Читать онлайн Украденные сердца, автора - Мартин Мишель, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Украденные сердца - Мартин Мишель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.77 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Украденные сердца - Мартин Мишель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Украденные сердца - Мартин Мишель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Мишель

Украденные сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

Тесс потребовалось время, чтобы добраться до своей спальни. Когда она выходила из библиотеки, Люк, поспешно натянув брюки, бросился за ней вдогонку. Поднимаясь по лестнице, они то и дело останавливались, чтобы обменяться долгими, прощальными поцелуями, которым не было конца. Они отрывались друг от друга, поднимались на очередную ступеньку и вновь надолго сплетались в объятиях. В конце концов Тесс все же добралась до своей комнаты. Забравшись под одеяло, она первым делом подумала, что для одного человека кровать явно великовата, а затем ее мысли переключились на события сегодняшней необычной ночи.
Любовная связь с Люком преобразила Тесс, наполнив ее новыми чувствами и ощущениями. Она хотела разобраться в том, что произошло, но так и не смогла, возвращаясь то и дело к недавним обжигающим воспоминаниям об их близости.
Тесс не узнавала саму себя. Она считала себя хладнокровной, бесстрастной и решительной женщиной, которой нет дела да каких-то там нежных чувств, привязанности. Где теперь ее хваленая выдержка, сосредоточенность и целеустремленность? Куда они делись? Перед ее глазами все время стояло лицо Люка.
— Возлюбленный, — тихо произнесла она в тишине, затем повторила еще раз, словно хотела запомнить, как звучит это слово.
Сегодня перед ней раскрылись двери в сказочную страну, в которой царят только яркие краски и абсолютно нет полутонов. Тесс попыталась объективно, со стороны, посмотреть на себя и крайне удивилась тому, что увидела. Исчезли ее вечный скептицизм и предвзятость, с которыми она привыкла жить и оценивать события и людей. Она искренне, по-детски радовалась, что в ее жизни наконец-то появился тот, кому она может довериться и на кого может положиться.
Но среди этих приятных мыслей вдруг появилась одна, от которой ее сердце невольно сжалось.
Она вспомнила о Берте. Как ни странно, но страха в душе перед своим грозным боссом Тесс почти не испытывала, она лишь недовольно скривилась.
Этому подонку больше не запугать меня, решила Тесс. Ей нравилась та женщина, которой она стала этой ночью, ей нравилось быть свободной и счастливой и совсем не хотелось вспоминать о мрачном прошлом.
Тесс перевернулась на живот и уткнулась лицом в подушку. Боже, как ей хорошо! Не надо думать ни о работе, ни о чем вообще, только лежи да наслаждайся тишиной и покоем, купаясь в сладкой неге и ощущая в полудреме сладкую истому, оставшуюся в теле после любовных ласк.
Ей приснилось, что она находится в какой-то комнате. С ней рядом, на расстоянии вытянутой руки, стоит невероятно красивая женщина. Это — Марго Холловей. Ее длинные каштановые волосы собраны на затылке в тугой узел. Такая прическа выгодно оттеняет правильные, точеные черты овального лица. Огромные карие глаза устремлены на Тесс, а сочные алые губы искривлены в презрительной усмешке. На ней тюремная роба, которая не скрывает, а скорее подчеркивает линии ее великолепной фигуры. Даже в этой одежде она выглядит соблазнительно. Мужчина, если он здоров и не дурак, не останется равнодушным при виде такой женщины. Однако во всей ее красоте есть что-то порочное.
Внезапно Марго бросается к Тесс и хватает ее за ворот рубашки. Сильным рывком притянув к себе Тесс так, что их глаза оказываются на одном уровне, она произносит:
— Мне жаль тебя, крошка, поэтому я хочу тебя предупредить: Люк Мэнсфилд — очень коварный человек. Стоит ему заподозрить, что ты обманываешь его, как он превратится в ядовитого змея. Берегись его и помни, что каждый раз, когда ты ложишься под него, ты сама затягиваешь на своей шее петлю, из которой тебе не выбраться. Он говорит тебе ласковые слова, а сам думает, как бы поскорее упрятать тебя за решетку. Поверь мне — уж я-то знаю. — Разжав руки, Марго отступает на шаг. — А теперь мне пора. — Она уходит в камеру, но Тесс слышит ее последние слова:
— Помни об этом!
Дверь камеры с лязгом захлопывается. От этого громкого, как выстрел, звука Тесс проснулась. Дрожа от ужаса, она села на кровати и посмотрела в окно. Серая дымка предвещала скорый рассвет.
— Я видела сегодня его глаза — он не притворялся! — с отчаянием в голосе воскликнула Тесс. — Он не притворялся! — несколько раз, словно заклинание, повторила она. — Я не верю тебе, Марго.
Однако полностью избавиться от. неприятного ощущения, навеянного сном, она не смогла. Перед глазами все еще стояло злое лицо Марго. Тоскливо вздохнув, она откинулась на подушку, устремив взгляд в потолок. С чего вдруг ей приснилась Марго? Неужели теперь так и будет преследовать ее и в мыслях, и во сне? Тесс решила, что надо лично встретиться с Марго, посмотреть ей в глаза, поговорить с ней самой, а не призраком, чтобы во всем разобраться, а потом забыть о ее существовании. А заодно, может, повезет, и она выяснит, действительно ли для Люка сексуальная связь — лишь средство, чтобы поглубже вырыть ей западню.
Но тут же ей стало стыдно за свои подозрения. Люк просто не способен на такое чудовищное вероломство! Однако… Однако в пятницу она узнала кое-какие факты из его личной жизни и сейчас, вспомнив об этом, снова начала терзаться сомнениями.
Когда Тесс с помощью Глэдис проникла в компьютерную сеть агентства Болдуина, то наткнулась там на полную драматизма историю любви Люка и Марго. Газеты тоже писали об этом, но, оказывается, репортеры узнали не все. Люк влюбился в очаровательную мисс Холловей и был бесконечно счастлив. Они жили вместе, арендуя какой-то дом. Однако после оправдания Марго в суде Лерой Болдуин через какое-то время предоставил Люку неопровержимые доказательства того, что его возлюбленная учинила над отцом зверский самосуд и действительно виновна в его смерти. Лерой предложил Люку стать бдительным оком его фирмы и не спускать глаз с Марго. Люку ничего не оставалось, как согласиться. Марго попалась на очередном преступлении и была осуждена пожизненно.
— Ну хорошо, хорошо, — продолжала Тесс рассуждать сама с собой. — Я согласна, что с ним действительно опасно связываться, но, с другой стороны, Марго получила по заслугам. И я уверена, что сегодня в библиотеке он не вел двойной игры. Просто теперь я буду поосторожнее, и все будет в порядке, — успокоила себя Тесс и заснула.
На этот раз она проспала до самого утра, и ее не беспокоили никакие кошмары. Когда она проснулась, за окном весело сияло яркое солнце. Однако Тесс не забыла предупреждения Марго Холловей, явившейся к ней во сне. От этого видения у нее в душе остался неприятный осадок. Тесс с тоской подумала, что жизнь станет не в радость, если образ Марго будет преследовать ее каждую ночь. Рехнуться можно — кровожадная убийца учит ее, как надо жить! Нет, от этой напасти надо срочно избавляться, решила Тесс.
Она быстро приняла душ, оделась и, перед тем как спуститься к завтраку, позвонила Глэдис и попросила устроить ей встречу с Марго Холловей. Она вышла из комнаты с чувством полной неопределенности. Какие сюрпризы преподнесет ей грядущий день? Как вести себя с Люком? Тесс спускалась по лестнице и соображала: а она-то сама чего хочет? Но ответить себе на этот вопрос не успела.
Подняв голову, Тесс увидела Люка, который наблюдал за ней, пока она медленно спускалась. Все это время он не сводил с нее жадного, ликующего взгляда. У Тесс сразу же закружилась голова, а сердце екнуло.
— Люк! — выдохнула она и не узнала свой голос.
— Тесс! — не то простонал, не то прорычал Люк и бросился к ней.
Обняв Тесс, он начал страстно целовать ее, словно они не виделись не считанные часы, а долгие годы. Такое бурное начало дня ошеломило Тесс. Она чувствовала, что Люк дрожит, как в лихорадке.
Ей казалось, что скоро и она сама вспыхнет, как сухой лист, брошенный в бушующее пламя.
Тесс выгнулась в его объятиях и, закрыв глаза, слилась с ним в долгом, упоительном поцелуе. Из ее груди вырвался стон, когда его руки заскользили по ее телу. Люк становился все настойчивее, требовательнее, нетерпеливее. Тесс трепетала от его возбуждающих поцелуев.
Внезапно она тихо вскрикнула и отстранилась. Судорожно переводя дыхание, она отступила на несколько шагов назад.
— Что случилось, Тесс? — с тревогой спросил Люк.
— Это мы тоже засчитываем, понял? — серьезно произнесла Тесс, подняв вверх палец. — Один долой — осталось всего два раза на сегодня.
Люк облегченно вздохнул и рассмеялся:
— Значит, на попятную, да? А не слишком ли быстро? Тогда скажи мне что-нибудь… Ну, не знаю, что обычно говорят в таких случаях? Какие-нибудь слова о том, что мы сделали ошибку, что хочешь вернуться на путь истинный, что передумала — короче, все в таком же духе.
— Шуток не понимаешь? — обиделась Тесс. — Ты что, ненормальный?
— Ага, могу справку показать. — Нежно поцеловав ее раз, другой, третий, Люк со вздохом отошел назад и сказал:
— Жаль, но мне пора в офис.
— Ты всем своим подружкам так говоришь — могу поспорить на что угодно! — Тесс вздернула голову.
Лицо Люка расплылось в довольной улыбке.
— И я то же самое говорю: лучшая защита — это нападение. Быстро же ты, однако, освоилась.
— Я вообще способная, — скромно заметила Тесс.
Хмыкнув, Люк поцеловал Тесс на прощание и вышел из дома.
Тесс проводила его взглядом и со счастливой улыбкой направилась в столовую. Там ее встретил Ходжкинс. Его глаза смотрели как всегда холодно, лицо ничего не выражало. Бесстрастным голосом Ходжкинс доложил, что Джейн Кушман попросила подать ей завтрак в спальню и что скоро она спустится. Затем он спросил:
— Как обычно, мисс, горячий шоколад? Немного подумав, Тесс сказала:
— Нет, спасибо. Сегодня, пожалуй, я не откажусь от стакана сока и что-нибудь съем.
— Извините?
— Сок — это напиток такой. Делается из апельсинов. А еще, пожалуйста, пару тостов и омлет.
Ходжкинс бесшумно вышел. Усмехнувшись, Тесс села за стол в ожидании завтрака.
Буквально через минуту Ходжкинс вернулся в столовую и протянул Тесс сотовый телефон.
— Мисс Алкотт, вас просит к телефону доктор Ванштейн.
Кивком поблагодарив дворецкого, Тесс взяла трубку и подождала, пока тот выйдет из комнаты.
— Как дела, Макс? — проговорила она, когда Ходжкинс закрыл за собой дверь. — Что случилось?
— Нам надо срочно поговорить, маленькая глупая девочка. Прямо сейчас, ты меня поняла?
Все ее радостное настроение пропало, лопнуло, как мыльный пузырь, не оставив и следа. Холодный, липкий страх вполз в ее душу. Тесс хорошо знала этот зловещий тон. Она никогда не забудет, как Берт, сделав похожее вступление, потом обычно жестоко избивал ее.
— Не знаю, док, наверное, сегодня не получится. Джейн Кушман хочет взять меня с собой в офис.
— Или ты приезжаешь сию минуту ко мне, или приеду я, но тебе не поздоровится. Решай сама, — пролаял Берт в трубку.
— Хорошо, Макс, раз ты занят вечером, я сейчас приеду, — вздохнула Тесс. Положив трубку, она с задумчивым видом несколько секунд барабанила пальцами по трубке.
Все складывалось удачно, а тут — на тебе! Нет, правильно говорят, никогда нельзя радоваться заранее. Тесс погрузилась в мрачные раздумья. Берту было достаточно сказать ей несколько слов, чтобы все расставить по местам. Он не даст ей забыть, кто она такая и зачем пожаловала в дом Джейн Кушман. Неужели он так и будет всю жизнь помыкать ею?
Вошел Ходжкинс и поставил перед ней поднос. Тесс взглянула на принесенный завтрак, но ни к чему не притронулась. У нее совершенно пропал аппетит. Однако разговор с Бертом предстоял серьезный и надо было обязательно подкрепиться. Вздохнув, Тесс заставила себя проглотить омлет и половинку тоста. Она не почувствовала вкуса еды, но ледяной кисло-сладкий сок подействовал на нее освежающе. Ее голова прояснилась, исчезла вялость и подавленность. Теперь Тесс была готова к бою, и Берт уже не казался ей таким страшным.
Встав из-за стола, она решительно направилась в покои Джейн Кушман на втором этаже. Но подняться Тесс не успела, поскольку почтенная леди сама спускалась вниз.
— Доброе утро, моя дорогая, — поздоровалась Джейн. — Ходжкинс сказал, что вам звонил доктор Ванштейн. Что-нибудь срочное?
— Да, — кивнула Тесс. У нее уже был готов ответ. — Один из его пациентов вылетел по делам в Сиэтл, и там ему стало плохо. Сейчас он в критическом состоянии. Ванштейн сказал, что улетает в Сиэтл сегодня вечерним рейсом, но перед поездкой хочет встретиться со мной. Еще один сеанс психоанализа. Я сейчас отправляюсь к нему, думаю, через час я освобожусь.
— Доктор Ванштейн не забывает тебя, дорогая, это очень любезно с его стороны, — заметила Джейн Кушман. — Ну что же, еще час уйдет у тебя на дорогу… Хорошо, тогда встретимся у меня в офисе через два часа и пойдем на ленч, договорились?
— Прекрасно. Извините, Джейн, что вам пришлось из-за меня менять планы. Жаль, что так получилось.
— А, пустяки, — ответила Джейн Кушман, поцеловав Тесс в лоб. От такого внимания Тесс растерялась. Тем временем Джейн как ни в чем не бывало продолжила:
— Ну что, пойдем?
Первой мыслью Тесс было развернуться и бежать без оглядки из этого дома, но вместо этого она, изобразив на лице благодарную улыбку, приняла приглашение. С первых дней Джейн Кушман окружила ее трогательным вниманием, и это обезоруживало Тесс. С каждым днем она проникалась все большей симпатией к старой леди. Правда, изредка у Тесс возникали сомнения в ее искренности. В такие минуты ей казалось, что все это делается специально и с одной лишь целью — чтобы она потеряла бдительность и попалась на какой-нибудь мелочи. Не принимать в расчет ум и сильный, волевой характер этой женщины было бы непростительной глупостью. Такие мысли выводили Тесс из равновесия.
Сегодняшнее утро тоже не стало исключением, и Тесс страшно запаниковала. «Все, моя игра окончена, Джейн Кушман видит меня насквозь и просто играет со мной, как кошка играет с мышью перед тем, как ее съесть», — с тревогой подумала она.
Жуткое отчаяние охватило Тесс. Ей хотелось кричать и плакать. Она-то думала, что после вчерашней ночи все изменилось: и она сама, и весь мир, — и что сомнения и страхи навсегда оставили ее, но, оказывается, все это было лишь иллюзией, которая развеялась, едва наступило утро.
Выйдя из дома, они направились в гараж. Там они сели каждая в свой «Мерседес»: Джейн Кушман — в «500Е», а Тесс — в «190Е». Тесс, заставив себя улыбнуться и весело помахать на прощание рукой, тронулась в путь. Дорога до апартаментов доктора Ванштейна была неблизкой, но Тесс гнала свой автомобиль так, что добралась до места очень скоро. Берту хватило двадцати минут, чтобы, как он сам выразился, вправить мозги своей подопечной.
* * *
Спустя два часа Тесс, Джейн Кушман и Антуан Жирако вышли из офиса и направились в ресторан, где для них был заказан столик. По лицу Тесс нельзя было догадаться, что совсем недавно у нее состоялся неприятный разговор с Бертом. Берт поставил ей жесткое условие: либо работа, либо Люк. Она выбрала работу, и ее нельзя было винить за это. Берт ясно дал понять, что он покалечит ее или вовсе отправит на тот свет, если она будет забивать себе голову всякой, как он выразился, ерундой. Итак, если она откажется играть по правилам Берта, то ее ждут большие неприятности, а если откажется от Люка, то — душевные страдания и сердечные муки. Она оказалась между двух огней. Но Тесс знала, что угрозы Берта не пустой звук и он действительно сделает то, что сказал. А способна ли она мужественно пережить разрыв с Люком, вот этого она не знала. Решив, что Берт более опасен, Тесс сосредоточила все свои мысли и силы на той роли, которую по воле случая ей выпало сыграть в этом грязном представлении. Ей пришлось пожертвовать собственным счастьем ради призрачной выгоды. Как только она сделала свой выбор, мир мгновенно померк в ее глазах.
В зале было шумно — в это время в ресторане всегда много посетителей. Пока они шли к столику и рассаживались, Тесс успела собраться с мыслями. Все свое внимание она сосредоточила на Антуане Жирако. В свои сорок с небольшим лет он был известен как один из самых авторитетных экспертов в области искусства. Когда Тесс приехала в офис Джейн Кушман, он как раз закончил экспертизу картины Вермера Делфтского. Однажды Тесс говорила Люку и Джейн Кушман, что в прошлом веке появилось множество блестяще исполненных подделок, имитирующих стиль великих мастеров. Антуану Жирако хватило пяти минут, чтобы установить истину и вынести убийственный вердикт: автор картины — Анна Шивли. Естественно, что сотрудники офиса пришли в ужас.
Тесс оказалась права — продажа этой картины как полотна кисти Вермера могла бы закончиться большим скандалом. Сраженный ее знанием живописи, господин Жирако сам напросился на ленч. Ему не терпелось устроить Тесс допрос «с пристрастием», чтобы вытащить из нее все, что она знала об истории этого полотна. Джейн Кушман была не против, поскольку ее тоже чрезвычайно занимал этот вопрос.
Тесс, конечно же, догадалась об истинной подоплеке ее сегодняшнего визита в главный офис компании Джейн Кушман. Почтенная леди хотела, чтобы она познакомилась с людьми, которые там работают, посмотрела на масштабы предприятия. Ее интересовало, как поведет себя Тесс, оказавшись в святая святых империи Кушманов. Сможет ли она найти общий язык с сотрудниками? В состоянии ли она справиться с управлением компанией или это окажется ей не по силам? Дело, судя по всему, приближалось к развязке: Джейн Кушман в скором времени намеревалась официально объявить, что Тесс — ее пропавшая внучка Элизабет, и назначить ее своей наследницей. Говоря другими словами, Берт уже мог потирать руки, подсчитывая, сколько денег он положит в свой карман. В эти минуты Тесс даже не вспоминала о Люке — ее охватил настоящий азарт в предвкушении скорой победы.
Тесс охала и качала головой, слушая Антуана. Речь шла об одном немце, большом любителе Рубенса. Год назад он, не послушав предостережений Жирако, купил за бешеные деньги огромное полотно из частной коллекции, написанное якобы Рубенсом. На поверку оказалось, что картина написана все той же мисс Шивли. Джейн перевела разговор на другую тему. Они поговорили об английском ампире, поспорили об американских импрессионистах и сошлись во мнении, что цветные миниатюры, украшающие средневековые французские рукописи, достойны восхищения. Тесс принимала в беседе активное участие, хотя, по правде говоря, не всегда понимала, о чем идет речь. Ну да ей было не привыкать пускать пыль в глаза, она не раз выходила с честью и не из таких ситуаций.
— Только я никак не могу понять одной вещи, — начал Жирако, устремив на Тесс проницательный взгляд, — как истинная ценительница живописи, такая, как вы, могли пройти мимо работ Пикассо периода кубизма? Вы что, к Пикассо вообще равнодушны?
— Ну что вы! — начала оправдываться Тесс. — Я без ума от «Герники», чего не могу сказать о его «Аккордеонисте». Но на самом деле более всего я ценю в живописи эмоциональную насыщенность в классическом исполнении. Любой стиль в модернистском искусстве много теряет именно из-за своей концептуальной техники выражения. — Тесс знала, что затронула больное место Джейн Кушман, сделав такое заявление, поскольку Джейн обожала Пикассо.
— Ах, теряет! — набросилась на нее Джейн Кушман и принялась расписывать достоинства кубизма.
Тесс, откинувшись на спинку стула, с удовольствием прослушала лекцию о живописи первой половины нынешнего века, в душе посмеиваясь над Джейн.
Во время этого эмоционального монолога, который разразился уже ближе к концу ленча, Тесс внезапно подумала, что Антуан — Жирако попросил ее обращаться к нему по имени, — несомненно, проявляет к ней интерес. Все это время он оказывал ей различные знаки внимания, шутил, пронзая ее загадочными взглядами, одним словом — флиртовал. Но она была так увлечена беседой, что поначалу ничего не замечала. Может, Жирако воодушевился потому, что она, не скрывая своих эмоций, искренне восхищалась его эрудицией и любовью к живописи?
Тесс невольно начала сравнивать его с Люком. Антуан немного уступал ему в росте, был более худощав. У него были светлые волосы, красивые, ухоженные руки. Среди прочих достоинств Тесс отметила его блестящий ум. Улыбка у него была просто обворожительная, добрая и немного застенчивая. Тесс не сказала бы, что он красавец. Однако он определенно не был лишен и привлекательности. В чертах его лица было что-то галльское. Кстати, женщины, сидевшие за соседними столиками, сразу обратили на Антуана внимание и не раз бросали взгляды в его сторону.
Тесс сказала бы, что он довольно привлекательный мужчина, но не более того. Странно, что она не заинтересовалась им. Антуан был как раз тем мужчиной, который идеально подходил ей. У них был общий интерес к живописи, они всегда могли найти тему для разговора, да и по характеру, так казалось Тесс, они были похожи. Но Тесс ничего не могла с собой поделать — она видела в Антуане лишь умного и занимательного собеседника.
Тесс с грустью подумала, что ее сердце принадлежит человеку, который, в один прекрасный день узнав о ее обмане, неминуемо отвернется от нее, и тогда ее жизнь превратится в ад. Так, может быть, забыть о Люке и завязать роман с Антуаном? Наверное, это был бы правильный выбор хотя бы потому, что ей не пришлось бы разрываться между чувствами и делом, которое она обязана довести до конца. Но, с другой стороны, при одной мысли о Люке она чувствовала томление в груди и ее сердце замирало.
Неизвестно, к какому выводу пришла бы Тесс, но ее раздумья были прерваны. Антуан и Джейн, поговорив о Пуссене и разойдясь во мнениях, втянули в свой спор Тесс. Затем они вспомнили романы Флобера, а потом разговор зашел об оперном искусстве. Оказалось, что все они поклонники дивного голоса Марии Каллас. Тесс все больше проникалась очарованием мира, в котором жили ее собеседники.
Антуану, конечно же, не хотелось покидать общество прекрасных дам, так тонко разбирающиеся в искусстве, но ленч закончился, и он с явным сожалением откланялся, когда Джейн и Тесс поднялись из-за стола.
После ленча экскурсия по владениям Кушманов продолжилась. Джейн показала Тесс все: и шикарный офис с современным компьютерным оборудованием, и зал для проведения аукционов, и огромное хранилище, в котором, казалось, были собраны все самые красивые вещи, какие только есть на свете. Как у ребенка, впервые попавшего в кондитерский магазин, разбегаются глаза при виде огромного выбора всяческих сладостей, так и у Тесс жадно забегали глаза и захватило дух при виде такого обилия уникальных и ценных вещей.
А посмотреть действительно было на что. Отдельно стояли изящные вазы, кубки и причудливые чаши, в другом месте были собраны пестрые ковры и гобелены, в третьем — всевозможные картины, в четвертом — другие редкости. Всего, что находилось в этих стенах, просто не перечислишь! К каждому предмету прилагался небольшой каталог с описанием и заключением экспертов. Тесс казалось, что она перенеслась в сказочную страну, в которой каждую минуту перед твоими глазами открывается что-то необычное и диковинное.
Тесс даже растерялась. Буквально в течение двух дней она открыла для себя два новых мира: неистовый, как стихия, мир чувств и безмолвный мир прекрасных вещей.
Как только она доведет до победного конца грязную аферу, в которую дала себя втянуть, то сразу начнет искать место в какой-нибудь фирме, похожей на эту, решила Тесс.
Но, возвращаясь вечером домой, она грустно размышляла о том, что наконец-то нашла себе занятие по душе, но по горькой иронии судьбы эта дорога ей заказана. Как только она разделается со своим заданием и Джейн Кушман узнает всю правду, то сразу же попадет в «черный» список. Все американские компании, занимающиеся аукционной продажей произведений искусства, закроют перед ней свои двери. Да и европейские скорее всего тоже. Что толку мечтать о какой-нибудь интересной, ответственной работе в таких фирмах, когда в них ей не доверят даже точить карандаши.
Заехав следом за Джейн в гараж, Тесс поставила свой «Мерседес» на свободное место.
— Дорогая, тебе надо переодеться к ужину, — обратилась к ней Джейн, когда они очутились в холле. — Люк, наверное, скоро приедет.
— Уже бегу. — Тесс смущенно отвернулась, чтобы скрыть выступивший румянец на щеках. Она взлетела вверх по лестнице, чувствуя спиной, что Джейн продолжает сверлить ее взглядом.
У себя в комнате она бросилась к шкафу и, распахнув дверки, в замешательстве застыла на месте. Что же ей надеть?
Она начала быстро перебирать свои вещи, но не нашла ничего подходящего. Черт, здесь же ничего нет, раздраженно подумала она, хотя в шкафу нарядов хватало. Но, на взгляд Тесс, ни одно платье не годилось. Она измучилась, пока выбирала, что надеть. То ей не нравилось декольте, то, наоборот, ее не устраивало платье с закрытыми плечами, то — цвет, то — длина. Тесс перерыла кучу нарядов, но поскольку сама не знала, какое платье ей нужно, то ничего не подобрала. Она искала такой наряд, в котором выглядела бы привлекательно, но не слишком сексуально. Ей хотелось, чтобы Люк обратил на нее внимание, но не стал раздевать ее взглядом. Теряя терпение от бесплодных поисков, Тесс закрыла глаза и наугад взяла первое платье, какое попалось под руку. Открыв глаза, она скривила губы, но потом решила, что все эти ухищрения не имеют никакого смысла.
«Женщины гадают, какой бы наряд надеть, и по полдня проводят перед зеркалом, наводя красоту, чтобы привлечь внимание мужчин, — размышляла Тесс, — а мне это ни к чему. Я здесь не для того, чтобы завоевать сердце мужчины. Сюда меня привело дело. И я должна довести игру до конца. И нечего фантазировать на посторонние темы».
После такого мужественного решения, призванного укрепить дух, Тесс надела платье мягкого кофейного цвета, которое, как считала она, очень шло ей. Порывшись на нижних полках шкафа, Тесс вынула подходящую пару туфель. Затем подошла к туалетному столику и две-три минуты задумчиво смотрела в зеркало, машинально расчесывая волосы. Наконец ей удалось более или менее привести в порядок прическу.
— Дурочка! — Тесс показала своему отражению язык.
Через секунду она выскочила из комнаты и заспешила вниз по лестнице. Когда Тесс вошла в столовую, Люк был уже там. Он пронзил ее взглядом и медленно поднялся со стула. Не в силах сдвинуться с места, Тесс глазами следила за ним.
Он приближался к ней крадучись, словно лев к обреченной жертве. Мысли спутались у нее в голове, дыхание сбилось, а в груди начала подниматься горячая волна, когда она увидела голодный огонь в его глазах.
— Я ждал тебя, — тихо произнес Люк и, притянув ее к себе, начал осыпать жаркими поцелуями.
Да, она не могла не признать, что тоже ждала этой встречи. Весь день она хотела услышать его голос, от которого сладко замирает сердце, и почувствовать прикосновения рук, от которых тело начинает трепетать. Она пыталась обмануть свое сердце и упорно отгоняла мысли о поцелуях и ласках, которыми они обменяются при встрече. Но сейчас, купаясь в волнах упоительного наслаждения, Тесс поняла, что не сможет обманывать себя и дальше. Пусть Берт катится куда подальше вместе со своими угрозами! Ради пьянящих ощущений, от которых тело становится легким и трепещет, сгорая от желания, она готова бросить вызов самому Берту.
Разомкнув губы, они перевели дыхание и оба одновременно улыбнулись.
— Ты устал? — негромко спросила Тесс, когда Люк уткнулся головой в ее плечо. — Выдался тяжелый день?
— Я устал не от дел — я устал ждать, когда закончится день, — ответил Люк. — Он был очень длинный, просто нескончаемый какой-то.
Услышав голос Джейн Кушман, которая отдавала распоряжения Ходжкинсу, они отпрянули друг от друга и сели за стол.
Когда в столовую вошла хозяйка дома, Тесс была занята тем, что с сосредоточенным видом поправляла салфетки в фарфоровой салфеточнице, которые и без ее забот были идеально уложены, Внезапно пронзила мысль: а вдруг Джейн обо всем догадывается? Тесс занервничала. Даже если сейчас Джейн ничего не знает, то уж через пару дней наверняка поймет, что у них с Люком роман. Интересно, а как она отнесется к этому? Осудит или сделает вид, что ничего страшного не случилось? Устроит скандал или обрадуется?
За ужином Тесс улыбалась и с нарочитым оживлением принимала участие в общем разговоре. Никто бы и не подумал, что в это время в ее душе борются противоречивые чувства. Сердцем она тянулась к Люку, но понимала, что сейчас не может раскрыть свои карты. Если она это сделает, то операция будет под угрозой провала. И, несмотря на все свои смелые решения, она по-прежнему боялась Берта. Черт побери, сколько же страха он на нее нагнал, что она все еще дрожит при мысли о нем?
Сегодня утром Тесс достаточно было взглянуть на Берта, чтобы понять, что он находится в страшном нервном напряжении, не человек, а сплошной комок нервов. Чутье и расчет подсказывали ему, что Джейн Кушман со дня на день должна объявить о своем решении. В таком взведенном состоянии Берт способен на все. Разъяренный и непредсказуемый, он кричал на Тесс и требовал, чтобы она не тянула дальше и поднажала на Джейн Кушман. Если бы он узнал, как далеко у нее все зашло с Люком, когда дело уже близится к победному концу, то ее бы увезли на машине «Скорой помощи» из квартиры доктора Ванштейна — это в лучшем случае, а в худшем — вынесли бы ногами вперед. В гневе Берт всегда страшен. Она своими глазами видела, что может сделать Берт с человеком, пустив в ход свои руки-кувалды. Стоило ему лишь заподозрить, что дело сорвалось из-за самой Тесс, он бы расправился с ней с особой жестокостью, растягивая ее мучения.
Раздавшийся громкий смех Люка отвлек Тесс от тревожных мыслей. Она подняла голову и посмотрела на него так, словно только что увидела его. Неужели это Люк? Да, это ее Люк.
Непринужденно откинувшись на высокую спинку стула и играя бокалом вина, он смеялся над какой-то колкостью Джейн Кушман в его адрес. Неожиданно Тесс поняла, что Люк сегодня выглядит как-то иначе — не так, как всегда. С ним произошли какие-то неуловимые изменения. Он стал другим, она это чувствовала.
Люк посмотрел на Тесс и кивнул, словно приглашая принять участие в общем веселье. Тесс улыбнулась и в эту минуту поняла, что произошло с Люком. Он больше не скрывал своих чувств под маской равнодушия и скепсиса. Жесткие складки у рта разгладились, во взгляде больше не сквозило холодное высокомерное выражение. Люк стал более эмоциональным, искренним и открытым. Независимо ни от чего Тесс была рада этим переменам в Люке.
Интересно, а Джейн Кушман это тоже заметила?
Если раньше Люк неизменно держал свои чувства в себе, отгородившись от мира невидимой стеной, то сейчас, похоже, эта стена треснула. «Он преобразился, потому что у него появилась я», — радостно и самонадеянно заключила Тесс.
Она с улыбкой прислушивалась к словесной баталии, развернувшейся между Люком и Джейн.
Его теплый взгляд и искренний смех завораживали Тесс. Она в сотый раз призвала проклятия на голову Берта, малейшее воспоминание о котором отравляло ей жизнь. Но теперь Тесс понимала, что у нее нет выбора: она будет бороться за свое счастье и не откажется от Люка. Берт угрожает ей расправой? Но и она не будет сидеть сложа руки, покорно дожидаясь, когда он снесет ей голову. Она сделает все, чтобы победить в схватке. И эта победа изменит всю ее жизнь. Но сейчас ей нужно знать наверняка, что Люк не ведет двойной игры, что его слова и чувства идут от чистого сердца, знать, что он любит ее и нуждается в ней.
— Ты не хочешь прогуляться по парку после ужина? Подышим свежим воздухом, посмотрим на розы, а? — поднявшись из-за стола, Люк с улыбкой обратился к Тесс.
— С удовольствием, — сияя от счастья, ответила Тесс. Она не могла видеть изумления, отразившегося на лице Джейн Кушман, когда они, взявшись за руки, вышли из столовой.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Украденные сердца - Мартин Мишель

Разделы:
12345678910111213141516171819Эпилог

Ваши комментарии
к роману Украденные сердца - Мартин Мишель



Не шедевр, конечно,перечитывать не буду, но и не жаль потраченного времени. Поразили таланты Тэсс,конечно,есть и художественный вымысел,но неужели американские университеты дают такое отличное образование?
Украденные сердца - Мартин МишельТесса
7.09.2015, 11.37





В принципе не плохо. Но, не знаю в каком году был написан роман, анализ крови уж можно бы сделать, о ДНК я молчу. Исходя из этого весь роман разваливается как карточный домик и интерес от прочтения ЛР пропадает.
Украденные сердца - Мартин Мишельиришка
18.05.2016, 0.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100