Читать онлайн Ставка на темную лошадку, автора - Мартин Мишель, Раздел - 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ставка на темную лошадку - Мартин Мишель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ставка на темную лошадку - Мартин Мишель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ставка на темную лошадку - Мартин Мишель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Мишель

Ставка на темную лошадку

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

12

– Добрый вечер, мисс Ларк! – В комнату вплыла Уитни затянутая в черный шифон, золотая цепочка, которую подарил ей Каллен в начале лета, охватывала нежную шею. Сэм все труднее стало выбираться к подруге, зато Уитни в последнее время зачастила на ранчо «Скайларк».
– Располагайся, – пригласила Саманта и с наслаждением растянулась на диване.
– Спасибо.
Уитни уселась в кресло напротив. В комнату вошла Калида и поставила на столик рядом с диваном поднос.
– Поздновато для ужина, – заметила Уитни.
– Засиделась в кабинете, – объяснила Саманта, садясь к столу.
– В жизни существует не только работа. Я всегда повторяла это и буду повторять. Кстати, Каллен случайно не советовался с тобой?
– О чем?
– Как о чем? О том, как лучше извиниться передо мной, – пояснила Уитни.
– Он не станет извиняться, – устало ответила Саманта, отхлебывая лимонад.
– Еще как извинится! Хотя он, несомненно, самый большой упрямец в штате.
– Это не упрямство, – ответила Саманта. – Просто он знает, что прав.
– Вы всегда заодно! – обиженно проговорила Уитни, скрещивая свои красивые ноги. – Сэм, поверь мне, в жизни есть множество вещей, гораздо более интересных, чем твои лошади. И когда ты наконец поймешь, что для человека, сиявшего в лучах славы, трудно быть счастливым в этой глуши? Каллену всегда будет не хватать блеска и ярких красок большого мира. И поэтому он будет мне благодарен за то, что я вернула его туда. Разве тебе это не ясно? Я спасаю Каллена от него же самого и от этой дурацкой идеи о чувстве долга перед землей предков.
– Но ведь это его наследие, его семья! Он не может вот так просто взять и все продать. Как ты только могла предложить ему такое?!
– Это самое разумное решение всех проблем, – стояла на своем Уитни.
– А по-моему, самое дикое. И ты бы поняла это сама, если бы была способна видеть дальше своего носа.
– Значит, по-твоему, я эгоистка? – возмутилась Уитни.
Саманта чувствовала себя как выжатый лимон. Гнев и ревность ушли. Сил спорить с подругой у нее не осталось, а в последнее время они спорили все чаще и чаще.
– Я просто считаю, что ты плохо представляешь себе всю картину, – примирительно сказала она.
Саманта намазывала маслом хлеб, предоставив Уитни возможность с восторгом рассказывать о замечательном обеде у Мисси Баррисфорд. Однако слушала она краем уха, поскольку в последнее время могла думать только о Каллене. Ее так непреодолимо влекло к нему, что с каждым днем становилось все труднее скрывать это от него и от других. Хуже всего было то, что они тренировались вместе и встречались каждый день. А поскольку изнурительная работа и сон урывками окончательно подточили ее силы, она больше не могла сопротивляться желанию ни на минуту не расставаться с человеком, любившим ее лучшую подругу.
А Каллен между тем считал ее своим доверенным лицом, и она вынуждена была постоянно выслушивать, какие противоречивые чувства раздирают душу. Каллен то злился на Уитни, то мучился угрызениями совести, и это делало его глубоко несчастным. В такие моменты Саманта с огромным трудом удерживалась, чтобы не обнять и не поцеловать его, но знала, что не может этого себе позволить.
Скрепя сердце, Саманта пыталась уверить Каллена, что они с Уитни подходят друг другу, что Уитни скоро образумится и у них все будет хорошо. Но она сама все меньше верила в справедливость своих слов. Уитни жаждала жизни, которая долгие годы отнимала у Каллена радость. А его нынешний образ жизни она принять категорически отказывалась. Саманта чувствовала себя между двух огней: она желала счастья обоим, но как могли они быть счастливы вместе? И кто осмелился бы с уверенностью сказать, что они будут счастливы врозь?
Появился Бобби Крейг в костюме с галстуком и во все глаза уставился на Калиду, которая вышла из кухни.
– Дорогая, ты готова? – спросил он.
Уже неделю Бобби и Калида перестала делать тайну из своего романа.
Калида сняла фартук и повесила его на стул.
– Готова, – сияя, ответила она.
Бобби взял под руку свою подругу, кивнул Саманте с Уитни, и счастливая парочка удалилась.
– Они очень подходят друг к другу, – с веселым удивлением сообщила Уитни.
– Да, – буркнула Саманта и подумала: «Замечательно, что они так влюблены, но зачем постоянно демонстрировать это мне?»
– А где Эрин? – поинтересовалась Уитни.
– Спит. Репетиция продолжалась больше десяти часов. Она совсем вымоталась.
– Ну хорошо. – Уитни встала и потянулась, как большая сытая и довольная кошка. – Пожалуй, я последую ее разумному примеру и отправлюсь спать. И тебе советую.
– Обязательно.
– Я имею в виду не вообще, а сейчас же!
– Хорошо, возьму твое предложение на заметку, – криво улыбнулась Саманта.
– Послушай, ты что вытворяешь? Это новая форма самоубийства? – Уитни сердито смотрела на Саманту, уперев руки в бока.
– До соревнований осталась всего неделя, – стала объяснять Саманта. – После них я смогу уменьшить темп.
Она не сомневалась, что у нее действительно убавится работы вне зависимости от итога: либо удастся рассчитаться с долгами, либо ранчо отберет банк.
– Тебе еще надо дотянуть до них, – заметила Уитни. – Ты же просто какой-то труп ходячий!
– Спасибо, успокоила.
– Кто еще скажет тебе правду, если не лучшая подруга?
– Да кто угодно! Эрин, Бобби, Калида, Кинан, Лорел, Ноэль, сестра Морган…
– Картина мне ясна, – рассмеялась Уитни. – Но если у нас у всех одно мнение, это значит, что мы не ошибаемся.
– Я этого и не говорила…
Уитни склонила голову набок, пристально вглядываясь в Саманту.
– Так ты согласна, что губишь себя этой безумной работой?
– Конечно, согласна. Если я одержима своей идеей, это еще не значит, что я не могу трезво мыслить.
– Тогда иди спать.
– Сию минуту отправляюсь.
Уитни вздохнула, безнадежно махнула рукой и ушла, а Саманта уставилась на поднос с едой. Кусок не лез ей в горло, не было сил. Но как же тогда она сможет выдержать эту неделю? Сумеет ли продолжать хранить в тайне свои секреты и по-прежнему спокойно давать советы Каллену?
Саманта встала, несколько раз качнулась на каблуках и медленно побрела наверх. Ей нужно перетерпеть только неделю. Потом – конец безумию. Она сможет справиться. Должна. Ничего другого ей просто не осталось.


Спустя два дня Саманта, закончив тренировку, очень довольная спрыгнула с седла. Несси всю неделю показывала отличные результаты, сила и выносливость лошади достигла пика. У нее были неплохие шансы занять на соревнованиях высокое место.
– Кажется, у Гордого появился серьезный конкурент.
Саманта вскинула голову и в нескольких шагах от себя увидела Каллена на высоком могучем чалом коне. Яркое солнце заставило его щуриться, из-под шлема выбивались белокурые волосы, рубашка прилипла к телу и подчеркивала широкие плечи и грудь. Господи, как же ее тянуло к нему!
Чтобы скрыть блеск в глазах, Саманта отвернулась к Несси и начала ее расседлывать.
– Да, у нее хорошие задатки.
– Сэм, у нее масса достоинств, ты же знаешь. Она может стать основой новой американской породы скаковых лошадей.
– Так и задумывалось…
– Господи, помилуй! – изумился Каллен. – Неужели в Ларках проснулось честолюбие? Не иначе, все твои предки в гробу перевернулись.
Саманта показала ему язык:
– Я – не ты и не собираюсь завоевывать весь мир. Мне много не нужно, я всего лишь хочу разводить хороших лошадей. Это у Маккензи всегда были грандиозные планы.
– Ерунда! Просто мы, Маккензи, гордимся преимуществами наших чистокровных лошадей. Ты же не будешь спорить, что они лучше всех своих, с позволения сказать, родственников, выращенных и у тебя, и за границей.
– Положим, мне известно несколько конезаводчиков Кентукки, Великобритании и даже Австралии, которые готовы поспорить с этим.
– Клевета! – воскликнул Каллен с притворным ужасом, театральным жестом закрывая лицо.
– Маккензи никогда не нравились конкуренты, – улыбнулась Саманта. – Разве твой прадедушка Струтер не создал пиратскую флотилию, чтобы не допустить соперников в Америку?
Каллен улыбнулся в ответ:
– Между прочим, он сам занялся перевозками и преуспел в этом. Должен сказать, его пример меня вдохновляет весьма. Ну что, пройдем кросс? Ты готова? Кстати, Роз Стюарт будет ждать нас к обеду, она обещала приготовить ореховый пирог.
Саманта хотела было отказаться, сославшись на неотложные дела, но не смогла удержаться от соблазна.
– Мерибет! – позвала она. – Возьми у меня Несси, ей надо остыть. А где Флора?
– Она здесь, мисс Ларк. – Энди подвел к ней чалую кобылу. – Я уже разогрел ее, и она готова скакать.
Энди подставил руки, и Саманта взлетела в седло.
– Ты просто рыцарь, Энди, – улыбнулась она.
– Мне нетрудно. А как вы думаете, я бы смог выступить на Флоре на следующий год? – спросил он, и глаза его загорелись.
– Это зависит от того, что скажет Бобби, – снова улыбнулась Саманта. – По его словам, из тебя получается неплохой наездник.
Энди радостно подпрыгнул и заторопился в конюшню.
Они пошли к началу маршрута кросса, который Бобби подготовил для них накануне.
– Неужели ты рискнешь выпустить неопытного наездника?
Саманта пожала плечами: сейчас она могла думать только о трассе, которую утром прошла пешком от начала и до конца. Она в уме рассчитывала количество шагов до препятствия, прикидывая, под каким углом его лучше брать, и выискивала взглядом рытвины, опасные как для лошади, так и для всадника. Конечно, у нее была для этого специальная команда, но ей не хотелось испытывать судьбу.
– Энди к следующим соревнованиям станет опытным наездником, сам увидишь.
– И тогда твое ранчо станет еще и школой подготовки наездников?
– Так далеко я не загадываю. Кстати, ты получил доступ к соревнованиям?
– Конечно. Отец нажал на все педали. А кроме того, я ведь все-таки занял десятое место на соревнованиях в Феач-Хилле.
– Ты неплохо выступил, – сдержанно похвалила Саманта.
На самом деле она считала его выступление отличным – ведь Каллен не участвовал в скачках двенадцать лет, – но не собиралась говорить ему этого. Она была твердо уверена, что друзья не должны льстить друг другу. И ее новое отношение к Каллену ничего не меняло.
– Ты не очень щедра на похвалу, – заметил Каллен.
Саманта только пожала плечами:
– Ну что же, начнем?
– Только после вас, мисс Ларк.
Саманта пустила Флору в легкий галоп. Маршрут протяженностью две с половиной мили огибал ранчо «Скайларк» и переходил на земли Маккензи – надо было только преодолеть изгородь. Трасса заканчивалась в четверти мили от конюшен Маккензи, а там уже было рукой подать до пирога Роз Стюарт.
Для Флоры маршрут был новым. Саманта постоянно меняла маршруты, чтобы воспитывать у лошадей выносливость и поддерживать в них интерес к занятиям: она прекрасно знала, что от этого многое зависит.
Каллен вышел на трассу минуту спустя, сохраняя дистанцию, чтобы не врезаться в Саманту, но держался достаточно близко, чтобы перенимать у нее разные хитрости. А она знала их немало: у нее накопился большой опыт, и многочисленные награды подтверждали это. Правда, у Саманты не было возможности участвовать во всех соревнованиях, и она поэтому ни разу не становилась наездницей года. Но ее знали все и отдавали должное ее таланту.
Первое препятствие в виде палатки Флора прошла хорошо, потом начался спуск. Лошадь заторопилась, и Саманта осадила ее. Теперь у них на пути была сложная конфигурация из нескольких бревенчатых заборов разной высоты, а затем на подъеме шел каменный барьер. Бобби окрестил эту группу препятствий Холмом Соломона, потому что каждый шаг и прыжок таили опасность и требовали обдуманного подхода.
Саманта помнила, что после лабиринта шел спуск к неглубокому пруду, в который следовало прыгнуть, затем пересечь его, преодолеть еще один барьер, а затем за ним в нескольких ярдах находилась изгородь, отделяющая земли Ларков от земель Маккензи.
Саманта утром добрые полчаса тщательно изучала Холм Соломона, чтобы пройти его как можно лучше. Держа в уме утренние наблюдения, она направила Флору к входу в лабиринт. Перед первым прыжком лошадь заволновалась, но Саманте удалось успокоить ее. Они благополучно преодолели второе препятствие, третье, и наконец лабиринт остался позади. Флора собиралась заартачиться перед прыжком в пруд, однако Саманта не дала ей остановиться, и пруд чалая пересекла спокойно.
Поднимая брызги, они добрались до противоположного берега. Флора выскочила на берег немного неловко, но устояла. Они поднялись по небольшому склону и поскакали к выкрашенной в желтый цвет изгороди с высокими воротами. Флора шла легко и, навострив уши, ловила слова команд. Однако перед самыми воротами она внезапно остановилась как вкопанная. Саманта не ожидала подвоха и перелетела через барьер.
Многолетний опыт помог ей сгруппироваться в воздухе, она приземлилась, сделала кувырок, но осталась лежать на спине, глядя в затянутое облаками небо: у нее перехватило дыхание. Кобыла взирала на нее через ворота с удивлением, словно хотела спросить: «Что ты там делаешь?»
– Саманта! – вскрикнул Каллен, который как раз пересекал на Гордом пруд. – Ты жива?
Она не могла ответить, просто лежала и ждала, пока пройдет спазм.
Держа поводья в руке, Каллен опустился рядом с ней на колени.
– Не можешь дышать? – В его серых глазах застыла тревога.
Саманта с усилием покачала головой.
– Так я и думал!
Каллен надавил ей на диафрагму, отпустил, потом надавил еще. Постепенно ее легкие наполнились воздухом.
– Спасибо, – с трудом выдавила она.
– Не за что. Полежи немного.
Но Саманта только несколько раз вздохнула и благополучно села. Каллен сразу почувствовал огромное облегчение.
– Вот это был полет! – съязвил он. – У тебя определенно есть чему поучиться.
– Всегда рада помочь, – откликнулась Саманта.
– Жаль видеокамеры не было, – посетовал Каллен. – Могли бы потом внукам показывать. «Выдающийся прыжок Сэм Ларк!»
– Ты здорово меня подбодрил, – сердито проговорила Саманта, вставая. – Вот если бы Уитни свалилась с лошади, Каллен бы не шутил, а собрал бы кучу докторов и извелся от волнения. Я так не падала уже больше трех лет, – с вызовом сказала она.
– Значит, к этому шло, – пожал плечами Каллен и тоже поднялся. – Может быть, ты решила включить падение в сегодняшнюю программу, чтобы на соревнованиях не отвлекаться?
– Слава богу, догадался, – буркнула Саманта, перебираясь через ворота. – Помоги, – попросила она, забрасывая поводья на голову Флоре.
Каллен перепрыгнул барьер и помог Саманте сесть в седло.
– Дерек ди Грази придумал что-то в этом духе для сентябрьских скачек.
– Я слышала. Поэтому Бобби и сооружил эту чертову штуку. Вперед! – Она повернула Флору обратно к пруду. – Давай повторим?
– Все сначала?
– Конечно.
– Но мы только что прошли лабиринт целыми и невредимыми. Почему бы нам не начать с пруда?
– Потому что именно сочетание барьеров с водной преградой представляет основную сложность. Ну давай, Каллен!
Со вздохом Каллен прыгнул в седло и последовал за Самантой через пруд к лабиринту.
– Уж лучше бы я отсидел на десяти заседаниях совета, – проворчал он, глядя на Холм Соломона.
– И лишил бы себя такого удовольствия? Чушь! – отрезала Саманта и направила Флору к бревенчатым барьерам.
Чалая на этот раз отнеслась к ним с большим доверием. Она даже не упрямилась перед прудом и легко выбралась на противоположный берег. Перед желтыми воротами Саманта почувствовала колебания Флоры и послала ее вперед, не дожидаясь, пока она передумает.
Последний участок трассы они прошли благополучно, хотя Флора сбила перекладину на разновысоком барьере – самом легком препятствии на маршруте. Саманта подавила вздох и отметила про себя, что ей придется пересмотреть свой рабочий график: с Флорой надо будет проходить дистанцию утром и вечером. Она чувствовала, что не может пока целиком положиться на Флору, а чтобы успешно пройти многоборье, всадник и лошадь должны безраздельно доверять друг другу.
Когда Каллен пересек финишную линию, Саманта уже спешилась и ослабляла подпругу на Флоре. Он спрыгнул на землю в нескольких шагах от Саманты.
– Совсем, совсем неплохо! Не боюсь себя похвалить, – сказал Каллен, перебрасывая поводья через голову Гордого.
Почти касаясь друг друга, они пошли по зеленому лугу к конюшням; рядом брели лошади.
– Мне бы чувствовать усталость, – заметил Каллен, – но я мог бы, кажется, скакать так целый день. Мне нравится кросс.
Саманта весело рассмеялась, радуясь его бодрому настроению.
– Вид у тебя жизнерадостный, – подтвердила она.
– Именно так я себя и чувствую, – усмехнулся он. – Я наконец обрел форму и заново ощутил прелесть подготовки к соревнованиям. Отец поправляется, дела на ранчо идут хорошо, я с удовольствием этим занимаюсь… Чего еще желать? Кроме всего прочего, выяснилось, что можно отлично всем руководить, не уезжая с ранчо. Почему бы мне не радоваться жизни?
– Но как быть с Уитни? – напомнила Саманта, хотя ей и не хотелось омрачать его радость.
– Верно, – со вздохом проговорил Каллен. – Есть еще Уитни…
Саманта скосила на него глаза. Ну почему ему суждено так сильно любить Уитни и так мучиться? Она была уверена, что Каллен не заслуживает этого.
– По-моему, тебе нужно с ней поговорить.
– Я пытался, но мы каждый раз приходим к одному и тому же. Я понимаю, чего ей хочется. Но, черт возьми, почему она не желает понять, что нравится мне? Почему она не видит, как много значит для меня ранчо?
– Она поймет, – успокаивала Каллена Саманта. – Уитни образумится и увидит, что жизнь, которая тебя удовлетворяет, хороша для вас обоих. Ты на ней женишься, и я еще повеселюсь на вашей свадьбе.
– Ты такая милая, Сэм…
Каллен внезапно протянул руку, погладил ее по щеке, и это легкое прикосновение затуманило разум Саманты. Ей почудилось, что Каллен хочет ее поцеловать, а она так устала, что защитный панцирь еле держался… Саманта качнулась к нему и едва не поцеловала его сама – но вовремя остановилась. Он вовсе не собирался ее целовать! Это была лишь ее фантазия. Ей просто слишком хотелось этого… Саманта побледнела, шагнула в сторону и налетела на Флору.
– Господи, Сэм, да ты вымоталась окончательно! – воскликнул Каллен, решив, что ее качает от усталости. – Я не могу тебя видеть такой. Скажи, что тебя тревожит. Скажи, Сэм.
Он снова погладил ее по щеке, и Саманта почувствовала, что совершенно обезоружена этой простой лаской. Она уже не могла рассуждать здраво, у нее не было больше сил и дальше нести в себе весь груз волнений и тревог. Кончилось тем, что она рассказала Каллену все. И о долге, который накопил ее отец, и о том, как она навязала ему свою программу, которую он оказался не в силах выдержать. Она рассказала о кредиторах, требующих денег, о договоре с банком и о том, что ее единственная надежда связана с осенними соревнованиями. На карту было поставлено все.
Каллен слушал ее, не перебивая, сжав губы и сдвинув брови. Наконец он взорвался.
– Ты сошла с ума! – Его крик испугал лошадей. – Ты медленно убивала себя все эти пять лет, а мне бы понадобилось десять секунд, чтобы выписать чек – и не было бы этого безумия!
– Как ты смеешь так говорить? – Саманта возмутилась до глубины души. – Все эти пять лет я одна вела дела, я так гордилась собой… А ты хочешь все перечеркнуть каким-то чеком?
– Сэм…
– Нет! Я не Уитни, мне не нужно, чтобы меня спасал рыцарь на белом коне. Так что давай задний ход, Каллен.
– Я не собираюсь тебя спасать… хотя, конечно, был бы не прочь. Это будет просто ссуда – беспроцентная в отличие от той, что предложил тебе банк. Ты вернешь мне эти деньги, когда сможешь, а пока хоть немного придешь в себя, вздохнешь спокойно. Тебе не придется больше медленно, но верно убивать себя работой. Ты снова заживешь по-человечески…
– Нет, я должна это сделать сама.
– Но почему?
В сердце Саманты смешались горечь, боль утраты, чувство вины.
– Как же ты не понимаешь? Ведь я во всем виновата сама! Это у меня родилась «блестящая» идея вывести новую породу. Я, а никто другой, целый месяц уговаривала отца, хотя и видела, что он не в восторге. Это я настояла на покупке лучших племенных жеребцов и кобыл. Я повесила на ранчо долг в четверть миллиона – в добавление ко всем долгам отца. Я едва не оставила нас с Эрин без наследства. Это по моей вине жизнь у родителей превратилась в кошмар. Это я их убила, Каллен! И теперь я сама должна вытащить «Скайларк» из долгов. Это мое дело, и касается только меня.
– В жизни не видел таких упрямых женщин! – с досадой бросил Каллен и схватил ее за руку, заставив остановиться. – Ты виновата в случившемся меньше, чем кто бы то ни было. Ты же знаешь, у Руфуса была масса планов, но в бизнесе он разбирался слабо. И задолго до твоей программы он успел накопить непомерный долг, который целиком на его совести, а не на твоей. В отличие от тебя он-то был в курсе дел. А ты разъезжала по Европе и думала, что дома все в полном порядке. Разве не так?
– Да, но…
– В этом все и дело! Как ты могла избежать новых осложнений, не зная истинного положения дел? Неужели это не ясно? – Он взял ее за руки и повернул к себе. – Руфус должен был твердо сказать тебе, что следует отложить программу, пока не удастся поправить дела. Ведь в то время ответственность за ранчо нес он, а не ты. Но он не подумал об этом, хотя хорошо знал свое финансовое положение. Твой отец, как всегда, принял рискованное решение – и это был прямой путь к банкротству. Он сам загнал себя в ловушку и чуть было не оставил детей без наследства. Я люблю Руфуса, Сэм, и вовсе не хочу упрекать его: он уже поплатился за свои ошибки. Я хочу другого – ты должена понять, что ни в чем не виновата.
Долго, слишком долго сдерживаемые слезы потекли по лицу Саманты. Она увидела удивление на лице Каллена, а потом он обнял ее и начал утешать, поглаживая по спине.
– Но ты не понимаешь! – рыдала она. – Первые неудачи с моей программой разрушили последнюю надежду отца снова встать на ноги. Он не смог выдержать груза, который я на него взвалила. Я его убила, Каллен, и маму тоже! Ты же не можешь не понимать, что это так…
– Я ничего такого не понимаю. – Голос его звучал мягко, но руки сжимали ее все сильнее. – Ты взваливаешь на себя чужую вину, Сэм. Ты не больше виновата в смерти родителей, чем я в… – Каллен запнулся. Она подняла голову и удивилась, увидев на его лице грустную улыбку. – Ты так же не виновата, как и я в гибели брата. Руфус совершил роковую ошибку, солгав тебе. Он забыл о том, что для вас с Эрин важнее всего – дом, эта земля. Верни вину тому, кто действительно виноват. Он теперь может с этим справиться.
Саманта заплакала еще горше. А что, если прав Каллен? Может быть, действительно отец предал ее, а не наоборот, как считала она? Ответа не было. Рыдая, она все теснее прижималась к Каллену; ей казалось, сердце ее вот-вот разорвется.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ставка на темную лошадку - Мартин Мишель

Разделы:
123456* * *7891011121314151617

Ваши комментарии
к роману Ставка на темную лошадку - Мартин Мишель



самый любимый роман - здесь есть всё: юмор, страсть,интересные повороты сюжета и не знаешь что будет дальше!!! герой просто прелесть!!! автор просто умнечка)))) читайте и наслаждайтесь !!!!!
Ставка на темную лошадку - Мартин Мишельната
13.02.2011, 0.08





Столько замечательных героев. Очень позитивный роман!
Ставка на темную лошадку - Мартин МишельЛена
10.09.2012, 7.38





Немного затянутый, но хороший роман.
Ставка на темную лошадку - Мартин МишельВалентина
17.11.2014, 1.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100