Читать онлайн Жар сердец, автора - Мартин Кэт, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жар сердец - Мартин Кэт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.03 (Голосов: 149)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жар сердец - Мартин Кэт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жар сердец - Мартин Кэт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Кэт

Жар сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Их операция, несмотря на все трудности, завершилась успешно. Они освободили пленников, практически не понеся потерь.
Единственным, кого не удалось вызволить, оказался Баклэнд. Константина Баклэнда в тюрьме не оказалось. Рам высказал предположение, что полковнику дали комнату в главном доме поместья за его сотрудничество.
— Полковнику придется поплатиться за наше бегство, — сказал Рам. — Я совсем не жалею, что его сейчас нет с нами.
Силвер понравился могучий турок, который оказался другом Брэндана.
— Вы напоминаете мне одну леди, с которой я был знаком в Новом Орлеане, — как-то заметил ей Рам. — Николь Сент-Клэр обладала такой же силой воли, как и вы. — Рам рассмеялся. — Только ее волосы были цвета меди, а не серебра.
Они начали свое путешествие к берегу лишь через два дня, поскольку требовалось время, чтобы бывшие узники подготовились к трудному переходу: восстановили силы и залечили раны.
На привале Жак подошел к палатке, разбитой специально для Силвер и Терезы. Мексиканка сидела перед палаткой, оплакивая погибшего в темнице отца.
— Мне очень жаль, дорогая, — сказал ей Жак. — Твой отец не дожил до освобождения. — Тереза горько зарыдала на его плече. Жак, похоже, испытывал не меньшую боль. — Не плачь, — утешающе произнес он. — Алехандро Мендез умер как герой. Он был очень болен и решил, что умрет раньше, чем его выпустят на свободу. Когда один молодой парень вытащил короткую палочку, твой отец вызвался занять его место. Мне говорили, что перед смертью, он плюнул в лицо своему палачу.
Тереза крепче сжала его плечо, но ее лицо сохранило гордое и благородное выражение. Силвер молча отошла, давая прекрасной мексиканке выплакать горе.
Силвер переживала собственное горе.
После ночи, когда, бежав, они благополучно добрались до лагеря, все заботы о ней взял на себя не Морган, а Жак. Именно он перевозил их с Терезой палатку и постели. Именно Жак пытался ободрить ее в долгом путешествии, стараясь делать это как можно деликатнее.
— Где Морган? — спросила у него Силвер, понимая, что Траск ее сознательно избегает.
— Ему требуется время, чтобы прийти в себя, — ответил Жак. — Все это было трудным испытанием для вас обоих. — Он уже догадался, что между Морганом и Силвер что-то произошло, хотя и не знал, что именно. Не знала этого и Силвер.
Морган разговаривал с ней лишь мимоходом, в основном интересуясь здоровьем. Внимательно он выслушал Силвер, только когда она рассказывала ему о том, как их захватили солдаты Пауло Каррильо, и о планирующемся нападении на «Саванну». Хотя на его лице еще не зажили ссадины и царапины, не прошла боль в ребрах, Морган не разрешил ей ухаживать за ним. Его отсутствующий взгляд при разговорах с ней ни разу не смягчался, а голос не становился теплее.
Он не упоминал ни о Фернандесе, ни о сцене, свидетелем которой стал в комнате генерала.
— Я очень благодарен тебе за то, что ты для меня сделала. — Это было единственным, что он сказал ей после освобождения. Но и тогда его голос был невыразительным, а глаза смотрели куда-то вдаль.
— Я хотела тебе помочь. То, что произошло в комнате, не было…
— Извини, Силвер, мне надо проверить часовых.
И он ушел. Когда бы она ни пыталась снова поднять этот вопрос, Морган немедленно извинялся и исчезал. Он не был враждебен, не был невежлив, скорее он просто находился мыслями где-то очень далеко.
Трещина в их отношениях разрывала сердце Силвер. Пять дней пути к берегу показались ей неделями. Было невероятно тяжело идти и идти по негостеприимной земле, почти без отдыха, под палящим солнцем, в духоте, постоянно сгоняя с себя москитов и слепней. Кроме того, приходилось ухаживать за ранеными, разбивать и сворачивать лагерь, готовить пищу.
Невероятно скучая по Моргану, Силвер стала искать общества его брата. Брэндан был сдержан и молчалив, совершенно не походя на легкомысленного любителя приключений, каким его описывал Морган. Может, поэтому, находясь рядом с Брэнданом, Силвер казалось, что она становится немного ближе к человеку, которого любит.
— Как ты себя чувствуешь? — спросила она, подходя к Брэндану, сидящему на гранитном камне. Он был красивым, высоким человеком с голубыми глазами и волосами цвета кофе, и даже изможденное, осунувшееся лицо не лишало его мужской привлекательности.
— Лучше. — На самом деле он только мечтал, чтобы это было так. — Я начинаю набирать вес. Куки — превосходный повар.
— Твой брат волнуется за тебя. Он тебя очень любит.
«Он любит и тебя, хотя, похоже, не хочет этого признавать».
— Мы были очень близки в молодости. Морган всегда обо мне заботился. Он работал двенадцать часов в день, чтобы я мог воплотить в жизнь свои мечты. Надо сказать, я приносил ему одни лишь разочарования. Но он ни разу не упрекнул меня за это.
— Морган — прекрасный человек, — сказала Силвер. Брэндан качнулся на камне, и тут же его лицо скривилось от боли в руке. Перед тем как попасть в плен, он был ранен; пулю ему вытащил один из солдат. Рука до сих пор продолжала висеть плетью, хотя были неплохие шансы на то, что она обретет былую подвижность.
Заметив, как он страдает, Силвер проверила повязку и улыбнулась:
— Похоже, твоя рука выздоравливает.
— По крайней мере я не потерял ее.
Брэндан посмотрел на Силвер. Его взгляд был так же печален, как и при их первой встрече.
Брэндан и сам понимал, что сильно изменился. Его лицо стало холодным и бесцветным, потеряв мальчишескую самоуверенность и оптимизм. Он больше не хотел завоевывать мир. Мексиканская тюрьма заставила его испытать то, о чем он раньше и не подозревал. Ему довелось оплакивать гибель своих друзей, ожидать смерти и бороться за жизнь.
— Он… Морган говорил что-нибудь обо мне? — спросила Силвер.
Брэндан отрицательно покачал головой.
— Похоже, вопрос о тебе временно закрыт. — Брэндан пытался выяснить у Моргана, что произошло между ним и Силвер, поскольку было очевидно, что он испытывает к ней больше чем простую симпатию. Однако брат не желал обсуждать этот вопрос, а сам Брэндан находился в таком подавленном состоянии духа, что не решался настаивать. — Мне очень жаль.
Силвер отвернулась, почувствовав, что готова заплакать. Когда Брэндан смотрел на нее с жалостью и участием, ей было трудно сдержать слезы, и они порой сами катились по щекам. Она знала, почему Морган стал ее избегать. Увиденное в спальне генерала заронило в его сердце необоснованные подозрения. Да, она продала себя генералу ради его свободы. Продала свое тело, как обыкновенная шлюха. Скорее всего именно так Морган и думает сейчас о ней и никогда ее не простит.
— Кажется, меня кто-то зовет. — Это была ложь, и они оба знали это, но Брэндан кивнул. Он научился уважать желание других побыть в одиночестве.
За день до того как они достигли берега, атмосфера в лагере начала меняться. Солдаты перестали постоянно волноваться, что их догонят; эти страхи уступили место опасению, что корабли, которые должны были отвезти их домой, захвачены в плен или потоплены. Силвер особенно волновалась за Джордана.
— Они будут там, — сказал ей Морган, но в его голосе звучало больше надежды, чем убежденности. — С Джорданом и остальными ничего не должно случиться.
Сердце Силвер разрывалось, когда она видела, как далек стал Морган. Она едва узнавала человека, который держал ее в объятиях и страстно любил. Казалось, это происходило с совсем другими людьми.
С совершенно другим мужчиной.
С совершенно другой женщиной.
И эта женщина сейчас находилась в таком отчаянии, что ее мысли были заняты только воспоминаниями о прежнем Моргане, спрятавшемся где-то глубоко в Моргане настоящем — Моргане-солдате, для которого она ничего не значила. Эти воспоминания застили ей весь мир вокруг, и все свое время она проводила в одиночестве, безвольно переставляя ноги по дороге, почти не замечая ни высоких деревьев над головой, ни ужасной духоты, ни дождей, внезапно начинавшихся и так же внезапно прекращавшихся, ни густой листвы, которая скрывала их от солнца подобно зеленой крыше.
Когда однажды утром их усталый караван поднялся на последний холм и перед бывшими пленниками открылся вид устья реки Чампотон, раздались радостные крики. Совсем недалеко на якоре покачивались три ожидающих их корабля. Наконец они в безопасности.
— Береги себя, братишка. — Морган сжал Брэндана в крепких объятиях.
— Береги себя, старший брат, и спасибо тебе за все. — Брэндан повернулся к Силвер, которая осторожно, стараясь не задеть раненую руку, поцеловала его в щеку. — Не переставай бороться, — шепнул Брэндан ей на ухо. Оба они знали, что он имел в виду. Кивнув, Силвер вытерла непрошеные слезы.
— Я о нем позабочусь, — с улыбкой сказал ей Рам.
— Прощай, Рам. Я была очень рада тебя повстречать.
Рам дотронулся до ее мокрой щеки.
— Вы всего лишь женщина, Силвер Джоунс.
Техасцы направились к шлюпкам, присланным с транспортных кораблей.
— Как только мы достигнем берегов Джорджии, — сказал ей Морган очень сдержанно, как обычно в последнее время, — Рейли и все морские пехотинцы выйдут из-под моего командования. Моя задача будет выполнена, и я снова стану гражданским лицом.
Ей подумалось, будет ли он рад вернуться домой, однако Силвер не решилась задать ему этот вопрос.
— А что насчет Терезы? — спросила Силвер Жака, который еще не распрощался со стоящей неподалеку женщиной.
— Она еще ребенок, — произнес Жак; его лицо было мрачным. — У меня взрослые сыновья примерно ее возраста.
— Но она замечательный человек, — заметила Силвер.
Жак ничего не ответил, внимательно глядя на невысокую темноволосую женщину. Казалось, Терезе попала соринка в глаз; подняв к лицу руку, она поспешно отвернулась.
— Ты ее любишь? — мягко спросила Силвер.
— Это не имеет никакого значения. Мы друг другу совершенно не подходим.
— Я знаю вас мало времени, Жак Буйяр, но вы никогда не давали мне повода считать вас глупцом.
Отбросив с лица серебристую прядь, Силвер приподняла юбку и пошла прочь по песчаной кромке берега. Какое-то мгновение Жак молча смотрел ей вслед. Затем повернулся и решительно двинулся к Терезе. Подойдя к ней, он повернул ее к себе лицом и увидел, что она плачет.
— Почему ты плачешь, дорогая? Что тебя так расстроило?
— Я не думала, что ты захочешь со мной расстаться.
Жак почувствовал, как у него перехватило дыхание.
— Неужели это для тебя так важно?
Тереза бросила на него грустный взгляд, как будто стараясь что-то разглядеть в его глазах. Но Жак не добавил ни слова, и Тереза расправила плечи.
— Вы были очень добры ко мне, сеньор. Напоследок я хочу лишь поблагодарить вас за участие в попытке спасти моего отца.
Жак поднял руку и легонько коснулся пальцами ее щеки.
— И это все? Лишь благодарность? Без прощального поцелуя? — Поскольку Тереза застыла, словно окаменев, Жак наклонил к ней голову и коснулся ртом ее мягких губ. Этот поцелуй стал глубже, жаднее, и внезапно Жак понял, что стон, который он слышит, принадлежит ему самому. Когда они наконец оторвались друг от друга, он увидел на глазах Терезы слезы.
— Прощай, моя любовь, — прошептала она, поворачиваясь, чтобы уйти.
Но рука Жака, опустившаяся на плечо Терезы, остановила ее. Какое-то мгновение он внимательно смотрел в ее глаза. Потом в лице Жака что-то дрогнуло.
— У тебя никого нет в Кампече, к кому ты могла бы вернуться? — тихо спросил он. — Там нет ни одного человека, который бы о тебе позаботился? Что ты будешь делать?
— Как-нибудь устроюсь.
— Тебе нужен мужчина.
Тереза не ответила. Жак кашлянул.
— Если бы ты этого захотела, я мог бы быть этим мужчиной.
— Но зачем? — спросила Тереза. — Ты уже сделал для меня очень много.
— Ты женщина сильная духом. Ты относишься к тем, кого каждый мужчина хочет видеть рядом с собой.
Она лишь отрицательно покачала головой:
— Мне не нужно жалости.
Жак издал проклятие. Когда Тереза снова повернулась, чтобы уйти, он схватил ее за талию и привлек к себе.
— Я тебе предлагаю не жалость, а любовь. Пожалуйста, моя любимая, скажи мне, что ты будешь моей женой.
Тереза смотрела на него, как будто он не произносил этих слов. Затем, словно очнувшись, она протянула к Жаку руки и заключила его лицо в свои ладони.
— Я люблю тебя, — произнесла она сквозь слезы. — Ты прекраснейший человек из всех, кого я когда-либо знала. Для меня будет большой честью стать твоей женой.
Жак улыбнулся:
— Я всего лишь моряк. Мне приходится жить в море, однако я уже накопил кое-какие деньги, а Морган помог мне их хорошо вложить. Я брошу свою бродячую жизнь и буду о тебе заботиться. Надеюсь, море уже не будет меня звать так сильно, как когда-то.
— Я люблю тебя. Мне ничего не нужно на свете, кроме того, чтобы быть с тобой рядом.
— Если Морган не будет во мне нуждаться, мы можем обвенчаться сразу по прибытии в Кампече. — Жак улыбнулся от переполнявшего его счастья. — Ты сможешь забрать все свои вещи и попрощаться со своими друзьями. После этого мы поплывем на Барбадос. У меня там есть земля, и я давно думал о том, чтобы построить там дом. Это прекрасный остров, на котором нет никаких войн.
Тереза, улыбнувшись, обняла его:
— Мне подойдет любое место, где будешь ты.
К берегу подошла шлюпка с «Саванны», из нее выпрыгнули на берег Джереми Флагг и Джордан.
— Силвер! — Джордан бросился к Силвер. Добежав до нее, он не стесняясь, как раньше, обнял ее на виду у всех. — Мы все так волновались.
— Слава Богу, с вами все в порядке. — Силвер сжала его руку. — Как вам удалось уйти от централистов? Они хотели перекрыть вам дорогу.
— Они и перекрыли, — раздался голос Джереми Флагга. — Но мы предвидели подобную встречу.
Рассмеявшись, он показал на корабль.
— Видишь те большие пушки? — Силвер кивнула. — Мы расчистили себе путь. Плавание вниз по течению всегда намного легче. — Он снова рассмеялся. — Корабль проскочил мимо централистов, как зерно сквозь гуся. Извините меня, мэм, за сравнение.
Джордан усмехнулся, улыбнулась и Силвер в первый раз за последние дни.
— Все в порядке, мистер Флагг.
— Нет, не все в порядке, — выдохнул Морган, подходя к ним. — Вы разговариваете с дамами, мистер Флагг. Я прошу вас помнить об этом.
— С вашего разрешения, капитан, — произнес Жак с улыбкой, показывающей, что он не обратил внимания на гневное замечание Моргана. — Я не поплыву на борту «Саванны». Я останусь с Терезой. Она согласилась стать моей женой.
На лице Моргана появилось какое-то странное выражение; потом он улыбнулся, хотя его глаза оставались мрачными.
— Мои поздравления. — Было видно, что он произносит эти слова искренне. — Вы очень счастливый человек.
— О, Жак, как это замечательно! — Силвер порывисто обняла плечистого француза, затем, повернувшись, заключила в объятия Терезу. — Я знаю, как к тебе относится Жак. Если ты любишь его хотя бы вполовину того, как, я думаю, он любит тебя, вы будете очень счастливы.
— Благодарю. — Тереза тепло улыбнулась. — Желаю счастья и тебе.
— Спасибо, — тихо произнесла Силвер, чувствуя, как сжалось ее сердце.
— Вы остаетесь здесь? — спросил Джордан Жака с таким несчастным видом, что Отчаяние Силвер тут же сменилось жалостью. — Вы с нами не поедете?
— Извини, мой юный друг, но мне предстоит другой путь, и почти такой же долгий. — Джордан выглядел совершенно обескураженным. — Не горюй, мы расстаемся не навсегда.
— Не расстраивайся, Джордан, — успокаивающе произнесла Силвер. — Через день Жак вернется. Кроме того, с тобой остаюсь я.
— Вы тоже с нами расстанетесь. Скоро мы отвезем вас на Катонгу.
— Нет, Джордан. Я не вернусь туда. — Но, бросив взгляд на Моргана, Силвер увидела мрачное выражение на его лице, и в ее сердце закралось сомнение. «Боже милосердный, неужели мне предстоит еще и это?»
— Береги себя, — сказал Жаку Морган. Они попрощались, и Жак с Терезой под руку направился к шлюпке транспортного корабля.
— Итак, мистер Флагг, — выдохнул Морган, поворачиваясь, — чего мы ждем? Я уверен, мисс Джоунс хотела бы вернуться на борт «Саванны».
Три следующих дня Морган оставался таким же мрачным и отстраненным. Почти все время он проводил в рулевой рубке, редко сходя в трюм и погоняя матросов с такой энергией, словно его толкал в спину сам черт. Вид у него был усталый и измученный. Силвер не пыталась заговорить с Морганом, зная, что он о ней думает.
Если бы только он застал ее тогда, в поместье, сопротивляющейся, а это случилось бы, появись Морган всего мгновением позже! Вместо этого он обнаружил ее распростертой под грузным мужским телом, обвивающей руками шею Фернандеса.
Морган уже заставал ее с другим мужчиной, но тогда он слышал слова, которые заставили его поверить ей. Тогда Баклэнд сам доказал ее невиновность. На этот же раз Морган увидел картину, в точности напоминающую то, что произошло несколько лет назад, когда он ворвался в номер Шарлотты Мидлтон — женщины, предавшей его.
И даже если Силвер смогла бы его убедить, что ничего не случилось, — а она знала, что это ей не под силу, — он слышал сам, что она предлагала за его свободу свое тело, словно обычная шлюха. Моргану наверняка нравились женщины, которые предпочли бы смерть бесчестью.
Силвер подошла к окну над широкой койкой Моргана. Ей вспомнились времена, когда они занимались здесь любовью, иногда яростно, иногда нежно и всегда — со страстью, которую отрицать было невозможно. Теперь Морган жил в крошечной каюте стюарда, настояв на том, чтобы Силвер заняла большую каюту. Он делал все от него зависящее, чтобы предоставить ей максимальные удобства, но Силвер чувствовала, что он отдаляется от нее все дальше и дальше. Скоро, похоже, он будет смотреть на нее как на обычную пассажирку корабля, на которую распространяется обычное морское гостеприимство.
Возможно, Морган хотел видеть ее положение на корабле именно таким. Может, он собирается вернуть ее отцу и, уходя, даже не оглянуться? Силвер с подобной мыслью мириться не хотела. Каждую ночь она, не в силах заснуть, лежала на койке, желая всем своим существом, чтобы он пришел к ней — выслушать и понять. Иногда она ворочалась по нескольку часов, ожидая Моргана и прислушиваясь к шагам в соседней каюте, которые стихали лишь перед рассветом. Когда им доводилось встретиться на палубе, Морган всегда оставался предупредительным, но отстраненным; он никогда не подходил к ней, если в этом не было необходимости.
Глядя в окошко, Силвер увидела далеко у горизонта вспышку молнии. Когда они проплывали здесь раньше, Морган назвал подобную молнию «северянкой». К северу располагалась зона, в которой в это время года часто бушевали шторма. Корабль приближался к ней, и море становилось темнее; тяжелые тучи закрыли луну. Вид за окном иллюминатора казался мрачным и устрашающим.
Силвер вгляделась туда, где блеснула молния. По всей видимости, надвигался шторм. Вдруг она почувствовала, что не может сдержать рвущиеся из груди рыдания. Многие дни ей удавалось справляться со своими чувствами. Она подавляла в себе страх, продолжала хранить в своем сердце любовь и гасила боль. Но, подобно приближающимся грозовым тучам, ее чувства уже готовы были проявиться в полной мере.
Силвер пришла в голову мысль, что она сейчас чувствует себя даже хуже, чем когда ей приходилось иметь дело с Альберто Фернандесом. Тогда у нее была любовь Моргана — или по крайней мере иллюзия любви. В спальне генерала она знала, что Морган вырвался на свободу, и эта мысль поддерживала ее, давала ей силы. Веря в то, что он любит ее, она могла вынести все, даже мерзкие прикосновения Фернандеса. Теперь, когда она оказалась в полной безопасности на борту корабля Моргана, душевные силы оставили ее. Так, словно их никогда и не было.
Силвер поднялась с койки и рассеянно подошла к бюро; ее взгляд задержался на бритве Моргана, оставленной им рядом с тазиком для бритья. Она вспомнила, каким невероятно красивым выглядел Морган, стоя обнаженным по пояс в этой каюте. Он тогда казался ей очень мужественным и вместе с тем домашним и родным. Каким бы замечательным мужем он мог быть! Добрым, заботливым и внимательным. Решительным, если уж говорить все, гордым, честным и сильным.
Подумав, что когда-нибудь в его жизнь войдет другая, более благовоспитанная, светская дама, Силвер почувствовала, как сжалось ее сердце. Как она сможет с ним расстаться? Как она сможет жить дальше, словно его никогда и не было в ее жизни? Силвер внезапно поняла, что Морган ее изменил, но не могла понять, как он это сделал. Это странное ощущение даже немного испугало ее и заставило чувствовать себя не такой независимой, как прежде.
«Я не должна падать духом, — сказала себе Силвер. — В моей жизни встречались куда более тяжелые испытания, тем не менее я их перенесла. Морган — лишь один мужчина среди многих, и мужчина, который мало чем отличается от остальных».
Это была ложь, и она сразу же это поняла. Морган не был похож ни на одного из тех, с кем она была знакома. Он был олицетворением силы и страсти, властности и мягкости. Морган был для нее светлым лучом во мраке ночи. Он был ее сердцем и ее любовью. Без него жизнь казалась блеклой и пустой. Для нее другого мужчины уже быть не могло.
«Боже, я так его люблю!»
Силвер бросила взгляд на стол Моргана, где в чернильнице торчало гусиное перо. Судовой журнал Моргана лежал раскрытым; с самого дня их отплытия из Мексики в нем не было сделано ни единой записи. Силвер это удивило. Впервые ей в голову пришла мысль, что и с Морганом происходит что-то странное. Может быть, он чувствует себя таким же одиноким, как и она? Сначала эта мысль показалась ей невероятной. Моргану достаточно, было постучать в дверь, чтобы оказаться с ней вместе. Она бы не колебалась ни мгновения, чтобы очутиться в его объятиях.
Силвер подумала о Жаке и Терезе, о том счастье, которое им предстояло разделить. Они умели понимать друг друга с полуслова или даже с одного прикосновения. Но у нее с Морганом этого не получалось. Оба они были по характеру замкнутыми людьми, которые редко делились своими мыслями и переживаниями. Неужели они оба обречены на одиночество? Жить отдельно от всех, тая свои мысли, боясь любви? Нет, Силвер этого не хотела.
Поняв это со всей ясностью, Силвер приняла болезненное для себя решение: сегодня же вечером она отправится к нему, расскажет о своих чувствах, о любви, которую хранит в своем сердце. Ей придется собрать все свое мужество, все силы души, но тем не менее она обязательно пойдет к Моргану.
Хотя час был поздний, Морган должен был находиться на палубе — так было все последние вечера. Она должна идти к нему немедленно — пока не изменила своего решения, пока какая-нибудь минутная слабость не поколебала ее решимости.
Расправив плечи, Силвер направилась к двери, но ее рука предательски замерла на дверной ручке. В осколке разбитого зеркала она увидела, какой бледной и изнуренной выглядит. Волосы спутались, и Силвер, рассеянно взяв расческу, начала приводить их в порядок. Она хорошо понимала, что это лишь предлог отсрочить намеченное. Казалось, одна ее половина хочет идти к Моргану, чтобы сказать нужные слова и покончить наконец с этой невыносимой мукой, а другая предостерегает: «Ты же знаешь, что он не будет тебя слушать. Он никогда не верил тебе, не сделает этого и сейчас, а если и поверит, то это не имеет никакого значения». Он думает о ней сейчас совершенно по-другому и считает ее совершенно не стоящей его внимания. И наверняка — не стоящей его любви.
«Что ты за женщина?» — говорил ей когда-то Морган.
Теперь он знает: она — женщина, которая может использовать свое тело, чтобы выкупить чужую свободу. Она никогда не будет той благовоспитанной дамой, которую хочет видеть рядом с собой Морган. Силвер вдруг пришло в голову, что он ведь может вернуть ее отцу. Но даже это казалось ей сейчас не стоящим внимания. Важным было лишь то, что помогло бы ей как-то пробиться сквозь непроницаемую броню Моргана и оживить ту страсть, которую они разделяли так недавно. Дрожащими руками Силвер взяла черную шерстяную шаль. На палубе сегодня было не холодно, но дул довольно сильный ветер.
Холодно ей казалось в своей каюте.
Когда Силвер поднялась на палубу, юбка тут же облепила ей ноги. Силвер направилась к рулевой рубке, полная решимости разыскать капитана. Как она и надеялась, большинство моряков уже спали, устроившись на палубе в центре судна. Приближаясь к носу корабля, она увидела широкие плечи какого-то человека. На миг месяц выглянул из-за туч, и Силвер мгновенно узнала совершенную фигуру Моргана. По ее телу словно пробежала волна тепла, смешанного с горечью, такой сильной, что Силвер захотелось заплакать. «Боже милосердный, пусть он меня выслушает».
Морган повернулся при ее появлении, но не двинулся с места. Молча глядя на нее из тени, он продолжал сжимать пальцами поручни.
— Вы сегодня прогуливаетесь поздно, — наконец сдержанно произнес Морган.
— Да, — прошептала Силвер, буквально выдавливая из себя звуки. — Мне надо с тобой поговорить.
— Вот как? — Он поднял брови. — О чем?
Она не могла больше вымолвить ни звука. Не могла. Но она должна была это сделать.
— Я знаю, что ты думаешь обо мне.
— Силвер…
— Если я скажу тебе, что в спальне Фернандеса ничего не случилось, ты все равно будешь считать меня шлюхой?
Морган поднял голову:
— Что? Что ты сказала?
— В комнате генерала ты видел далеко не все. Я старалась дотянуться до подсвечника, чтобы использовать его как оружие. Через минуту или две я бы сделала это. Должно быть, все это выглядело как…
— Прекратим этот разговор.
— Я знаю, что ты должен был подумать, но я…
— Прекрати!
От его резкого тона на глазах у Силвер навернулись слезы.
— Я знаю, ты думаешь обо мне самое худшее, что я действовала как шлюха…
— Шлюха? — повторил Морган. — Шлюха! — Он сделал шаг к ней, его лицо исказилось болью. — Но ты же не думаешь, что я… — Слова застряли у него в горле, когда он увидел страдание на ее лице. — Бог на небесах, Силвер! — Это была почти мольба. — Да я считаю тебя святой! Ради спасения моей жизни ты была готова пожертвовать своей. Как я могу тебя в чем-то обвинять, когда ты принесла себя в жертву ради меня?
Слезы покатились по щекам Силвер, рыдания сотрясли все ее тело, и она никак не могла остановить их. Она хотела, чтобы он обнял ее. Это желание было настолько сильным, что ей казалось, будто она умрет, если он этого не сделает.
«Дотронься до меня, — крикнуло ее сердце, — люби меня!»
— Это я тебя подвел, Силвер, — произнес Морган, голос выдал его волнение. — Я не могу смотреть тебе в глаза, не могу простить себе того, что произошло. У меня до сих пор перед глазами стоит картина, как ты лежишь под генералом, пытаясь сбросить с себя его грузное тело.
Силвер застыла, стараясь понять смысл его слов. До нее с трудом доходило, почему на его лице написаны мука и чувство вины.
— Ты винишь себя? — произнесла она, когда поняла, что перед ней блеснул луч надежды. — Но ты пришел за мной. Тебя пытали, тебя били, но ты все равно за мной вернулся.
— Мне следовало прийти быстрее. Я должен был тебя защитить. Если бы я отвез тебя обратно на Барбадос, когда ты тайком проникла на борт корабля, Фернандес не причинил бы тебе никакого вреда.
— Фернандесу это и не удалось, ты пришел раньше. Но даже если бы и удалось, это было бы не важно. Я люблю тебя, — тихо произнесла она, — и я бы пошла на то же еще раз.
Морган бросил на нее быстрый взгляд, его глаза пробежались по залитому слезами лицу и трясущимся пальцам, сжимавшим складки юбки. Она сейчас выглядела необыкновенно женственно; она была само воплощение чувства и силы духа.
«Боже, как я ее люблю!» Он подошел к Силвер и заключил ее в объятия.
— Прости меня, дорогая Силвер. Прости меня. — Он поцеловал ее глаза, нос, губы. — Если бы я знал о том, что ты думаешь, если бы мне хоть на мгновение пришла в голову мысль, что ты считаешь в чем-то виноватой себя, я бы пришел к тебе и вымолил твое прощение. Я прошу тебя о нем сейчас.
— Ты мне нужен, — прошептала Силвер, целуя его с таким яростным самозабвением, что Морган издал стон. — И я тебя люблю. Очень.
«Я люблю тебя больше», — подумал Морган, но не произнес этих слов вслух. Он этого не мог. Пока. После того, Что он сделал. Внезапно его переполнило чувство необыкновенного облегчения. Наверное; то же чувствуют люди, воскресшие из мертвых. В своих жилах он вновь почувствовал жизнь, сменяющую пустоту и оцепенение. В мире есть еще радость, и эта радость — Силвер.
— Ты — моя, Силвер Джоунс. Ты принадлежишь мне, и я никогда с тобой не расстанусь. — С этими словами он сгреб ее в объятия и понес в свою каюту.
Все его мысли были заняты лишь Силвер. Ему следовало догадаться, что она чувствует себя в чем-то виноватой, считая себя причиной их размолвки. Ему следовало прийти к ней в первый же вечер. Но на душе у него было так тяжело, что он не решался встретиться с ней даже глазами.
Сегодня вечером он исправит свои ошибки. Он обязательно заслужит прощение — тем единственным способом, который он знал. Силвер навсегда запомнит этот вечер. Потому что он будет говорить с ней языком своего сердца.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жар сердец - Мартин Кэт



бесподобный приключенческий роман красивые отношения у героев длинная дорога к любви главный герой мужественный сильный человек но увы не верящий в любовь много пришлось пережить героям чтобы поверить друг другу и понять что им дан тот единственный шанс о котором они могли только мечтать много испытали и перенесли в своей жизни герои роман очень интересный насыщен приключениями борьбой характеров силой духа читайте и получайте наслаждение приятного времяпрепровождения за этой книгой
Жар сердец - Мартин Кэтнаталия
8.08.2012, 13.38





Чудный роман
Жар сердец - Мартин КэтАнна
31.03.2013, 0.29





ochen interesnaja kniga!
Жар сердец - Мартин Кэтанилаг
31.03.2013, 10.15





nichego tak -davno davno ishu knigu kotoraya bi ostavila sled krome Maknot i s desyatka drughih romanov nechego chitat koroche skuka i toska
Жар сердец - Мартин КэтSarina
31.03.2013, 13.52





Согласна с мнением Наталии. Не буду повторятся с положительными отзывами. Коснусь главной героини, Сильвер. Еще та оторва, привлекающая беды на свою голову и на головы тех, кто имел несчастье с ней связаться. Все ждала, когда же ее изнасилуют( было несколько угроз ). Но в последнюю секунду, как чертик из табакерки, появлялся главный герой и стаскивал злодея с почти изнасилованной героини. Почему - то в реальной жизни никаких героев не появляется и несчастных насилуют и даже убивают. По моему, роман выиграл бы, Если бы героиню изнасиловали, на что она явно нарывалась.
Жар сердец - Мартин КэтВ.З.,66л.
23.04.2014, 10.00





Чудесный роман.Бесподобные приключения.Читать!!!100 баллов.
Жар сердец - Мартин КэтНАТАЛЮША
6.12.2014, 19.25





Читать!!! Роман - супер! Накал страстей, переживаний, приключений! Замечательные чувства главных героев, их любовь и страсть.....rnМне кажется, это лучший роман у Мартин Кэт! Замечательный автор любовного романа! Читайте!!!
Жар сердец - Мартин КэтОльга
19.12.2014, 11.54





КРЕОЛЬСКАЯ ЧЕСТЬ мне понравился больше,а также УКРАДЕННАЯ НЕВИННОСТЬ и ЦЫГАНСКИЙ БАРОН.
Жар сердец - Мартин КэтНаталья 66
1.04.2015, 8.51





Я влюбилась в главного героя, идеал мужчины! А г. г-ня просто идиотка. Спасибо за отзывы благодаря которым я нашла этот роман.
Жар сердец - Мартин КэтНастёна
31.05.2015, 7.44





Очень понравился. Интересно написан
Жар сердец - Мартин Кэтальона
24.10.2015, 20.25





вообще не понравился роман. не знаю, почему.
Жар сердец - Мартин Кэтлёлища
10.11.2015, 14.47





Роман очень нравится,перечитываю уже раз,в прочем как и все книги Мартин.Очень интересно читать,а мнение В 66,чтобы героиню изнасиловали меня просто убило,как можно писать,что это улучшило бы роман??Я лично не люблю и не читаю книги,в которых героинь насилуют и не потому,что считаю,что о таких девушках не стоит писать роман,просто лично я лр читаю,чтобы расслабиться и уйти от реальности,в которой г.на и так хватает.А так считаю,что однозначно стоит читать,запоминающийся роман,а их я читала ой как много!
Жар сердец - Мартин КэтАмина
19.02.2016, 0.35





Не смогла домучать роман, дочитала только до середины. Может, стоило потерпеть, но из-за героини, которая с самого начала вызывала довольно двойственные чувства, была просто не в состоянии. Образ героини балансирует на грани отчаянной особы, которая вызывает уважение и сострадание, и инфантильной эгоистки, готовой идти по трупам. Наверное, это довольно правдоподобный психологический портрет людей, переживших в детстве подобные травмы, но именно это и помешало мне испытывать удовольствие от романа, хотя он совсем неплох. Вполне может увлечь, если такие вещи не напрягают.
Жар сердец - Мартин КэтОксана
19.02.2016, 3.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100