Читать онлайн Украденные сердца, автора - Мартин Мишель, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Украденные сердца - Мартин Мишель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.77 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Украденные сердца - Мартин Мишель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Украденные сердца - Мартин Мишель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Мишель

Украденные сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

— Люк, дорогой, — воскликнула Джейн Кушман, когда услышала в трубке его голос, — у меня прекрасные новости — Тесс прошла медицинский осмотр у моего врача. Представляешь, у нее есть шрам от аппендицита. Такой же был и у Элизабет. Врач приблизительно определил время, когда Тесс удалили аппендицит, и все совпадает.
Люк поморщился и раздраженно ответил:
— Джейн, честное слово, вы меня удивляете. Удаление аппендицита — очень распространенная операция. Их делают и во взрослом, и в детском возрасте. У многих людей есть такие шрамы. У меня он тоже есть. Нет, это еще ничего не доказывает.
— Дорогой мой, ты страдаешь маниакальной подозрительностью.
Люк одной рукой ослабил узел галстука.
— Тесс уже знает об этом?
Джейн Кушман радостно рассмеялась:
— Да. Для нее это тоже стало неожиданностью. Первый раз я видела, чтобы она так растерялась. Кроме того, у нее есть еще один глубокий шрам на голове. Доктор Вестон предполагает, что травма головы могла стать причиной амнезии. Так что Тесс ничего не выдумала — она действительно страдает потерей памяти.
Люк растерялся и не сразу сообразил, что ответить. Он не думал, что Тесс вообще согласится пойти к врачу.
— Однако еще очень многое остается неясным, — задумчиво произнес он. — У меня есть вопросы, на которые пока нет ответов.
— Однако сейчас мы знаем о Тесс гораздо больше, чем раньше, — перебила его Джейн.
— Но тем не менее я бы не советовал особо доверять ей, — Люк продолжал настаивать на своем. — Во всяком случае пока, — добавил он.
— Знаешь, иногда твой скептицизм и твои советы меня просто раздражают, — возмутилась Джейн Кушман. — Я не хуже твоего знаю, что мне делать. Мог бы и сам догадаться, что я не собираюсь сразу же раскрывать перед Тесс все карты. Сейчас важно не ошибиться, чтобы потом не раскаиваться. Кое-какие факты нам уже известны, но этого мало. Добудь мне неопровержимые доказательства, подтверждающие, что Тесс или самозванка, или Элизабет, — вот тогда и поговорим. Когда этот бездельник Болдуин начнет наконец работать и сообщит что-нибудь, а? У меня еще есть новости, но раз ты такой упрямый, я тебе ничего больше не скажу. Все.
Люк положил трубку и уставился невидящим взглядом в окно, из которого открывался вид на деловую часть города.
Итак, Тесс прошла еще одно испытание. Кто же она на самом деле: настоящая Элизабет или ловкая и талантливая аферистка? Уже в который раз Люк спрашивал себя об этом, перебирая в уме все известные факты, но так и не мог решить. Всегда находились веские доводы в пользу того, что Тесс могла быть Элизабет, так и доказательства совершенно обратного. Люк пребывал в отчаянии и растерянности, он был не в состоянии решить, верить Тесс или нет, а времени на раздумья оставалось мало.
На самом деле ему совсем не хотелось что-либо решать. Он считал, что до появления Тесс он вел спокойную, размеренную жизнь и был вполне счастлив. Теперь же все изменилось, и во всем виновата его работа, будь она неладна! Если бы не его обязательства перед Джейн Кушман, то сейчас он бы не ломал голову над всякими дурацкими загадками и жил себе спокойно, не подозревая, что на свете существует какая-то там Тесс Алкотт, и его бы не терзали сомнения.
У него вдруг кольнуло сердце. Ты же кривишь душой, Мэнсфилд, — она тебе нравится. И надо в этом признаться по крайней мере самому себе.
Для него это было полной неожиданностью, поскольку последние годы его сердце молчало. И вот только сейчас вдруг заявило о себе и нарушило его покой, внеся смятение и в его жизнь, и в его душу. Да, ему нравится Тесс, очень нравится. Но почему, что такого особенного в этой женщине? Ее ум и рассудительность или характер? А как она страстно целовала его! Ему нравилось в ней буквально все, но ее поцелуи… Нет, их он никогда не забудет. И Люк в сотый раз обозвал себя дураком за то, что в пятницу утром струсил и позорно бежал от Тесс, оставив ее одну у бассейна. Более того, как мальчишка прятался от нее и в субботу, и в воскресенье. Но случись в эти дни остаться им наедине, что бы произошло? Воображение Люка быстро нарисовало заманчивую картину: их глаза встречаются, он приближается, обнимает ее и, подняв на руки, осыпает поцелуями. А потом… потом разум умолкает, давая волю чувствам, и он, махнув рукой на последствия, отдается во власть желания.
Нашел о чем думать! Нет, определенно он ведет себя, как последний болван! Тебе что, было мало Марго, которая нагло обманывала тебя? Вдруг Тесс сыграет с тобой такую же злую шутку? Остановись, приказал себе Люк, иначе будешь локти кусать, да поздно. А может, уже поздно?
Если раньше он просто не обращал внимания на некоторые факты и совпадения, то теперь, после того как врач обнаружил у Тесс шрам от аппендицита, ему все больше и больше хотелось отмести прочь все сомнения, которые столько времени мучили его.
Но радоваться рано, решил Люк. Его вновь раздирали противоречивые чувства. Подчиняясь голосу разума и еще раз хорошенько все обдумав, он решил остановиться пока на том, что Тесс очень ловко все подстроила. А шрам — это лишь случайное совпадение. Такие операции действительно не редкость. Теперь надо немного подождать, пока она не начнет действовать. Если Тесс аферистка, то она не станет тянуть время и потребует то, что ей причитается как законной наследнице.
Нет, никакая она не Элизабет, Элизабет уже нет в живых, убеждал себя Люк. Чудеса случаются только в сказках. Но где-то в глубине души ему хотелось верить, что и в жизни чудеса могут произойти. И кроме того, так ли уж важно, кто такая Тесс Алкотт? Держа ее в своих объятиях и ощущая тепло ее тела, он чувствовал, как бьется сердце у нее в груди, и в эти мгновения ему казалось, что правда, если она и существует на свете, то вот она — в их страстных объятиях, поцелуях и желании, которое, как вино, пьянит и дурманит сознание, и в такие мгновенья все подозрения забывались или становились далекими и мелочными.
Люк в отчаянии застонал. Господи, почему он видит в ней только сильную, гордую и привлекательную женщину, а не воровку и мошенницу? Куда делись его осторожность и подозрительность, с которыми он так долго жил, что у него уже вошло в привычку никому не доверять, где они? Что, мир стад другим или он сам изменился?
Все эти годы он твердил, обманывая самого себя, что любви не существует, что она лишь красивая сказка, призрачные грезы и заблуждение, свойственное молодости. И какое-то время ему действительно удавалось верить в это. Но оказалось, что сердце мгновенно проснулось, едва в его истосковавшейся душе зародилось настоящее чувство.
Сейчас он благодарил судьбу за то, что повстречал Тесс Алкотт.
Впервые за долгие годы Люк вновь почувствовал, как его переполняют щемящий душу восторг и ликующее счастье. Он с удивлением обнаружил, что его абсолютно не занимает вопрос, кто такая Тесс Алкотт на самом деле.
— Боже, и это я? — выдохнул он. Но в этих словах не было отчаяния, в них звучали изумление и радость.
Люк устал от собственной подозрительности, устал бояться, что его в очередной раз обведут вокруг пальца и он станет жертвой собственной доверчивости. Тесс избавила его от страхов, и он, внезапно почувствовав себя свободным, радовался всему, как человек, только что открывший для себя новый мир. Его сердце волновалось и замирало при мысли о Тесс и от того, что наконец-то он сможет избавиться от узды скучной размеренной жизни, в которой царят условности и где чувства насквозь фальшивы. Ему хотелось настоящей жизни, полной захватывающей неопределенности, неизведанных тайн и нежданных радостей.
Теперь он сможет дать волю своим мечтам и чувствам, которые он все время укрощал и сдерживал с тех пор, как однажды случайно услышал разговор Дженнифер с подругой. Его невеста, захлебываясь от восторга, красочно расписывала, как она ловко манипулирует своим женихом, а он — наивный дурачок! — ничего не подозревает. Поделилась она с подругой и своими секретами, как собирается вить из Люка веревки и как будет распоряжаться его деньгами после свадьбы. От услышанного у Люка надолго пропало всякое желание мечтать и строить какие-либо планы на будущее.
Но сейчас ему остро захотелось изменить свою жизнь, растопить лед, так надолго сковавший его душу, избавиться от мрачного чувства одиночества.
Как раз перед звонком Джейн Кушман он занимался тем, о чем мечтал долгие годы. Она позвонила в тот момент, когда Люк просматривал газетные объявления в поисках подходящего помещения для офиса, который он хотел открыть где-нибудь в Бруклине. Он уже давно вынашивал мечту открыть свое дело в этом огромном районе, где живет так много малообеспеченных людей, которые нуждаются в квалифицированных юридических услугах.
Люк не мог долго скрывать втайне свою мечту. Однажды он рассказал родителям о том, что собирается сделать. Те приняли его затею весьма холодно, если не сказать — в штыки. Как-то раз он заговорил об этом с Дженнифер, и та пришла в ужас и запаниковала. Но и это его ничему не научило. Позже он делился своими планами и с Эллен, и с Марго. Первая его подняла на смех, а второй было абсолютно наплевать на его идеи и планы.
С тех пор он никого не посвящал в свои планы, но мечту сохранил. Люк и сам не знал, почему именно сейчас он решил воплотить ее в жизнь, но чувствовал, что время пришло. Хватит все время оглядываться на других, почему-то весело подумал он.
— Люк, ты занят?
— Что? — он поднял глаза на девушку, стоящую в дверях кабинета. — Извини, Кэрол, я задумался. Что у тебя?
— Свежая информация от окружного прокурора по делу Валлингхема, — сказала Кэрол, поставив на стол коробочку с дискетами. — Прислали по компьютерной сети. Я все просмотрела и рассортировала, как ты просил.
— Спасибо, ты просто прелесть.
— Просто у меня хорошая зарплата. Люк рассмеялся и решил сразу же перейти к делу:
— Хорошо, а скажи мне, Кэрол, сколько бы ты хотела получать, работая в моей адвокатской конторе в Бруклине?
Кэрол удивилась:
— Ты что, шутишь?
— Ничуть.
— Вот это да! А в какой части Бруклина?
— В самой бедной и самой криминальной.
Кэрол презрительно скривила губы, но все равно не смогла скрыть охватившего ее радостного волнения.
— Ну, для этого мне надо переучиваться! У меня нет такого опыта работы. Сам знаешь, там одни грабежи, воровство, угоны автомобилей…
— Правильно, пройдешь полный курс подготовки. — Люк кивнул.
— А Роджер, он тоже там будет работать?
— И он, и Харриет, если, конечно, она согласится.
— А мистер Ропер тоже переводит туда контору и персонал?
Люк покачал головой:
— Нет, это только моя идея. Я хочу расширить нашу деятельность и открыть новый офис в Бруклине. Для этого мне нужны квалифицированные специалисты, лучшие мои люди.
— Понятно, — произнесла Кэрол, обдумывая его слова. Двадцатидевятилетняя Кэрол была на редкость самоуверенной и нахальной особой. Люк начал улыбаться еще до того, как она дала свой ответ, поскольку догадывался, что она ему скажет. — Значит, так: поскольку это опасный район, фирма должна оплачивать мне такси от офиса до дома. Сам знаешь, по вечерам возвращаться оттуда на метро равносильно самоубийству. Далее, нужно установить в офисе хорошую сигнализацию, поставить на всякий случай несколько охранников. Мало ли что, вдруг разбушуется какой-нибудь чересчур нервный клиент — ведь каждому не угодишь. И кроме того, я бы хотела годовую надбавку к жалованью в десять тысяч.
— Шесть.
— Восемь.
— По рукам.
Кэрол не ожидала, что Люк так быстро согласится на ее условия, и от удивления широко раскрыла глаза.
— Сэр, вы рехнулись, — отчеканила она каждое слово. — Однако мне это на руку, поскольку я могу неплохо подзаработать. Пока вы не передумали, пойду и напечатаю контракт.
— Скажи Роджеру, пусть зайдет ко мне, и ни слова не говори Харриет, договорились?
— Буду нема как рыба. Но скажи мне, на какие деньги ты собираешься содержать новый офис, платить нам зарплату? Твоя затея больше похожа на благотворительную акцию, ведь особого дохода эта работа не принесет, ты согласен?
Люк откинулся в кресле, сцепив руки на затылке. Сейчас, приступив к исполнению плана, который он вынашивал столько лет, Люк волновался и чувствовал необычайный подъем, у него даже немного кружилась голова.
— Да, ты права. Но не беспокойся, у меня есть средства в виде доверительной собственности, и я могу ими распоряжаться. Этих денег хватит лет на сто, чтобы выплачивать зарплату тебе, Роджеру и Харриет, да и другим тоже.
— Господи, ушам своим не верю! Все это так неожиданно! Могу я позвонить газетчикам и рассказать им о твоих планах? Ну пожалуйста, а? Я прямо вижу заголовок передовицы — «Потомок старейшего рода нью-йоркских адвокатов, похоже, сошел с ума», — ну, или что-то в таком же Духе.
— Как только я все подготовлю и обо всем договорюсь, тогда и позвонишь. Обещаю.
— Ты — душка.
— Скорее ненормальный, ты же сама сказала.
— Это точно, — улыбнулась Кэрол. — Вижу, ты задумал что-то необычное. Наверное, не один год уже думал об этом, да? Ты даже повеселел, ожил.
Люк еще несколько секунд задумчиво смотрел вслед ушедшей Кэрол. Да, она была права, он чувствовал, как его сердце вновь наполняется радостью, как кровь быстрее бежит по жилам. Еще месяц назад Люк и не подозревал, что отважится на такое. Смешно подумать — если бы не Тесс Алкотт, мошенница и воровка, правда, незаурядная и очень привлекательная, то он так бы и жил со своей мечтой, просто вздыхая по ней, но не пошевелил бы и пальцем, чтобы осуществить ее. Теперь он испытывал досаду, что все эти годы он не находил времени для такого важного дела. Его захлестнула волна нежной признательности Тесс. Аферистка она или нет, она сделала то, за что Люк ей вечно будет благодарен. Она разбудила его чувства, избавив его жизнь от унылого однообразия.
Люк ушел из офиса в пять. Сотрудники проводили его недоуменными взглядами. Прежде не случалось, чтобы шеф покидал офис так рано.
А Люк спешил к Тесс, ему было просто необходимо увидеть ее. Когда он находился рядом с ней, его душа будто наполнялась светом. Ее грудной голос и раскованные манеры необычайно возбуждали его, заряжая тело огнем. Глядя в ее глаза, он видел скрытую, затаенную страсть; такую же испытывал и он сам.
Но в особняке Джейн Кушман его ждало разочарование. Когда они сели за ужин и их взгляды встретились, Люк не нашел в голубых глазах Тесс, сидевшей напротив, никакой страсти, а увидел лишь холодную замкнутость и даже отчужденность. Она была полностью погружена в себя, изредка поднимала голову и бросала тревожный взгляд на окружающих. Люк не понимал, что происходит. Ведь она должна радоваться, поскольку сегодня причины для этого есть — посещение врача дало дополнительные доказательства в ее пользу.
До конца ужина Люку так и не удалось решить эту головоломку. Тесс не проронила ни слова. Она старательно избегала его вопрошающего взгляда, а после того, как все встали из-за стола, извинилась и торопливо поднялась к себе.
* * *
В своей комнате Тесс, охваченная тревожными мыслями, начала медленно раздеваться, готовясь ко сну.
Сегодня ее осмотрел врач, и результаты были, прямо скажем, ошеломляющие. Но вместо того, чтобы ликовать и радоваться тому, что все складывается так удачно, она нервничала. Весь день ее мучили два вопроса: откуда у нее взялся шрам под правым коленом и почему она не знала, что такой же был и у Элизабет. Со шрамом от аппендицита все было ясно — Берт еще в первый день, когда заявился к ней, сказал, что такой же был и у Элизабет. Но тогда же он сказал, что считать этот шрам доказательством того, что она на самом деле Элизабет, было бы глупостью, поскольку Джейн Кушман заявит, что это просто случайное совпадение. И он был прав — мало ли кто перенес такую же операцию?!
Но почему он промолчал про второй шрам под коленом? Берт, когда готовил ее для этого дела, принес целые кипы различного материала. Но в этом обилии документов, справок и записей Тесс не обнаружила никакого упоминания об этом злополучном шраме. Она тогда тщательно изучила медицинскую книжку Элизабет, в которой указывались все ее физические данные, особенности и болезни, которые она перенесла, и если бы там имелись сведения на этот счет, то она бы обязательно обратила на них внимание. Зная Берта и то, с какой маниакальной тщательностью он готовится к любой операции, Тесс не могла поверить, что он просто упустил это из виду. Значит, он сознательно скрыл от нее эту информацию. Но зачем? Какие цели он преследует?
А если ты ошибаешься, подумала Тесс. Что, если это не Берт, а Джейн Кушман играет с тобой в игры? Сегодня она подтвердила, что шрам под правым коленом был и у Элизабет, но не стала вдаваться в подробности и объяснять, как и когда она его заработала. Может, почтенная дама попросту лжет?
Люк тоже мог быть замешан в этой игре. Сегодня он, например, глаз с нее не сводил, все шпионил, следил… Если он задумал разрушить ее жизнь, то он запросто мог договориться с доктором, чтобы тот сказал, что у Элизабет был в точности такой же шрам под правым коленом. На Люка это похоже — сначала осторожно расставит сети, оплетет тебя предательской паутиной, а когда ты соберешься вырваться, будет уже поздно.
«Хватит голову ломать, лучше ложись спать. Наверняка они сейчас тоже в растерянности и не знают, что делать», — уговаривала себя Тесс, устав от бесплодных раздумий. С тяжелым вздохом она забралась под одеяло и свернулась в комочек.
Черт побери, все, абсолютно все идет не так, как она ожидала! Она планировала сразу же, как только они придут сюда с Бертом, захватить ситуацию в свои руки и держать ее под контролем. Но вместо этого ее неизвестно почему одолевают противоречивые чувства — то вины и раскаяния, страха и растерянности, то радости и счастья. Такого с ней никогда не бывало.
Подскочив как ужаленная, Тесс села в кровати.
— Кто сказал, что я счастлива? — изумленно прошептала она.
Она просто не может быть счастливой! Она — мошенница и воровка и не заслуживает этой милости.
Но так или иначе, Тесс, попав в этот дом, действительно почувствовала себя счастливой.
— Гореть мне в огне за грехи мои тяжкие, — пробормотала Тесс и, откинувшись на подушку, снова натянула одеяло до самого подбородка. Она всегда мечтала о своем доме, красивом и уютном гнездышке, о домашнем тепле, которое согревает душу, когда ты знаешь, что кому-то нужен, что кто-то тебя ждет. Тесс с горечью улыбнулась. Авантюристка без роду и племени мечтает о домашнем счастье, забравшись в чужой особняк, — просто смешно!
Но как это ни странно, дом Джейн Кушман не казался ей чужим. Только сейчас Тесс поняла, что она поступила правильно, согласившись на это дело! Сейчас у нее была возможность понять, что такое иметь свою семью, жить среди родных и близких и насладиться пусть хотя бы иллюзией родного дома. Тесс проклинала эту затею и в то же время благодарила судьбу за то, что ей удалось познакомиться с удивительной Джейн Кушман. Эту почтенную и гордую леди не сломили горе и одиночество, и Тесс поражалась мужеству, с каким она держалась, когда речь заходила о ее сыне и невестке, с которыми жизнь обошлась так несправедливо.
При мысли о Люке она сладко потянулась. Только ради него стоило ввязаться в эту авантюру! Благодаря Люку она почувствовала себя женщиной. Ей нравилось находиться рядом с ним, слышать его голос и смех, ощущать на себе его внимательный взгляд. Их короткие беседы, больше похожие на словесные дуэли, волновали ее. А от тепла его рук, то нежных, то нетерпеливых, и поцелуев ее тело, охваченное огнем страсти, трепетало.
«Ну-ну, что ты еще узнала?» — усмехнулась Тесс, устремив взгляд в непроглядную темноту.
Люк открыл ей глаза на саму себя. Она впервые почувствовала себя желанной. И это ощущение совершенно изменило ее, она словно заново родилась. Из-за своей профессии Тесс не могла позволить себе завести друзей, и ей не с кем было даже поговорить, поделиться своими печалями и радостями. Она страдала от одиночества, от пустоты и холода, царившего в ее сердце, но когда она увидела Люка и их глаза встретились, ее истосковавшаяся душа словно ожила.
Перемены произошли настолько стремительно, что Тесс, поначалу испугавшись, не знала, как ей поступить. Может, лучше собрать волю в кулак и, сосредоточившись только на деле, вырвать из сердца эти чувства, чтобы избавиться от сладостного, коварного наваждения? Но теперь, когда Тесс забыла о своих страхах, многое казалось просто несущественным. Разве так важно, попадет к ней ожерелье Фарли или нет? И тюрьма, куда она может угодить, и проклятия, которые Люк и Джейн Кушман будут насылать на ее голову, узнав об обмане, — все это отошло куда-то на задний план.
Перед ней лежал новый мир — прекрасный и сложный мир чувств, — и сейчас ее душа принадлежала только этому миру.
— Лучше бы я уехала в Филадельфию месяц назад, — проворчала Тесс скорее по привычке, а не потому, чтобы выразить свое недовольство, и улыбнулась.
Прошло два часа, но сон все не шел к ней. Она ворочалась в кровати, крутясь с одного бока на другой, и проклинала бессонницу. Когда она думала о Люке и Джейн, то чувствовала себя счастливой, а когда вспоминала о своей ненавистной работе, то — глубоко несчастной.
Наконец Тесс с усталым вздохом перевернулась в очередной раз на бок и погрузилась в беспокойный сон.
Кошмар вновь напомнил о себе, опутав липкой паутиной страха ее спящее сознание.
Не одну ночь на протяжении нескольких лет Тесс видела один и тот же жуткий сон. Она плохо помнила всякие мелочи и детали, которые почему-то каждый раз оказывались подернутыми слабой туманной дымкой, но основной сюжет, если так можно выразиться, оставался неизменным и навсегда врезался в ее память.
Средневековый замок, окруженный рыцарями в доспехах. Яркое солнце освещает зеленую лужайку, на которой она — принцесса — танцует вместе с придворными девушками. Повсюду слышится радостный смех. Неподалеку на импровизированном троне под тентом расположились король и королева, ее родители. Они о чем-то с улыбкой шепчутся, а затем присоединяются к общему веселью.
Внезапно все меняется. По небу ползет огромная черная туча, которая закрывает солнце, становится темно. Тесс чувствует на себе чей-то тяжелый взгляд, а затем видит, как из темноты протягивается огромная рука и зажимает ей рот. Какая-то неведомая сила отрывает ее от земли и поднимает.
Она хочет закричать, позвать на помощь, но не может. Внизу остались люди, деревья, замок… Вокруг сгущается тьма. Воздуха не хватает, начинает кружиться голова, но страшная рука по-прежнему сдавливает ей рот. Тесс задыхается.
Она видит, что внизу все суетятся, спешат в замок, чтобы спрятаться от зловещей тучи. Ни один человек не заметил исчезновения принцессы. Ее бросили, оставили на милость жуткого чудовища! Она хочет рассмотреть его, но голова гигантского монстра скрыта грозовой тучей.
Наконец ей удается вырваться из цепких рук, и начинается неотвратимое и бесконечное падение. Ужас сковывает ее. Она знает, что неминуемо разобьется, но рядом никого нет, кто бы мог прийти на помощь. Тем временем земля неумолимо приближается. Еще мгновенье — и она погибнет.
За секунду до удара о землю Тесс сдавленно вскрикнула и проснулась в холодном поту. Дрожа от страха, сковавшего льдом ее сердце, и судорожно хватая ртом воздух, она села на кровати.
— Проклятие! Опять то же самое, — выкрикнула Тесс с отчаянием в голосе. — Нет, нет, нет! — Каждое слово она сопровождала ударом кулака по кровати.
Этот кошмарный сон пришел к ней из детства. Она помнила, что до пятнадцати лет он постоянно мучил ее. Потом с помощью изнурительных сеансов самовнушения, доводящих ее до полного изнеможения и вспышек слепой ярости, она с трудом избавилась от него. Но в спальне Элизабет он вновь вернулся из прошлого и начал преследовать ее.
Каждую ночь этот кошмар терзал и рвал ее сознание, наполняя душу чувством какой-то тоскливой безысходности. И никого не было рядом, чтобы обнять ее, успокоить и утешить, прошептать ласковые слова. От этого она приходила в еще большее отчаяние.
Когда ее сердце стало биться ровно и дыхание постепенно успокоилось, Тесс, решительно скинув с себя одеяло, вскочила на ноги и направилась в библиотеку. Чем проводить ночь в кошмарных снах, лучше уж почитать в кровати. Позабыв набросить на плечи халат и надеть домашние туфли, она выскочила из комнаты и спустилась по лестнице на первый этаж. Часы показывали два часа ночи, и в доме царила полная тишина.
Тесс вошла в библиотеку и снова, как и в прошлый раз, увидела Люка, стоящего у камина. Он задумчиво смотрел на едва тлеющие угли. Почувствовав на себе ее взгляд, он вздрогнул и обернулся. На его лице появилась радостная улыбка, которая тут же исчезла, когда он увидел ее бледное лицо.
— Тесс, что-то случилось? — с тревогой спросил Люк.
Ему захотелось притянуть ее к себе, прижать к груди и забыть о своих подозрениях.
— Я… просто… я проснулась и больше не смогла заснуть, — запинаясь, произнесла Тесс. — Не спится. — Она встала так, чтобы на лицо падала тень, иначе по ее глазам Люк мог догадаться о том, какая буря чувств поднялась у нее в душе. — А ты почему не спишь?
— А я проводил эксперимент, — ответил Люк. — Решил убедиться в том, существует телепатия или это все выдумки. — Он загадочно улыбнулся. — Теперь я вижу, что она действительно существует.
— Извини, что помешала, — Тесс начала нервничать. Что он задумал? Почему так странно улыбается? — Я просто зашла, чтобы взять… — Заметив, что он направился к ней, Тесс хотела отступить, но ноги словно приросли к полу.
Приблизившись, Люк заметил:
— Второй раз вижу тебя в пижаме и нахожу, что в ней ты выглядишь очень соблазнительно… — Его голос едва заметно дрожал.
Он положил руки ей на плечи, прежде чем она успела запротестовать. До последней секунды она надеялась, что сможет остановить Люка, но ей вдруг расхотелось это делать.
— Ты не боишься? — Тесс посмотрела ему в глаза, слыша биение собственного сердца и наслаждаясь теплом, исходившим от его рук.
— Нет. — Он провел пальцами по ее мягким волнистым волосам, любуясь ими. — Извини, в пятницу все так глупо вышло.
— Не извиняйся, — прошептала она. — Ты поступил так, как счел нужным. И, наверное, ты сделал правильно. — Конец фразы был едва слышен.
— Нет, я вел себя, как круглый дурак, — сказал Люк, привлекая ее к себе. — Я устал бояться самого себя.
Прижавшись к нему, Тесс доверчиво положила голову ему на грудь. Об этом она мечтала сегодня ночью.
— Люк, но сейчас мы поступаем безрассудно, понимаешь это?
— Да, — тихо произнес Люк, нежно проведя пальцами по ее щеке. — Но я этого хочу. А ты?
— И я, — сказав это, она уткнулась лицом ему в грудь.
Люк наклонил голову и заглянул ей в глаза, которые, потемнев в полумраке, приобрели необычный синий цвет.
— Я бы, наверное, умер на этом месте, если бы ты сказала нет.
От его крепких объятий в груди Тесс поднялась, разрастаясь, теплая волна счастья. Он нужен тебе, нужен сейчас! — кричало ее сердце. Все ее естество тянулось к Люку, требуя близости с ним. Он наклонился и поцеловал Тесс. Этот поцелуй уничтожил последние доводы рассудка. Теперь она купалась в чувствах, которые туманом обволакивали сознание и разливались по телу блаженным дурманом. Так и должно быть, успела подумать она.
— Тесс, — прошептал Люк, прикоснувшись пылающими губами к ее щеке. — О, Тесс!
Она тихо вскрикнула, отвечая на его ласки, на обжигающий огонь его желания.
Все, что происходило потом, Тесс видела как во сне. Люк отстранился от нее и закрыл дверь. Потом резко притянул к себе Тесс и осыпал ее лицо, шею и губы жадными поцелуями. Почувствовав, как острое желание огнем пробежало по телу, она со стоном выгнулась в его руках. Последние воспоминания о ночном кошмаре, которые тупой иглой засели в сердце после ее пробуждения, исчезли, не выдержав яростной атаки всепоглощающих чувств. Скоро она почувствует его, сольется с ним в едином порыве страсти. Господи, как она хочет этого!
— Люк, — прошептала Тесс низким, каким-то чужим голосом.
Она приглушенно вскрикнула, когда он провел губами по ее шее и сжал зубами мочку уха. Тесс уже не могла сдерживать себя. Каждая частичка тела требовала удовлетворения бушующего в ней желания.
Дрожащими, плохо слушающимися пальцами она принялась нетерпеливо расстегивать его рубашку. Справившись с пуговицами, Тесс провела кончиками пальцев по его груди, ощущая, как стальные мускулы волнами перекатываются под кожей. От нежного прикосновения ее губ Люк содрогнулся и притянул к себе, сжав бедра так, что она ощутила его возбуждение.
Повинуясь безотчетному желанию, она поцеловала его грудь, лаская языком жесткий сосок. Он откинул голову назад и, опьяненный наслаждением, издал тихий стон.
В следующее мгновение он обхватил ладонями ее голову, и их губы встретились. Люк целовал ее жадно и нетерпеливо, словно хотел навсегда насытиться вкусом мягких губ. Упругие толчки языка заставляли тело трепетать; бедра двигались в каком-то бессознательном, сладострастном ритме — она то припадала к нему, то отстранялась. Оторвавшись от ее губ, Люк начал покрывать неистовыми поцелуями ее шею. Его рука скользнула вниз и забралась под мягкую кофточку пижамы. Тесс обожгло как огнем, когда он провел ладонью по ее коже и коснулся обнаженной груди. Лаская настойчивыми пальцами затвердевший сосок, он поцеловал ее.
— Тесс, милая Тесс, ты прекрасна, — прошептал Люк одними губами. — Ты так нужна мне.
— Да, Люк! — воскликнула Тесс, мечтая раствориться и забыться в нем. Ее дыхание стало неровным, прерывистым, когда Люк, расстегнув пуговицы, сорвал с нее кофточку.
— Иди ко мне, — произнес он низким голосом, а затем наклонился и начал целовать ее нежную, шелковую кожу.
— Ох! — тихо воскликнула она, внезапно почувствовав слабость. — Я хочу… я не могу… О, Люк!
Он сжал губами розовый сосок и провел по нему языком. Застонав от нового, незнакомого ощущения, Тесс уронила руки, но затем впилась пальцами ему в плечи и повисла на нем.
— Милая, дорогая… — шептал Люк, обжигая дыханием ее кожу. Он поймал губами другой сосок и дразнящим языком довел Тесс до исступления.
Затем он направил руку в низ ее живота. Движение руки под тканью пижамы было нежным и ласкающим. Наконец его пальцы коснулись того места, откуда, то перекатываясь мягкими волнами, то разбегаясь пронзительными лучами, по ее телу разливалось упоительное, сладостное желание.
— Люк! — охнула Тесс и начала медленно оседать на пол. Ноги отказывались ее слушаться.
Люк подхватил ее на руки и осторожно положил на ковер.
— Стоило мне увидеть твои глаза, как я понял — ты нужна мне, — прошептал он, прижав губы к ее волосам. — Все мои мысли только о тебе. Я хочу тебя, Тесс. Я только об этом и думаю.
— Боже мой, мне так хорошо, легко! — воскликнула она. — Люк, я тоже хочу, чтобы это произошло. Сделай это!
Люк накрыл ее рот своими губами, заглушив крик. Их охватило нетерпение — оба хотели принадлежать друг другу, насладиться друг другом немедленно.
Опустившись на пол, они принялись торопливо раздевать друг друга, устраняя последние препятствия на пути их близости. Они словно соревновались, кто кого быстрее разденет. Выиграл Люк.
Их обнаженные тела сплелись. Мускулистое тело Люка, казалось, пылало огнем. Тесс медленно провела пальцами по его горячей атласной коже и улыбнулась. Никогда раньше она не испытывала такого возбуждения. Ее тело превратилось в натянутую струну и мгновенно отвечало вспышками огня на каждое его прикосновение.
Ласки Люка становились все настойчивее. Его руки, губы, язык заставляли ее тело трепетать и извиваться. Когда он приник к ее груди, Тесс обхватила руками его голову и прижала к себе, а когда его пальцы проникли в ее плоть и начали ласкать ее, Тесс тихо застонала, почувствовав, как в низу живота появился и разрастается пульсирующий ком напряжения.
Ей казалось, что еще мгновение такого экстаза — и она рассыплется на тысячи и тысячи мелких огненных кусочков. Да, пусть именно это и произойдет и избавит ее от этого всепожирающего огня. Другая мысль, сменившая прежнюю, была совершенно противоположной — она была готова вечно испытывать это неземное наслаждение, вызванное прикосновениями его настойчивых и ласковых рук.
— Люк! — В ее голосе звучал отчаянный призыв.
Он поднял голову и жадно ее поцеловал.
— Да, Тесс, иди ко мне, — тяжело дыша, прошептал Люк. Его пальцы продолжали двигаться в ней, дразня ее возбужденную плоть и стягивая бушующие чувства в огромный, плотный узел. Тесс казалось, что она не выдержит такого неистового напряжения и вот-вот страшно закричит или, может быть, просто умрет.
Прерывающимся голосом Люк шептал ей:
— Я безумно хочу тебя, Тесс. Хочу тебя всю. Будь моею.
Тишину в доме прорезал внезапный крик Тесс.
Люк покрывал поцелуями и нежно ласкал руками ее обмякшее тело, которое еще продолжало содрогаться от сладостной дрожи наступившего оргазма. Она прижалась к нему, испытывая огромное облегчение. Пелена, которая окутывала сознание, начала рассеиваться.
Тесс возвращалась из забытья. Открыв глаза, она устремила чистый взгляд на Люка. Боже, какие у него красивые зеленые глаза! От его теплого и нежного взгляда у Тесс сладко затрепетало сердце. Сейчас его глаза сверкали огнем, но не огнем желания, требующего немедленного сексуального удовлетворения, а огнем, который излучал тепло, исходившее из самых глубин его души. Но, может, она все выдумывает, может, это только игра ее воображения? Тесс не знала, что таится за этим взглядом, от которого становится так легко и радостно на душе. Но она была уверена, что эти мгновения для него значат так же много, как и для нее.
— Люк, — прошептала Тесс и потянулась к нему. Люк наклонился к ее лицу и нежно поцеловал.
Обняв Тесс, он прижал ее голову к груди. Она услышала учащенное гулкое биение его сердца и поначалу не поняла, что с ним происходит. Только чуть позже, когда сознание полностью вернулось к ней, она прижалась к Люку всем телом и ощутила напряжение его возбужденной плоти и горячее, неутоленное желание, которое продолжало сжигать его. Он не разжимал рук, словно боялся, что может навсегда потерять ее.
Что-то произошло с ней, Тесс это интуитивно чувствовала. Теперь в ее душе царило умиротворенное спокойствие, она смотрела на мир другими глазами. Она словно наконец стала частичкой мира, в котором жила, и от этого мир уже не казался ей враждебным и чужим.
Ее прежние страхи больше не терзали ее. Впервые в жизни она наслаждалась чувством полной свободы, и ее душа и тело ликовали.
Тесс словно безумная накинулась на Люка и опрокинула его навзничь. Она целовала его губы, а в это время ее руки быстро и нежно скользили по его телу, словно она хотела навсегда запомнить каждый изгиб, каждый миллиметр его сильного и красивого тела.
— Тесс…
— Не говори ничего, — торопливо заговорила она, — не надо. Я должна… мне хочется прикасаться к тебе. Если бы ты знал… Я хочу тебя.
Люк постанывал, судорожно содрогаясь от прикосновения ее пальцев, рассыпающих искры наслаждения по всему телу, и от дразнящих, ласкающих поцелуев. Она будила в нем ощущения, которые пьянили сознание, погружая тело в бездну чувственного удовольствия. Пусть и он испытает все те ощущения, что еще минуту назад бушевали в ее распаленном теле. От этой мысли ее охватил восторг, какой-то неистовый, дикий экстаз.
— Я хочу, чтобы ты взял меня, — простонала Тесс.
Притянув к себе Тесс, Люк повернулся так, что она оказалась под ним. Он уже не целовал, а жадно кусал ее губы. Пальцы Тесс лихорадочно скользили по его волосам, плечам, спине, то сжимаясь, то разжимаясь. Она судорожно выгнулась навстречу ему, обхватив ногами его бедра, и застонала.
— Никогда… — сдавленным, хриплым голосом прошептал Люк, — ничего подобного…
О Боже!
Он сразу же вошел в нее резко и глубоко. И он, и она одновременно вскрикнули. Я чувственном крике, вырвавшемся из груди Тесс, были слышны и боль, и радостное потрясение от новых ощущений, которые дарила ей их близость.
— Тесс? — Люк встревоженно посмотрел на нее.
— Прошу тебя — не беспокойся и не останавливайся. Все в порядке, — прошептала она. — Я хочу вот так! — Она выгнулась и прижалась к нему бедрами, чувствуя, как он входит в нее все глубже.
Время, казалось, остановилось. Все предметы вокруг потеряли свои очертания, стали неясными и расплывчатыми, как в тумане. Осталась только упоительная страсть, омывающая тело волнами наслаждения.
Тесс обвила руками шею Люка, страстного и нежного, открывшего ей совершенно новый мир. Их тела сплелись, они погрузились в бушующие волны восхитительных ощущений.
Тесс погрузила пальцы в волосы Люка и прижала его губы к своим, упиваясь новыми чувствами, которые, казалось, уже достигли предела. Тесс боялась момента наивысшего наслаждения, который скоро, вот-вот должен наступить, и в то же время ждала его, поскольку уже не было сил гореть в этом огне. И этот миг внезапно наступил.
Сначала тишину в библиотеке нарушил чувственный, больше похожий на стон протяжный вскрик Тесс.
— Люк!
Он сжал ладонями ее обнаженные плечи и прошептал что-то ласковое.
Когда судорога пробежала по его телу, Люк приглушенно вскрикнул.
* * *
Тесс медленно открыла глаза и повернула голову. Остатки короткого сладкого сна еще приятно туманили ее сознание. Увидев Люка, лежащего рядом с ней, Тесс вздрогнула. Он лежал, упираясь локтем в пол, положив голову на ладонь, и с улыбкой смотрел на нее.
Боже, что она натворила?
С какой глупой беспечностью она раскрыла душу и сердце, отдав себя человеку, который еще недавно был готов сделать все, чтобы растоптать ее жизнь! Но мы же занимались любовью, мы любили друг друга, подумала Тесс в надежде себя успокоить. Ну и что? Вполне возможно, что он уже сейчас готовит для нее западню. Завтра он даже не посмотрит в ее сторону. Хотя ее тело еще горело от его ласк и поцелуев, Тесс внезапно почувствовала себя абсолютно беспомощной.
— Черт побери, и что мы будем делать теперь, а? — с вызовом бросила она, чтобы скрыть свою растерянность.
Люк закинул голову и рассмеялся. Он смеялся от души и так долго, что его лицо стало красным.
— Я говорю о… — начала она.
— Я знаю, что ты хочешь сказать, — перебил ее Люк, содрогаясь от хохота.
Поддавшись его заразительному веселью, Тесс улыбнулась и присоединилась к нему. Боже, какой кошмар — она еще может веселиться! А почему бы и нет? Ясно, как Божий день, что после того, чем они тут занимались, она не сможет больше притворяться и скрывать свои чувства ни от него, ни от самой себя. С ним она испытала восхитительные мгновения и неземное наслаждение, от которого до сих пор ее сердце ликует. В нем есть что-то такое, что притягивает ее к нему, какое-то особое обаяние и сила. А может, искренность? Всего несколько минут назад Люк находился во власти страсти, которой, как и она, не мог противостоять. Она видела, что его чувства были искренними, в них не было и следа притворства. Все, что между ними произошло, было абсолютно естественно, они оба искали близости, и, более того, они прошли сложный и мучительный путь ссор и ненависти, чтобы наконец найти друг друга.
Все это так, думала Тесс, но только все равно очень странно, что она смеется и радуется вместе со своим вчерашним врагом.
Однако еще больше ее удивляло не то, что стена, которой она хотела обезопасить себя от чужого вторжения в ее личную жизнь и которую она тщательно возводила долгие годы, в одно мгновение рухнула, а то, что человек, которого столько раз предавали и который испытал, в жизни столько боли, смог… «Так что он смог сделать? — скептически усмехнулась Тесс. — Остановись. Твои мысли заведут тебя неизвестно куда. Считай, что пока между вами установилось перемирие, или, если хочешь, назови это хрупким взаимопониманием».
— Я могу продолжать? — поинтересовалась Тесс, когда Люк успокоился. — Веселье закончено?
Люк посмотрел на нее жарким взглядом и, облизнув губы, усмехнулся:
— Не совсем, но ты продолжай, продолжай говорить. — Он махнул рукой. Тесс смутилась.
— Хорошо, я повторю свой вопрос — что нам теперь делать? И, пожалуйста, давай обойдемся без пошлых шуточек и дурацких намеков. Как скрыть от всех, что между нами произошло, и этой комнате, — она обвела рукой библиотеку, — все пропитано духом секса, даже стены нас выдадут. Если Ходжкинс сюда войдет утром, то сразу обо всем догадается. Представляю, в какой он придет ужас.
— Тебе кажется ужасным то, что случилось? — спросил Люк, откинув прядь волос у нее со лба.
— Нет, думаю — нет. По крайней мере сейчас, — смутилась Тесс. — Я скорее потрясена, но ни о чем не жалею. И хочу, чтобы ты это знал.
— Я знаю, — сказал Люк. Наклонившись, он нежно поцеловал ее. — Не понимаю, зачем что-то скрывать и притворяться? Я, например, так просто счастлив.
Тесс усмехнулась:
— А вот мне как-то не по себе. Сижу тут голая и болтаю с мужчиной о сексе… С ума сойти!
Люк хмыкнул:
— Кстати, позволь тебя спросить, как это ты умудрилась до двадцати пяти лет ходить в девушках?
Тесс залилась краской.
— Чему тут удивляться? По-моему, для незамужней женщины это вполне естественно.
— Ты же встречалась и с принцами, и с миллионерами, и, наверное, у тебя были друзья среди коллег по твоей работе. Только не говори мне, что ни один из них не пытался затащить тебя в постель.
— Ну вот, началось, — со вздохом пробормотала Тесс. — Много ты знаешь! Смотрю я на тебя и думаю, откуда в тебе столько цинизма?
— А вот когда я смотрю на тебя, то думаю совсем о другом, — он окинул ее взглядом, и его глаза жадно заблестели.
— Люк, перестань! — возмутилась Тесс. Ее слова вызвали в Люке новый приступ веселья. Он откинулся и расхохотался.
— Ну что же, по крайней мере хоть одному из нас весело, — нахмурившись и неодобрительно поглядывая на Люка, сказала Тесс.
— Да-да, я давно уже так не радовался и не смеялся, — сознался он. — Итак, что ты предлагаешь?
— Мне кажется, — задумчиво произнесла Тесс, кусая нижнюю губу, — что для начала нам надо прекратить цапаться из-за пустяков, а то грыземся по поводу и без повода.
— По-моему, вполне разумно. Лично я за перемирие. — Люк словно читал ее мысли.
— Перемирие?
— Да. А что, войну мы прекратили, как я понимаю, или ты думаешь по-другому?
— Да нет, ты прав.
— Хорошо, а что еще мы будем сейчас делать? — с невинным видом поинтересовался Люк.
Тесс не попалась на его удочку, но покраснела еще больше.
— Может, — произнесла она, бросив на него украдкой тревожный взгляд, — мы теперь перестанем ежесекундно обсуждать вопрос о моем пребывании в доме Джейн Кушман?
— Согласен, забудем об этом, — он небрежно махнул рукой, не сводя с нее голодного взгляда.
— И еще, — тут Тесс совсем смутилась и заговорила сбивчиво, — кажется, по крайней мере, лично я так думаю, что теперь после того, что между нами было, мы… ну, мы стали…
— Любовниками? — пришел на помощь Люк. Побледнев, Тесс кивнула. Она подтянула ноги к груди и, спрятав лицо в ладонях, произнесла:
— Боже, что я говорю? Я потеряла голову.
— Верно подмечено. И такой ты мне нравишься… очень.
Подняв на него глаза, Тесс заметила:
— Странный у тебя вкус, однако.
Люк рассмеялся:
— Ты уже не первый раз говоришь мне об этом. Знаешь, я ожил, как только ты появилась в моей жизни. Раньше в юности я всегда любил риск, волнующие приключения… Но с годами я как-то забыл, что в жизни всегда надо что-то искать, к чему-то стремиться. Прекрасное чувство! Кровь бурлит, сердце волнуется, замирает в предвкушении нового, какой-то неразгаданной тайны! — горячо воскликнул Люк и добавил:
— Ну, конечно, не всегда все кончается так, как хотелось бы. Бывают в жизни и огорчения, и разочарования. Боже, как я ненавижу чувство растерянности, подавленности! Только благодаря тебе я вновь почувствовал вкус к жизни. Тесс, я в неоплатном долгу перед тобой.
«Посмотрим, что ты скажешь через пару недель, когда мой обман раскроется», — грустно подумала Тесс и поежилась.
— Тебе холодно? — забеспокоился Люк. Тесс кивнула. Он поднял с пола пижаму и протянул ей. — Вот возьми, накинь на себя.
Схватив одежду, Тесс быстро натянула пижамные штаны, а затем и кофточку. Тесс только начала ее застегивать, как неожиданно вмешался Люк. Он отвел ее руки и своими длинными пальцами ловко управился со всеми пуговицами. В то время как Люк был увлечен этим занятием, Тесс охватила внутренняя дрожь внезапного, безумного желания. К черту одежду! Сорви ее и займись со мной любовью, промелькнула у нее мысль. Вслух она ничего не отважилась сказать.
Когда с пуговицами было покончено, они оба поднялись с пола и молча застыли друг против друга — она в одежде, а он по-прежнему обнаженный.
— Э-э-э… — протянула Тесс, чувствуя себя неловко под его пристальным взглядом, — так что мы решили — мы теперь э-э… любовники, да?
— Ну да.
— А как это? Извини, просто я не знаю… до тебя, как тебе уже известно, у меня никогда не было мужчины… ты меня понимаешь?
— Да, но я и сам, признаться, уже забыл. Последний раз у меня была возлюбленная очень давно, — тихо произнес Люк, перебирая пальцами ее волосы. — Пусть все идет своим чередом. Наверное, так будет лучше. Забудем о прежних стычках и постараемся о них не вспоминать как можно дольше. — Его глаза потемнели. — Да, как можно дольше. — Повторив эти слова, Люк со стоном крепко обнял Тесс, словно испугался, что она внезапно растает в воздухе и оставит его одного.
— Уф, — перевела дыхание Тесс, когда Люк ослабил железные объятия. — А как часто мы будем теперь встречаться для… для любви? Я предлагаю, как минимум, раз в день.
— А я — два.
— Лучше три.
— Договорились.
Люк притянул ее к себе. Положив голову ему на грудь, Тесс с закрытыми глазами слушала, как бьется его сердце, и наслаждалась силой и теплом, исходившими из его рук. В эти мгновения она чувствовала себя невероятно счастливой.
Жаль, что они не встретились раньше. Все могло бы сложиться по-другому.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Украденные сердца - Мартин Мишель

Разделы:
12345678910111213141516171819Эпилог

Ваши комментарии
к роману Украденные сердца - Мартин Мишель



Не шедевр, конечно,перечитывать не буду, но и не жаль потраченного времени. Поразили таланты Тэсс,конечно,есть и художественный вымысел,но неужели американские университеты дают такое отличное образование?
Украденные сердца - Мартин МишельТесса
7.09.2015, 11.37





В принципе не плохо. Но, не знаю в каком году был написан роман, анализ крови уж можно бы сделать, о ДНК я молчу. Исходя из этого весь роман разваливается как карточный домик и интерес от прочтения ЛР пропадает.
Украденные сердца - Мартин Мишельиришка
18.05.2016, 0.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100