Читать онлайн В огне желания, автора - Мартин Кэт, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В огне желания - Мартин Кэт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 60)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В огне желания - Мартин Кэт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В огне желания - Мартин Кэт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Кэт

В огне желания

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

– Эта ночная сорочка – свадебный подарок хозяина. – Консуэла, не скрывая восхищения, взяла переброшенное через ширму кружевное творение портновского искусства. – Подумать только, она совершила путешествие из самого Нового Орлеана!
В оливково-смуглых пальцах мексиканки сорочка казалась еще белее.
– Красивая, – тихо откликнулась Присцилла. Сорочка походила на паутину, покрытую капельками утренней росы, и была столь же прозрачной и воздушной.
– Позвольте, я помогу вам надеть ее.
С помощью горничной Присцилла уже избавилась от подвенечного платья и сидела в кресле в одних панталонах, обхватив себя руками. Теперь она сняла и их, двигаясь медленно, как сомнамбула. Девушка подняла руки, и кружево облекло ее обнаженное тело. Присцилла дернулась, когда кромка коснулась бедер. Вырез был У-образный, до самой талии, так что сорочка едва не соскальзывала с грудей. Треугольник темных волос внизу живота был прекрасно виден, и Присцилла чувствовала себя гораздо хуже, чем если бы вдруг оказалась совсем обнаженной. Щеки ее вспыхнули.
«Боже, ведь придется показаться Стюарту в таком виде!»
– А вот и пеньюар.
Консуэла уже держала в руках чудесный пеньюар, в тон сорочке, хотя и менее прозрачный. Однако грудь никак не удавалось прикрыть. Не стягивать же проклятые тряпки у самого горла! Присцилла жаждала забиться под покрывало, съежиться в комочек и накрыться с головой.
– Ничего, красавица моя, – ухмыльнулась толстуха и потрепала девушку по щеке, – в первый раз всегда страшновато. Жаль, хозяин все еще занят со своими людьми. Чем короче ожидание, тем легче все проходит. Ладно, готовьтесь, а я, пожалуй, пойду.
Она вышла в коридор и плотно прикрыла за собой дверь. Присцилла подошла к трельяжу и бессильно опустилась на стул, опершись локтями на мраморную столешницу. Консуэла вынула из ее волос многочисленные заколки и расчесала локоны с таким тщанием, что они отливали золотом в свете свечей. Несмотря на это прекрасное обрамление, очаровательное лицо Присциллы было мертвенно-бледным и онемело, как от стужи. Желая отвлечься, девушка взяла со столика щетку и провела ею по волосам, но дрожащие пальцы не слушались ее.
«Выгляжу я неплохо, – думала она, глядя на свое отражение. – Даже совсем неплохо, несмотря на круги под глазами и бледность. Стюарт, наверное, даже останется доволен».
А понравилось бы все это Брендону?
Брендон! Имя отдалось болезненным эхом в сознании, где царила гулкая пустота отчаяния. Горло стеснилось, слезы подступили к глазам, обжигающие и горькие. Как случилось, что несколько дней, проведенных рядом с ним, так изменили ее?
Теперь, размышляя о роскошном особняке, о мужском покровительстве и безопасной обеспеченной жизни – обо всем, что предлагал ей Стюарт и о чем сама Присцилла когда-то мечтала, – она уже не считала это важным, во всяком случае, самым важным.
Где ее мечты о благополучном браке, о семье и детях? Присцилла отдала бы все это за один только день, проведенный с тем, кого она успела полюбить. Где он сейчас? Что с ним? Добрался ли до Сент-Антуана или снова столкнулся по пути с индейцами? Почему иногда глаза его становились отчужденными и печальными, словно он заглядывал туда, где таилось нечто ужасное? От чего бежал Брендон, что хотел оставить далеко позади? Есть ли надежда, что он успокоится, примирится с прошлым и найдет свое место в жизни?
Присцилла безмолвно взмолилась о том, чтобы этот вечный скиталец был жив, здоров и вне опасности.
Она не хотела вызывать в памяти его образ, но его лицо явилось перед ней: чеканное, с резкими чертами и ранними морщинками – следствием тревог и раздумий. Эти морщинки походили на лучики, когда он смеялся. Присцилла вспомнила взгляд пронзительно-голубых глаз, сверкавших даже из-под полей низко надвинутой шляпы, дерзкие ласки загорелых рук, незнакомых со смущением. Едва Брендон прикасался к ней, Присцилла ощущала желание. Может, то было непозволительное, бесстыдное желание, но она жила тогда и была собой, Присциллой Мэй Уиллз!
– Брендон, Брендон, как ты мог так поступить со мной?.. – прошептала она, не слыша собственного голоса, не чувствуя слез на щеках.
Через несколько мгновений Присцилла, отказавшись от борьбы, уронила голову на руки и зарыдала – глухо и безнадежно. Не следовало так распускаться перед самым приходом Стюарта, не следовало приоткрывать тот уголок памяти, где хранились воспоминания о Брендоне. Но вместе с тем это казалось девушке правильным. Именно теперь она должна вспомнить его в последний раз – перед тем, как другой мужчина овладеет ею. Если она не даст себе волю сейчас, события этой ночи, возможно, навсегда сотрут прошлое, словно его и не было.
Стюарт коснется ее – и запачкает все, чем дорожила Присцилла. Прошлое станет для нее лишь размытым светлым пятном, да и оно постепенно растает. Стюарт отнимет у нес даже воспоминания о страсти. Она уже никогда не поверит, что понимание и нежность – спутники близости. А что, если Стюарт что-то подозревает? Почему он так стремится лишить ее независимости?
От отчаянных рыданий все тело ее содрогалось, однако в ярко освещенной спальне не слышалось ни звука. Никто не должен знать, что она плакала, хотя Стюарт, конечно, заметит покрасневшие глаза и рассердится. Но Присцилла имеет право попрощаться с прошлым, оплакать его. Ведь это единственная страница любви в книге ее жизни…
– Хотелось бы надеяться, что здесь плачут из-за меня. Присцилла вскинула голову и обернулась так резко, что едва не смахнула все пузырьки и баночки, стоявшие на столике перед трельяжем. Она решила, что знакомый голос – игра воображения, но Брендон стоял у распахнутого окна, держа под мышкой шляпу и сунув руки в карманы своих поношенных штанов. «Боже милостивый, какой же он красивый и родной!» – подумала Присцилла, задохнувшись от радости.
– Брендон!
Девушка вскочила, опрокинув стул, и бросилась в его объятия. Она снова зарыдала, совсем забыв о том, что ее могут услышать. Но это были счастливые слезы.
– Ты здесь, ты пришел! – бормотала она сквозь всхлипывания. – Ты на самом деле здесь!
– Если бы ты знала, как я соскучился! – прошептал Брендон, стискивая ее и зарываясь лицом в распущенные волосы. – С каждой минутой я казался себе все большим дураком. Как я мог отпустить тебя, Присцилла!
Все еще не уверенная, что Брендон действительно рядом, Присцилла отстранилась и смахнула слезы. Она увидела, что он свежевыбрит и даже вымыл голову, ибо волосы все еще были влажными.
– Но как ты меня нашел? Откуда узнал, в какой я комнате?
– Вчера, уезжая отсюда, я заметил, что ставни в этой комнате чуть приоткрыты. И тогда у меня мелькнула надежда, что это ты молчаливо прощаешься со мной.
– Так и было. Но я думала, что тебе все равно.
– Не было часа, чтобы я не представлял, как ты стоишь у приоткрытого окна!
Переполненная радостью, Присцилла приподнялась на цыпочки и поцеловала Брендона. Он ответил на поцелуй с неистовым жаром. Казалось, Брендон хочет проникнуть в ее душу, слиться с ней. Словно живой огонь пробежал по телу Присциллы. Кровь девушки закипела, дыхание стеснилось от сладостного предвкушения. Груди ее налились, соски набухли. Присцилла чувствовала полное изнеможение.
Вот это настоящий поцелуй – взаимные ласки, взаимная страсть Его пальцы легко скользили по ее спине вверх и вниз, словно оставляя за собой огненный след. Потом они скользнули ниже и слегка приподняли девушку. Тела их словно слились, и Присцилла без всякого смущения ощутила твердую выпуклость – свидетельство мужского желания.
И вдруг словно налетел ледяной порыв ветра – она вспомнила все и пошатнулась от ужаса. Собрав свою волю, она обеими руками оттолкнула Брендона. Присцилле удалось вырваться, и она отступила на шаг.
– Тебе нужно уходить, и немедленно! – Ее голос срывался. – Уходи, Брендон, слышишь! Если Стюарт узнает, что ты был здесь… Уходи, пока еще не поздно!
– Выслушай меня, дорогая. Понимаю, так не поступают, и я совершил ошибку, позволив тебе остаться здесь…
– Брендон, ради Бога!
– Ты думаешь, что я бродяга и ничего больше. Таким я и был до сегодняшнего дня, но сегодня я принял решение. У меня есть деньги, и немалые. Несколько лет назад я купил участок земли: хорошая почва, воды тоже хватает – но так и не собрался построить там ранчо. Вдвоем мы сделаем это. Если даже денег не хватит, у меня есть брат, богатый, как Крез. Он давно остепенился и ждет того же от меня. У него чудесная жена, и они будут рады-радешеньки помочь мне всем, чем могут. Они уже не раз предлагали мне это… Словом, Присцилла, поедем со мной. Если ты так любишь детей, мы заведем их хоть дюжину. – Он улыбнулся и обхватил ее лицо ладонями.
– Боже мой… – прошептала она, потом крикнула: – Боже мой, молчи! Ничего не говори больше!
– Дьявол меня забери, Присцилла Уиллз! Почему ты всегда все усложняешь? Отвечай, ты выйдешь за меня или нет?
– Ты не понимаешь, ты ничего не понимаешь…
– Я все понимаю, моя хорошая. Нужно было шевелить мозгами раньше. Только не ставь это мне в упрек. Мужчине нелегко прийти к мысли о браке.
Присцилла сжала на горле кружева пеньюара с такой силой, что побелели костяшки пальцев.
– Я не могу, Брендон, – вымолвила она одними губами. – Я не выйду за тебя.
– Ты мне отказываешь? – удивился он, вглядываясь в нее. – Но почему? Потому что он богаче? Ты же говорила, что дело не в деньгах и превыше всего для тебя семья и дети.
– Дело не в деньгах.
– Тогда в чем? Ты же не станешь утверждать, что любишь этого человека. Для этого ты слишком мало его знаешь.
Она тяжело вздохнула:
– Я не могу выйти за тебя потому, что уже замужем. И в доказательство протянула к нему дрожащую руку.
На одном из пальцев переливалось и сияло унизанное драгоценными камнями обручальное кольцо.
– Когда?
– Сегодня, несколько часов назад. С минуты на минуту Стюарт придет сюда и предъявит супружеские права. Ты должен покинуть дом до того, как он появится!
– Почему? – с яростью воскликнул Брендон. – Почему ты так поторопилась? Неужели не могла подождать хотя бы неделю и узнать его получше?
– Я хотела подождать! Но Стюарт и слышать об этом не желал. Что мне оставалось делать? Я думала, ты исчез из моей жизни навсегда, а у меня не было денег даже на то, чтобы вернуться в Цинциннати… и едва ли он отпустил бы меня.
Брендон взъерошил волосы. Только тут он заметил ее наряд, едва прикрывающий наготу, и резким жестом схватил в кулак дорогое кружево пеньюара.
– Подарок Эгана?
– Ублюдок!
Он брезгливо выпустил кружева, прошел к окну, остановился там спиной к Присцилле и сжал кулаки. Запрокинув голову, Брендон смотрел на звездное небо, похожее на расшитый блестками бархат.
– Не могу представить вас в постели. Только подумаю об этом – и меня мутит. Может, выйти во двор и вызвать его на честный поединок?
– Честный поединок с Эганом? Да здесь кругом его люди! Уходи, Брендон! Ему принадлежит здесь не только земля, но и души человеческие. Он прикажет убить тебя, и они убьют.
– И твоя душа тоже принадлежит ему? И сердце?
– Душа и сердце – нет, но сама я – да, – тихо ответила она.
– Будь он проклят!
– Если бы у меня была хоть малейшая надежда на то, что я нужна тебе… поверь я хоть на минуту, что ты вернешься…
– Да, ты не могла знать, что я вернусь. Я и сам до последнего момента не знал этого.
При этих словах Присцилла едва не бросилась снова ему на шею. Пусть он обнимает и целует ее сколько захочет в этот последний раз. Пусть шепчет на ухо ласковые слова.
Но с каждым мгновением опасность росла.
– Беги, Брендон! Оставь меня!
– Однажды я уже оставил тебя – и жестоко об этом пожалел, – задумчиво отозвался он.
– Другого выхода нет, ведь я замужем! – Присцилла из последних сил старалась держаться спокойно.
Внезапно Брендон схватил девушку за плечи, притянул к себе и впился в ее губы неистовым поцелуем. Она, прижавшись к нему, ответила на поцелуй с такой же пылкостью.
Присцилла ожидала, что объятие будет долгим, отчаянным – прощальным, – но Брендон выпустил ее и пошел к окну. Уже спустив одну ногу наружу, он несколько секунд сидел, оседлав подоконник и как бы не решаясь уйти.
Девушка с трудом сдержала крик: «Вернись!» Ее терзало желание остановить Брендона, но не меньше ей хотелось, чтобы он оказался в безопасности.
– Прежде чем уйти, я должен выяснить одну очень важную для меня вещь, – сказал Брендон. – Если бы я вовремя сделал тебе предложение… ты бы согласилась?
Язык не повиновался ей, и она лишь беспомощно открывала рот.
– Не спеши, Присцилла, не спеши. Может, от этого ответа зависит вся твоя жизнь.
– Я… – она облизнула губы, – для меня было бы честью стать твоей женой, Брендон.
Не колеблясь более, Брендон снова спрыгнул в комнату.
– Надень что-нибудь – все равно что, лишь бы прикрыться. И обуйся. Мы уходим.
– Что?
– Еще не поздно. Пока супружеские права не осуществлены, это брак на бумаге, не больше. Его вполне можно аннулировать, было бы желание. Конечно, в Корпус-Кристи днем с огнем не сыщешь стряпчего, но уж в Галвестоне то, конечно, кто-нибудь да найдется. Там нам помогут, а пока важнее всего убраться отсюда подобру-поздорову.
Присцилла смотрела на него, потеряв дар речи от столь неожиданного поворота событий. Брендона же, напротив, охватила веселая злость. Распахнув роскошный гардероб, он бросил на кровать пару крепких ботинок (тех самых, в которых Присцилла отправилась навстречу тому, что считала своим счастьем) и одно из ее платьев. Из ящика комода он не глядя выхватил какое-то белье и бросил его туда же.
– Но как же Стюарт?
– Оставь ему записку. Вон там, на столике, стопка бумаги и перо.
– Да, но…
– Или я, или Эган, – резко перебил ее Брендон. – Тебе придется решить раз и навсегда.
– Ты!
Его суровый взгляд смягчился, и обаятельная улыбка заиграла на губах.
– Тогда пошевеливайся, радость моя. Представляешь, сколько миль нам предстоит покрыть за ближайшую пару дней?
Присцилла впервые улыбнулась от души за все время пребывания в «Тройном Р».
– Поможешь мне одеться?
– Пожалуй, на это уже нет времени. Лучше пиши записку.
Брендон откинул розовое стеганое покрывало (при этом криво усмехнувшись) и вытащил из-под него легкое одеяло.
Присцилла между тем поспешила к столику, попутно взяв с трельяжа свой медальон и оставив на его месте тяжелое обручальное кольцо. Казалось, при этом с ее души свалился камень. Она улыбалась и пока писала, и потом, когда Брендон накинул одеяло ей на плечи и повлек к распахнутому окну.
– Ты уверена, что сумеешь спуститься? – Брендон с сомнением посмотрел на деревянную решетку, увитую плющом, по которой сам добрался до окна. – Может, перекинуть тебя через плечо, чтобы это больше походило на настоящее похищение? То-то будет романтично!
– Нет уж, я не хочу самым неромантическим образом свалиться с твоего плеча. Поспеши. Чем скорее я отряхну с ног пыль этого дома, тем лучше.
Он расхохотался, потому что это звучало чертовски приятно.
– Тогда давай сюда одеяло. В нем ты не осилишь спуск, только запутаешься и наделаешь шуму. Внизу я верну его тебе.
Присцилла повиновалась. В своем более чем смелом неглиже она выглядела на редкость соблазнительно, и это не укрылось от внимания Брендона. Вырез сорочки разошелся от первого же движения, и кружевной пеньюар скорее обнажал, чем скрывал темные кружки на холмиках грудей. Распущенные волосы, сохранившие следы завивки, почти достигали талии. Дорожные ботинки резко контрастировали с нарядом Присциллы, напоминая о благопристойной, почти чопорной леди, с которой недавно свела Брендона судьба. Ему вдруг неудержимо захотелось сказать, как много она для него значит. Однако он решил, что для этого еще будет время, если все пойдет как надо.
Внимательно оглядевшись, Брендон не заметил поблизости ни одного из сторожей. Значит, можно спускаться. Вскоре он поднял глаза, желая убедиться, что Присцилла спускается следом, но то, что предстало глазам Брендона, заставило его поспешно отвернуться, ибо он боялся не совладать с собой и совершить что-нибудь опрометчивое.
Едва преодолевая желание, Брендон поддержал ее и поставил на землю. Проклятая ткань почти ничего не скрывала!
– Видишь, у меня получилось, – похвасталась Присцилла, не подозревая о его муках.
Ее недавняя бледность сменилась румянцем, и девушка вся светилась. Как ни соблазнительно она выглядела, Брендон не мог позволить себе предаваться созерцанию ее красоты. Он взял одеяло и сделал ножом дыру в середине.
– Было одеяло, а стало пончо, – беспечно заметил он, надевая самодельный дорожный наряд на Присциллу. – Теперь пора в путь.
Держась за руки, они пробрались через темный двор к боковой стене поместья. Преодолеть ее не составило труда. Из-за дома доносились звуки музыки, однако здесь было тихо и совсем безлюдно, только размеренно ходил взад и вперед сторож, что-то бурча себе под нос, – должно быть, он был недоволен, что ему приходится нести дозор, тогда как все ранчо веселится на свадьбе хозяина. Когда он исчез из виду, Брендон и Присцилла пробрались к мескитовому кустарнику, за которым тихо стоял вороной, безупречно вышколенный еще Хеннесси.
Брендон дал ему присоленную горбушку и потрепал по морде, назвав Блэки. Животное как будто не возражало против такой клички.
– Лошади будет легче, если ты сядешь на круп, а не спереди, – слукавил Брендон. – Двинемся по дну оврага.
Присцилла кивнула. Брендон поставил девушку на высокий плоский валун, вскочил в седло и помог усесться ей. Обхватив ее талию, он легонько пришпорил коня. Блэки сразу пошел бесшумной рысью, словно привык к тайным ночным вылазкам.
Вскоре Брендон понял, что не вполне оградил себя от искушения, поскольку даже через одеяло явственно чувствовал, как груди Присциллы прижимаются к его спине. Стеснение в паху было совсем некстати вовремя езды верхом. Однако, ощутив, что девушка вся дрожит, он встревожился.
– Замерзла?
– Нет, это нервная дрожь, – с судорожным вздохом призналась Присцилла. – А если совсем честно, мне страшно до полусмерти! Я и не предполагала, что способна на такое… такое безумие.
– Понятно, что ты нервничаешь. Важно другое: не жалеешь ли?
Брендон улыбался, наслаждаясь ощущением ее близости. Ветер то и дело перебрасывал через его плечо тонкие пряди волос, источающих аромат сирени, и они скользили по щеке Брендона.
– Нет, не жалею, – услышал он.
– А что ты написала ему?
– Что мне очень неловко из-за того, что все так обернулось. Что я совсем не хотела этих осложнений. Что я собираюсь аннулировать наш брак и надеюсь встретить в нем понимание.
– Думаешь, он безропотно даст тебе развод?
– Вряд ли. А ты что думаешь?
– Скорее он перевернет небо и землю, чтобы найти нас и отомстить. Стюарт возьмется за это, как только узнает, что ты сбежала. Вот поэтому я не хочу сразу пускаться в путь. Мы переждем эту ночь где-нибудь вблизи поместья, прямо под носом у Эгана, а в Корпус-Кристи направимся днем, тщательно заметая следы.
– Это как?
– Например, будем петлять, или ехать часть пути по руслу ручья, или привяжем к луке ветки погуще. Не волнуйся, я знаю много способов сбить погоню со следа.
Присцилла, успокоившись, прижалась к нему. Брендон испытывал огромное моральное удовлетворение и столь же тягостную физическую неудовлетворенность. Пытаясь строить планы, он думал лишь о том, что Присцилла Мэй Уиллз покинула «Тройное Р», вверила себя его заботам и они наконец вместе. Ему казалось, что закрылась зияющая бездна в его душе, разверзшаяся в ту минуту, когда он выехал ^•то за ворота, оставив Присциллу, как полагал, навсегда.
Только тогда Брендон понял то, что следовало понять раньше, ибо это было очевидно с самого начала: во всем, что касалось этой женщины, он обречен на трудности.
Однако, зная, что ждет его после похищения законной жены Стюарта Эгана, Брендон был готов ко всему.
Присцилла задремала, убаюканная ровной рысью Блэки, и проснулась только тогда, когда размеренное покачивание прекратилось.
– Где мы? – потягиваясь, спросила она, когда Брендон, привязав коня, снял ее с седла.
– Неподалеку от границ ранчо. Я нарочно сделал круг и вернулся в одно место, которое заприметил еще вчера. Чтобы не заботиться об ужине, я тогда же подстрелил кролика, но не сразу нашел его. Оказывается, он свалился в промоину. Это здесь, в кустах, что-то вроде пещерки.
– Так мы сейчас севернее, а не южнее?
– Южнее мы направимся завтра, а сегодня я хочу понаблюдать за ранчо. Эган, конечно, скоро пустится в погоню. Я только посмотрю, куда направились он и его люди, и сразу вернусь.
– Я пойду с тобой! – воскликнула Присцилла, хватая его за рукав.
– Я бы тоже предпочел взять тебя с собой – так безопаснее. Но мне придется спешить, да и для Блэки двойная тяжесть – помеха. Кто знает, не придется ли спасаться бегством. Лучше постарайся уснуть. Здесь ты в безопасности.
Присцилла невольно вспомнила, чем все кончилось, когда он в последний раз оставил ее одну, вспомнила индейцев и то, что едва не сделал с ней пахнущий прогорклым жиром дикарь. Она была одна и тогда, когда ее укусила гремучая змея, что едва не стоило ей жизни. Нет, никак нельзя оставаться одной!
– Мне будет не по себе…
– Я же сказал, что не оставил бы тебя без крайней необходимости. Вот что, возьми-ка пистолет. Ты ведь однажды уже стреляла из него, правда? Не забыла, как это делается?
Присцилла побледнела. Перед ее мысленным взором всплыло размозженное лицо индейца, упавшего навзничь в фургоне.
– Не надо… не хочу… – Присцилла содрогнулась от ужаса.
Заметив это, Брендон сразу понял, о чем она думает, и привлек девушку к себе. Шепча ей слова утешения, он проклинал себя за то, что сразу не сообразил, к чему приведет его предложение.
– Успокойся, милая, успокойся. Я никуда не поеду, мы вместе проведем здесь ночь. Не все ли равно, куда направится Эган, если мы будем вести себя тихо? – Он приподнял ее подбородок и ободряюще улыбнулся. – Порой я слишком недальновиден. Когда мы обоснуемся в Бразосе, у тебя будет полно времени, чтобы научиться простым вещам, необходимым для жизни в Техасе. Я покажу тебе, как обращаться с револьвером и винтовкой…
– И как ездить верхом?
– А как ты предпочитаешь ездить? В дамском седле или по-мужски? – Брендон улыбнулся.
– И так, и так, – решительно заявила Присцилла, вспомнив, как нравилась Эгану ее беспомощность.
– И еще я научу тебя ухаживать за домашними животными. Ты полюбишь эту землю не меньше, чем я сам.
«Хочется в это верить, милый!» – подумала она, а вслух сказала:
– С тобой у меня все получится.
– Присцилла…
Брендон зарылся лицом в ее волосы, нашел под густыми прядями плечо и прижался к нему губами, потом двинулся дальше, вдоль шеи, мягко ущипнул за мочку уха и наконец добрался до губ. Он умел целовать так, как никто другой на свете! В его властных поцелуях не было собственничества, но от них упоительно подкашивались ноги!
Поцелуи Брендона изгоняли все страхи, оставалась лишь уверенность в том, что она готова последовать за ним хоть на край света. Наконец Брендон чуть отстранился.
– Ну, раз уж мы решили остаться здесь, я спрячу Блэки в кустах и оборудую место для ночлега.
Промоина представляла собой не настоящую пещеру, а похожее на раковину углубление в земле, полузасыпанное камнями. Однако не прошло и пяти минут, как Брендон освободил промоину от них. Заросли укрывали ее со всех сторон, и хотя Присцилле казалось, что места для двоих в ней, пожалуй, едва ли хватит, она все же согласилась спрятаться в этом природном углублении.
– Боюсь, тебе придется ночевать без пончо.
Несмотря на странный тон Брендона, девушка без возражений стянула с себя импровизированное одеяние. Только оставшись в ночной сорочке, она заметила, что глаза Брендона потемнели. Он словно собирался что-то сказать, но лишь откашлялся и отвернулся.
Занявшись устройством спального места, он раскатал тюфяк, положил одеяло и подвернул края, чтобы оно прикрыло овальное дно промоины. Потом откинул один край. Это позволяло заползти в самодельное укрытие. Сделав все, Брендон, все так же сидя на корточках, повернулся к Присцилле:
– У тебя такой простодушный вид, что… черт возьми, ты хоть понимаешь, каково это для меня? Ты только что не голая! По-твоему, и я должен вот так же простодушно моргать, делая вид, что не изводился от желания столько ночей подряд?
Он взял край пеньюара, смял его и тут же разжал пальцы, словно ткань обжигала его.
– Если хочешь, я… я могу надеть платье…
– Ах ты, моя наивная маленькая леди… – Брендон криво усмехнулся. – И когда только я привыкну? Нет уж, милая, оставайся в том, в чем есть.
Брендон приподнял прядь волос и обнажил темный кружок, просвечивающий сквозь кружевную ткань. Сосок Присциллы набух от одного его взгляда. Но девушка не отступила и не выказала смущения, как подобает настоящей леди, а неожиданно для себя обняла Брендона за шею и всем телом прижалась к нему.
Боже, как мучительно он хотел ее! Казалось, плоть его горела огнем. После стольких дней все тело Брендона изнемогало от желания.
– Ты не хочешь обнять меня? – удивилась Присцилла. – Что с тобой?
– Сначала нам нужно кое-что обсудить, Присцилла. – Он слегка отстранил ее.
– Обсудить? Что именно?
– Несмотря на всю свою наивность, ты понимаешь, что я не могу заснуть рядом с тобой, – начал он, невольно поглядывая на одеяло, прикрывающее единственный тюфяк. – Давно уже я не думал ни о чем другом, кроме как о ночи с тобой… о множестве ночей, когда я смогу любить тебя. Ты доверяешь мне?
– Конечно, иначе я не пошла бы за тобой.
– Значит, мы можем соединиться?
– То есть… ты имеешь в виду… но ведь я замужем за другим!
– Формально, только формально. Он никогда не станет твоим мужем на деле. Им стану я.
– А как же…
– Брачные узы? Как только ты получишь развод, мы поженимся. И потом, разве не важнее быть мужем и женой в глазах Господа, чем в глазах людей? Разве браки заключаются не на небесах?
– Не знаю, как поступить…
– Поступай, как подсказывает сердце. Подумай, что будет, если Эган выследит нас…
– Не говори так!
– Я сделаю все, чтобы этого не случилось, но представь на минуту, что удача отвернулась от нас. Он скорее отпустит нас восвояси, если фактически ты уже будешь моей женой. Как по-твоему, для него важно, что ты девственница?
«О да, – подумала Присцилла, – только это для него и важно». Она вспомнила, как прямолинейно и грубо Стюарт спросил ее об этом и коснулся этой темы на следующий день.
Однако гораздо убедительнее этого аргумента были поцелуи Брендона, прикосновения его рук и пробужденные им в Присцилле ощущения. Она хотела наконец познать, что может подарить женщине полная близость с желанным мужчиной.
И еще ей хотелось сделать его счастливым. Безоглядное доверие – вот подарок, дороже которого нет.
– Я никогда не причиню тебе боли, ни физической, ни душевной.
И она поверила, всем сердцем и всей душой. В его голосе звучали нежность, обещание неизведанного наслаждения и желание, порожденное любовью. В этом Присцилла теперь не сомневалась.
– Я верю, – сказала она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В огне желания - Мартин Кэт



Замечательный роман,в нем есть все и путешествия и приключения,интрига ,расследование, тайна и конечно же любовь и страсть.Главный герой очень понравился настоящий мужчина, мечта каждой женщины.Мне книга очень понравилась,советую почитать не пожалеете.
В огне желания - Мартин КэтНатали
20.08.2013, 14.32





Действительно хороший роман. Конечно ввначале немного бесила тупость гл.героини, но интрига не отпускала до конца. Хотелось дочитать роман, а это редкость))
В огне желания - Мартин КэтКати
28.08.2013, 23.16





Бесподобный роман. Полный восторг. Наслаждалась чтением, что бывает не всегда. Невозможно оторваться. Читайте и убедитесь в этом.
В огне желания - Мартин КэтВ.З.,65л.
11.11.2013, 10.02





Вроде сюжет неплохой, а чего то не хватило.А героиня вообще не понравилась. Ее поведение-это что то. Мне аж даже ее мужа-злодея и то жалко стало. Да, туповата героиня оказалась вплоть до конца романа, но в конце,девочки, она наконец одумалась.А как же ,думала с ней Брендон няньчиться будет, а он раз и послал ее.Быстренько у нашей героини мозги заработали .Конец счастливый-красивая свадьба.
В огне желания - Мартин КэтMarina
25.11.2013, 15.45





Не отрывалась,пока не прочла весь роман.Захватило.Красивая история любви.Читается легко,интересно.9баллов.
В огне желания - Мартин КэтНаталья 66
6.12.2013, 17.34





Прекрасный сюжет! Написано здорово и со знанием дела! Эта книга помогла мне разобраться в себе и я поняла что значит "дышать полной грудью"!
В огне желания - Мартин КэтАнна
19.08.2014, 17.58





Бесподобный роман!Согласна с коментариями Натальи, так что читайте,не пожалеете.
В огне желания - Мартин КэтАнна.Г
12.01.2015, 21.33





Почему-то читаю этот роман тяжело,треть романа за 5 дней-нонсенс. Может дальше будет лучше посмотрим. Пока 4-5 из 10.
В огне желания - Мартин КэтАня
10.02.2015, 10.50





Роман похож на сериал, жизненный, стремительный, захватывающий. Но есть моменты приукрашенные, героиню несколько раз пытаются изнасиловать, но она избегает этого, гл. героя избивают до такой степени; перебита переносица, заплывшие глаза, разквашенные губы, переломанные ребра, его еле выводят из пещеры, а он через полчаса садится на лошадь и оказывается в гуще событий, а потом возвращается и занимается любовью с героиней, было бы более правдоподобно; героиня лечит раны, делает примочки и т.д.
В огне желания - Мартин КэтТаня Д
4.03.2015, 18.45





Это третья книга,а первая КРЕОЛЬСКАЯ ЧЕСТЬ,вторая ЖАР СЕРДЕЦ-все книги отличные!
В огне желания - Мартин КэтНаталья 66
1.04.2015, 21.52





Ненормальная героиня. И ростянуто. Еще домучала. 7/10
В огне желания - Мартин КэтВикки
18.06.2015, 22.32





Из тех книг К.Мартин, что я прочитала, в этой - самый лучший главный герой, мужчина до кончиков пальцев. Собственно дочитала только из-за него, несмотря на довольно интересную задумку и развитие сюжета. Но все впечатление испортила главная героиня - тупая индюшка. Ее выходки - что-то с чем-то, умозаключения словами не передать, а уж сколько раз ее пытались изнасиловать - сбилась со счета.В общем, сплошной героизм к месту и нет и благонравная дурочка-героиня снизили мой балл, герой вытянул = 8/10
В огне желания - Мартин КэтНаталия
16.11.2016, 7.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100