Читать онлайн Золото влюбленных, автора - Мартин Кэт, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золото влюбленных - Мартин Кэт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.81 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золото влюбленных - Мартин Кэт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золото влюбленных - Мартин Кэт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Кэт

Золото влюбленных

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Илейн выступала в «Черной Подвязке» уже десять дней.
Чейз Камерон уехал через несколько дней после ее дебюта, но вчера снова вернулся. По-видимому, ему нравилась ее работа. Шахтеры полюбили новую певицу, хотя она понимала, что поет не так уж хорошо. Она должна была признать, что проблем с мужчинами у нее не было. Илейн, к несчастью, очень боялась, что шахтеры считали ее «подружкой» Чейза Камерона.
— Скоро твой выход. — Делси просунула голову в дверь и улыбнулась. Она и Илейн уже подружились.
— Спасибо, Делси. Не знаю, что бы я делала без тебя и Вилли. — Большой, крепкий шахтер был высокого мнения о женщинах. Вилли Дженкинс по просьбе Делси взял Илейн под защиту.
— У меня такое предчувствие, что у тебя прекрасно все получится.
Илейн улыбнулась, и Делси закрыла дверь. Илейн все еще жила в салуне. Чейз не забывал напоминать ей, что каждый квадратный дюйм Сентрал-Сити до краев наполнен добродетелью. Очень много времени у нее заняли поиски комнаты — это была крошечная квартира над центральным магазином Германа Хофмана. Утром она переедет. Илейн не могла этого дождаться. Было так трудно засыпать под шум и визг, доносившийся снизу, не говоря уже о смущавших ее хрюканьях, стонах и других звуках, которые издавали приходившие в соседние комнаты мужчины.
Она в последний раз мимоходом взглянула в зеркало на бюро и криво улыбнулась. Если бы Констанция Мак-Элистер видела сейчас дочь! Ее костюм был просто скандальным: платье из красного и черного атласа, падавшего лентами вдоль тела. Платье украшала отделка из черного кружева. Под платьем мелькало черное белье и чулки в сеточку. Декольте было такое низкое, что еле прикрывало соски. Если она хоть немного наклонялась, становилась видна черная кружевная юбка, и это еще больше волновало шахтеров.
Ее мама была бы счастлива, если бы Илейн вместо этого вышла замуж за Чака Даусона, неважно, по любви или без таковой. Он бы завернул ее в шелка и построил ей прекрасный дом — Илейн была в этом уверена. Чак любил похвастаться перед соседями своим богатством при каждом удобном случае. Она снова задумалась: почему это он так хочет жениться на ней? Она решила, что никогда об этом не узнает, а сейчас ее это вообще не волновало. Сейчас она заботилась только о себе и прекрасно справлялась с этим.
Илейн безропотно пошла на сцену, даже не обратив внимания на жадные взгляды стоявших внизу шахтеров. Она никогда не привыкнет к их похотливым взглядам и сальным шуточкам, но в этой работе была и светлая сторона — хорошо платили. Она посчитала, что через три месяца уже сэкономит достаточно денег для того, чтоб доехать до Изабель Честерфилд в Сан-Франциско. Этот город наверняка будет раем в сравнении с этим грубым, жестоким, бандитским шахтерским городком.
Даже мысли о Рене Дэниэлсе не выводили ее из строя. Теперь он уже был женат и совсем забыл о прошлом. А вот она никогда не расстанется со своими воспоминаниями о проведенной вместе ночи. Это была самая чудесная ночь в ее жизни. Он и вправду разбил ее сердце — мысли о нем стали пыткой в ее душе. И всегда будут. Но она и не хотела ничего забывать. Нисколько. Она хотела помнить об этом всегда.
Илейн вздохнула и стала подниматься по ступенькам. Салун был переполнен больше чем обычно. Шахтеры набились до отказа, заняв все пространство возле стойки. Один мужчина взобрался на плечи друга, и оба отчаянно вертелись, стараясь найти более удобное положение. Когда она уже была за тяжелым красным бархатным занавесом, отделявшим сцену от другой части зала, к ней подошел Чейз Камерон.
— Не будь такой серьезной, — подразнил он. — Наверняка это не так уж страшно.
— Все действительно очень страшно. — Она на самом деле не чувствовала себя подходящей для этой работы. Всякий раз, когда она выходила петь перед этими мужчинами, ее сердце бешено стучало и ее подташнивало. Но ей нужны деньги. Она сделает то, что обязана делать. Вздохнув, чтобы успокоиться, Илейн взяла себя в руки, изобразила улыбку и поднялась еще на несколько ступенек, ведущих за кулисы.
Чейз пошел за ней по лесенке и пожал ее руку перед выходом на сцену.
— Леди и джентльмены, салун «Черная Подвязка» рад представить вам изумительную певицу — мисс Лейни Старр!
Толпа бесновалась.
Чейз ушел, и Илейн вышла на сцену. Шахтеры кричали, шумели и практически заглушали звуки, выжимаемые Майклом из разбитого пианино. Они махали ей руками и подкидывали в воздух шляпы. Прошла почти вечность, прежде чем она смогла начать. Наконец, услышав вступление, Илейн запела.
Она обычно видела перед собой море лиц и не запоминала их. Но сегодня ей захотелось осмотреть длинный узкий зал. Медные люстры свешивались с высокого потолка комнаты, почти во всю длину которой тянулась стойка яз красного дерева. В зале собрались мужчины всех форм и размеров, разных национальностей и вероисповеданий.
На золотых приисках не было предрассудков. Она узнавала одержимые ввалившиеся глаза. Они будут работать, пока не упадут, они ни за что не признают поражения, хотя скорей всего многим не повезет. Разбогатеют только такие, как Чейз Камерон, этакие люди знают, что нужно шахтерам, и предоставляют все удовольствия.
Закончив первую песню под аплодисменты, свист и отчаянный топот, Илейн благодарно улыбнулась и поклонилась. Когда мужчины успокоились, она подождала вступления Майкла и уже хотела начать вторую песню, когда ее взгляд остановился на высокой знакомой фигуре, небрежно прислонившейся к стене в конце комнаты.
Илейн задохнулась на первой ноте. Майкл почувствовал неладное и снова заиграл вступление. Его юношеские карие глаза подбадривающе улыбались ей. Но улыбка не помогала. У нее закружилась голова, она задыхалась, хватая воздух ртом. Девушка оглянулась на Майкла и встретила его озабоченный взгляд. Как она ни старалась вспомнить слова песни, мозг не подчинялся ей. Мысли витали возле мужчины, стоявшего в дальнем углу.
— Давайте, мисс Лейни, — выкрикнул один из шахтеров.
— Мы хотим еще послушать песню.
Ее подбадривали несколько голосов, и она увидела, что к ней шел Чейз Камерон. Майкл перестал играть балладу, которую она должна была петь, и заиграл музыку, которую шахтеры приветствовали аплодисментами. Вздохнув глубоко еще раз, Илейн расправила плечи и запела. Слава Богу, она пела без дрожи в голосе.
Теперь, когда она преодолела шок и уже пела песню, можно было рассмотреть Рена Дэниэлса. На нем были те же облегающие брюки и рубашка с распахнутым воротником, что он носил в Кейсервилле. Но сейчас он был еще красивее, чем раньше. Он был выше остальных мужчин в комнате, у него были широкие плечи и узкие бедра. Она чувствовала его упругие мышцы под своими ладонями.
Подняв глаза к его лицу, она обнаружила, что он зол. Жесткие черты лица были искажены яростью, а обычно голубые глаза потемнели и угрожающе блестели. Рен Дэниэлс бесился, он был зол и, похоже, на нее!
Илейн запела громче. Как он смеет! Он, очевидно, осуждает ее за то, что она сейчас делает. Эта мысль рассердила ее. Неслыханная наглость! Если бы не он, она никогда не оказалась бы в таком положении. И теперь у него хватило дерзости снова вмешаться в ее жизнь. Кто дал ему право осуждать ее, когда сам лгал, сам был виноват в ее немыслимом падении. И, что хуже всего, теперь он был уже женат! Но он ведь не знает, что она это обнаружила. Он ведь не станет снова притворяться Дэном Морганом? Глядя на него, Илейн не была в этом уверена.
Она пела со все большим воодушевлением, заставляя Майкла прибавить темп. Черт его возьми! Будь он проклят! Нельзя убегать из постели жены всего через несколько дней после свадьбы, и все же вот он здесь, в Сентрал-Сити. Как он узнал, где искать ее? Может, он здесь по делам. Она вдруг почувствовала надежду. Возможно, он разорвал помолвку и приехал сюда потому, что любит ее и хочет, чтоб она была с ним.
Взмахнув руками, Илейн закончила песню и поклонилась так низко, что ей показалось, что она сейчас выпрыгнет из своего декольте. Шахтеры свистели, кричали и топали ногами. Она покажет ему, что он для нее значит. Ничего! Совсем ничего!
Холодная сильная ярость овладела Реном. Он приехал в Сентрал-Сити, чтоб найти ее, и это с легкостью ему удалось.
Женщины в шахтерских городках были редкостью. К ним относились с почтением. И такую красавицу, как Илейн, наверняка все запомнили. На «Черную Подвязку» ему указал третий из спрошенных. И хотя он уже понял, что она работает в салуне, ничего подобного представить себе не мог: Илейн Мак-Элистер, почти голая, черт ее возьми, поет задушевные песни перед сотней грубых, одиноких золотоискателей, готовых бросить к ее ногам весь мир.
Хуже всего, что ей, по-видимому, это нравилось. Какого черта ей надо в одном из борделей Чейза Камерона?!
Рен сжал челюсти. Его возбуждало ее голое тело, выглядывавшее из-под так называемого платья. Он прекрасно знал, о чем думают изголодавшиеся по женщинам старатели. Они уже раздевали ее глазами. Им хотелось стащить ее со сцены и сделать с ней то, что он уже сделал. Почему один ее вид заставлю его хотеть эту женщину?
Рен с трудом сдерживался. Ее непристойный вид злил его. Как она могла так низко пасть? Что ж, он намерен прервать эту блестящую карьеру еще до конца ночи.
Когда началась следующая песня, Рен двинулся к сцене.
— Ну-ну-ну, — задержал его на полпути Чейз Камерон. — Что привело тебя в наш прекрасный город?
Рен ощетинился:
— Не сейчас, Чейз. Я занят.
Рен хорошо знал Чейза, его репутацию в отношении с женщинами. Уж, конечно, одна ночь Илейн и Рена не могла привести ее к этому. Но он не был уверен.
Чейз удивленно поднял брови, но улыбка получилась вялой, когда он увидел, куда двигался Рен. Заметив его приближение, Илейн удивленно раскрыла глаза и отступила назад, будто опасалась его. Прежде чем он с ней разберется, поклялся Рен, он отчитает ее как следует.
Расталкивая плечами толпу, он направлялся к маленькой лесенке, надеясь подождать Илейн за кулисами. Когда она после его появления спела песню, а потом и другую, он вежливо окликнул ее. К тому времени, когда девушка допела пятую песню и умоляюще взглянула на пианиста, чтобы он начал следующую, Рен был вне себя.
Сдержав ярость, он вышел на сцену и спокойно произнес:
— Уверен, что вы извините нас, джентльмены, — но наш сынишка заболел и хочет, чтобы мама вернулась домой. — Все это он говорил шахтерам с самой искренней улыбкой.
— Что? — вскрикнула Илейн. Старатели громко хохотали.
Она улыбнулась публике, но с места не сдвинулась.
— Убирайся от меня, — сказала она сквозь зубы.
— Не устраивай сцену, Илейн, — тихо предупредил он, все время улыбаясь. — Эти шахтеры могут рассердиться. Он схватил ее за руку и потащил за кулисы. Толпа начала перешептываться и роптать. Скоро все вокруг них начнет дрожать.
— Черт возьми, Лейни! — Рен сцепил зубы. Она не оставляла ему выбора. — Ты пойдешь со мной так или иначе. — Наклонившись, он крепко взял ее за талию и перекинул через плечо.
— Я закричу, Рен. Клянусь. Отпусти меня, — требовала она, извиваясь, брыкаясь и молотя кулаками по его широкой спине.
Он шлепнул ее по заду и услышал, как она ошеломленно вздохнула и снова принялась сопротивляться.
— Отпусти меня!
Шахтеры покатывались со смеху, уверенные, что это — часть представления. Рен улыбнулся, помахал им и направился за кулисы.
Слезы ярости застилали Илейн глаза. Как он смеет! Она била его по спине и болтала ногами, но он не останавливался. Большими уверенными шагами он унес ее со сцены, потом в зал и остановился на заднем крыльце.
Оказавшись на улице, Рен поставил девушку на ноги, от злости сверкая голубыми глазами. Он почти не владел собой.
— Чем это ты здесь занимаешься? — он начал кричать. Илейн стояла, высоко подняв голову, темные волосы укрывали ее прекрасные плечи.
— Кто позволил тебе унижать меня перед всем населением Сентрал-Сити?!
— Я намерен задать тебя тот же вопрос.
— Не думаю, что это вас касается, мистер Дэниэлс. Ведь вас так зовут, верно? Рен Дэниэлс?
Чейз Камерон вышел на крыльцо и вопросительно посмотрел на нее:
— Все в порядке?
Рен бросил на него взгляд, от которого расплавилась бы сталь.
— Все зависит от того, что ты подразумеваешь под порядком, — сказал он.
— Все прекрасно, — ответила Илейн Чейзу, не желая создавать дополнительные проблемы. Неуверенно помявшись, Чейз закрыл за собой дверь.
— Значит, ты знаешь, — начал Рен, отпуская ее и отодвигаясь. Выражение его лица говорило о том, что он готов к разговору. — Я надеялся сам все объяснить.
Илейн почувствовала подступавшие слезы. Значит, это правда! Какие ужасные слова! Внезапно ощутив холод, она обхватила себя руками и заставила успокоиться. Когда она заговорила, в голосе уже не было дрожи:
— Не трудись объяснять. Я прекрасно знаю, что ты обманул меня. Я все знаю.
Он не пытался это отрицать. Господи, а как бы ей этого хотелось!
— Я не хотел причинить тебе боль, Илейн. Если бы я знал, кто я, ничего бы этого не произошло. Я приехал, чтоб объяснить тебе, я надеюсь, что ты поймешь.
— Пойму? — повторила она. — Что здесь понимать? Ты сказал, что тебя зовут Морган. Но это не так. Получается, ты совсем не тот, кому я верила. — В его глазах промелькнула забота, и это снова ранило ее сердце. Боже, зачем он сюда приехал?
— Мне хотелось бы все изменить, — сказал Рен. — Мне остается сказать только, что если бы мне пришлось повернуть время вспять, я бы не сделал тебе ничего плохого.
Илейн вздохнула, снова приняв поражение. Ей так хотелось ненавидеть его, но она не могла.
— Знаешь, в глубине сердца я понимаю, что ты говоришь правду. А теперь, пожалуйста, давай оставим все как есть. У меня теперь своя жизнь и…
Рен схватил ее за руку и рванул к себе.
— Ты называешь жизнью роль певицы в борделе Чейза Камерона? Я хочу, чтоб ты поехала в Сан-Франциско. У меня там друзья. Я найду тебе достойную работу, хорошую квартиру, уверюсь, что у тебя все есть. Ты спасла мне жизнь, Илейн. По крайней мере, я могу помочь тебе.
Вот оно, опять. Чувство долга. То же самое он говорил, покидая Кейсервилль. Он всегда хотел поступать правильно, только причины были неверными.
— Я не хочу твоего милосердия, Рен. Пожалуйста, уходи и оставь меня в покое.
Они стояли у салуна, и лунный свет серебрил Рену виски. Там, где ее руки касались его рубашки, Илейн чувствовала твердые, упругие мышцы. Он стоял неподвижно, держа ее руку. Тепло его ладоней разжигало ее чувственность, и она ощутила легкую дрожь.
— Я не оставлю тебя здесь, Илейн. На этот раз, нет.
— Я не поеду с тобой. И если ты попытаешься принудить меня, я позову Чейза. Он остановит тебя.
Рен рассвирепел. Так значит за всем этим стоит Чейз Камерон. У Чейза всегда был нюх на хорошеньких женщин. Каким-то образом он встретил Илейн и, насколько Рен знал Чейза, тот сейчас ломал голову, пытаясь затащить ее в постель, — а может, уже сделал это. Внутри у Рена все похолодело.
— Если я решил, что ты поедешь со мной, — сказал он, — никакой Чейз Камерон не остановит меня. — Он заглянул в золотисто-карие глаза Илейн. В них ничего не отражалось. Ее грудь вздымалась под платьем с низким декольте, пробуждая воспоминания о розовых сосках и нежной, как шелк, коже. Кровь стучала у него в ушах, а тело трепетало от желания. Он почти не владел собой. Eй хотелось обнять ее. Он облизал губы, борясь с желанием поцеловать ее. Если бы не Джакоб Стэнхоуп и данное слово…
— Мы на этом не закончили, Илейн. Он твердо взглянул ей в глаза. Я вернусь.
Илейн смотрела, как он поворачивается и уходит. Его фигура с широкой спиной и узкими бедрами исчезла в темноте. Забежав в салун и закрывшись в своей комнате, она горько заплакала. Почему он не оставит ее в покое? Теперь, увидев его снова, Илейн почувствовала себя хуже, чем когда-либо. Упав кровать, она отдавалась горестным воспоминаниям, пока стук в дверь не прервал ее.
— Я могу что-нибудь сделать для тебя — От спокойных слов и теплой улыбки Чейза ей стало еще горше.
— Нет, Чейз, но спасибо за беспокойство.
Если ты не против, я бы побыла одна.
— Как скажешь, но если твой друг Дэниэлс будет досаждать, сразу зови.
Итак, эти двое знали друг друга. Она кивнула:
— Спасибо, Чейз, я позову.
— Обещаешь?
Она невольно улыбнулась. Чейз умел вызывать у нее улыбку.
— Я обещаю. Спасибо. — Она заперла за ним дверь и попыталась не думать о Рене.
Рен остановился в отеле Сентрал-Сити. Он знал, что ему повезло, что, в конце концов, нашлось, где переночевать. Он стащил ботинки и рубашку и растянулся на узкой кровати. Что ж, он все испортил. Илейн почти ненавидит его, и теперь в гуще событий оказался Чейз Камерон со своим обаянием джентльмена с Юга. Не то чтоб Чейз был недостойным человеком, он был по-своему интересен. Рену он даже нравился — до некоторой степени. Но Чейз был не тем мужчиной, который нужен Илейн. Когда дело касалось женщин, его мораль была сродни морали канализационной крысы. Несомненно, Илейн не могла не понять этого и все же пала так низко, чтобы спать с парнем вроде Чейза?
Рен достал из кармана брюк маленькие золотые часы и открыл крышку. Оказалось, он пролежал в постели, надеясь уснуть, целых два часа. Опустив крышку, он сел на кровати и убрал часы обратно в карман. Зачем себя насиловать? Может, если он немного выпьет, ему удастся уснуть, натянул ботинки, надел рубашку и, ходу заправляя ее в брюки, вышел комнаты.
Хотя внутренний голос и говорил ему, что это плохая мысль, Рен все же двинулся в сторону «Черной Подвязки». Он распахнул двустворчатую дверь и смешался с полупьяной публикой.
Рен стоял в самом конце стойки и прекрасно видел лестницу, ведущую к расположенным над салуном комнатам. Он видел даже несколько дверей. По этой лестнице нескончаемым потоком поднимались и спускались старатели и девицы. Лишь это сдерживало Рена, чтобы не начать колотить каждую дверь до тех пор, пока он не найдет Илейн. Мысль о том, что в эту минуту в е комнате кто-то есть, вызывала бурю негодования.
Илейн разбудил легкий стук в дверь. Уст от своих страданий, она уснула, даже не сняла черно-красное платье.
— Минуточку, — крикнула она. Подбежав к тазику, она плеснула туда немного воды ополоснула лицо, потом промокнула воду грубым полотенцем и подошла к двери.
— Привет, мисс Лейни.
— Привет, Вилли. Чем я могу тебе помочь
В коридоре стоял Вилли Дженкинс, он нерешительно мял в руках шляпу и хватал ртом воздух.
— Могу я с вами немного поговорить? Это о Делси.
И хотя час был поздний, обычно Илейн засыпала гораздо позже. Она понимала, что без необходимости Вилли не стал бы ее беспокоить. Видя несчастное выражение его лица, она пригласила парня войти. О ней ведь никто, кроме него, не заботился.
— Что случилось, Вилли?
Он стоял рядом, огромный, как башня, и не переставая теребил мочку уха.
— Дело в том… ну, я… не могли бы вы поговорить с Делси вместо меня?
— Буду рада, Вилли. О чем? Вилли откашлялся.
— Ну, мы с Делси вместе уже два года. Моя золотая жила дает регулярный доход, и я хочу, чтоб Делси вышла за меня замуж.
— Правда, Вилли? Это же чудесно! Так чего ты от меня хочешь? Скажите это ей.
— Все не так просто, мисс Лейни. Там, откуда приехала Делси, в Теннесси, женщина, которая… которая… черт, все очень просто, она не выйдет за меня замуж. Делси думает, что недостойна меня. Я говорил ей, что все это ерунда, но она не слушает. Я хочу заботиться о ней, хочу забрать ее отсюда. Поговорите с ней, пожалуйста, мисс Лейни. Она прислушается к вашему совету.
Илейн сжала руку Вилли.
— Конечно, я поговорю с ней. Делси — хорошая женщина. Она честна с тобой, и нет никаких причин, которые мешали бы вам пожениться.
Наконец Вилли улыбнулся. Он хлопнул себя по бедру широкополой шляпой, а потом нахлобучил ее на голову.
— Спасибо, мисс Лейни. Это здорово. — Распахнув дверь, он вышел в коридор. — О, кстати, — сказал он. — Прошлой ночью когда я забыл свой бумажник, она одолжила мне немного денег. Я должен был раньше ей их отдать. А сейчас Эд Дрейк и другие парни ждут меня у салуна. Мы идем к Эду поиграть в покер. Вы не могли бы передать Делси мой долг?
Он подал Илейн пачку бумажных денег, и по привычке она засунула их за вырез платья. Мужчины часто бросали ей деньги, пока она пела, и она быстро усвоила, где для них самое удобное место.
— Если я не увижу ее сегодня, я передам ей это при первой же встрече утром. Спокойной ночи, Вилли.
— Спокойной ночи, мисс Лейни, и спасибо за все.
Илейн улыбнулась ему и закрыла дверь. Похоже, ее подружке улыбнулось счастье. Ей так хотелось сказать то же самое про себя.
Глядя на дверь Илейн от дальнего конца стойки бара, Рен Дэниэлс сжал стакан с такой силой, что побелели ногти. Так вот как обстоит дело. Илейн не только пела в «Черной Подвязке» — она была шлюхой.
Проклятье! Уж в этом-то он не виноват? Он наблюдал, как дюжий старатель спускался по лестнице, широко улыбаясь. Ему, видимо, понравилась Илейн. Представив ее длинноногое полногрудое тело, прижатое тяжелым шахтером, он почувствовал, как стала закипать кровь. Рен разрывался: с одной стороны он испытывал муку оттого, что пустил ее жизнь по наклонной, а с другой — бесился оттого, что не он сам только что вышел из ее комнаты. Как могла эта женщина прогнать его, чтоб упасть в объятья незнакомца, даже не задумываясь. Он заметил, как шахтер дал Илейн пачку денег. По-видимому, Илейн оценивала себя недешево.
— Бармен! — окликнул Рен седоватого мужчину, протиравшего невдалеке стаканы.
— Принеси мне еще выпить. Двойной виски.
Он сжал кулаки и челюсти. Будь она проклята за то, что он так мерзко себя чувствует.
От третьей порции виски в нем родилась решимость и возникла идея. Разве он отличается от других? Теперь она шлюха. Она продает себя по самой высокой цене, а у него — целый бумажник денег. Он еще не женат, но даже если бы и был, Мелисса не ожидает от него верности. Она, возможно, будет даже приветствовать его связи — они будут значить сокращение ее супружеских обязанностей. Рен допил виски, заплатил бармену, оставив на чай, и двинулся к лестнице. Никто больше не входил в комнату Илейн, поэтому он был уверен, что она одна. Одна и ждет нового посетителя. Что ж, все очень кстати.
Илейн выскользнула из платья и набросила легкий шелковый халатик. Сидя перед зеркалом, она расчесывала волосы. Как обычно, ближе к ночи, идут гости. Так всегда говорила ее мама. В третий раз за вечер стучат в дверь. Может, Делси пришла пожелать спокойной ночи, и они смогут поговорить, хотя сейчас ей было тяжело говорить о чьем-либо замужестве. Она сразу вспоминает при этом Рена.
Илейн расстроено вздохнула. Неважно, что она устала, ей не удастся избавиться от его прекрасного образа. Когда она открыла дверь, ей показалось, что Небеса услышали ее просьбы и привели его к ней.
— Рен, — прошептала она, не совсем уверенная, что именно Рен Дэниэлс стоит перед ней.
А он собирался поставить все на деловую основу: заняться с ней любовью, заплатить и уйти. Но она стояла и смотрела, такая потерянная, ранимая, прекрасная, что все, что он смог сделать — обнять ее и зарыться лицом в ее волосах.
— Лейни, Боже, я так скучаю по тебе. Он чувствовал, как она прижималась к нему, лаская пальцами его волосы. Втолкнув ее в комнату, он закрыл за собой дверь и взял ее лицо в ладони. Ему так хотелось ласкать ее, чувствовать теплоту прижимавшегося к нему женского тела. Целуя девушку, он ощущал запах жасмина, и его все сильнее охватывало желание.
Илейн собиралась оттолкнуть Рена, выгнать из комнаты, но боль в голосе, когда он шептал ее имя, уничтожила остатки ее мужества. Она целовала его губы, щеки, глаза. Когда он нес ее к кровати, она так крепко держалась за него, будто не собиралась отпускать. То, что они делали, было неправильно. Но ей так хотелось этого, это было необходимо. Он целовал ее страстно, без остановки. Его губы искали, изучали каждый уголок ее рта. Его дыхание было влажным и горячим, оно казалось сладостным от запаха желания. Его язык постепенно проникал в ее рот, он пьянил и говорил о том, что она принадлежит ему и только ему. Он коснулся мочки уха, а потом стал целовать ее нежную шею. Илейн задыхалась, не находя больше сил сопротивляться охватывавшему ее тело желанию.
— Я хочу тебя, — прошептал Рен хрипло и прерывисто. Отстранив разделявший их шелк, он наклонился к ее груди. Его язык сначала кружил около твердых вершин, а потом сосок вдруг исчезал у него во рту. Илейн застонала, не владея собой, и прогнулась.
Рен оставил ее ровно на столько, чтоб сорвать свою одежду и ее халат. А потом снова оказался рядом. Илейн ощущала близость твердых мышц его тела, его крепких бедер. Она погладила короткие вьющиеся волоски у него на груди и почувствовала, как вздрагивает его тело от ее прикосновений. Тихо застонав, Рен произнес ее имя. Его рот снова требовал ее — жадно и страстно. Господи! Она хотела его! Она безумно хотела его!
Понимая ее желание, он начал ласкать ее бедра, поднимаясь все выше и выше до тех пор, пока не коснулся нежной плоти там, где соединялись ее стройные ноги, и тогда его пальцы скользнули внутрь. Илейн опалили языки желания, и она начала извиваться под его ласками.
Рен почувствовал ее желание, приподнялся над ней и коленом раздвинул ее бедра.
— Ты необходима мне, Лейни, — прошептал он почти неслышно.
Эти слова наполнили ее радостью. Уже ничто не имело такого значения, как близость его тела, его ласки, их единство, ее любовь к нему.
Она прогнулась, ощущая, что он входит, движется, заполняет ее собой. Как и раньше, она почувствовала полную гармонию, будто нашла свою вторую половину.
На какое-то время Рен остановился, давая ей возможность осознать власть и силу своего тела. А потом начал ритмично двигаться внутри нее. Каждый толчок был сильнее предыдущего. Рен врывался в нее, напрягаясь всем телом. Он вел ее за собой, устремляясь в глубины неизвестности. Она отвечала на каждый его удар, и вскоре их тела блестели от пота.
Илейн вдыхала запах зрелого мужчины и чувствовала под ладонями его крепкие ягодицы. Но потом в голове не осталось ничего, кроме радости наслаждения — бесконечного, безграничного, безумного наслаждения. Наслаждения такого яркого, что Илейн ощущала его вкус. Только когда она застонала и выкрикнула его имя, почувствовав блаженство завершения, Рен позволил себе остановиться.
Он оставался в ее теле, пока они приходили в себя — не хотелось прерывать счастье изысканного наслаждения. Она почувствовала на шее его теплые губы, потом нежный, мягкий поцелуй в уголок рта. Даже когда они, наконец, разъединились, он не переставал обнимать Илейн, будто боялся освободить и отпустить ее.
В первый раз, с тех пор как Илейн начали преследовать кошмары, она почувствовала себя в безопасности и под защитой. Она даже задремала, так она была переполнена испытанным блаженством. Но вскоре снова почувствовала, как теплые ладони Рена ласкают ее кожу. Илейн вздрогнула, когда он обхватил ее груди. Она ощутила твердость его тела и поняла, что он снова готов обладать ею.
Повернувшись к нему лицом, она позволила ему начать свое колдовство.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Золото влюбленных - Мартин Кэт



Основной фон - золото и золотоискатели. Остальное - все как в аннотации. Интересно.
Золото влюбленных - Мартин КэтВ.З.,65л.
3.06.2013, 12.10





Супер, роман! Очень понравился!
Золото влюбленных - Мартин КэтМила
15.09.2013, 2.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100