Читать онлайн В огне желания, автора - Мартин Кэт, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В огне желания - Мартин Кэт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 60)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В огне желания - Мартин Кэт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В огне желания - Мартин Кэт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Кэт

В огне желания

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

– Я почти справилась, – вызывающе заявила Присцилла. – В следующий раз все пройдет безупречно.
– Почти справились! Смешно слушать. Да вы бы шею себе свернули, вывалившись из фургона, если бы не я.
Брендон, не поднимая глаз, сидел на корточках и обкладывал камнями поленья, заготовленные для костра. После того, что случилось в овраге, никто из них не произнес ни слова до самой остановки на ночлег. Брендон спокойно уложил и получше закрепил вещи, потом забрался на передок и хлестнул мулов вожжами.
– Не знаю, что это на меня нашло, когда я позволил вам править, – хмуро заметил он, доставая из кармана спичечный коробок. – Вот свалились бы, а я отвечай.
– Знаете, мистер Траск, человек рискует уже тем, что живет, – возразила Присцилла. – По-вашему, мне интересно сиднем сидеть в фургоне? Нет уж, я намерена научиться править еще до того, как мы доберемся до «Тройного Р»!
– Жаль вас разочаровывать, но придется вам поискать другого учителя. Эгана, например.
По-прежнему не глядя на нее, Брендон чиркнул спичкой и поднес ее к кусочкам мха и мелким веткам. Вскоре язычки огня уже лизали поленья и струйки дыма, сплетаясь, потянулись вверх.
– Но почему вы так сердитесь? Ведь не всегда все получается с первого раза. Глазное – опыт. Если вы позволите мне потренироваться, я быстро научусь.
– Ни за что.
– Почему?!
– Потому что я за вас отвечаю. Я обязан сдать вас с рук на руки Эгану в добром здравии.
– Значит, вы из-за Стюарта Эгана отказываетесь учить меня? Однако это ничуть не мешало вам целовать меня!
Господи, что же на нее нашло? Как можно произносить вслух такие вещи! Тем более что при одном воспоминании об этом поцелуе у нее вспыхивают щеки… и она чувствует кое-что еще, в чем боится признаться самой себе.
– Если вы все еще ищете оправданий, чтобы благопристойнее выглядеть в собственных глазах, лучше бросьте. Я честно просил вас держаться на расстоянии от меня. А что же вы? Вы сократили дистанцию, слишком сократили, мисс Уиллз.
Присцилла собиралась дать ему резкую отповедь, но тут Брендон поднялся и потянулся, разминая мышцы с естественной грацией человека, непривычного к условностям.
– Мне еще нужно вытереть мулов на ночь, ведь они умаялись, пробежав через овраг. – Он направился было прочь, но обернулся. – Полагаю, после того злосчастного поцелуя о пирогах не стоит заводить и речи?
Присцилла расхохоталась и забыла заготовленные упреки.
– Вы просто невозможны, мистер Траск. Я обещала вам пирог, а вы – начинку к нему. Помните?
– Конечно, – ответил он с самым лукавым видом. – Я всегда держу слово, мисс Уиллз. Как вы думаете, почему я выбрал для ночлега именно это место? Потому что поблизости есть ягодник.
Присцилла снова рассмеялась. Брендон подмигнул ей, сунул под мышку горшок и удалился в сторону зарослей. Девушка смотрела ему вслед, восхищаясь его непринужденным, уверенным шагом. «Как странно, – размышляла она, – этот человек порой крайне бесцеремонен, ведет себя со мной без должной почтительности и провоцирует на поступки, о которых я и помыслить не могла до встречи с ним. Порой он так самодоволен, что это раздражает, порой пугающе замкнут, порой обаятелен сверх всякой меры…»
Она ужаснулась, поймав себя на таких мыслях, и оживление ее угасло. К чему думать о Брендоне Траске? Он игрок и бродяга, способный к тому же пристрелить человека без малейших колебаний. Нет, это не мужчина ее мечты, поэтому разумнее всего поскорее выбросить его из головы.
Присцилла решительно занялась горшками и котелками, сваленными неподалеку от разгоревшегося костра. Отобрав и отложив в сторонку все необходимое для стряпни, она решила испечь пирог по самому простому рецепту, обещавшему удачу даже в такой глуши.
Однако поднять чугунную переносную печь (так называемую печь-датчанку) и то оказалось делом непростым. Присцилла оглядела ее с сомнением. Она не лгала, утверждая, что умеет готовить, однако сейчас не знала, как воспользоваться незнакомой утварью. В Цинциннати условия тоже не были идеальными, но даже тамошняя печь больше годилась для стряпни, чем костер. В Цинциннати Присцилла готовила так, что пальчики оближешь, и соседки порой забегали под разными предлогами, надеясь отведать какого-нибудь аппетитного блюда.
Но какой толк от ее навыков, полученных в цивилизованных местах, если здесь под рукой совсем иные предметы и даже продукты?
* * *
Брендон без труда разыскал поляну, усыпанную ягодами. Он заприметил се раньше, проезжая мимо. Ягоды только что поспели и налились соком. Набрав на всякий случай побольше, он сполоснул их в ручье и пустился в обратный путь. Приблизившись к лагерю бесшумно, он увидел Присциллу, склонившуюся над горшком с тестом. Она так усердно месила, что руки были в муке по самые локти.
Вот она выпрямилась, потянулась за кружкой, добавила немного воды, добиваясь нужной консистенции теста, и снова склонилась. Наблюдая за ее ловкими грациозными движениями и гибкой спиной, Брендон тотчас ощутил стеснение в паху. Дьявольщина! Он совсем разучился владеть собой! «Женщина, чей образ пламень в чреслах моих зажигает…» – вспомнил Брендон, поразившись точности выражения. Воистину один лишь вид Присциллы Мэй Уиллз пробуждал в его чреслах настоящий вулкан.
Он попытался вспомнить о Пэтси Джексон, чьи тяжелые бедра и груди когда-то будили в нем страсть, как и алый опытный рот. Пэтси не изменилась, но с ним точно случилось что-то – ведь теперь она казалась ему совсем непривлекательной.
Он покашлял, предупреждая о своем появлении, и Присцилла с улыбкой обернулась. Брендон протянул ей горшок.
– Вот ягоды. Я уже сполоснул их в ручье.
– Поставьте поближе к тесту. Вот управлюсь с ним и займусь ягодами.
– Чем-нибудь помочь?
Ему показалось, будто взгляд Присциллы метнулся к костру, но он уверил себя, что никакой растерянности она не выказала.
– Нет-нет, я прекрасно справлюсь сама. Ужин будет готов примерно через час.
– Что именно, позвольте узнать?
– Я испеку лепешки, которые можно есть с патокой, а также приготовлю «Джона-попрыгунчика». То есть что-то вроде «Джона», поскольку недостает нужных продуктов.
– «Джон-попрыгунчик»… – повторил Брендон, бессознательно облизываясь. – В последний раз я ел это блюдо в канун Нового года, в Саванне, а с тех пор прошла целая вечность.
– А как вы оказались в Саванне?
– Я там вырос. Покинув Англию, мы с братом обосновались на юге. Техасскую землю я топчу всего семь лет.
– Как странно, что из Саванны вы решили перебраться в Техас, – заметила Присцилла, снова принимаясь за тесто.
– Просто мне захотелось приключений. Оказавшись здесь, я сразу пошел во флот, и прочее, и прочее. Том Кемден объяснил, чем для меня закончились эти приключения.
– Да-да, я помню. – Она выпрямилась и посмотрела ему в лицо. – Вы попали в плен, выручая товарищей, и провели некоторое время в мексиканской тюрьме. Но я не знаю, как вам удалось…
– Пора заняться нашими животными, – поспешно перебил ее Брендон. – Я вернусь к ужину. Кстати, чуть не забыл. Вы каждый раз слишком удаляетесь от лагеря, чтобы… чтобы… словом, вы понимаете. Так вот, напоминаю вам еще раз, мисс Уиллз, – он нахмурился, чтобы придать вес своим словам, – будьте осторожнее. Не хочу вас пугать, но кругом полно змей, не говоря уже о скорпионах, тарантулах и ядовитых сороконожках. Так что этим лучше заниматься поближе к лагерю.
– Мистер Траск, уж не думаете ли вы, что я махну рукой на приличия? – Присцилла вскинула голову с таким видом, словно услышала нечто оскорбительное. – Однако обещаю быть осторожнее.
Брендон махнул рукой и ушел.
Среди утвари Присцилла нашла маленькую жаровню и как-то ухитрилась пристроить ее на камнях, окружавших кострище. Самый большой горшок она в конце концов водрузила поверх нее. Оставалось надеяться, что «Джон-попрыгунчик» удастся. Начинка состояла из бобов, тушенных с кусочками бекона и стружкой кокосового ореха. Поскольку об орехе речи нет, вкус, вероятно, изменится, но Присцилла надеялась, что не станет хуже. Убедившись, что языки пламени равномерно лижут бока горшка, она не без труда поставила чугунную печь на край от костра и мысленно взмолилась о том, чтобы пироги не подгорели с одной стороны и не остались сырыми с другой. Поскольку жаровня одна, придется испечь лепешки, когда будет готов «Джон-попрыгунчик».
Уже через четверть часа Присцилла поняла, насколько стряпня в обычной кухне отличается от стряпни на костре. Варево вскоре напоминало вулкан, извергающий клубы пара и кипящую лаву. Из печи-датчанки доносилось шипение и пыхтение, свидетельствующее о злосчастной судьбе пирогов.
Первым делом «Джон». Присцилла схватила тряпку и потянулась к приоткрытой крышке, готовой, казалось, взлететь. Ее удалось приподнять, но тут свисающий конец тряпки вспыхнул и девушка от неожиданности выпустила крышку, тотчас плюхнувшуюся в варево. Горячая жидкость взлетела фонтаном, ошпарив внутреннюю сторону запястья.
– Черт! – прошипела Присцилла и, прикусив губу, оглянулась.
К счастью, Брендона поблизости не было. Все как будто обошлось. Ожог она получила не сильный, а главное, горшок теперь не так бурлил. Крышку можно извлечь позже.
– Присцилла!
Голос Брендона звучал так странно, что она быстро обернулась.
Он мчался к ней через поляну. Почти в тот же миг Присцилла ощутила боль и посмотрела вниз. Подол платья пылал. С криком ужаса она начала бить по нему ладонями, но от этого горящая ткань лишь прилипала к коже.
Пока девушка отчаянно размахивала руками, Брендон успел приблизиться и буквально бросился на нее. Они рухнули вместе, и он начал катать Присциллу из стороны в сторону. Вскоре огонь удалось сбить, а тлеющие края платья Брендон потушил ладонями.
– Господи Иисусе! – пробормотал он, глядя на побледневшую как мел девушку.
Та лишь растерянно моргала.
– Лежите и не смейте шевелиться, – приказал Брендон. – Я сейчас же вернусь.
Едва он исчез из виду, Присцилла села и обхватила себя руками, чтобы унять нервную дрожь. Она даже не задумалась о том, куда направился Брендон, но когда он вернулся, неся что-то в носовом платке, она без особого любопытства заглянула туда и увидела расщепленный кактус. Едва Брендон присел рядом и протянул руку к опаленным огнем юбкам, Присцилла отстранила его.
– Индейцы обычно пользуются этим при ожогах, – объяснил Брендон. – Уж не знаю, что такого в этом кактусе, но он облегчает боль и помогает снять воспаление.
– А мне совсем не больно.
Не хватало еще, чтобы на ее ноги смотрел посторонний мужчина! Она и так уже нарушила массу приличий за последнюю пару дней.
– Я даже думаю, что там и ожога-то никакого нет… разве что на лодыжке, совсем чуть-чуть. Я сама сделаю все, что нужно.
– Мисс Уиллз, – насмешливо возразил Брендон, – уверяю вас, я повидал в своей жизни немало женских лодыжек. Если вы полагаете, что один их вид заставит меня наброситься на вас, вы будете разочарованы.
Бледное лицо Присциллы порозовело, но больше возражать она не стала. Брендон сдвинул на несколько дюймов вверх обуглившийся подол и нижнюю юбку, потерпевшую меньший, но все же ощутимый урон, и начал было прикладывать кактус к обожженной лодыжке, когда взгляд его наткнулся на краешек яркой вышивки. Рука Брендона замерла.
Прежде чем Присцилла успела воспротивиться, он сдвинул еще выше остаток подола, и улыбка заиграла на его губах.
– Это ваших рук дело?
– Д-да, – прошептала она, заливаясь краской. Поверх ее колен расстилалась нижняя юбка – белое поле, усыпанное алыми цветами. Их было великое множество, тщательно вышитых и ослепительно ярких. Тетушка настаивала на унылых «приличных» тонах, и Присцилла подчинялась, но втайне, по ночам, вышивала так, как желала. Да, именно так она и одевалась бы, если бы смела. И когда тетушка Мэдди покинула этот свет, девушка сочла себя вправе носить тайком вышитое приданое.
– Такая благопристойность – и на тебе! – протянул Брендом, не отводя взгляда от этого сказочного – и дерзкого – великолепия. – Оказывается, вы пуританка только снаружи, мисс Уиллз.
Пренебрегая дальнейшими протестами, он приподнял юбки выше колен, расстегнул и снял чулок, а затем начал деловито накладывать компресс. Ощутив клейкость и прохладу сока кактуса, Присцилла с облегчением вздохнула. Жжение на месте ожога быстро исчезало.
– Что бы это ни было, оно помогает, – заметила Присцилла, только сейчас осознав, что боль и в самом деле была довольно сильной. – Наверное, стоит наложить компресс и на запястье, хотя ожог и невелик. У меня есть еще платок…
– Запястье? При чем тут запястье? – насторожился Брендон. – Что еще за чертовщину вы тут учинили?
– «Джон-попрыгунчик»! – вдруг выкрикнула она, уловив отчетливый запах пригоревшего мяса.
Присцилла попыталась встать, но Брендон пригвоздил ее к месту сильной рукой и сам поспешил к костру.
– Черт возьми! – прорычал он, снимая с решетки жаровни загубленное блюдо. – Какого дьявола вы не дождались, пока костер прогорит?
Он открыл печь, принюхался и издал стон разочарования.
– Значит, и пироги пропали, – мрачно обронила Присцилла.
– Вы сказали, будто умеете готовить, а я вам поверил, как последний дурак.
– Умею!
– Извините, но сегодняшний ужин этого не подтвердил.
– Я очень хорошо готовлю… в человеческих условиях. Просто мне еще не приходилось делать это на костре.
– Почему же вы сразу не сказали?
– Думала, у меня получится.
«Я хотела доказать, что тоже на что-то способна».
– Очевидно, вы ошиблись.
– Посмотрим, мистер Траск.
– Знаете что, мисс Уиллз. Отныне не прикасайтесь не только к вожжам, но также к жаровне и плите.
Пришлось в этот вечер довольствоваться лепешками – теми, что немногого стоили, по словам Брендона. Он сам их испек и сам поджарил бекон, после чего они приступили к ужину в отчужденном молчании. После случившегося аппетит почему-то разыгрался так, что и это блюдо казалось необычайно вкусным.
Осмотрев лодыжку Присциллы на сон грядущий – на этот раз она воздержалась от замечаний, – Брендон буркнул, что ожог почти исчез. Они устроились каждый на своем тюфяке, даже не пожелав друг другу доброй ночи.
Перед самым рассветом Присцилла проснулась оттого, что Брендон зашевелился. Он обулся и подбросил дров в тлеющий костер. Девушка, затаившись, наблюдала за тем, как Брендон варит и пьет кофе. Лишь после того как ее спутник ушел туда, где коротали ночь стреноженные животные, Присцилла откинула одеяло. Каждое утро он отправлялся бриться к реке, так что времени ей хватит.
Она быстро оделась и поспешила умыться к ручью – в сторону, противоположную той, куда ушел Брендон. Покончив с утренним туалетом, девушка вернулась к костру, намереваясь взять реванш за вчерашнюю неудачу. На этот раз она разгребала разгоревшиеся угли, не забывая придерживать юбку на безопасном расстоянии от пышущего жаром кострища.
Вернувшись, Брендон сразу почуял запах жареного бекона и свежеиспеченных лепешек. Все было готово для трапезы. Присцилла даже успела сварить немного варенья. Чуть пригоревшее снизу, оно оказалось густым и вкусным.
Брендон шел от ручья в глубокой задумчивости и, не заметив, что его ждет, неодобрительно посмотрел на Присциллу, хозяйничавшую у костра.
– По-моему, я ясно сказал, что отныне готовлю сам.
Он выглядел очень свежим после умывания, и кончики мокрых волос восхитительно завивались. Присцилла с удивлением подумала, что с каждым днем Брендон становится все привлекательнее.
– На завтрак у нас свежие лепешки, ломтики бекона, отлично прожаренные, но не утратившие сочности, и немного варенья. – Ничуть не обескураженная, Присцилла улыбнулась.
– Пахнет божественно.
– Боюсь, варенье слегка подгорело, но я попробовала – оно вполне съедобно.
– Ну, если варенье… – Брендон усмехнулся окончательно смягчившись. – Пожалуй, можно приступать.
Они уселись, и пока Брендон ел, девушка внимательно наблюдала за ним. Чтобы доставить ему удовольствие, стоило приложить усилия… и, возможно, даже получить ожоги.
– На вкус тоже божественно! – наконец провозгласил он.
Присцилла радостно улыбнулась.
Брендон все еще смаковал еду, полузакрыв глаза.
– В жизни не пробовал ничего вкуснее. А это варенье… черт возьми, Присцилла, да у вас и впрямь талант.
Конечно, стоило бы возмутиться этим фамильярным «Присцилла», но она уже привыкла слышать свое имя, а не формальное «мисс Уиллз». К тому же теперь уже поздно поднимать этот вопрос. Девушка просияла от похвалы.
– Я рада, что вам нравится.
– Нравится? Да я чуть пальцы себе не откусил. Зато теперь я еще больше сожалею о том, что бедняга «Джон-попрыгунчик» так бесславно погиб.
– Сегодня вечером я попытаю счастья еще раз. Не забывайте, у нас есть еще два ночлега до «Тройного Р».
Брендон с открытым ртом уставился на нее. Он смотрел так долго и пристально, что Присцилле пришлось отвести взгляд.
– Доедайте скорее, – наконец бросил Брендон. – Пора в путь.
Девушка не сразу сообразила, в чем дело. «Два дня, – вдруг подумала она. – Осталось два дня».
Еда сразу утратила вкус и комом встала в горле. Потеряв аппетит, Присцилла поднялась и собрала посуду.
Остаток утра прошел в молчании.
Почти весь день дорога повторяла извивы небольшой речки, углубляясь вместе с ней в местность более бесплодную, чем прежде. Из растительности здесь остались только дубы, пекановые деревья да неизбежные кактусы, ее местами образующие непроходимые заросли. С нижних веток свисали плети дикого винограда, колеблемые ветром, как небрежно наброшенная шаль.
– Здесь водится множество индюков, – сказал Брендон и с усмешкой добавил: – Разумеется, диких. Но на вкус они не хуже домашних, поэтому я готов добыть одного из них для «Джона-попрыгунчика». Помните, вы обещали?
– Помню. Правда, я никогда не ощипывала дичь, но ведь вы мне покажете, как это делается?
– Я сам его ощиплю. От вас потребуется только стряпня. – Он с улыбкой оглядел окружающий пейзаж. – Красивые места, не правда ли?
Присцилла, в свою очередь, обвела взглядом сухую красную землю, усеянную неприхотливыми кактусами, выветренные скалы и скудную растительность по берегам недальней речки.
– Вы находите все это красивым?
– Нужно уметь видеть красоту. – Остановив фургон, Брендон указал на отдельно стоящее пекановое дерево. – Под ним лань с детенышем, но их нелегко заметить, потому что цвет шкуры сливается с окружающим. Попробуйте найти их.
Присцилла послушно уставилась в указанном направлении, но так ничего и не высмотрела.
– На несколько футов левее ствола. Видите, лань только что шевельнулась!
– Вот теперь вижу! – воскликнула Присцилла в полном восторге.
Детеныш, совсем крохотный, робко вертел изящной мордочкой и был до того хорошеньким в своей пятнистой шубке, что слезы навернулись на глаза девушки.
– Какие они чудесные! Я всегда любила животных…
– Я тоже. Мы с братом держали дома целый зверинец. Кого там только не было, но особенно хорошо я помню рыжего ретривера по имени Дилан. Я его просто обожал… Странно, я годами не думал о собаках, даже о нем.
– А что с ним случилось?
– Ничего особенного, он состарился и умер в положенный срок. Жизнь у него сложилась на редкость счастливо. Мало кому из людей выпадает удача познать любовь настолько самозабвенную. Да, мы безмерно любили Дилана.
Присцилла охотно верила в это.
– Мне нравятся просторы этой земли, – задумчиво продолжал Брендон, более словоохотливый, чем обычно. – Здесь можно сполна познать вкус свободы, а это всегда делает человека лучше.
«Вот уж не всегда», – мысленно возразила она, вспомнив шайку Руиса.
– Думаю, нигде больше нет таких великолепных закатов. Стоит претерпеть изнурительную дневную жару, чтобы увидеть их. А весна! Весна здесь чудо как хороша. Все покрыто шелковистой молодой травкой и цветами, порой такими, какие и вообразить-то трудно.
– Цветы… – протянула Присцилла. – Я всегда мечтала о цветнике под окнами. Целые поля цветов… нет, я не могу себе этого представить.
Брендон улыбнулся, но когда девушка ответила ему улыбкой, он почему-то прокашлялся и отвел глаза. Подстегнув мулов, он вперил взгляд в далекую линию горизонта с таким видом, словно желал бы разом притянуть ее ближе.
После недавнего оживления возникла скованность. Присцилла выпрямилась и тоже начала вглядываться в горизонт. Однако ей вовсе не хотелось приблизиться к нему – напротив, она поймала себя на мысли, что готова добираться до него неделями, даже месяцами.
«Два дня, два дня, два дня», – стучало в сознании в такт цокоту копыт. Через два дня она окажется на ранчо и впервые увидит человека, чье предложение приняла.
Как он выглядит, ее будущий муж? По словам тетушки Мэдди, он по-мужски привлекателен. Она познакомилась со Стюартом Эганом во время поездки в Натчез к умирающему брату. Дедер Уиллз был последним, кроме самой Мэдлин, родственником Присциллы, и она, разумеется, хотела бы с ним проститься. Но в то время ее образование было еще не закончено, и тетя оставила девушку с Эллой Симпсон. Все это случилось два года назад.
По словам тетушки Мэдди, в ту пору Стюарт on Эган оплакивал недавно умершую жену. Возможно, именно поэтому пожилая дама прониклась симпатией к молодому вдовцу, и между ними завязалось что-то вроде дружбы, не оправданной ни общностью интересов, ни возрастом. Однако, какова бы ни была причина, они поддерживали переписку. Когда же недомогание тетушки перешло в серьезную болезнь, Присцилле пришлось писать письма под ее диктовку, а потом и самостоятельно. Постепенно она привыкла к совершенно незнакомому ей человеку, к его дружескому теплу и приняла ухаживание на расстоянии как нечто само собой разумеющееся.
Эган сделал предложение, как только узнал о смерти своей престарелой знакомой, и Присцилла сразу же приняла его. Это решало разом все ее проблемы, как финансовые, так и матримониальные. Мечты о браке и семье должны осуществиться. Тогда она и представить себе не могла, что тетушка Мэдди и после смерти будет влиять на ее судьбу.
Невольно поежившись, Присцилла искоса посмотрела на Брендона. Может ли Стюарт Эган сравниться с тем красавцем, которого она вот уже больше недели видит рядом? Прямой нос, крепкий подбородок, упрямо сжатые губы… особенно губы. Один только взгляд на них вызывал в памяти поцелуй, и новая горячая волна захлестывала девушку.
– Остановимся вон на том холме, – неожиданно сказал Брендон, почему-то смутив спутницу. – Мулам нужно передохнуть, да и нам это не помешает.
– По-моему, сегодня еще жарче.
– А завтра, если чутье меня не подводит, будет и того хуже.
Присцилла невольно застонала.
– Лучше постарайтесь поскорее привыкнуть, мисс Уиллз, – проговорил он с прохладной вежливостью. – Вы в Техасе. Если жара мучает вас, вам здесь нечего делать.
– Как вы сами неоднократно замечали, мистер Траск, во всем есть две стороны, хорошая и плохая, – надменно ответила она. – Это, безусловно, касается и Техаса. Решив наслаждаться его красотами и дарами, я просто-напросто научусь терпеть то, что мне не по вкусу.
Несколько секунд Брендон испытующе смотрел на нее, но больше ничего не сказал. Мулы устало втащили фургон по довольно крутому склону небольшого холма, и там, в тени раскидистого дуба, Брендон остановил их. Как обычно, он помог Присцилле спуститься и тотчас занялся рутинными делами.
Расседлав упряжку, Брендон повел животных к речке напиться, а Присцилла, давно уже подавлявшая естественную потребность, огляделась, нет ли поблизости кустов. Кроме редкого кустарника, здесь росли только кактусы, но ни те, ни другие не могли служить укрытием.
Наконец Присцилла углядела что-то похожее на густой кустарник, но так далеко, что не сразу решилась направиться туда, памятуя о предостережениях Брендона. Однако в конце концов она решила, что после долгой тряски в фургоне размять ноги совсем не помешает.
Кустарник находился за пыльным участком совершенно голой земли. Он тоже оказался редким, но, добравшись до него, Присцилла с радостью обнаружила несколько больших валунов, а среди них укромное местечко, как бы специально предназначенное для нее. Возвращаясь, она заметила Брендона, он тоже направлялся к фургону, ведя на поводу мулов и лошадь. Девушка решила сократить путь, пробравшись через мескитовые заросли. Боясь, что Брендон гневно обрушится на нее за непослушание, она приподняла юбки повыше и бросилась к нему бегом. Бревно, через которое предстояло перелезть, не показалось девушке серьезным препятствием.
Однако, едва переступив его, она услышала характерный звук, издаваемый потревоженной гремучей змеей. Присцилла, оседлав бревно, похолодела от ужаса, дернулась назад, юбки ее зацепились за сучок, но она все же преодолела препятствие. Девушка видела змею всего долю секунды: та высунула длинный язык, оскалилась, метнулась вверх и укусила ногу Присциллы с внутренней стороны.
Боль полоснула девушку, но она ускорила шаг, едва успевая уклоняться от веток, норовящих хлестнуть по лицу. Сердце неистово колотилось, от ужаса перехватило дыхание, в висках стучало, но она думала лишь об упреках, которые обрушит на нее в лагере разгневанный проводник. Он ее в порошок сотрет! Назовет круглой дурой и еще раз напомнит, что таким не место в Техасе.
Девушка, не помня себя от страха, почти столкнулась с Брендоном.
– Что случилось?
– Зм-мея! Грем-мучая! – заикаясь, пробормотала она. – Там такое сух-хое дерево…
Она чуть не до крови закусила губу, чтобы удержаться от слез, и несколько раз ткнула пальцем в сторону мескитовых зарослей.
– Я же говорил! – Брендон слегка отстранил ее. – Разве я не говорил, чтобы вы не отходили далеко?
– Пожалуйста, не сердитесь!
– Ну хорошо, хорошо, – сразу уступил он, видя, как сильно она напугана. – Просто впредь ведите себя разумно, а сейчас все уже позади…
– Нет, не все, – прошептала она, вся дрожа, и вдруг обмякла в его руках. – Она меня укусила…
– Господи Иисусе!
Брендон торопливо опустил девушку на землю и приподнял подол платья. Чулки были целы, и ему не удалось ничего разглядеть.
– Я ничего не вижу.
– Выше… – прошептала Присцилла. Она так дрожала, что едва могла говорить.
Заставив ее лечь навзничь, он поднял подол выше колён.
– По-прежнему ничего не вижу. – Осмотрев бедра, Брендон пожал плечами. – Вы уверены, что змея укусила вас? Возможно, от страха…
– Выше! – воскликнула она, покраснев до корней волос. – Укус очень высоко.
– Дьявольщина!
На этот раз он отбросил церемонии и, задрав подол до самого пояса, широко раздвинул ей ноги. Только тогда ему бросились в глаза два аккуратных отверстия па панталонах у самого паха.
Одним сильным рывком Брендон разорвал белье до сгиба ноги, почти обнажив ее. Присцилла слабо забилась, инстинктивно пытаясь вырваться и отползти.
– Только попробуй! – прорычал Брендон, мягким толчком уложив ее. – Твоя проклятая добродетель и без того обходится нам слишком дорого!
Он выхватил нож из притороченных к поясу кожаных ножен, обтер его рубахой и зажег спичку. Пока она не прогорела, он держал лезвие над огоньком, почти незаметным в свете солнца.
– Я видел, как мексиканцы проделывали такое, но не с белой женщиной, разумеется. Будем надеяться, что это поможет.
– Что вы… что вы собираетесь делать?
– Рассечь место укуса и высосать яд.
И, не колеблясь, он сделал два коротких движения. Присцилла почти не ощутила боли там, где и так уже все горело, но на месте укуса сразу обозначился кровавый крестообразный разрез.
Присцилла в ужасе уставилась на свою ногу. Крупная дрожь била ее, но она пыталась удержаться на локтях, хотя чувствовала дурноту и все усиливающуюся слабость. Стараясь не смотреть на ее мертвенно-белое лицо, Брендон раздвинул девушке ноги еще шире и наклонился.
– Боже мой, Боже мой! – простонала она не столько от боли, сколько от стыда.
– Да помолчи ты, безмозглая пуританка! – грубо крикнул он. – Это не имеет ничего общего с… с тем, о чем ты думаешь!
Присцилла была не в состоянии даже подумать о том, на что это он намекает, но новое прикосновение его рта странным образом оживило и приободрило ее. Ощущение оказалось болезненным, но и сладостным, пробуждало смутные, усиленные лихорадкой чувства. Снова и снова он сплевывал отравленную кровь, снова и снова приникал к ранке, словно хотел высосать через нее самую душу Присциллы. Она давно уже рухнула без сил на жесткую землю и ничего не видела, но в горячечных мечтах загорелые пальцы стискивали ее плоть, двигались губы Брендона, и она ощущала его дыхание вблизи самого интимного места.
Невольный стон наслаждения вырвался у нее.
– Все в порядке, осталось совсем недолго. – Успокаивающий голос проник в затуманенный рассудок.
Чуть позже Брендон оторвал оборку от нижней юбки и замотал ранку – не слишком туго, чтобы не нарушить кровообращения, и подложил под повязку льняной валик.
Оказав первую помощь, он опустил юбки Присциллы и поднял девушку мягким рывком, придерживая за талию. Едва держась на ногах от слабости, она обвила рукой его шею.
– Что же теперь будет? – робко спросила Присцилла.
– Это зависит от того, как ты отреагируешь на яд. – Брендон обвел злополучные мескитовые заросли неодобрительным взглядом. – Ты совершенно напрасно побежала, Присцилла. Это заставило твое сердце быстрее биться, ускорило кровообращение, а вместе с тем и всасывание яда. Дьявольщина! Ничего хуже ты и придумать не могла!
– Я не… не знала…
– Вот-вот, именно в этом и состоят два главных твоих недостатка. Ты никогда не думаешь, а к тому же не знаешь ничего о стране, где собираешься жить! У этого Эгана, должно быть, не все дома, если он нашел настолько неподходящую невесту. Да, похоже, ты просто решила покончить с собой!
Он усадил ее в тени дуба и отвернулся.
– Брендон!…
– Что еще?
– У меня кружится голова.
– Главное, не паникуй, – уже гораздо мягче бросил он. – Я сделаю тебе компресс из табачной жвачки. Потерпи, я сейчас вернусь.
– Брендон! Он обернулся.
– Если… если со мной что-нибудь случится… знай: я всей душой благодарна тебе за заботу.
– Ничего с тобой не случится, не говори глупостей. – Он нахмурился. – Уж я позабочусь об этом.
С этими словами Брендон направился к фургону. Погружаясь в дурноту, Присцилла наблюдала, как он роется в седельном мешке.
Привалившись к стволу, она размышляла о том, что его справедливые упреки больно задели ее. Но в словах Брендона не было злости, а слышалась лишь ответственность за нее. Как хорошо, когда ты небезразлична кому-то, когда о тебе заботятся и оберегают тебя…
Вернувшись, Брендон снова завернул юбки до самой талии Присциллы и наложил на ранку примочку из табачной жвачки, укрепив ее все той же длинной оборкой от юбки. Девушка смущенно следила за каждым его движением.
– Придется заночевать здесь. Да и вообще, пока опасность не минует, мы не тронемся в путь. Я помогу тебе раздеться.
– Раздеться?
– Температура уже поднимается, от этого головокружение и слабость. А позже у тебя начнется такой жар, что ты попросту сомлеешь в своем наглухо застегнутом платье.
Отодвинув ее от ствола, он начал расстегивать пуговицы, но Присцилла отстранилась.
– Нет, это невозможно! Что же, мне так и сидеть средь бела дня полуголой в обществе постороннего мужчины?
– Если не ошибаюсь, ты снова нацепила на себя приспособление, глупее которого нет ничего на свете. Я об этом чертовом корсете! Ты должна избавиться от него. К тому же я не посторонний.
Присцилла хотела возразить, но из-за дурноты не могла вымолвить ни слова. Лоб ее покрылся испариной, а во рту пересохло.
– Хорошо, – наконец пролепетала она, – будь по-вашему. Корсет и нижние юбки я сниму, но платье – ни за что.
Брендон коснулся ее лба, горячего и влажного.
– Ладно, – мрачно согласился он, прекрасно зная, что вскоре ей будет все равно, одета она или голая.
Он расстегнул пуговицы, в спешке оторвав несколько, и начал стягивать платье с поникших плеч.
– Нет-нет, – встрепенулась Присцилла, – только ослабьте корсет, а остальное я сделаю сама. – Не в силах поднять руки, она все же попросила: – Отвернитесь!
– Иисусе!
– Не произносите всуе… – Присцилла умолкла, и Брендон быстро повернулся.
Голова ее упала на грудь.
– Разрази гром всех леди на свете!
Однако вопреки своим раздраженным словам ой Брендон встревожено прислушался к неровному дыханию и еще раз осторожно коснулся мокрого лба. Присцилла была в полуобмороке, вызванном воздействием яда.
Поскольку жар быстро усиливался, Брендон понимал, что нужно не мешкая раздеть Присциллу. Он бережно стянул платье, нижнюю юбку, расшитую алыми цветами (вид которой, несмотря на всю серьезность положения, вызвал у него улыбку), и корсет со стальными пластинами – самое ужасающее из всех подобных приспособлений. И для чего так пытать себя изо дня в день? К тому же Присцилла не нуждалась в корсете.
Раздраженный, Брендон отшвырнул проклятое приспособление в кусты, решив раздеть свою подопечную донага. Однако, потянув завязку панталон, он вдруг заколебался. Насколько он понимал, эта девушка скорее умрет, чем предстанет перед ним обнаженной.
Проклиная ее никому не нужную стыдливость, Брендон тем не менее оставил на Присцилле панталоны и сорочку. Без лишних тряпок она выглядела восхитительно: стройная, округлая, с тонкой талией и маленькой упругой грудью.
Все это Брендон разглядел сквозь полупрозрачную ткань… но не укрылась от него и смертельная бледность Присциллы, а это было куда важнее всего остального.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В огне желания - Мартин Кэт



Замечательный роман,в нем есть все и путешествия и приключения,интрига ,расследование, тайна и конечно же любовь и страсть.Главный герой очень понравился настоящий мужчина, мечта каждой женщины.Мне книга очень понравилась,советую почитать не пожалеете.
В огне желания - Мартин КэтНатали
20.08.2013, 14.32





Действительно хороший роман. Конечно ввначале немного бесила тупость гл.героини, но интрига не отпускала до конца. Хотелось дочитать роман, а это редкость))
В огне желания - Мартин КэтКати
28.08.2013, 23.16





Бесподобный роман. Полный восторг. Наслаждалась чтением, что бывает не всегда. Невозможно оторваться. Читайте и убедитесь в этом.
В огне желания - Мартин КэтВ.З.,65л.
11.11.2013, 10.02





Вроде сюжет неплохой, а чего то не хватило.А героиня вообще не понравилась. Ее поведение-это что то. Мне аж даже ее мужа-злодея и то жалко стало. Да, туповата героиня оказалась вплоть до конца романа, но в конце,девочки, она наконец одумалась.А как же ,думала с ней Брендон няньчиться будет, а он раз и послал ее.Быстренько у нашей героини мозги заработали .Конец счастливый-красивая свадьба.
В огне желания - Мартин КэтMarina
25.11.2013, 15.45





Не отрывалась,пока не прочла весь роман.Захватило.Красивая история любви.Читается легко,интересно.9баллов.
В огне желания - Мартин КэтНаталья 66
6.12.2013, 17.34





Прекрасный сюжет! Написано здорово и со знанием дела! Эта книга помогла мне разобраться в себе и я поняла что значит "дышать полной грудью"!
В огне желания - Мартин КэтАнна
19.08.2014, 17.58





Бесподобный роман!Согласна с коментариями Натальи, так что читайте,не пожалеете.
В огне желания - Мартин КэтАнна.Г
12.01.2015, 21.33





Почему-то читаю этот роман тяжело,треть романа за 5 дней-нонсенс. Может дальше будет лучше посмотрим. Пока 4-5 из 10.
В огне желания - Мартин КэтАня
10.02.2015, 10.50





Роман похож на сериал, жизненный, стремительный, захватывающий. Но есть моменты приукрашенные, героиню несколько раз пытаются изнасиловать, но она избегает этого, гл. героя избивают до такой степени; перебита переносица, заплывшие глаза, разквашенные губы, переломанные ребра, его еле выводят из пещеры, а он через полчаса садится на лошадь и оказывается в гуще событий, а потом возвращается и занимается любовью с героиней, было бы более правдоподобно; героиня лечит раны, делает примочки и т.д.
В огне желания - Мартин КэтТаня Д
4.03.2015, 18.45





Это третья книга,а первая КРЕОЛЬСКАЯ ЧЕСТЬ,вторая ЖАР СЕРДЕЦ-все книги отличные!
В огне желания - Мартин КэтНаталья 66
1.04.2015, 21.52





Ненормальная героиня. И ростянуто. Еще домучала. 7/10
В огне желания - Мартин КэтВикки
18.06.2015, 22.32





Из тех книг К.Мартин, что я прочитала, в этой - самый лучший главный герой, мужчина до кончиков пальцев. Собственно дочитала только из-за него, несмотря на довольно интересную задумку и развитие сюжета. Но все впечатление испортила главная героиня - тупая индюшка. Ее выходки - что-то с чем-то, умозаключения словами не передать, а уж сколько раз ее пытались изнасиловать - сбилась со счета.В общем, сплошной героизм к месту и нет и благонравная дурочка-героиня снизили мой балл, герой вытянул = 8/10
В огне желания - Мартин КэтНаталия
16.11.2016, 7.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100