Читать онлайн Золото влюбленных, автора - Мартин Кэт, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золото влюбленных - Мартин Кэт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.81 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золото влюбленных - Мартин Кэт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золото влюбленных - Мартин Кэт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Кэт

Золото влюбленных

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Чейз Камерон оторвался от карт как раз в тот момент, когда на него посмотрели светло-карие глаза входившей в салун Илейн Мак-Элистер.
Прекрасные черты девушки исказились гримасой испуга. Он усмехнулся про себя и отодвинулся от стола. Он знал, что рано или поздно она придет. Растерянный взгляд еще днем намекнул ему, что ей некуда вернуться, не к кому обратиться. А в Чейни не было работы — по крайней мере, работы для такой девушки как Илейн Мак-Элистер. Чейз думал, что она придет гораздо раньше.
Когда Илейн вошла в дверь «Белого Слона», Камерон увидел на ее лице нерешительность. Она не могла поверить, что это и есть «Камерон интерпрайзис». Она хотела повернуться и уйти, но не могла. Она была не первой женщиной, перед которой вставала такая дилемма. Занимаясь организацией салунов, Чейз видел таких множество. Милые девочки, оказавшиеся без денег, в конце концов кончали тем, что зарабатывали на жизнь, лежа на спине. Чейзу было интересно, станет ли Илейн Мак-Элистер очередной жертвой судьбы.
— Привет, мисс Мак-Элистер. Боитесь входить в мой офис?
Илейн открыла рот, но ничего не произнесла. Наконец она проглотила слюну и заговорила:
— Это и есть… ваш офис?
— Да, мадам. Боюсь, что так. Это мой салун. «Камерон интерпрайзис» владеет салунами по всему Западу, даже в Калифорнии, — подразнил он.
— Понятно.
Но ей ничего не было понятно. Он был уверен, что девушка ожидала совсем другого. Его элегантная одежда убедила ее в том, что он джентльмен — а он и был им. До определенного уровня.
Чейз взял девушку за руку и повел в свой кабинет под оглушительный хохот и крепкие шутки мужчин.
Ошеломленная и смущенная, Илейн позволила ему увести себя. Когда за ними захлопнулась дверь, она вздрогнула, как от оружейного выстрела. Похоже, она была сбита с толку и плохо себя чувствовала. Он был уверен, что девушка никогда раньше не видела салуна.
— Я надеюсь… надеялась, — пробормотала Илейн, — что вы поможете мне, вы были так добры. Я думала, что вы сможете предложить мне работу, но…
— Но именно это я и могу сделать, мисс Мак-Элистер.
Она недоверчиво посмотрела на него.
— Где?
И он прочитал в ее глазах надежду.
— Здесь, конечно.
Она опустилась в предложенное им глубокое кресло из красной кожи и, побледнев, пробормотала:
— Но я никак не могу…
— А у вас есть выбор, мадам? Она не ответила.
— Я знаю, что в Чейни нет работы. И если у вас нет никого, кто бы прислал вам денег, выслушайте меня.
— Но что… что я должна буду делать?
— Встаньте!
— Что?
— Я сказал, встаньте. Она выполнила приказ.
— А теперь подымите юбку и покажите ноги.
— Я не могу! Как вы смеете? Я думала, что вы джентльмен! — Она попыталась уйти, но он схватил ее за руку.
— Пожалуйста, мисс Мак-Элистер. Я уверяю вас, что это нужно для бизнеса. Я только хочу помочь. Если вы собираетесь здесь работать, вам придется показать мне ноги. Я хочу, чтоб моим клиентам нравилось то, что они видят.
Она села.
— Мистер Камерон, а вы не могли бы предложить мне что-нибудь другое?
Чейз слышал, как дрожит ее голос. Он тщательно изучал ее. И хотя девушка была грязной и уставшей, он разглядел ее прекрасные скулы, изящный ровный носик, красиво изогнутые брови. Она была высока и грациозна. У него не было сомнений, что ее ноги удовлетворят самого взыскательного посетителя — у него был наметан глаз на дам.
Ему нравилась девушка. Она была в безвыходном положении, но все же не расставалась со своими принципами, по крайней мере, пока. Ему придется быть с ней очень осторожным.
— Вы умеете петь?
Илейн подозрительно посмотрела на него.
— Немного. А что?
— У меня есть место певицы в «Черной Подвязке» в Сентрал-Сити. Вам придется показывать ноги, но не надо будет путаться с посетителями.
— В Сентрал-Сити?
— Да. Это в Колорадо, четыре часа езды на поезде. Городок старателей. Я сам туда поеду. Компания оплатит вашу поездку, и я лично отвезу вас. Сегодня вы сможете остановиться в одной из комнат наверху.
Илейн стало дурно. Как она решилась принять предложение этого человека? Провести ночь в салуне — это немыслимо! Но куда идти, если не согласиться? Что она станет делать? Не может же она бродить по улицам Чейни всю ночь. Вон что с ней произошло всего за один час. Она тяжело опустилась в кресло.
— А вы уверены, что все, что мне придется делать — это петь?
— Вашей работой будет пение. Ваша добродетель не пострадает, я обещаю. — Камерон широко улыбнулся.
Илейн искала в его глазах искорку искренности. Он был красив, внушал доверие. Хотя она уже знала, что нельзя доверять незнакомцу.
Она выпрямилась.
— Я принимаю ваше великодушное предложение, мистер Камерон. И благодарю вас И теперь, если вы покажете мне мою комнату…
— А разве вы не хотите знать, сколько будут платить?
— Как вы уже сказали, у меня нет выбора. И если теперь вы будете так добры…
— Вечер еще ранний, мисс Мак-Элистер. Почему бы вам не принять ванну? Я пришлю вам в комнату воду. Вы могли бы освежиться и составить мне за ужином компанию. Вы голодны, верно?
Она умирала от голода. Это предложение было больше, чем искушение.
— Спасибо, мистер Камерон. Это было бы здорово.
— Чейз. Пожалуйста. Можно мне звать вас Илейн?
Ей хотелось сказать нет. Ей хотелось, чтобы их отношения были более официальными, но в данном случае это было бы слишком грубо.
— Конечно, мистер… я хочу сказать, Чейз. Он вывел Илейн из конторы и проводил по лестнице до ее комнаты. Комната была маленькой, но обставленной хорошей мебелью: широкая кровать, ночной столик с тазиком и кувшином и небольшое, на три ящика, бюро. Быстро принесли воду. Илейн редко видела такое. Медная ванна дымилась, когда она разделась и скользнула в воду. Мыльная пена и теплая вода помогли ее уставшему телу расслабиться. Она вымыла волосы и тело мылом, пахнущим розами. Чейз прислал его вместе с полотенцами и губкой. Почувствовать себя чистой после пяти дней в поезде — это было чудесно. После долгой, хорошей ванны Илейн вылезла из воды и вытерлась.
Стук в дверь, прервав ее туалет, оповестил о приходе смуглой женщины, принесшей элегантное голубое шелковое платье.
— Мистер Чейз посылает это вам, — сказала девушка с испанским акцентом. — Я заберу ваше и вычищу его.
— Спасибо, — Илейн не стала спрашивать, откуда Камерон взял платье, которое оказалось ей впору. Она была так счастлива, что не пришлось снова надевать грязный серый костюм. И хотя декольте было слишком низким, в голубом платье Илейн почувствовала себя уверенной и красивой.
За обедом, который проходил в фойе отеля «Интероушн Отель», она спросила Чейза о платье.
Он ответил, озорно улыбаясь:
— Когда путешествуешь так много как я, Илейн, заводишь много знакомых. Некоторые становятся близкими друзьями, другие — нет, но почти все оказываются так или иначе полезны. Эта подруга владеет магазином платья в Чейни.
Илейн начинала видеть истинное лицо мистера Чейза Камерона. По взглядам, которые бросали на нее весь вечер дамы, она поняла, что у него больше, чем «несколько» подружек. А его взгляды заставили задуматься ее: может, его забота — это попытка внести еще одну женщину в длинный список приятельниц.
— Что ж, у вашей подруги, безусловно, хороший вкус, — сказала она с намеком на издевку. — Платье очень милое.
— Оно ваше, Илейн. Пусть это будет конфета, которая подсластит горькую пилюлю.
— Зачем? Я никак не могу… Оно слишком дорогое, и я… я…
— Пожалуйста, я настаиваю. Ни на ком другом это платье не будет так хорошо сидеть. — Чейз позволил себе окинуть взглядом сидевшую перед ним стройную женщину. Даже с его требованиями к красоте, девушка изумляла его. Волосы цветом напоминали насыщенный кофе, они щедро блестели при свете ламп. Губы были полными, а щеки розовыми. Стройная и худенькая, она имела пышный бюст, и платье не скрывало этого. Ее груди почти падали в ждущие руки Чейза. Он вдруг гораздо сильнее, чем прежде, захотел обладать ею.
Большинство женщин оказывались в его постели без малейших усилий. На эту, похоже, его обаяние не действовало. Она была вежлива, поддерживала беседу, на нее было приятно смотреть, но он понимал, что не вызывал у нее желания. Это только подогревало его интерес. Ничего Чейз не любил так, как независимых женщин.
Под предлогом, что у нее разболелась голова, Илейн постаралась раньше уйти в свою комнату. Ей понравился обед и общество Чейза Камерона, но события дня надломили ее. Как только она оказалась под простыней в мягкой свежей ночной рубашке, ждавшей ее на кровати, мысли ее начали метаться. Хоть сопровождавший ее только что мужчина был, безусловно, красивым: прекрасные черты, вьющиеся светлые волосы, смеющиеся глаза — она думала о другом, чьи глаза были светлыми, а кожа обветренной и загорелой.
Жесткие глаза, неуловимые и далекие. Но в минуты близости они светились теплотой и страстью. Где сейчас Рен? Что делает? Вернулась ли к нему память? Смеется ли он над ней, думая, что одурачил, или тоскует по ней так же, как она по нему? Боль сковала сердце девушки и слезы подступили к горлу. Как она скучает. Как она любит его. Было глупо это отрицать. Она была влюблена в Рена Дэниэлса с десяти лет. Возможно, в ее жизни будут другие мужчины — кто знает, что приберегла для нее судьба — но не будет у нее другой любви. Никогда. Она отдала ему сердце в ту же ночь, когда отдала тело.
По щекам текли горячие слезы. Ей придется научиться не плакать всякий раз, вспоминая о нем. Ей придется забыть его. Но как? Илейн зарыдала, вспомнив, что Рен через неделю женится. Если бы она любила его по-настоящему, то пожелала бы ему счастья с Мелиссой Стэнхоуп. Но она не могла. Может, она его и не любит вообще. Делая безуспешные попытки убедить себя в этом, Илейн уснула крепким сном.
Утренний поезд на Денвер и Сентрал-Сити отправлялся по расписанию. Чейз Камерон с присущим ему обаянием провел Илейн в вагон первого класса. Эта поездка сильно отличалась от поездки из Кейсервилля. Бархатные сиденья, медные лампы, тяжелые шторы на окнах и элегантные мужчины и женщины, ведущие приятные беседы за стаканом лимонада, сока или чего-нибудь покрепче для джентльменов. На Илейн был чистый и отглаженный серый дорожный костюм, волосы, завиваясь, свободно падали на плечи и спину. Чейз сказал, что когда она делает такую прическу, волосы блестят, как рубины.
Когда поезд ехал через Скалистые горы, это было захватывающее зрелище. Отвесные гранитные стены уходили высоко в небо и нависали над бурлящей рекой. Они оставляли между собой узкий проход, по которому шел поезд. В огромных скалах со снежными вершинами были проделаны закрытые туннели — для того, чтобы зимой рельсы не заносило снегом. Чейз отвечал на все вопросы и рассказывал о городе, в который они ехали.
— Сентрал-Сити — центр золотодобытчиков… — Слова о шахтах вызывали у нее дрожь. Но он уверял, что Сентрал-Сити — это город со всеми современными удобствами. — Только немного шумный, — добавил Чейз.
— Надеюсь, что вы действительно умеете петь, — немного подразнивал он, и Илейн скорчила рожицу. Она, конечно, не была певчей птицей, но могла лучше многих передать мелодию. Она будет делать все от нее зависящее до тех пор, пока не заработает достаточно денег для поездки на Запад. Как только они приедут в Сентрал-Сити, она пошлет Аде телеграмму и расскажет о своих злоключениях. Она знала, что ее подруга будет волноваться, когда узнает, что Илейн не приехала в Сан-Франциско.
— Ну вот, Илейн, вот мы и приехали.
Шум, несшийся из окон «Черной Подвязки», вырывался на улицу. Они остановились только раз по дороге со станции, чтобы послать телеграмму Аде.
Чейз толкнул двустворчатую вращающуюся дверь, и девушка услышала раздававшиеся посреди шума голосов звуки дешевого пианино. Илейн задрожала. Сквозь дым сигар, стелившийся над столом, она с трудом рассмотрела в дальнем конце комнаты широкую, завешенную портьерой сцену. Женщины в ярких платьях — пурпурных, красных, оранжевых и канареечно-желтых, коротких, открывающих колени, — смеялись над пьяными шахтерами. Один лапал за ягодицы блондинку, и она хихикала от удовольствия. Другой хватал полную грудь смуглой черноволосой девушки. Сердце Илейн бешено колотилось. Как она позволила Чейзу Камерону уговорить себя? Это место было даже хуже, чем «Белый Слон». Понимая, что она нервничает, Чейз протянул ей руку.
— Вам не стоит бояться, Илейн. Вы со мной.
Она почти прижалась к нему, будто он спасал ей жизнь, и позволила провести себя через комнату.
Когда они подошли ближе, к ним повернулась высокая плотная рыжеволосая женщина в желтом с черным кружевом платье и длинным черным пером в волосах. Чейз тепло улыбнулся ей. Илейн решила, что эта дама может быть еще одной подружкой Чейза.
— Делси, — начал он, — я хотел бы познакомить тебя с моей подругой.
Илейн съежилась при слове «подруга». Она украдкой бросила взгляд на надпись возле сцены: «Мы ищем певицу. Обращаться к Делси Стивене».
— Это мисс…
— Старр, — вмешалась Илейн, надеясь, что Чейз Камерон не подведет ее. — Лейни Старр. — Если уж ей придется стать чем-то вроде девочки из салуна, у нее может быть и соответствующая фамилия.
Он снисходительно улыбнулся.
— Это мисс Старр.
— Рада познакомиться, мисс Старр, — сказала Делси.
— Почему бы вам не проводить мисс Старр в ее комнату? — снова улыбнулся Камерон. — Делси посмотрит, чтобы вы устроились. Вы сможете остаться в салуне до тех пор, пока не найдете подходящее жилье. Но, может быть, вы захотите постоянно жить здесь?
— Нет-нет, спасибо. Я найду меблированную комнату, как только смогу.
— Вы можете начать работать с пианистом Майклом с сегодняшнего дня. Завтра вечером надеюсь услышать, как вы поете.
— Завтра вечером? Но это так скоро! — Илейн умоляюще взглянула на Чейза.
Он мрачно улыбнулся.
— Я очень в вас верю, мисс Старр. Кроме того, я умираю от нетерпения увидеть ваши ноги.
Она рассмеялась, пересилив себя.
— Хорошо, мистер Камерон, по крайней мере, одну песню вы услышите.
Делси проводила ее наверх и провела по длинному коридору. В отличие от «Белого Слона», в «Черной Подвязке» большей частью пили. Толстый мужчина средних лет, насквозь пропахший виски, распахнул одну из узких, грубо отделанных дверей. Стройная молодая девушка, не старше пятнадцати лет, лежа голышом на мятой кровати, крикнула вслед толстяку:
— Пока, Хови. Увидимся на следующей неделе.
Мужчина застегнул рубашку и пригладил волосы, проходя мимо Илейн. Он посмотрел на нее раздевающим взглядом, и ей захотелось забиться в какую-нибудь щель. Ее щеки стали пунцовыми, она могла бы сейчас задушить Чейза Камерона собственными руками. Как это он уговорил ее работать в доме с дурной репутацией?
Комната Илейн была более просторной, чем та, мимо которой она прошла. Она посмотрела на широкую постель и чуть не задохнулась. Делси, похоже, читала ее мысли.
— Вы откуда, мисс Старр?
— Я — я из Пенсильвании.
— Вы когда-нибудь пели в подобном месте?
— Нет… нет, никогда. Кто-то украл мой кошелек, и я забыла в поезде свои вещи и… это долгая история. Я уверена, вы не захотите слушать про мои несчастья.
Делси ее удивила.
— Не беспокойтесь, мисс Старр. Мистер Камерон не станет принуждать вас делать то, что вы не хотите. Он по-настоящему прекрасный человек. Немного себе на уме, не пропускает симпатичной женщины, но он не подлый человек. Это для него просто бизнес. Пока он здесь, с вами ничего не произойдет — до тех пор, по крайней мере, пока вы сами этого не захотите. Но не могу ничего обещать после его отъезда. Сентрал-Сити — буйный город. Большинство из нас имеют защитников. У меня Большой Вилли Дженкинс, и я горжусь этим. Вы хорошо поступите, если найдете себе такого мужчину.
Илейн неуверенно улыбнулась.
— Спасибо, Делси. Я надеюсь, мы подружимся. — Она не поняла: были слова женщины предупреждением или успокоением, но ей понравилась ее честность.
Делси тоже улыбнулась.
— Думаю, с вами будет все в порядке, мисс Старр.
— Зови меня, пожалуйста… Лейни.
— Лейни. Мне это нравиться. Если тебе что-то понадобится, спустись. Я всегда в холле.
Илейн кивнула, и Делси вышла из комнаты. Она задумалась: что заставило ее изменить фамилию. Возможно, это даже хорошо. Она не собиралась оставаться здесь долго, этот маленький эпизод не улучшит ее репутацию. Илейн улыбнулась, представив лицо Рена Дэниэлса, если бы он узнал, чем она занимается. Он ведь скоро будет принадлежать к самой известной семье в Сан-Франциско. Интересно, как бы удивилась его дорогая Мелисса, если бы услышала, что он спал с девчонкой из борделя.
Она вздохнула. Над кем она смеется? Илейн Мак-Элистер была не первой девушкой, кого Рен Дэниэлс затащил в свою постель. У него имелся богатый опыт, это она знала наверняка. И зачем она выбрала имя Лейни? Может, потому, что так ее звал Рен. А может, и нет. Она не была уверена ни в чем.
Рен Дэниэлс пробыл в Сан-Франциско меньше недели, а потом послал телеграмму в Кейсервилль. Он написал Аде Ловери, потому что опасался, что Чак Даусон читает корреспонденцию Лейни. Ему не хотелось, чтобы Чак вмешивался. Рен просил Аду сказать Илейн, что он вернется поговорить с ней. Он приедет через две недели.
Он хотел объяснить свою помолвку, убедить ее понять и простить его за все случившееся, но главное, зачем он ехал в Кейсервилль — забрать ее оттуда любым путем. У него много друзей в Сан-Франциско. Он будет знать, что у нее хорошая работа, прекрасная квартира, новая жизнь. Она сможет взять с собой Аду Ловерн, если захочет. Он говорил, что просто поможет ей устроиться, а потом оставит в покое. После женитьбы он даже не приблизится к ней. И лишь иногда, по необходимости, будет встречаться с ней и только для того, чтоб увериться, что с ней все в порядке и ей ничего не надо.
Это была одна часть его плана, но и в ней Рен не был уверен.
Когда дело касалось Илейн Мак-Элистер, он не знал наверняка, хватит ли ему силы воли.
На следующий день он получил ответ на свое послание. Рен был в гостиной с Джакобом и Мелиссой Стэнхоуп, когда пришла телеграмма. Он заплатил узколицему посыльному и разорвал конверт.
«Илейн нет. Даусон пытался выдать ее замуж насильно. Много проблем. Она работает в Сентрал-Сити, в Колорадо. Удачи. Ада».
Рен читал и перечитывал телеграмму, удивляясь, что могли значить странные слова «много проблем» и что, ради Бога, она делает в Сентрал-Сити?
— Что-то не так, сын? — Неважно, что Рен давно повзрослел, Джакоб считал его мальчиком.
— Боюсь, что да. Я хотел это обсудить с тобой, Джакоб, но все как-то не находил подходящего времени. — Он посмотрел на бледное лицо Мелиссы, понимая, что этот момент тоже не самый подходящий, но у него не было выбора.
— Мой друг в беде. Этот человек однажды спас мне жизнь. — Он взглянул на Томми, с напряжением следившим за братом. — Наши жизни, — поправился он. — Однажды — жизнь Томми и дважды — мою. — Он встретился с пристальным взглядом Джакоба. Джакоб был высоким, широкоплечим, мускулистым от многолетней работы мужчиной. Только небольшой живот и редеющие волосы указывали на возраст.
— Мы еще не расплатились за это, — сказал ему Рен. — Теперь ему самому нужна помощь. У меня нет выхода. Я должен сделать все возможное.
— Но как же наша свадьба, Рен? Папа уже откладывал ее. На этот раз ты уезжаешь надолго?
Ее золотистые волосы блестели, и Мелисса озабоченно смотрела на Рена огромными голубыми глазами.
Ему хотелось бы, чтобы она будила в нем ту же страсть, что и Илейн. Слова Мелиссы выражали волнение, но облегчение, с которым она смотрела на него, заставило Рена задуматься о ее тайных мыслях.
— Я вернусь к началу свадьбы, — он улыбнулся и погладил невесту по щеке.
— Обещаю, что на этот раз я не забуду.
Она отступила, слегка вздрогнув. Как всегда, когда они были вместе, Рен чувствовал, что Мелисса боится его, и задумался, есть ли смысл в их союзе. Что произойдет в их брачную ночь? Как может такая хрупкая девушка удовлетворить его здоровые потребности? Он хорошо понимал желание Джакоба обеспечить прилив свежей крови в семью.
— Мы можем чем-нибудь помочь? — поинтересовался Джакоб.
Рен рассказал и Джакобу и Мелиссе о том, что в него стреляли, но не распространялся о подробностях. Он не обсуждал причину, по которой в первый раз поехал на Восток, и Джакоб не допытывался. Мелиссу же это не интересовало.
— Нет, спасибо, Джакоб, — ответил Рен. — Это я должен сделать сам.
— Подожди-ка, — вмешался Томми. — Я поеду с тобой. Я обязан Ил… этому человеку жизнью.
— Извини, братишка. Но кто-то должен присматривать за бизнесом… и ранчо. Я и так слишком долго отсутствовал.
— Но, Рен…
— Томми, ты знаешь, что я прав. Тебе придется остаться здесь. Я пошлю тебе телеграмму, как только доберусь до… туда, куда собираюсь. На этот раз я буду держать тебя в курсе.
— Ты действительно считаешь, что моя помощь не нужна? — настаивал Джакоб.
Рен знал, что по его просьбе Джакоб может предоставить любые деньги, любое число людей. Джакоб безгранично верил в него и не колебаясь доверял ему все. Отчасти поэтому Рен решил пройти через церемонию бракосочетания, которой не хотели ни он, ни Мелисса.
— Спасибо, Джакоб. Я ценю твое предложение, но нет. Ты ничем не сможешь помочь.
Томми Дэниэлс изучающе смотрел в жесткие черты брата, светившиеся яростью голубые глаза. Вырвав из рук Рена телеграмму, он прочитал «…много проблем. Сентрал-Сити». В этом не было смысла.
Томми наблюдал, как Рен старался сохранить самообладание. Его лицо напоминало маску. Мелисса Стэнхоуп в ужасе отшатнулась, когда он повел ее к двери.
Томми мечтал отговорить своего брата от этой бессмысленной женитьбы. Рен заслужил большее, чем женщину, которая будет терпеть его в своей постели, только выполняя супружеский долг. Не то чтоб Мелисса не нравилась Рену или была плохой девушкой. Она просто была стыдлива, болезненна и слишком слаба для такого сильного, требовательного мужчины, как Рен. Мелиссе нужен был нежный любовник, кто-то, кто держал бы ее за руку и шептал на ухо сладкую чепуху. Ей нужен мужчина, который прежде чем осуществить свои супружеские обязанности, лежал бы рядом с ней несколько дней.
Рен возьмет ее в первую брачную ночь, и так будет продолжаться до тех пор, пока он не уверится, что у Джакоба будет наследник. А потом, такая болезненная, Мелисса, возможно, пролежит в постели одна всю беременность, чтоб не было осложнений при родах.
Томми вздохнул. По крайней мере, Каролина Вильяме будет довольна. Рен опять попадет в ждущие, жаждущие объятия этой женщины. Она была любовницей Рена последние два года. Но после договоренности с Джакобом он разорвал отношения. Рен не хотел, чтоб Стэнхоупы пострадали от скандала. Каролина была неистовой. Она не сомневалась, что рано или поздно женит Рена на себе. Томми знал, что это были пустые надежды. Единственное, чего хотел Рен от Каролины, была страсть, и она знала, как доставить ему это удовольствие. Рен, конечно же, вернется к ней. Но и ни один мужчина с таким аппетитом, как у его брата, не смог бы прожить на скудном рационе, который наверняка предложит Мелисса.
Томми благодарил Бога за Керри Зальцбург, свою подружку. Они уже были помолвлены, и Томми любил ее больше жизни. Она была светловолосой, мягкой и утонченной, но не до такой степени, как слабая Мелисса. Больше всего на свете он хотел, чтоб его брат нашел кого-нибудь, кого бы он любил, как Томми свою Керри. Проклятье! Почему Рену всегда так не везет?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Золото влюбленных - Мартин Кэт



Основной фон - золото и золотоискатели. Остальное - все как в аннотации. Интересно.
Золото влюбленных - Мартин КэтВ.З.,65л.
3.06.2013, 12.10





Супер, роман! Очень понравился!
Золото влюбленных - Мартин КэтМила
15.09.2013, 2.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100