Читать онлайн Золото влюбленных, автора - Мартин Кэт, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золото влюбленных - Мартин Кэт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.81 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золото влюбленных - Мартин Кэт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золото влюбленных - Мартин Кэт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Кэт

Золото влюбленных

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Из-за чашки дымящегося кофе Морган рассматривал мужчин, ради которых и пришел сюда. Они вошли в комнату и направились к его столу.
— Мистер Морган? — Дольф Редмонд протянул бледную руку. Из-за черных волос, падающих на слишком высокий лоб, и смешно торчащих ушей Дольф Редмонд напоминал Моргану гремучую змею — только трещал предупреждающе.
— Да, я Морган. — Он вытянул свою длинную кисть и пожал протянутую руку, пока его холодный взгляд бесцеремонно бродил по стоявшей перед ним троице.
— Я — Адольф Редмонд. Мои друзья зовут меня Дольф.
— Здравствуйте, мистер Редмонд, — многозначительно кивнул Морган.
— А это мой партнер Генри Даусон и его сын Чак.
Морган пожал руки двум другим. Редмонд отличался высоким ростом, одет был лучше Даусонов, и, видимо, решил Морган, именно он был мозгами этой шайки. Даусон походил на обыкновенного драчуна. Он был невысоким, коренастым, а его сизый, как большая слива, нос говорил о пристрастии к виски. У сына были сильные руки и ноги, как у отца, но его глаза находились на уровне глаз Моргана, что свидетельствовало о том, что он, по крайней мере, на пять дюймов выше Генри.
— Мы рады, что вы приняли наше приглашение, мистер Морган, — сказал Редмонд.
— Посмотрим, что будет дальше, — сдержанно улыбнулся тот уголками губ.
Он не беспокоился о том, что его могут вспомнить. Его считали мертвым в этих краях уже целых девять лет. Слава Богу, у него был тогда участок земли на кладбище. После обвала, хотя тела так и не были найдены, угледобывающая компания поставила каменный памятник, чтобы хоть символически похоронить их.
— Идемте в контору, там мы сможем поговорить в более конфиденциальной обстановке, — предложил Редмонд, указывая на дверь изящным наманикюренным пальцем.
— Чак, пусть Илейн принесет нам кофе. Мужчины перешли в помещение конторы.
Редмонд сел за резной дубовый стол, Морган взял стул и уселся напротив. То же самое сделали Даусоны. В комнате из мебели было всего несколько предметов: стол, стулья, медная настольная лампа и затейливой формы торшер с красным абажуром. На одной стене висели потертые картинки с видами отеля (вернее, того, как он когда-то выглядел), а рядом планы всевозможных усовершенствований. Они тоже были желтыми и истрепанными. Похоже, у Лоуэлла Мак-Элистера были большие намерения относительно отеля в Кейсервилле.
Ожидая, пока все поудобнее устроятся, Морган еще раз внимательно оглядел младшего Даусона. Он помнил его с детства. Будучи на два года старше Моргана, Чак Даусон в то время был нечестным, несерьезным парнем и любил только себя. Его не раз ловили на мошенничестве в картах, а также подозревали в нескольких случаях растраты денег из кассы отца. Когда же Чак затащил в заросли за школой Бетси Пирсон, только деньги отца спасли его от наказания.
Судя по некоторым деталям, Чак Даусон мало изменился с тех пор. Он стал выше и раздался в плечах, но, в отличие от старшего, чья комплекция, цветущее здоровье, круглое лицо и лысая голова делали Генри даже смешным, младший Даусон остался узколицым и имел болезненный вид. Его можно было назвать по-своему красивым: римский нос, светлые волосы, красивые губы. Но Моргану казалось, что Чак смахивает на шакала.
— Итак, Морган, — начал Редмонд, — давайте перейдем к делу. Мы тебя пригласили сюда для того, чтобы ты помог нам решить одну маленькую проблему. Как ты, наверное, заметил по дороге в город, добыча угля — это основная статья наших доходов. Даусон и я владеем отелем, магазином и еще несколькими мелкими предприятиями, но большую часть денег приносят шахты. Мы пережили много трудных лет, но время меняется, рынок угля ждет усовершенствований в добыче, и мы должны быть готовы к изменениям.
В голове Моргана копошилась тысяча вопросов. Но больше всего его интересовало, что же случилось с семьей Мак-Элистера и его долей в шахте «Голубая гора».
Девять лет назад они с братом пошли работать на «Голубую гору». Это произошло после обвала на «Мидлтон Майн» и смерти их отца. В то время владельцем шахты, отеля и магазина был Лоуэлл Мак-Элистер. В следующем году Мак-Элистер взял в партнеры Редмонда и Даусона, но все еще контролировал большую часть дел в шахте и на других предприятиях.
Морган хмуро разглядывал этих троих.
— Продолжай, — коротко бросил он и поудобнее устроил свое длинноногое тело на жестком коричневом кожаном стуле.
— Ну, знаешь, некоторые шахтеры мутят воду. Такое иногда случается. Но, похоже, что на этот раз сами мы не справимся. — Редмонд предложил гостю тонкую сигарету. Морган отказался, и Редмонд закурил один.
— Чертовы шахтеры не знают, чего хотят, — вставил старший Даусон. — Сейчас они готовы начать смуту. У них, по крайней мере, есть выходной — воскресенье. А ведь многие работают все семь дней в неделю.
Морган застыл. Семь дней в неделю по десять часов каждый, никакой заботы о безопасности на шахтах в «Мидлтон Майн», и в результате — обвал, убивший его отца. Он ничего не забыл. На шахте «Голубая гора» дела обстояли лучше, по крайней мере, до тех пор, пока Даусон и Редмонд не стали компаньонами Мак-Элистера.
Морган пригладил темные волнистые волосы и подавил ненависть, промелькнувшую во взгляде.
— И что же джентльмены посоветуют мне сделать, чтоб решить эту проблему?
Генри Даусон вмешался, чтобы опередить Редмонда:
— Завтра утром у щахтеров митинг. Из-за него они не выйдут на работу. Это нам будет стоить уйму времени и денег. Мы не собираемся терпеть такое. Мы хотим раз и навсегда их остановить. Мы хотим, чтобы ты сходил на этот митинг и покрасовался там. Просто пусть они знают, что все смутьяны будут иметь дело с тобой — и с той пушкой у тебя на бедре.
— А если пушка и ты их не испугают, — добавил Редмонд, — возможно, мы попытаемся организовать небольшую катастрофу, чтобы показать серьезность наших намерений.
Морган сцепил зубы. Он был прав. За последние девять лет в Кейсервилле ничего не изменилось. И даже стало еще хуже.
— Сколько же будет стоить вам, ребята, эта демонстрация серьезности намерений? — спросил он.
Тут впервые заговорил Чак Даусон:
— А сколько ты стоишь, бандит? — Его темные глаза сощурились, когда он склонился к Моргану.
Морган остался невозмутимым.
— Мне нужно в два раза больше того, что вы предложили в письме. Половину сейчас, половину после того, как дело будет сделано. Эта ваша маленькая проблема, похоже, гораздо крупнее, чем может показаться.
Когда он закончил, светлые брови Даусона сошлись на переносице, но потом Чак вновь развалился на стуле.
— Пожалуй, выгоднее иметь высокооплачиваемого наемника, бандит.
— Меня зовут Морган, — напомнил тот холодно. — Дэн или мистер.
Звук открывающейся двери прервал этот обмен любезностями. Илейн Мак-Элистер вошла в комнату, держа перед собой поднос с чашками и кофейником. От радости, которую Морган видел на ее лице раньше, не осталось и следа. Теперь это была маска вежливости.
Чак Даусон встал со стула, чтоб помочь ей опустить поднос, его рука возмутительно долго задержалась на руке девушки. Морган не был уверен, но ему показалось, что она вздрогнула.
Илейн хмуро взглянула на Даусона, от этого взгляда у Моргана мурашки побежали по спине. Куда делась храбрая маленькая девочка, которая полезла в глубь заброшенной шахты, чтобы спасти своих друзей? Куда делась веселая женщина, которую он только что видел? Теперь ее мягкие янтарные глаза были настороженными и покорными, как у пойманного в силки зверя.
— Мистер Морган, — начал Чак Даусон, — позвольте представить мою невесту, мисс Мак-Элистер.
Моргану повезло, что он сидел. Он так глубоко вздохнул, что с трудом смог выдохнуть. Все, что он смог сделать, это встать и кивнуть в знак приветствия.
— Рад с вами познакомиться, мисс Мак-Элистер.
«Какая наглость, — думала Илейн, наблюдая, как напряглись его скулы. — Он считает, что я боюсь его! Даже если он убивает людей за деньги, это не значит, что он может испугать любого».
Она почувствовала прилив сил и подняла голову. Потом Илейн посмотрела в мрачные, темные глаза своего fiance
type="note" l:href="#FbAutId_1">[1]
и снова ощутила дикое отвращение, которое не могла преодолеть уже несколько лет. У нее всегда от этого подводило живот. Заметив, как пальцы Чака рассеянно бродят снизу вверх по ее руке, девушка сжалась, а потом постепенно начала приводить себя в чувство, отключаясь от ощущений. Она научилась этому сама.
Взглянув на Моргана, Илейн увидела на era бедре револьвер 45-го калибра и постаралась сосредоточиться на процедуре знакомства.
— Уверена, что мне доставит удовольствие знакоИство с вами, мистер Морган, — издевательски ответила она, ледяным взглядом пронзая его голубые глаза.
Потом Илейн почувствовала, как мокрые ладони Чака Даусона коснулись ее талии, и в ней внезапно вспыхнуло только одно желание: поскорее уйти из комнаты.
— Спасибо за кофе, дорогая, — милостиво произнес Даусон. — Днем на шахте будет собрание. Может, я увижу тебя вечером.
Илейн кивнула, взглянула на Моргана и покинула комнату. Морган снова сел. Он заметил облегчение, которое испытывала Илейн, закрывая за собой дверь. Он был в долгу перед этой девушкой. Обязан ей жизнью. И он разберется, что за дьявольщина здесь происходит. Он спасет Кейсервилль, даже если это будет его последним делом.
Радуясь звону кастрюль, блеску серебра и стуку колотушек и молотков на кухне отеля, Илейн взяла ложку и помешала рагу, тушившееся в кастрюле на дальней конфорке огромной черной плиты. Когда она была занята, у нее не оставалось времени на грустные мысли, хотя было тяжело не думать о перспективе провести всю жизнь под именем миссис Чак Даусон.
— Милочка Илейн, кто этот мужчина? — Ада Ловери указала на гостиничную контору. Ада жила в маленькой квартирке за кухней и не упускала ничего из происходящего в отеле.
— Это сам Черный Дэн, — сказала Илейн, накрывая кастрюлю с рагу крышкой. Потом, усевшись рядом с Адой, она взяла нож и начала чистить лук.
— Боже Правый, он такой безжалостный. Он жестче ботинка, держу пари. А без этого своего шрама он был бы даже красивым. — Ада тоже достала луковицу и присоединилась к Илейн.
В кухне было тепло и сыро. Рядом с рагу кипели котелок с мясной подливой и суп. Окна запотели, и влажные волосы тонкими прядями прилипали к лицу. Илейн рассеянно заправила их за уши.
— Он немного напоминает мне Рена Дэниэлса, — сказала она Аде.
— А кто это? — У Ады от лукового сока покатились слезы.
— Да так, один парень, которого я когда-то знала. Я раньше о нем упоминала. Девочкой я была в него влюблена. Ты должна помнить. Я тебя чуть с ума не свела бесконечными рассказами о нем, когда впервые здесь появилась. Его младший брат Томми был моим лучшим другом.
Они с Томми всегда играли вместе, когда удавалось избежать обязательных занятий с мамой — чай в гостях, концерты, посещение церкви — и своих бесконечных многочасовых уроков — пианино, пение, балет, французский. Они любили играть в одном из заброшенных туннелей на дальнем участке шахты «Голубая гора». Именно поэтому Илейн смогла найти мальчиков r шахте той далекой ночью.
За последние девять лет она часто задавалась вопросом: куда же делись ребята? Что стало с Томми? Стал ли он таким же красивым, как старший брат? Она встречалась с Реном всего несколько раз, когда тот приходил забирать Томми из школы домой. Рен настоял, чтобы младший брат учился, пока он сам работал на шахте дополнительные часы, зарабатывая на учебу Томми. Рен сам стал заботиться о Томми, после того как их родители умерли. И Томми обожал брата.
Илейн закончила чистить луковицу и взяла другую. У нее на глазах тоже появились слезы. Женщины посмотрели друг на друга и весело рассмеялись.
— Хорошо, что нас никто не видит, — пошутила Илейн. — Подумали бы, что мы плачем.
Ада Ловери стала вдруг серьезной.
— А ты уверена, что не будешь проливать крокодиловы слезы, если выйдешь замуж за Чака Даусона? Он ведь не собирается откладывать свадьбу надолго.
Илейн вздохнула. Ада была права. Чак просил об этом уже два года. Теперь он стал настаивать. Через три недели их помолвка будет объявлена официально, и Чак уже предупредил ее, чтоб не надеялась на долгую отсрочку.
— У меня нет выбора, — сказала Илейн, защищаясь.
Ада покачала головой.
— Жизнь заставляет постоянно делать выбор, милочка, а этот выбор на всю жизнь, и он самый важный.
— Мы уже об этом говорили, Ада: Генри Даусон — единственный человек на земле, кому я обязана. — Ада фыркнула, но ничего не сказала. Илейн взяла другую луковицу. — Когда умер отец, он оставил огромные долги, прежде всего — Редмонду и Даусону. Большой дом Мак-Элистера забрали в погашение части долга, но Даусон настоял на том, чтобы Илейн и ее мать остались в своем милом, старом, в викторианском стиле доме. Он обещал позаботиться о том, чтобы заплатить Дольфу Редмонду.
Илейн до сих пор слышала предсмертные слова матери:
— Тебе надо поставить все на свои места, заплати ему чем-нибудь, смой позор с нашего имени.
Илейн слышала эти слова столько раз, что они до сих пор звенели у нее в ушах.
— Некоторые долги нельзя заплатить, — прервала ее Ада, и не в первый раз Илейн удивилась: чтение мыслей было одним из многочисленных талантов этой крепкой добродушной женщины.
Ада покачала головой.
— Мне так хочется найти нужные слова и убедить тебя не делать этого, изменить свое мнение.
— Ничто не изменит мое мнение, Ада. Я не собираюсь высказывать ему признательность, но сдержу свое слово и заплачу этот долг. Кроме того, после свадьбы я, может быть, сумею сделать что-нибудь для шахты.
Если говорить честно, Илейн втайне надеялась, что после того, как она выйдет замуж за Чака, она сможет повлиять на него и улучшить условия труда в шахте, провести какие-то усовершенствования. Ей придется долго расплачиваться за это, но она хотела воспользоваться таким шансом.
Ада снова возразила:
— Твоя проклятая гордость приведет тебя к гибели, милая.
Илейн не стала обращать на нее внимания, с удвоенной энергией принимаясь за очередную луковицу. Она должна Генри Даусону, и, хотя она не любила Чака, она собиралась расплатиться единственно возможным для нее путем — она выйдет замуж за его сына. Илейн знала, что старый Даусон хотел именно этого. Она схватила салфетку и вытерла глаза, радуясь, что слезы от лука смешались с ее собственными.
Дэн Морган распаковывал одежду, которую взял с собой в эту поездку. Он сбросил рубашку и сел на край кровати, чтобы стащить ботинки.
Мысли о прекрасной женщине, которую он сегодня увидел, смешивались с мыслями о мужественной маленькой девочке, которая спасла ему жизнь девять лет назад. Теперь она была прекрасна, но все же не прекраснее, чем показалась ему той ночью в шахте.
— Ты спасла наши жизни, Лейни, — сказал он тогда. — Мы тебя никогда не забудем. «И тех, кто сделал это», — добавил Рен про себя. Его черные волосы были испачканы грязью и угольной пылью, и единственное, о чем он мог думать, это о мести.
— Что же нам теперь делать? — спросила тогда Лейни, стряхивая угольную пыль со своей юбки.
— Мы ничего не будем делать. Мы с Томми уйдем.
Томми ошеломленно застыл.
— Нам нужно уходить. Очень опасно оставаться, — объяснил Рен. — Мы слишком много знаем. Если хоть кто-нибудь узнает правду о том, что случилось сегодня, могут возникнуть вопросы об обвале в «Мидлтон Майн». Редмонд и Даусон не позволят этого. И поэтому нам с Томми опасно оставаться здесь.
— Разве мы не можем пойти к шерифу? — спросила Лейни.
— А кто нам поверит? И кроме того, они обвинили меня в беспорядках на шахте. Так что может произойти еще один так называемый несчастный случай.
— Думаю, что ты прав, — признала она, — но мне не хочется, чтобы вы уходили. — Илейн грустно усмехнулась, а потом вспыхнула под пристальным взглядом Рена.
— Ты никому не должна говорить, что спасла нас, Лейни. Пусть думают, что мы умерли. — Он был грязным, уставшим, мокрым, ободранным, исцарапанным — и злым, потому что теперь был уверен, что его отца убили.
Вдруг Рен заметил кровоточившие пальцы девочки.
— Боже, Лейни, — он наклонился и поцеловал ее окровавленные руки, а потом коснулся подбородка и приподнял голову. — Ты самая храбрая маленькая девочка из всех, кого я знаю. Может быть, мы с Томми сумеем отплатить тебе тем же, я не знаю, как, но когда-нибудь, может быть… — Он поцеловал ее в испачканную щеку и крепко обнял. Его брат сделал то же самое.
— Пока, Лейни, — сказал Томми. Крупные слезы катились по его щекам, оставляя белые следы на черном от угля лице.
— Я буду скучать, — прошептала она.
Рен до сих пор помнит ее нескладную фигурку, когда Илейн поправляла изорванную грязную юбку. Девочка подняла фонарь и пошла домой.
Морган улыбнулся и сбросил второй ботинок. Илейн теперь была уже не тем оборвышем, которого он помнил, хотя в ее чертах оставалась загадка.
«Недолго ждать осталось, — поклялся он. — С утра надо начинать искать ответы на вопросы». Дотянувшись до черного кожаного жилета, висевшего в изголовье кровати, Морган вытащил из внутреннего кармана маленькую записную книжку, несколько газетных вырезок и деловых бумаг — единственный документ, способный подтвердить его личность. Он осторожно засунул их под матрас. Неожиданная встреча с Илейн напомнила ему об осторожности, но Моргану этого не требовалось. Соблюдение осторожности было неотъемлемым условием его работы.
Рассвет выдался ясным, но резкий весенний ветер пронизывал до костей, что наводило на мысль не выходить из дома и оставаться в тепле.
Из окна было видно, как на улице сильный ветер трепал листки бумаги и раздувал юбки проходивших мимо женщин. Они, беседуя, наклонялись друг к другу, чтобы лучше слышать. Каждый житель Кейсервилля знал о собрании шахтеров в городском клубе. После неожиданной встречи с Морганом Илейн решила не скрывать свое собственное отношение к происходящему. Вообще-то, она не привыкла высказываться, отстаивать свое мнение, особенно в помещении, до отказа набитом мужчинами, но именно это она была намерена сейчас сделать. Она уже поговорила с Адой, которая искренне сочувствовала шахтерам.
Открывая окно, Илейн вдруг вздрогнула от холода. Она подумала о темноволосом незнакомце, так похожем на Рена. Черный Дэн. Все в городе говорили о нем, как только дошла молва, ради чего его сюда пригласили. Морган был упрямый, жестокий человек, и она начала задумываться над тем, как можно было спутать его с Реном. С добрым, беззаботным Реном.
«Морган, по крайней мере, способствовал тому, что у меня появилась собственная точка зрения», — думала Илейн, пытаясь справиться с нервозностью. Она выбрала теплое синее шерстяное платье с оборочкой спереди и простую юбку. Она надеялась, что одежда поможет ей произвести нужное впечатление. Закрыв дверь старого шкафа, Илейн дрожащими пальцами надела через голову платье, поправила кружевные манжеты и воротник. Потом взяла принадлежавшую некогда матери расческу с серебряной ручкой и привела в порядок волосы. Заколов две пряди у висков гребнями, она оставила остальные свободно ниспадать сзади. У нее были прекрасные волосы, почти достигавшие талии.
Завернувшись в шерстяную шаль, Илейн ущипнула себя за щеку и вздохнула — только бы шахтеры не заметили, как она волнуется, — потом спустилась вниз по лестнице. Она знала, что Редмонд и Даусон будут взбешены, но у нее оставалась слабая надежда, что они не заметят, когда она пойдет на собрание. Что бы ни случилось, Илейн беспокоилась о завтрашнем дне. И на этот раз она должна показать свое отношение к происходящему, хотя бы ради памяти об отце.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Золото влюбленных - Мартин Кэт



Основной фон - золото и золотоискатели. Остальное - все как в аннотации. Интересно.
Золото влюбленных - Мартин КэтВ.З.,65л.
3.06.2013, 12.10





Супер, роман! Очень понравился!
Золото влюбленных - Мартин КэтМила
15.09.2013, 2.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100