Или, может быть, от духов Каролины? Запах одурманивал, опьянял. — Располагайтесь. Окна открываются вверх, если захотите подышать свежим воздухом.
— Как здорово!
— А разве там, где вы живете, нет свежего воздуха?
— В Лос-Анджелесе? У нас вместо воздуха смог.
— Понятно. Ванная — за дверью напротив.
— Спасибо. — Гостья отвернулась от окна и многозначительно посмотрела на Хенка. — Я хочу подправить макияж до ужина.
На короткое мгновение Хенк забыл, что вскоре ему предстоит рисковать жизнью, собирая стадо. У Каролины была нежная кожа. Цвета персиков и сливок, как у настоящей рафинированной английской леди. Редкость для жителей Калифорнии. Его взгляд скользнул по длинной шее, спустился к мягким округлостям грудей. Интересно, каково будет прикоснуться к этой женщине? Почувствовать бархатную мягкость ее кожи? Или хотя бы сказать ей комплимент? Что он и сделал:
— Вам не нужна косметика, мисс Кортезо. Тем более здесь.
Она широко улыбнулась.
— Сейчас это моя единственная связь с цивилизацией, мистер Фаулер.
Хенк рассмеялся. Она нравилась ему все больше и больше.
— Ужин скоро будет готов. — Он помялся в дверях. — Я мигом. — И задержался на секунду, чтобы еще раз вдохнуть цветочное благоухание духов и посмотреть, как сияют ее глаза. Что же в ней такого соблазнительного? Впрочем, она умна и красива. Это сочетание нравилось Хенку.
Но в то же время хотелось надеяться, что она не настолько умна, чтобы разгадать их маскарад. По крайней мере не сразу разгадать.
Он покинул спальню и сбежал вниз по ступеням. Чарли зарычал на него. Хенк зарычал в ответ и поспешил на кухню, к сестре. Бекки только что положила трубку.
— Во что ты меня втравила, Бекки? ~ сказал Хенк страшным шепотом.
— Прости! — прошептала она в ответ. — Откуда мне было знать, что покупатель приедет на этой неделе?
— Когда он приезжает?
— Послезавтра. У нас только один день, чтобы согнать весь скот.
— Ты дозвонилась до Фреда?
— Он уехал, и не куда-нибудь, а в Диснейленд! Это катастрофа.
— Тогда кто же… — Хенк почувствовал, как у него холодеет сердце. — Я едва держусь в седле. Пусть этим занимается кто угодно, но только не я! Тебе придется найти другого помощника, Бек.
Сестра скрестила руки на груди.
— Будет подозрительно, если ты не станешь выполнять работу пастуха. И леди из фирмы это может насторожить.
— Надо что-нибудь придумать. Я не могу дать этим животным себя убить.
— Ты не так уж плох в роли пастуха, как тебе кажется, — возразила Бекки. — Господи, ты же с трех лет разъезжал на лошади!
— Да, и меня сбрасывал на землю каждый пони в радиусе пятисот миль. Я ненавижу лошадей, Бекки! И они это знают. А сейчас не время показывать мисс Кортезо, как умело я падаю с лошади.
— Но она хочет ковбоя, иначе мы не получим ни шиша.
— В конце концов, я могу сломать ногу или что-то в этом роде. Тогда у меня будет предлог отлынивать от работы.
Бекки покачала головой и нахмурилась.
— Плохая идея. Кому ты нужен в гипсе? Придумаем что-то другое.
— Что, например? — простонал Хенк. Бекки щелкнула пальцами.
— Идея! Я пошлю тебя искать заблудившихся коров. Тебе нужно только уехать и не показываться целый день.
— И где я буду?
— Где угодно! Можешь скакать по холмам. Можешь взять книжку и сидеть читать, пока мы тут не управимся.
— А если конь снова понесет? — Хенк ухмыльнулся. — Ладно, не волнуйся. Я смогу продержаться в седле достаточно долго, чтобы отъехать на несколько сот ярдов. Наверное, смогу.
— Хорошо. Еще нужно будет как-то отвлечь мисс Кортезо.
— Отвлечь? Зачем?
Бекки сухо добавила:
— Конечно, это будет посложнее, чем сидеть с книжкой под сосной.
— Да о чем ты?
— Вы никак не можете глаз друг от друга оторвать. Она наверняка увяжется за тобой.
— Не будь смешной! — Хенк гордился умением сопротивляться женским чарам.
— Да вы оба буквально слюнками истекаете, — продолжала подкалывать его Бекки.
— Неправда! — Хенк почувствовал, что краснеет. Такого с ним давненько не бывало.
Бекки выскользнула из кладовки и занялась ужином.
— И еще она думает, что ты — самое сексуальное творение на свете.
— Издеваешься?
Бекки вынула из холодильника коробку и начала раскладывать на противень замороженное печенье.
— Поверь мне, братик, ты сможешь отвлечь мисс Кортезо от чего угодно.
Слова сестры были втайне приятны Хенку. Действительно, предвидится что-то необычное и волнующее. Он находил Каролину крайне привлекательной. И его чувства вполне могли быть взаимными.
Беда только в том, что, пока Каролина здесь, на ранчо, он вынужден оставаться грубым ковбоем.
А между тем Хенк-Генри предпочитал жить как можно ближе к метро, ресторанам с отличной кухней, газетным киоскам и хотя бы к одному музею. Но каждую неделю он должен был обязательно покидать город и отправляться в горы. Скалолазание было его страстью. Свежий воздух, скалы и лед. В горах Хенк чувствовал себя счастливым. Конечно, он не был помешан на здоровом образе жизни. И ничего не имел против сытного обеда. Но, карабкаясь по отвесному склону, он чувствовал, что живет.
Хенк тряхнул головой, отгоняя лишние мысли.
— Если я сойдусь с ней поближе, она тут же поймет, что я никакой не пастух.
— Это еще почему?
— Она слишком умна. А между тем любой дурак увидит, что я не Рой Роджерс!
Бекки поставила противень с печеньем в духовку.
— Ты хоть видел ее одежду?
— Еще бы! Люкс.
— Вот именно. Она одевается, чтобы хорошо выглядеть. Даже ты знаешь, что сюда надо везти не красивую, а теплую и удобную одежду. Она же полнейший профан!
— И все-таки раскусит меня.
— Может быть, тебе стоит несколько замутить ей зрение?
— Что ты имеешь в виду?
— То и имею, — ответила Бекки, поднимая крышку кастрюли и помешивая мясное рагу. — Ты можешь, к примеру, повести ее на сеновал…
— А моя аллергия на сено?
Сестра рассмеялась и снова накрыла рагу крышкой.
— Тебе совсем здесь не нравится?
Хенк вздохнул.
— Я не могу жить на ранчо. Это просто не для меня, Бек. — Он обнял сестру. — Но давай сделаем все возможное, чтобы здесь жила ты.
Бекки поцеловала брата в щеку.
— Спасибо, Генри.
— Зови меня Хенк. Мне уже начинает нравиться это имя.
Бекки рассмеялась и шутливо толкнула его в плечо.
Когда Каролина спустилась вниз, ужин был уже готов. Свежий макияж и новое платье гостьи смотрелись здесь непривычно. Чтобы проникнуться духом этого места, Каролина повязала на шею красный платок. Но только для красоты.
— Как вкусно пахнет…
— Это рагу из говядины, — довольно сказала Бекки, гремя у плиты тарелками и половником. — Овощи я выращиваю сама.
— Не говоря уже о говядине, — добавил Хенк. — И травы в этом году уродились как никогда.
— Травы? — переспросила Каролина.
Бекки пояснила:
— Хенк сам посеял несколько грядок первоклассных приправ.
— Кто-нибудь будет пиво? — Хенк открыл холодильник.
— Почему бы и нет? — живо откликнулась Каролина и приняла у хозяйки дымящуюся тарелку с рагу. Размер порции поразил ее — содержимым тарелки можно было накормить целую семью в Лос-Анджелесе.
Бекки наложила рагу и для брата.
— Мне еще нужно кое-куда позвонить, — сказала Бекки, подавая тарелку брату, — чтобы собрать достаточно мужчин к завтрашнему дню. Вы не против поесть вдвоем?
— Нет, конечно, — поспешно сказала Каролина. Она была рада возможности побыть с Хенком наедине.
— Тебе нужно поесть, Бекки! — настойчиво произнес Хенк.
— Я поужинаю, — пообещала сестра, — только чуть попозже. А вы ешьте. Развлекай Каролину, ладно? Расскажи ей что-нибудь о нашей жизни на ранчо. Да что я все болтаю, ты и сам знаешь, что делать. Ой!
— Я что, наступил тебе на ногу? — осведомился Хенк с невинным видом. — Прости сестра. Сюда, мисс Кортезо. Давайте поедим на веранде. Вы не против?
Пройдя за Хенком через весь дом с тарелкой, бутылкой пива и салфеткой, которую сунула ей Бекки, Каролина вышла на широкое крыльцо. Помимо двух старых кресел-качалок на веранде помещался еще и низенький столик. Кто-то уже предусмотрительно накрыл его на две персоны. На стульях лежали подушечки. В подсвечнике горела высокая желтая свеча, придающая всей обстановке романтичный вид.
— Замечательно, — восхитилась Каролина. — Как приятно ужинать на воздухе!
— Только бы москиты не налетели, — заметил Хенк, сводя на нет все очарование. — Присаживайтесь.
— Спасибо. — Каролина поставила тарелку на столик и устроилась в плетеном кресле. Хенк не спешил последовать ее примеру. Она улыбнулась ему, приподняв бровь: — Надеюсь, вы не чувствуете, что ужинаете с врагом?
— С врагом? — переспросил он, усаживаясь наконец в кресло.
— В какой-то степени я ваш враг. Заставляю вас сниматься для календаря, хотя вы этого не хотите.
— Если бы вы были моим врагом, я бы с вами не церемонился, мисс Кортезо.
— Каролина, — поправила она. — Тем не менее вы не любите городских девушек?
— Я люблю всех девушек, — ответил Хенк и хлебнул пива.
— Всех? Может быть, расскажете о некоторых из них?
— В наших краях не так много доступных женщин.
— А недоступных?
— Вы имеете в виду, замужних? Нет, я не ввязываюсь в такие дела. Слишком хлопотно. Я стараюсь начинать и заканчивать отношения как можно легче и безболезненней.
— И как можно быстрее? — Каролина попробовала рагу и нашла его вкусным и пикантным.
— Да. В любви мне пока не везло.
— Вы — квинтэссенция понятия «ковбой».
— Что это значит?
Каролина удивилась, каким тоном он произнес эти слова. В них послышалась неожиданная горячность.
— Я имела в виду, что вы должны любить лошадей, а не женщин.
— Это смешно. — Хенк недовольно хмыкнул.
— Значит, у вас все же есть подружка?
— Послушайте, я не знаю, зачем вы меня расспрашиваете! — Хенк говорил раздраженно. Было видно, что он чувствует себя не в своей тарелке.
— Я просто хочу узнать побольше о своей модели, вот и все.
Он подозрительно оглядел ее.
— Правда?
Каролина отпила глоток из бутылки с пивом.
— По правде говоря, нет. Видите ли, я никогда не была знакома с настоящим хозяином ранчо. И просто хочу узнать, что у них за жизнь. Можете считать это любопытством. Например, вы с сестрой сами делаете всю работу?
— Ну, иногда нанимаем помощников. Когда горячая пора. Но обычно работы хватает на одну… то есть на две пары рук.
— Должно быть, на ранчо много тяжелого труда.
Он пожал плечами.
— Если тебе нравится, то можно не считать это работой.
— А вам нравится?
Хенк принялся усердно жевать. Наконец, прожевав и проглотив, он сменил тему разговора:
— Рагу просто великолепно, вы не находите?
— Да, очень вкусно.
— Бекки снова поменяла рецепт. Мне нравится сельдерей. И чтобы было немного лука. — Он задумчиво ковырял вилкой морковку. — С легким привкусом кардамона, как раз то, что надо. Ни прибавить, ни убавить.
Удивленная, Каролина рассмеялась.
— Ковбой-обжора!
— Обжора? — Хенк словно очнулся.
— Я хочу сказать, вы знаете толк в еде.
Он улыбнулся.
— Нет, я не гурман, если вы об этом. Ненавижу претенциозные блюда.
— Как в модных французских ресторанах?
— Я люблю французскую кухню, — сказал Хенк осторожно, — если приготовлено хорошо. А то сами знаете, огромное меню и длинная карта вин еще не гарантируют качества.
— Думаете, домашняя еда лучше?
Хенк кивнул.
— Просто, но со вкусом.
Каролина подалась вперед. Она порадовалась, что Хенк наконец-то разговорился.
— Какой ресторан из тех, в которых вы побывали, вам запомнился?
Какое-то мгновение Хенк колебался.
— «Чейен». Высший класс. Самые лучшие домашние колбасы по эту сторону Миссисипи. — Он снова насторожился: — А почему вы спрашиваете?
— Да так просто… Сама люблю рестораны. У меня даже есть блокнот, куда я записываю впечатления как ресторанный критик.
Хенк удивленно поднял бровь.
— И что в этом блокноте?
— Ну, вообще-то я не эксперт, — скромно призналась Каролина. — Мне нравится уютная обстановка, иногда даже больше, чем еда. И еще я люблю путешествовать. Собираю меню всех ресторанов, где побывала. Например, в Вене есть милое маленькое кафе, в котором прекрасно отражен итальянский колорит. Что же до кухни, то тут нет равных китайскому ресторанчику в Мехико-Сити…
— «Дон Хо»!
Каролина не смогла скрыть изумление.
— Вы были там?
Хенк неожиданно смутился и потянулся к бутылке пива. Отпив пару глотков, он покачал головой.
— Нет, я никогда там не был. Наверное, прочитал где-нибудь…
— А здесь в округе мало ресторанов?
— Да. Откуда же им тут быть?
— Вам повезло, что Бекки так хорошо готовит.
— У Бекки много талантов, — согласился Хенк. — А готовка… По-моему, ей нравится этим заниматься.
Каролина поставила локти на стол и подалась к нему.
— А чем любите заниматься вы?
— Я?
— Ну да. Что держит вас здесь, на ранчо?
— Ну, наверное, лошади. Они восхитительны. По-моему.
— Восхитительны?
— И еще коровы. Я всегда… любил коров. — Особенно прожаренные стейки, подумал про себя Хенк. Он уже начал потеть под фланелевой рубашкой.
— Понятно… — Каролина была озадачена услышанным.
Вот ты и погорел, подумал Хенк. Разговорился о ресторанах, как будто ковбои только и делают, что сравнивают французскую кухню с мексиканской. Зато о сельской жизни говоришь как идиот. Надо опять сменить тему, пока не наступил полный крах.
— Мы снова заговорили обо мне. Так не пойдет, — заявил он.
Каролина смотрела на него не моргая. Очевидно, задавала себе вопрос: кто же сидит перед ней? Хенк почувствовал, что еда застревает у него в горле. Сколько еще будет продолжаться это мучение? Ему уже хотелось закричать: «Да, я ненавижу это ранчо! Дайте мне грязный город с несколькими кофейнями, хорошую парикмахерскую и билет на баскетбол! И я буду счастлив до щенячьего визга. Дайте мне взобраться на гору Мак-Кинли! Только не заставляйте больше говорить о коровах и лошадях!»
Но надо терпеть. По крайней мере до тех пор, пока не будут отпечатаны проклятые фотографии. Врать о прелестях жизни на природе не получалось. Но о чем тогда говорить? Что там советовала Бекки? Отвлечь ее. Пустить ей пыль в глаза, прежде чем она увидит слишком много.
— Давайте лучше поговорим о вас, Каролина. — Хенк интимно понизил голос.
— Обо мне?
— Конечно. Что, например, вы делаете после того, как уламываете мужчин и фотографируете их?
К удовольствию Хенка, гостья покраснела.
— Я… это просто моя работа.
— Вы сами выбрали такую профессию, — напомнил он. — Вам, наверное, нравится то, чем вы занимаетесь.
— Ну, я…
Он поймал ее неуверенный взгляд. Вот ты и попалась, подумал Хенк.
— Расскажите мне, Каролина, — игриво продолжил он. — Кого бы вы назвали самым привлекательным мужчиной из ваших моделей?
Такого поворота беседы Каролина никак не ожидала.
— Вообще-то для меня они необязательно привлекательны, — наконец выдавила она.
— Но уж кто-нибудь должен был запасть вам в душу?
— Нет, кого-то особенного я не помню.
— Вы хотите сказать, что равнодушны к тем, кого фотографируете?
— Конечно, нет! — Еще не хватало ему подумать, что она вообще к мужчинам равнодушна! — Обычно они не в моем вкусе, вот и все.
— А какой мужчина в вашем вкусе?
К счастью для Каролины, их разговор прервал отдаленный вой, долетевший из ночной темноты. В нем было столько безысходности и неподдельной муки, что нельзя было спокойно слушать замиравшее вдали эхо.
Каролина вздрогнула и вгляделась в темноту.
— Что это?
— Не имею ни малейшего… То есть, скорее всего, это волк.
— Волк!
— Иногда они появляются в округе.
Голубые глаза женщины расширились от страха.
— Они опасны?
— Конечно, — с готовностью подтвердил Хенк. — Все волки опасны.
— И даже для таких одиноких волков, как вы?
— А я не одинокий волк. Не совсем одинокий.
— Но вы же предпочитаете необременительные встречи и расставания…
— Просто я умею пользоваться всеми преимуществами холостой жизни, — ответил Хенк с улыбкой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Легко ли стать фотомоделью? - Мартин Нэнси

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Легко ли стать фотомоделью? - Мартин Нэнси



Лёгкая сказка с предсказуемым сюжетом. Но для одного долгого зимнего вечера сойдёт)
Легко ли стать фотомоделью? - Мартин НэнсиИрина
4.01.2016, 12.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100