Читать онлайн Украденные сердца, автора - Мартин Мишель, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Украденные сердца - Мартин Мишель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.77 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Украденные сердца - Мартин Мишель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Украденные сердца - Мартин Мишель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Мишель

Украденные сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

И тут Люк допустил непростительную оплошность: он протянул руку и убрал у нее со лба влажную прядь волос. Когда он к ней прикоснулся, по его телу пробежала легкая дрожь, словно ему внезапно стало холодно. Люку нестерпимо захотелось поцеловать ее яркие, чувственные губы. По правде говоря, он мучился все утро, сгорая от этого желания. Прикосновение лишь послужило толчком к началу действий.
— А еще я хочу поцеловать тебя. — Люк взял ее лицо в руки.
— Нет, Люк, не… — прошептала Тесс.
— Да, — тихо сказал он.
Ее длинные ресницы задрожали, и она медленно закрыла глаза, в которых застыли и удивление, и страх, и желание. Люк наклонился и нежно коснулся губами ее губ. Со вторым поцелуем по его телу разлилось упоительное наслаждение.
Он вновь прильнул к ее мягким губам. Боже, как это восхитительно! Люк и не подозревал, что он может быть способен на столь нежное проявление чувств. Она ответила на его поцелуй и тихо охнула, затрепетав от охватившей ее страсти.
Люк притянул к себе Тесс, осыпая ее лицо жадными, нетерпеливыми поцелуями. Она изогнулась в его руках и едва слышно застонала, а затем крепко прижалась к нему.
Он почувствовал ее затвердевшие соски и, опьянев от возбуждения, заскользил руками по ее податливому телу. Люк почувствовал, как в нем разгорается острое желание. Он уже не мог ограничиваться поцелуями и ласками, ему нужно было обладать ею. Ему захотелось ее взять прямо здесь и сейчас.
Однако это острое желание подействовало на него отрезвляюще. Словно какая-то неведомая сила низвергла его с райских небес на землю. Тесс это почувствовала и тоже очнулась. Они торопливо отодвинулись друг от друга, и, тяжело переводя дыхание, Тесс проговорила:
— Все это как-то нелепо…
— Нелепо, — согласился Люк.
— Послушай, Люк, — Тесс старалась говорить рассудительно, но это у нее плохо получалось, — нам надо на этом остановиться, пока не поздно, иначе все может плохо кончиться. Мы с тобой в разных лагерях, и нас разделяет стена недоверия. Ты не веришь мне, считаешь, что я веду хитрую игру, подозреваешь в мошенничестве, а я не доверяю тебе. Зачем нам усложнять себе жизнь? Все равно ничего хорошего из этого не выйдет. Раз между нами нет ничего общего, то нам лучше держаться подальше друг от друга.
— Полностью с тобой согласен, — сказал со злой усмешкой Люк, усевшись в кресло. — Зачем все эти сладкие поцелуи, раз я не верю ни единому твоему слову? Ты очень опасная женщина.
— Вот и прекрасно! — бросила в сердцах Тесс. — А ты думаешь, что мне все это нравится? То ты меня страстно целуешь, то не менее рьяно смешиваешь с грязью, словно последнюю проходимку. И вообще, мне осточертела твоя подозрительность! Устраиваешь мне какие-то дурацкие проверки, задаешь кучу вопросов, постоянно пытаешься в чем-то уличить.
— Так оно и есть, — Люк поднялся на ноги и скрестил руки на груди. — Но мне это тоже порядком надоело. Так давай разберемся во всем прямо сейчас! Может, я действительно напрасно обижаю тебя своим подозрением?
— Интересно, как ты собираешься в этом разобраться, а?
— Расскажи мне о себе. Кто ты на самом деле?
— Я уже сто раз отвечала на этот вопрос — не знаю.
— Тогда зачем ты здесь?
Тесс, закусив губу, на секунду отвела взгляд в сторону. Затем вызывающе вскинула голову.
— Я хочу изумрудное ожерелье
Фарли. Люк рассмеялся:
— Враки! Ты хочешь меня.
— Да, черт побери! — В каком-то отчаянии воскликнула Тесс. Она обвила его шею руками, и их губы слились.
— Тесс… — простонал Люк. Он обнял ее, осыпая лицо нежными поцелуями. Одним-единственным словом он выразил чувства, переполнявшие его сердце.
— О Люк, пожалуйста… — Тесс испуганно оттолкнула его. — Давай не будем терять голову. В наших извечных и яростных словесных дуэлях мы переступили грань, Люк. Мы увлеклись. Ты должен помнить о своих строгих взглядах янки-пуританина и призвать свое благоразумие. Представляю, как разъярился бы Берт, если бы узнал, что мы себе позволяем.
— Берт? — недоуменно переспросил Люк. — Кто такой Берт?!
Тесс прикусила язык.
— Это… э-э-э… мой воспитатель, наставник, заботам которого меня перепоручили Карсвеллы в свое время.
— Да? Хм, я думал, что после Карсвеллов ты попала к Виолетте, или я ошибаюсь?
Тесс побледнела, лихорадочно придумывая ответ.
— Как ты узнал? Ладно, я расскажу об этой Виолетте. — На лице Тесс появилась гримаса отвращения.
— Если тебе неприятно вспоминать о ней, то я не настаиваю, — тихо произнес Люк.
— Да нет, отчего же — могу и рассказать. Она была посредницей — связующим звеном — между Бертом и Карсвеллами. Однажды она прикатила на черном, зловещего вида «Кадиллаке» к Карсвеллам, они о чем-то между собой потолковали, а затем она увезла меня из Майами в Чарльстон. Там, у Берта, она и оставила меня. Вот, собственно говоря, и все.
— Так это Берт — тот клиент с совершенно особым вкусом?
— Ну-у, можно и так сказать, — удивленно протянула Тесс.
Люк схватил ее за плечи и встряхнул:
— Как можно говорить об этом так спокойно? Ведь это же чудовищно!
Тесс в растерянности вытаращила на него глаза:
— Люк, я не понимаю, о чем ты говоришь? Берт не был клиентом Виолетты, он был ее сутенером. Ну, иногда, правда, привлекал ее и для другой грязной работы. А что касается его странных наклонностей и необычного вкуса, то здесь… — Тесс широко раскрыла глаза, только сейчас поняв, на что намекал ее собеседник. — Нет-нет, что ты! Берт взял меня не для удовлетворения своих сексуальных фантазий. Я потребовалась ему всего лишь для одной, очень хитроумной махинации. Он остался доволен моей работой и оставил у себя, решив сделать из меня, как он сам сказал, человека. Это Берт научил меня всем тонкостям непростого преступного ремесла. А секс? Нет, еще раз повторяю, никаких домогательств с его стороны не было. Так что в этом смысле обошлось без тяжелых психологических травм.
Люк пристально посмотрел на Тесс, а затем, повинуясь внезапному порыву, сжал ее в объятиях так, что у нее перехватило дыхание.
— Боже, — изменившимся голосом произнес он, — ты и так жила в каком-то постоянном аду, а если бы еще и это?..
— Я не говорила, что жила в аду, — проворковала Тесс, склонив голову ему на грудь.
— Это и так видно — по твоим глазам.
— Уж больно ты наблюдательный. — Она еще плотнее прижалась к нему. — Может, хватит за мной шпионить?
— Извини, у меня это происходит как-то непроизвольно. Отказаться от этого я уже не смогу, просто не получится. Я привык замечать все: и как у тебя каждый раз по-новому красиво уложены волосы, и как кокетливо свисает выбившийся непослушный локон, и как тебя охватывает трепет от моих прикосновений, и какие милые ямочки появляются у тебя на щеках, когда ты улыбаешься… Это уже вошло в привычку, стало потребностью — все подмечать.
— Странный ты какой-то.
— Неудивительно, — тяжело вздохнув, посетовал Люк. — Моя жизнь текла тихо и спокойно и была бедна сюрпризами и неожиданными событиями. Но тут внезапно и неизвестно откуда появилась ты. И надо же было такому случиться — свалилась как снег на голову! Вот тогда-то и начались мои беды. В одно мгновение я распростился с нормальной, размеренной жизнью, стал гоняться за призраками из прошлого, выслеживать неизвестно кого, наводить всякие справки и усмирять свои чувства. Тьфу, противно даже! От всего этого устаешь. Конечно, это моя работа, но я хочу вернуться в свой привычный спокойный мир. Но еще больше я хочу поцеловать тебя, почувствовать вкус твоих губ, обнять тебя… И пусть проблемы катятся ко всем чертям!
Люк нетерпеливо притянул к себе Тесс и жадно прильнул к ее раскрытым губам. Затрепетав от возбуждения, она прижалась к нему всем телом и ответила на поцелуй. Одновременно оба издали тихий стон, когда по их жилам пробежал огонь пьянящего наслаждения.
Все происходило словно в забытьи. Затуманенным сознанием Люк понимал, что Тесс тоже хочет и ищет их близости и что все это явь, а не сон. И это дурманило ему голову еще сильнее. Сейчас ему было совершенно наплевать — мошенница она или нет. Все вопросы, крутившиеся у него в голове еще несколько минут назад, куда-то разом исчезли. Сейчас было важным лишь то, что он сжимает в объятиях ее податливое тело и чувствует, как бешено стучат их сердца, как она дрожит, сгорая от желания, и отвечает на его поцелуи. В эти мгновения весь мир просто перестал для них существовать.
Наконец Люк оторвался от ее губ и набрал полную грудь воздуха, чтобы восстановить дыхание. Увидев, что Тесс тоже рада маленькой передышке, он мягко улыбнулся.
Но тут совершенно некстати ему в голову пришли мысли о Марго. Он вспомнил ее равнодушные, холодные поцелуи, ее постоянную ложь, и это подействовало безжалостно отрезвляюще — его словно окатили ледяной водой. Вернувшись с заоблачных высот на землю, Люк испуганно посмотрел на Тесс.
— Извини. — Он резко отшатнулся, не смея посмотреть ей в глаза, в которых застыла растерянность и боль. — Я вел себя как последний дурак да еще и тебя втянул в это. Ты абсолютно права — нам надо остановиться. Между нами нет ничего общего, мы совершенно разные люди, так что давай не будем забывать об этом… — Люк уставился на ее припухшие от его поцелуев губы и отвел глаза. — Не будем забывать об этом, — тихо пробормотал он еще раз.
Развернувшись, он быстрым шагом, почти бегом, направился к дому, видимо, рассчитывая обрести там душевное равновесие и привести в порядок свои мысли.
Однако в холле его остановила Джейн Кушман. Она сидела за столом, столешница которого была сделана из красного дерева, и изучала какие-то бумаги, извлеченные из кейса, лежавшего рядом на столе. Старая леди смерила его критическим взглядом и недовольно заметила:
— Я думала, мой дорогой, что ты занимаешься делом. Что это у тебя за наряд такой?
Люк смутился, покраснев до корней волос.
— Я плавал в бассейне.
— Судя по всему, не только, — холодным тоном произнесла Джейн Кушман. — У тебя такой вид, словно ты только что флиртовал с нашей милой авантюристкой.
У Люка отвисла челюсть.
— Я? Ну да, я ухаживаю за Тесс, но лишь для отвода глаз.
— Так ты все еще ее подозреваешь?
— А что прикажете мне делать? По-моему, это вполне естественно.
— Не знаю, не знаю. Похоже, ты не жалуешь людей своим доверием. Кстати, Тесс тоже отличается такой особенностью. У вас вообще много общих черт. Как и ты, она никому не доверяет и полагается только на себя.
— Ну что вы! Мы совершенно разные люди, между нами не может быть ничего общего.
— Вздор! — Джейн Кушман протестующе взмахнула рукой.
Люк поежился. Откуда у нее столько уверенности? Неужели она обо всем догадывается?
— Осторожные и недоверчивые, — продолжила Джейн Кушман, — вы оба ужасно консервативны, прячете ваши чувства под холодной маской безразличия. В свое время и тебя, и ее обстоятельства вынудили заняться тем, к чему ваша душа не лежала. Однако вы освоили в совершенстве свои профессии и добились немалых успехов каждый в своей области, конечно. Далее, работа для вас стоит на первом месте. У вас нет близких друзей, вы отказываете себе в личной жизни, потому что в прошлом уже обожглись на этом и теперь боитесь повторения печального опыта и наивно считаете — и, по-моему, это страшная глупость, — что никогда не сможете полюбить. Мне кажется, что я сказала достаточно, но если хочешь, я продолжу. — Произнеся эту обличительную тираду, Джейн Кушман с вызовом посмотрела на Люка.
Черт побери! От ее глаз ничего не скроется, подумал он, и, как всегда, она во всем права.
— Мне надо привести себя в порядок. — Люк уклонился от ответа и направился к лестнице, ведущей на второй этаж.
— Прежде наведи порядок в своей голове, — крикнула ему вдогонку Джейн Кушман.
Люку ужасно захотелось обернуться и показать ей язык или сказать какую-нибудь гадость. Ну вот, великовозрастный болван совсем впал в детство, подумал он, покачав головой. Однако Джейн Кушман вновь оказалась права. Сейчас ему действительно было необходимо в первую очередь хладнокровно все обдумать. Он чувствовал, что попал в ловушку.
Не успел Люк войти в комнату и закрыть за собой дверь, как в комнате зазвонил телефон.
— Мэнсфилд, ты всегда играешь краплеными картами, а? — начал разговор Лерой Болдуин, забыв поздороваться.
У Люка от недоброго предчувствия сжалось сердце.
— Я не понимаю, о чем ты?
— Ты что, помимо моей конторы, нанял еще ребят для проверки Тесс Алкотт?
— Кто — я? Да ты сошел с ума. С чего ты это взял?
— Сегодня утром мои люди, которые ведут наблюдение за мисс Алкотт, засекли каких-то парней, занимающихся тем же самым. Мои ребята, когда это поняли, очень сильно переполошились. Им бы хотелось самим разобраться с этим делом, нам конкуренты ни к чему. Но мои ребята нервничают еще и потому, что не знают, какая цель перед ними стоит. Просто тупо наблюдать за Тесс Алкотт? Ты хоть сам знаешь, зачем ты попросил установить за ней наблюдение?
— Нет.
— Вот это здорово — такой ответ мне нравится! Может, ты подозреваешь, что мисс Алкотт — вторая Марго Холловей?
— Не знаю. — Люк нахмурился. — Откуда они появились, эти другие ребята? Кто они такие?
— Хотя мои люди — специалисты своего дела, им удалось засечь этих парней только сегодня. Дело в том, что чужаки работают слишком уж непрофессионально: они не пользуются обычным оборудованием для слежки, они не ставят «жучки», не ведут съемок скрытой видеокамерой. У них только бинокли для внешнего наблюдения, и следят они именно за Тесс Алкотт. Ошибка исключена. Все это мне очень и очень не нравится. Похоже, что-то затевается, но что — я не знаю. Как бы нам не попасть впросак!
Люк нервно забарабанил длинными пальцами по столу.
— Ты можешь приставить к чужакам своих людей?
— За ними уже наблюдают. Как только я узнаю, кто они такие, сразу же дам тебе знать.
— Черт, голова идет кругом, — выругался Люк.
— Он еще возмущается! А каково мне — ты подумал? — возмутился Лерой.
Все это время Люк не решался задать один вопрос. Ему казалось, что он поступит подло, если не прекратит копаться в прошлом Тесс после всего того, что между ними произошло. Наконец, кое-как успокоив свою совесть тем, что долг превыше личных симпатий, Люк собрался с духом и спросил:
— Послушай, Лерой, в связи с этим делом тебе случайно не встречалось такое имя — Берт? Он может быть как-то связан с Тесс Алкотт, не припоминаешь?
— Нет, точно — нет.
— Попробуй что-нибудь разузнать о нем, хорошо?
— Договорились.
Простившись с Лероем, Люк повесил трубку.
Он чувствовал себя виноватым перед Тесс. Вот мерзавец — сам целует ее, мечтает о ней, о ее теле и продолжает во всем подозревать! Просто подлец!
Вздохнув, он поднялся и пошел в ванную. Там он включил душ и встал под горячие, упругие струи воды. Но вода не принесла ему душевного облегчения, не смыла с него чувства вины. Он вспомнил, что ему говорила Джейн Кушман в холле. Да, их судьбы определенно схожи. Они оба не были хозяевами своей жизни, их заставили заниматься тем, что им не по душе. Он, как и Тесс, чувствовал себя одиноким в этом мире. Они были родственными душами, а он предавал ее.
* * *
Тесс проводила растерянным взглядом Люка. Вот он поднялся по ступеням, открыл дверь и скрылся в доме. Дурацкая ситуация! Напоминает известную историю доктора Джекила и мистера Хайда. Сначала он страстно целует ее, а в следующую секунду безжалостно отталкивает. Похоже, Люк сам не знает, чего хочет. Наверное, в его душе такая же сумятица, как и у нее, хотя — кто знает? Но как на это ни посмотри, он на редкость жестокий и безжалостный тип. Взял и бросил ее одну, словно между ними ничего не было. Надо быть бесчувственным бревном, чтобы так поступить. Или он специально устроил этот спектакль? Заигрывает с ней, делает вид, что она ему нравится, а на самом деле готовит ей ловушку. Да, скорее всего так оно и есть, подумала Тесс, или я все-таки ошибаюсь? Ну что же, скоро она получит ответы на свои вопросы. Она отругала себя за то, что только сейчас удосужилась заняться тщательным изучением биографии Люка.
Тесс подождала, пока все уехали из дома по своим делам, и только после этого спустилась в гараж. Джейн Кушман разрешила ей брать любую машину из стоявших в гараже. Сегодня Тесс выбрала «Мерседес» с открытым верхом. Сев в машину, она завела мотор и двинулась к центру города. Часом позже Тесс припарковала машину на подземной стоянке десятиэтажного здания, выстроенного еще в начале века и недавно отреставрированного. Она поднялась на лифте на последний этаж и, ступая по мягкому ковровому покрытию, полностью поглощавшему звуки шагов, направилась в глубь холла. Подойдя к дверям своей квартиры, она порылась в сумочке и достала ключи. Тесс облегченно вздохнула, когда очутилась в родных стенах.
— Эй, я уже дома! — крикнула она, предупреждая кого-то о своем приходе.
* * *
В дверях кухни показалась высокая, сероглазая брюнетка. Ее густые, длинные волосы были аккуратно уложены. Свободный сиреневый свитер и в тон ему широкие, сужающиеся у щиколоток брюки несколько скрадывали ее рост. При виде Тесс она радостно улыбнулась.
— Привет, как продвигается работа? — У нее был мягкий, напевный ирландский акцент. Тесс недовольно поморщилась.
— Так себе. А как у тебя дела, Глэдис?
Теперь поморщилась Глэдис:
— Боже, как я не люблю это имя! Постоянно забываю, что теперь я Глэдис. А ты тоже хороша — знаешь, что оно мне не нравится, но все равно зовешь меня так. Садистка, что тут еще скажешь! Терплю только потому, что мне нравится работать с тобой.
Тесс усмехнулась:
— Ради любимой работы можно еще и не такое вытерпеть.
— За тобой был «хвост»?
— А как же! Берт приставил ко мне своих ищеек, которым строго-настрого приказал следить за каждым моим шагом и днем, и ночью. Но я даже не пыталась от них отвязаться, поскольку хочу, чтобы ему донесли, что я побывала дома без его ведома. У меня есть кое-какие идеи.
— А зачем ты приехала сюда?
— Мне надо поглубже покопаться в прошлом одного человека по прозвищу Мистер Смерть.
— Это ты о Люке Мэнсфилде? Но зачем?
На губах Тесс заиграла зловещая улыбка:
— Он встал у меня на пути и здорово мешает моей работе. Хочу понять, почему он никак не успокоится. Я посижу за компьютером. Если ты мне понадобишься, я тебя позову. Хорошо?
— Отлично, — зевнув, ответила Глэдис. Она устроилась на диване, явно намереваясь вздремнуть. — Позовешь, если что.
— Спасибо, — с усмешкой сказала Тесс, направляясь в свой кабинет. — Кстати, недавно мне звонил Сирил.
— Мне тоже. Ругался, сказал, что все порядком уже осточертело ему. Говорит, ему не нравится Южная Америка, климат, местная кухня, его тошнит от Мендосы — короче, ничего не нравится.
— Ах, бедняжка!
— И еще сказал, что он там крутится как белка в колесе, а некоторые — это он на тебя намекал — бездельничают и живут себе припеваючи в роскошных особняках.
— Положим, ты тоже здесь не перетрудилась.
— Ага, но он-то об этом не знает, а мы ничего ему и не скажем.
— Хорошо. Ты нашла Фила Ларкина?
— Нашла и уже взяла. Полночи за ним гонялась. Только в три утра накрыла его. Пришлось заночевать у тебя.
— Прекрасно. Осталось найти еще двоих.
— Эй, и это все? — возмутилась Глэдис. — А где твое «спасибо»? Или хотя бы — «молодец, отлично поработала», а?
Тесс высунула голову из дверей кабинета.
— А простого удовлетворения от хорошо выполненной работы тебе мало?
Глэдис кинула в Тесс подушку, метя в голову, но опоздала на полсекунды — Тесс со смехом успела укрыться за дверью.
Комната, в которой она уединилась, напоминала скорее джунгли, чем рабочий кабинет. Повсюду — на подоконниках, на полу, на стенах — были горшки со всевозможными цветами. Среди этого царства зелени стоял небольшой стол с компьютером. Включив его, Тесс принялась безжалостно взламывать защитные системы, забираясь в чужие программы, чтобы найти ответы на интересовавшие ее вопросы. Сегодня она должна узнать о Люке Мэнсфилде всю подноготную, иначе он так и будет путаться у нее под ногами, а она не сможет нейтрализовать его. Но была и другая причина, по которой Тесс решила покопаться в его прошлом. Она до сих пор не могла понять, что он за человек и почему он, состоящий, казалось бы, из одних противоречий, нравится ей. Почему она постоянно думает о нем, вспоминает его прикосновения, его голос? Она думала, что грязный развратник Денни Фуше, который лапал ее своими потными руками, навсегда убил в ней интерес к мужчинам. Видимо, она ошибалась.
Тесс бросило в дрожь. Чертов старый козел Денни! Образ Фуше преследовал ее как кошмарный, неотвязный призрак. До сих пор она помнит, как Берт приказал ей, шестнадцатилетней девушке, надеть школьную форму, из которой она давно уже выросла. Когда Тесс с трудом натянула на себя тесное и короткое платьице, она стала походить на ученицу младших классов. Именно таких маленьких девочек предпочитал для утоления своей похоти Денни Фуше. Тесс с содроганием вспомнила его прерывистое, хрипящее дыхание, его грубые руки, сдирающие с нее одежду, и свой безумный, отчаянный крик. Берт же в это время проник в библиотеку Фуше и рылся в его бумагах. Он искал какой-то важный документ, с помощью которого собирался шантажировать Фуше.
Тесс передернуло. Наконец, с большим трудом избавившись от неприятных воспоминаний, она ушла с головой в работу.
Тесс потратила целый час на поиски нужной информации, дерзко взламывая программы, которые могли бы содержать конфиденциальные сведения о Мэнсфилде. В обнаруженных ею малочисленных файлах не было практически ничего нового, чего бы она не знала раньше. Вся информация о Люке Мэнсфилде сводилась к описанию красивой жизни, которую он вел: выходы в свет, связи на высоком уровне, успешная карьера и большие деньги. Тесс отчаялась и хотела уже выключить компьютер, как наткнулась на одну давнишнюю газетную статью.
В ней шла речь о Люке Мэнсфилде и Дженнифер Эйр. Когда Тесс сложила воедино все, что она слышала и читала в газетах или журналах об этой особе, у нее из груди непроизвольно вырвался возглас:
— Ну и стерва!
Люк и Дженнифер учились вместе на одном факультете, изучая право. Он влюбился в красавицу Дженнифер, и вскоре они объявили о помолвке. В то время ему было двадцать три года.
Тесс отсканировала газетную статью и, увеличив фотографию, с жадным любопытством принялась изучать полученное изображение. Да, Люк сильно изменился, подумала Тесс, глядя на снимок. В то время у него еще не было твердых, жестких складок по бокам губ и высокомерного, циничного взгляда. Двенадцать лет назад он выглядел так, как и положено выглядеть не обремененному житейскими проблемами молодому человеку, у которого есть все, чтобы бурно радоваться жизни, — и ум, и здоровье, и деньги, и любовь.
Дженнифер Эйр, стоящую рядом с ним, без всякого преувеличения можно было назвать красавицей. Однако даже ее ослепительная улыбка, явно притворная, подумала Тесс, обращенная к Люку, не могла скрыть холодного блеска в ее глазах.
В те годы Люк был опьянен любовью и не замечал, что Дженнифер его просто использует. Сам он абсолютно не интересовал бессердечную красавицу, ей были нужны его имя, деньги и семейные связи. Дженнифер рвалась в высшее общество. Окрутив Люка и получив таким образом поддержку Мэнсфилдов, она могла стремительно взлететь вверх по социальной лестнице и сделать головокружительную карьеру. Но в чем-то она просчиталась, а может, недооценила Люка, но каким-то образом он раскусил ее и понял, что она просто морочит ему голову. Тесс пробежала пальцами по клавиатуре. Вот, нашла! В тот год незадолго до Рождества Люк почему-то бросил университет. Не дождавшись каникул, он поспешно уехал в Канаду. Вернулся он на факультет в конце семестра, когда узнал, что Дженнифер перебралась в Стэнфорд. Насколько знала Тесс, они больше не виделись.
Она откинулась на спинку кресла и задумалась, глядя на экран. Тесс по себе знала, каково обнаружить, что тебя обманывает близкий человек, да еще когда ты молод и всему веришь. Да, Дженнифер обошлась с ним безжалостно. Тесс представила себе, какую боль испытал Люк, когда увидел, что любимая им Дженнифер откровенно играет им, используя лишь как ступеньку в своей карьере. Только тогда, наверное, он впервые понял, что жизнь — суровая штука. Люк получил жестокий урок, хотя и не заслужил его. Никогда он никого не обманывал и со всеми был честен и прямодушен, никому не переходил дороги и не занимался интригами и кознями. Но почему-то в жизни так устроено, что обязательно найдется кто-то, кто проедет по тебе танком и растопчет твои лучшие чувства.
Пробегая глазами разделы светской хроники за последующие годы, Тесс не обнаружила ни одной фотографии, на которой бы Люк улыбался. Видимо, урок, преподанный Дженнифер Эйр, не прошел даром. Его сердце ожесточилось, и в глазах появилось то насмешливое, презрительное выражение, которое так не нравилось Тесс. Если верить газетам, то после разрыва с Дженнифер Люк целый год остерегался новых знакомств. Но когда его «траур» закончился, он довольно часто стал появляться в обществе, причем каждый раз с новой спутницей. Он менял женщин, как перчатки, и не делал из этого тайны. Репортеры ликовали. Еще бы, ведь личная жизнь плейбоя — так везде называли Люка — была прекрасным материалом для сплетен. Тесс усмехнулась. Она не сомневалась, что Люк, наученный горьким опытом, избегал длительных связей с женщинами только потому, что боялся вновь оказаться в сетях какой-нибудь коварной обольстительницы.
Однако спустя три года, будучи уже известным адвокатом, Люк сделал исключение для Эллен Монро. Их роман длился несколько месяцев. Насколько поняла Тесс из газетных статей, Эллен первая проявила инициативу. Эта настырная девица, набравшись смелости, а может — наглости, начала буквально преследовать Люка. Надо отдать ей должное, она за короткое время ловко разобралась со своими конкурентками, и те, признав свое поражение, перестали крутиться вокруг Люка. Поначалу такое напористое ухаживание лишь забавляло его, а потом стало нравиться.
Тесс вывела на экран фотографию — Люк и Эллен на благотворительном костюмированном балу в канун Дня Всех Святых — и ахнула. Он изображал Оберона, а она — Титанию. Надо сказать, что король эльфов в версии Люка выглядел чрезвычайно сексуально. Собственно, костюма как такового на нем не было, а была лишь набедренная повязка в виде листочков. Эллен тоже не отличалась особой стыдливостью и с удовольствием демонстрировала окружающим свое практически обнаженное тело. На голову она водрузила маленький венок из цветов, символизирующий корону. Скандальные наряды, явно рассчитанные на эпатаж публики, действительно шокировали гостей.
В другой раз они попали в объектив камеры на вечеринке, устроенной в Рокфеллеровском центре по случаю Дня благодарения. Следующая фотография была сделана вездесущими репортерами на рождественском приеме, организованном Мэнсфилдами.
Эллен в полупрозрачном костюме лесной феи выглядела очаровательно. Она и Люк смотрели друг на друга с притворным обожанием, рассчитанным на публику. Хотя на лице Люка застыла улыбка, его глаза оставались холодными. Тесс не нашла в них и следа той радостной беспечности и того щенячьего восторга, с какими он смотрел на Дженнифер Эйр четыре года назад. «Вот и прекрасно, мисс Монро, он вам не доверяет», — злорадно подумала Тесс.
Она быстро просмотрела оставшиеся файлы и обнаружила еще одну фотографию. На рождественские каникулы Люк и Эллен отправились в горы покататься на лыжах. Они улыбались, глядя в объектив. Люк обнимал ее за плечи, а она вся сияла от удовольствия. Тесс ехидно заметила, что в пуховом лыжном костюме Эллен похожа на толстого, самодовольного кролика. Тесс вновь прошлась по всем газетным статьям, но других фотографий Эллен не нашла. На следующем снимке спутницей Люка была эффектная блондинка. Тесс слышала, что о ней отзывались как о весьма и весьма посредственном дизайнере женской одежды. Они обедали в каком-то ресторане в Нью-Йорке. Но что же случилось с Эллен? Почему они так внезапно расстались?
Тесс продолжила читать светскую хронику тех лет. Она присвистнула от удивления, когда наткнулась на статью одного нью-йоркского корреспондента. В газете сообщалось, что Мэнсфилды обанкротились, в одночасье потеряв все свое многомиллионное состояние. Так вот почему Эллен от него сбежала, подумала Тесс, заподозрив, что этот слух запустил сам Люк. Известие о крахе Мэнсфилдов настигло Люка и Эллен, когда они поехали в горы. В заметке говорилось, что из номера, который они занимали, доносились истеричные вопли Эллен, желающей знать, почему случилось это несчастье. Она визжала, видя, что Люк бездействует, словно ему нет дела до потери десятков миллионов долларов, в то время как их совместный годовой доход всего лишь сто восемьдесят тысяч. Не добившись ничего своими криками, Эллен собрала чемодан и тем же вечером улетела в Нью-Йорк. Люк же остался в отеле еще на уик-энд и славно провел там время.
— Ловко! — восхищенно воскликнула Тесс, откинувшись на спинку кресла. — Поздравляю, мистер Мэнсфилд, вам удалось раскусить коварную Эллен. Но мне кажется, что вам было неприятно узнать правду. — Тесс нахмурилась. — Наверное, вы даже страдали.
После Дженнифер Люк не верил женщинам. С Эллен ему тоже не повезло, поскольку этой особе прежде всего были нужны его миллионы и его связи. Словно злой рок преследовал Люка — все женщины, с которыми его связывала судьба, оказывались обманщицами.
— Я не нарушу традицию, мистер Мэнсфилд, — тихо произнесла Тесс. — И тоже обману вас.
Она недовольно скривила губы, вспомнив, с каким равнодушием Люк рассказывал о своих неудачных романах. К этому, сказал он, начинаешь даже привыкать. По натуре Люк был добрым человеком и не заслужил такого несправедливого отношения к себе. Тесс, как и он, не доверяла людям. Может быть, именно из-за того, что они во многом были похожи, их влекло друг к другу.
Тесс вот уже второй час читала статьи о головокружительной карьере Люка. О его личной жизни говорилось мало. Репортеры потеряли интерес к его особе, поскольку он ограничивался мимолетными и тайными связями с женщинами. Внезапно Тесс наткнулась на заметку о Марго Холловей. Марго обвинялась в том, что помогла отцу отправиться на тот свет, устроив короткое замыкание в электроцепи. Ее отец был богат и, по словам свидетелей, отличался крутым нравом и нередко припугивал Марго тем, что лишит ее наследства. Наняв охранное агентство «Болдуин Секьюрити», Люк собрал необходимую информацию и добился оправдания Марго. Внезапно компьютер ожил, издав звуковой сигнал, оповещающий о том, что в системе есть еще файлы, содержащие сведения о Марго. Она быстро пробежала пальцами по клавиатуре и нашла еще одну статью о Марго Холловей.
— Силы небесные! — Ее глаза летали по строкам.
Через восемь месяцев после вынесения оправдательного приговора Марго была арестована по обвинению в преднамеренном убийстве сводного брата и сводной сестры, которые погибли в результате подстроенной автомобильной катастрофы.
Дрожа от нетерпения, Тесс читала подробности нашумевшего преступления. Люк Мэнс-филд упоминался в статье мельком, лишь как адвокат Марго по первому делу. Но чутье подсказывало ей — что-то тут не так. Наконец она дошла до заметки, освещающей события второго дня судебных слушаний, озаглавленной «Болдуин Секьюрити» дает показания как сторона обвинения".
Невероятно, Лерой Болдуин вновь вел расследование дела Марго Холловей! Однако Тесс, не поверив в случайность такого совпадения, решила проникнуть в компьютерную сеть самого детективного агентства.
Она битый час пыталась подобрать ключ к сети Лероя, но так и не смогла. Система была надежно защищена. Тесс, не получив доступа к файлам Лероя, страшно разозлилась.
— Черт! — Она треснула ладонью по столу, а затем, погрозив кулаком монитору, сказала:
— Ну давай же, давай, а не то сдам тебя в утиль! — Но угроза не произвела желаемого эффекта. — Глэдис, помоги мне! — взмолилась она.
— Ну и?.. — В дверях появилась Глэдис.
— Как ты говоришь! — улыбнулась Тесс. — Можно подумать, что росла на улице.
— Это я беру пример с вас — американцев, — усмехнулась Глэдис, подойдя к столу. — Что случилось?
— Ты можешь войти в компьютерную сеть Болдуина?
— Детектива-то? Да раз плюнуть. — Глэдис слегка подтолкнула локтем Тесс, прогоняя ее с кресла.
— Меня интересует информация, которая у них есть по делу Марго Холловей. Однажды Люк ее защищал на суде, — сказала Тесс.
— Так, посмотрим. Ну вот, прошу.
Уже смеркалось, когда Тесс закончила работать и выключила компьютер. Она чувствовала себя отвратительно, словно ее окатили грязью. Сейчас ее не удивляло, что Люк с самого начала не доверял ей. Еще бы! После таких «учительниц», какими были Дженнифер, Эллен и Марго, поневоле начнешь всех подозревать и видеть повсюду лишь одних врагов.
Тесс поняла, какая кошмарная жизнь теперь предстоит ей. Отныне она каждую секунду будет помнить о том, кто она и зачем приехала в дом Джейн Кушман. Ее будет мучить совесть, и самое ужасное то, что она не сможет ее успокоить. Тесс продолжит свой обман, понимая, что поступает подло, и от этого ей будет еще хуже, но сказать правду, признаться Люку в своих намерениях она не могла.
«Ну и как ты думаешь выпутываться?» — задалась нелегким вопросом Тесс.
Теперь, когда она узнала о Люке много нового и поняла, что жизнь обошлась с ним круто, она казалась себе чудовищем. Тесс ощущала все большую симпатию к Люку, а ее обман и вранье представлялись ей коварным предательством. У нее даже появилась малодушная мысль бросить эту работу и махнуть на все рукой.
— Нашла, что искала? — Глэдис оторвалась от бумаг, лежащих на столе перед ней, и посмотрела на Тесс, появившуюся в дверях гостиной.
— Да.
— Похоже, ты не в восторге.
— Мягко сказано. Этот парень — бомба замедленного действия. У меня дурное предчувствие, что все это плохо кончится.
— Да, твоя работа не сахар, но никто и не обещал тебе, что все будет легко и просто. Ладно, лучше подскажи мне, как поступить. Я сегодня вечером собираюсь брать Кинкайда.
— В одиночку? Ты с ума сошла!
Глэдис усмехнулась:
— Ничего, с Божьей помощью справлюсь. Кроме того, я прошла подготовку у классных специалистов.
* * *
Весь следующий час Тесс уточняла детали, разбирая по косточкам план Глэдис. По правде говоря, Тесс была согласна провести за разговорами всю ночь, лишь бы оттянуть момент возвращения в особняк Кушманов. Ей становилось тоскливо на душе от одной мысли, что придется встретиться с Джейн и Люком. Однако раз Глэдис может собраться и сосредоточиться на работе, то и она не должна раскисать. Работа — прежде всего.
Тесс села в машину и помчалась прочь из пыльного, душного Нью-Йорка в сторону пригорода. Она с удовольствием вдыхала свежий воздух, подставляя лицо встречному ветру. Ее прическа превратилась в бесформенную копну волос.
Тесс вернулась домой первой. Джейн и Люк все еще отсутствовали. Она обрадовалась этой маленькой отсрочке — можно немного поплавать в бассейне и снять накопившееся за день напряжение. Тесс быстро натянула купальник и нырнула в воду. Вода обожгла холодом ее тело, но облегчения не принесла.
Тесс весь день находилась под впечатлением того, что узнала о Люке, и чувствовала себя виноватой. К этому чувству примешивался еще и жгучий стыд. Она использует его, преследуя сбои личные цели. Чем она лучше остальных женщин, которые были в его жизни? Она, как и они, добивается своего, не считаясь с его чувствами, надеждами и желаниями. Она даже хуже их, поскольку виновата вдвойне: злоупотребляет гостеприимством Джейн Кушман и обманывает Люка.
Тесс плавала в бассейне до полного изнеможения, пока ее мышцы не налились тяжестью, но физическая усталость не принесла желаемого душевного облегчения. Ей определенно не нравилась та роль, которую она играла. По ее вине двое достойных людей оказались втянутыми в грязную авантюру. Какой же мерзавкой она будет выглядеть в глазах Люка и Джейн Кушман, когда все закончится! Тесс попыталась успокоить свою совесть мыслью о том, что и ее часто обманывали и использовали в своих целях. Но те люди были отъявленными негодяями и преступниками. Неужели и она так ожесточилась, что готова нанести травму двум ни в чем не повинным людям? Да, ее сердце очерствело, и она поступает вероломно, но как бы она ни сожалела, как бы ей ни было тяжело, Тесс знала, что доведет задуманное до конца. Слишком многое зависело от успешного выполнения этой работы, чтобы сейчас проявлять неуместную сентиментальность.
Этим вечером Тесс сидела за столом, уткнувшись глазами в тарелку, боясь поднять глаза на Люка. Ей казалось, что прошла вечность с того момента, как он поцеловал ее утром. За это время действительно многое изменилось. Теперь, когда она узнала, как подло его обманывали, он предстал перед ней в новом свете. С горечью она заметила, что Люк, словно прочитав ее мысли, замкнулся в себе. За ужином он ни разу не посмотрел в ее сторону, не бросил даже мимолетного взгляда, и это болью отозвалось в ее сердце. Обычно он был более внимательным. Да что там! Он просто не сводил с нее глаз, и Тесс нравилось ощущать на себе его завороженный взгляд. Сейчас же он сидел за столом полностью отрешенный, погрузившись в свои мысли. Тесс не хватало его внимания, и ей было обидно, что Люк не замечает ее, словно потерял к ней всякий интерес.
Тесс надеялась, что в уик-энд все будет по-другому, но и в субботу, и в воскресенье Люк по утрам уезжал в свой офис. Он возвращался лишь поздно вечером и сразу же уходил к себе в комнату, явно избегая ее общества и разговоров, ссылаясь на усталость.
* * *
В понедельник утром за завтраком Джейн Кушман обратилась к Тесс:
— Тесс, дорогая моя, мне бы хотелось, чтобы сегодня ты показалась моему врачу. Если не возражаешь, конечно.
Тесс медленно опустила ложку, которую она уже поднесла к губам, и удивленно посмотрела на Джейн Кушман.
— Да я вроде бы не жалуюсь на здоровье. Я что, плохо выгляжу?
— Да нет же — ты выглядишь просто чудесно. Я бы даже сказала, что в последнее время ты стала просто неотразимой.
Сердце замерло у Тесс в груди. Напустив на себя беспечный вид, она небрежно пожала плечами:
— Пожалуйста. Правда, надеюсь, это не поход к гинекологу? Терпеть не могу всех этих ужасных кресел.
— Нет-нет, — улыбнулась Джейн Кушман. — Речь идет об обычном посещении врача.
Тесс вспомнила, что плохо спала этой ночью, поскольку ее мучил какой-то навязчивый кошмар. К столу она вышла полусонная, теперь же от сна не осталось и следа, словно ее окатили ледяной водой. Видимо, непросто так ее душил кошмар, подумала Тесс, он был своего рода предвестием грядущих неприятностей. Но, проснувшись утром, она безмятежно отмахнулась от всяких предчувствий и постаралась не вспоминать о плохом сне.
Однако не сон был виноват в том, что Джейн решила сегодня устроить ей еще одно испытание. Просто пришло время сполна заплатить по счетам за лицемерие и вероломство, за эгоизм и за те сладостные поцелуи, которыми она обменивалась с Люком.
Пусть это станет наказанием за ее коварную ложь и двойную игру.
Нужно быть наивной дурочкой, чтобы надеяться на то, что обман не раскроется и останется безнаказанным, ругала себя Тесс.
Джейн Кушман устроила ей славную западню. Тесс даже не представляла, что ее ждет, а неизвестности она боялась больше всего на свете.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Украденные сердца - Мартин Мишель

Разделы:
12345678910111213141516171819Эпилог

Ваши комментарии
к роману Украденные сердца - Мартин Мишель



Не шедевр, конечно,перечитывать не буду, но и не жаль потраченного времени. Поразили таланты Тэсс,конечно,есть и художественный вымысел,но неужели американские университеты дают такое отличное образование?
Украденные сердца - Мартин МишельТесса
7.09.2015, 11.37





В принципе не плохо. Но, не знаю в каком году был написан роман, анализ крови уж можно бы сделать, о ДНК я молчу. Исходя из этого весь роман разваливается как карточный домик и интерес от прочтения ЛР пропадает.
Украденные сердца - Мартин Мишельиришка
18.05.2016, 0.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100