Читать онлайн Украденная невинность, автора - Мартин Кэт, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Украденная невинность - Мартин Кэт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.87 (Голосов: 1137)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Украденная невинность - Мартин Кэт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Украденная невинность - Мартин Кэт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Кэт

Украденная невинность

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Мэттью Ситон занял отведенное для него место в конце обеденного стола, накрытого белоснежной льняной скатертью. Он находился в роскошно обставленной каюте адмирала Нельсона, на флагманском корабле «Виктория».
Поскольку Нельсона назначили командующим этой важнейшей морской операцией, то под его началом находились все собравшиеся близ Кадиса суда английского королевского флота: четыре фрегата и двадцать семь кораблей эскадры, в том числе «Норвич», Вторым по старшинству считался адмирал Коллинвуд, который присутствовал тут же и как раз беседовал с Харди, капитаном «Виктории».
На обед пригласили еще пять капитанов эскадры. Мэттью предполагал, что перемены будут роскошны, и с удовольствием отдал должное черепаховому супу, жареной гусятине с перепелиными яйцами и спаржей, и прочим деликатесам. На десерт подавали воздушные меренги со взбитым кремом. Три сорта вин было предложено гостям, а когда те насытились, стюард внес превосходно сваренный кофе и различные ликеры.
Нельсон произнес какую-то шутливую фразу, и за столом раздался взрыв смеха, но Мэттью как раз отвлекся и не расслышал слов адмирала. Допив последний глоток бренди, он поставил бокал на стол и бросил взгляд в иллюминатор, на серые океанские волны. С палубы, где продолжал играть военный оркестр, доносились звуки гимна «Правь, Британия, морями!», очевидно, повторяемого на бис, так как его уже играли со всей помпой, когда Мэттью и другие капитаны поднимались на борт флагмана.
Бесшумно приблизившись, стюард наклонил бутылку над его бокалом и замер в ожидании. Мэттью кивнул. Подняв бокал, он оглядел собравшихся за столом офицеров в их синих с золотом мундирах и вдруг подумал, что в происходящем есть что-то не вполне реальное. В предстоящем сражении будет занято пятьдесят тысяч человек, от рева пушек будут глохнуть уши, палубы покраснеют от крови, и один Бог знает, сколько трупов примет в себя морская пучина.
И вот вес эти люди, от которых зависели исход сражения и сама судьба Англии, пили и смеялись среди элегантной мебели и дорогих шелковых драпировок, поблескивающего серебра и хрусталя. В этот момент сражение, кровь и смерть казались так далеки, словно ни один из капитанов еще не был в бою.
Однако Мэттью знал, что перед ним настоящие морские волки, опытные командиры, близко знакомые с ужасами войны. Каждый из них, без сомнения, понимал, что смерть равно поражает и рядовых, и офицеров.
Возможно, думал Мэттью, таким вот образом человек склонен отгораживаться от надвигающегося ужаса — смехом и хорошим вином.
— Капитан Ситон! — послышался голос адмирала, заставив его вернуться к действительности. — Расскажите нам, как прошло ваше воссоединение с экипажем «Норвича». Насколько мне известно, раньше это судно считалось одним из лучших на флоте. Так ли это теперь?
Нельсон откинулся на спинку своего удобного кресла. Это был привлекательный мужчина в самом расцвете сил, сравнительно молодой для серьезнейшей ответственности, возложенной на его плечи. Как раз перед прибытием Мэттью на «Виктории» пышно отпраздновали его сорокасемилетие.
— Должен признаться, — ответил Мэттью с улыбкой, — за время моего отсутствия капитан Мансен проделал замечательную работу. Смело могу заверить, что в бою «Норвич» сумеет отлично проявить себя. Экипаж не только готов к сражению, но даже рвется в него. Одним словом, адмирал, на них можно положиться.
— Радостно слышать, по почему-то я совсем не удивлен. Однако теперь, когда вы, так сказать, снова у руля, я возлагаю на ваше судно большие надежды. Пользуюсь случаем поблагодарить вас, капитан Ситон, за то, что сочли возможным вернуться в строй. Кому, как не вам, знать, насколько важен в сражении опыт капитана. Случается, что наличие или отсутствие оного склоняет чаши весов судьбы в сторону победы или поражения.
— Однако долго ли еще ждать открытого столкновения? — спросил Мэттью, глядя на золотистую жидкость в своем бокале. — Неужели французам не надоело бездействие?
— Уверен, что надоело не меньше, чем нам. Они могут отчалить из Кадиса в любой день и час, и тут уже дело будет за нами. Разумеется, многое зависит от направления ветра и волнения на море. Шторм существенно снизит маневренность судов. — Адмирал подался вперед, позволив себе углубиться в обсуждение стратегии предстоящего сражения. — Мой план довольно прост. Атака должна развернуться по трем направлениям. «Виктория» и пятнадцать других кораблей (в том числе тс, капитаны которых собрались сегодня здесь) ударят в лоб французам. Адмирал Коллинвуд и подчиненная ему часть эскадры зайдут с тыла. Что касается третьей ударной флотилии, то ее я намерен составить из наиболее мобильных судов и располагать ею как подкреплением, в зависимости от хода сражения.
Нельсон углубился в детали, и тем самым товарищеский обед перешел в военный совет. Мэттью был весь внимание. Он поймал себя на мысли, что если и существовал человек, способный выиграть эту битву, то это, без сомнения, адмирал Нельсон. Уважение и доверие к нему были столь велики, что подчиненные последовали бы за ним и в преисподнюю.
Неудивительно, что Мэттью радовался возможности идти в атаку в одном строю с флагманским кораблем. Это было немалой честью, а кроме того, он испытывал к Нельсону личное расположение. Но даже гордость, даже кружащая голову близость сражения не могли заслонить предчувствия больших человеческих потерь.
После долгого и подробного обсуждения Нельсон был наконец удовлетворен и сделал знак стюардам подать еще кофе. На этом обед на флагманском корабле закончился. Капитаны обменялись прощальными пожеланиями и отправились по своим кораблям.
Мэттью тоже вернулся на борт «Норвича». Он чувствовал сильное беспокойство и внезапное одиночество и потому, меряя шагами полубак, думал о Джессике. Долгая ходьба не помогла успокоиться, и Ситон направился в каюту, надеясь забыться сном. Настойчивый стук в дверь заставил его подскочить, но это оказался всего лишь Грехем Пакстон. Мэттью сделал приглашающий жест.
— Ну и как все прошло? — с порога поинтересовался судовой врач и нагнул голову, проходя в низкую дверь.
— Что, друг мой, не терпится? — усмехнулся Мэттью.
— Если ты имеешь в виду, что мне не терпится атаковать французов, то я вынужден тебя разочаровать, — ответил Пакстон со смешком. — Меня снедает совсем иное нетерпение. Хочется, знаешь ли, покончить со всем этим. Ждать и догонять — самые неприятные занятия. У меня такое ощущение, что мы целую вечность толчемся возле Кадиса.
— Вот, возьми и выпей это. — Мэттью протянул ему бокал с бренди. — Это поможет тебе расслабиться.
— Благодарю, — искренне произнес Пакстон и вдохнул для начала аромат напитка. — У меня что-то сдают нервы.
Мэттью кивнул в сторону кресел, и оба уселись возле курительного столика.
— По-моему, совет прошел вполне нормально. Кстати, адмирал не забыл про обычные формальности: оркестр на палубе, приветственная речь и прочее. Да и сам обед не оставлял желать лучшего… Я бы даже сказал, он был роскошен. Вот только возраст мой, похоже, дает о себе знать. Чем дальше, тем меньше мне нравятся все эти церемонии. Я бы предпочел просто и без излишеств сойтись на совет, потом поскорее атаковать и…
— Одержать победу?
— Да, чтобы можно было отправиться по домам.
— По домам… Полагаю, это основное, чего ты хочешь, — заметил Пакстон, поудобнее усаживаясь в кресле. — А знаешь, в последнее время ты все чаще рассуждаешь, как я. Складывается впечатление, что ты счастлив в браке. Признаюсь, я не был уверен…
— Что я могу быть счастлив в браке? Ну спасибо, друг мой!
— Я не был уверен, что ты позволишь себе полюбить, — спокойно закончил Пакстон.
Мэттью сделал порывистое движение, как бы протестуя всем своим существом. Однако не сразу, продолжил разговор, хмуро глядя на друга.
— Из чего же ты заключил, что я люблю?
— Не забывай, Мэтт, что мы с тобой знаем друг друга много лет. К тому же я человек наблюдательный. С тех пор как ты вернулся, ты то и дело заводишь речь о жене… заводишь, заводишь, не спорь! Просто сам не замечаешь этого. И говоришь ты о ней с нежностью, которой прежде за тобой не водилось. Возможно, это еще не любовь, но очень близко к тому, Мэтт, очень близко.
— Не стану спорить, Джессика дорога мне, — сказал Мэттью, окончательно мрачнея. — Было бы глупо отрицать и то, что я часто вспоминаю о ней… и скучаю. Но любовь!.. Этого я просто не допущу.
— Вот как? — Пакстон допил свое бренди и поставил бокал на столик. — Ну а я люблю свою жену с того самого момента, как впервые увидел, — и знаешь, мне в голову не приходит сожалеть об этом. Может быть, ты думаешь, что любовь делает мужчину слабее? Тогда ты глубоко заблуждаешься. Это бывает лишь в том случае, когда выбор неудачен. Но если встречаешь единственную, предназначенную тебе Богом женщину, то становишься сильнее. Все очень просто, Мэтт: союз делает сильнее каждого из вас, таков закон жизни.
— Очень может быть, но только если этому союзу ничто не грозит. Жизнь, чей закон ты только что процитировал, полна потерь. Если бы любовь могла быть гарантией от потери, тогда не о чем стало бы спорить. Ребенком я потерял мать, позже — брата, и мне не раз приходилось терять друзей в бою. Я научился бороться с болью, которая могла оказаться нестерпимой, — бороться бесчувствием. Разве я не прав? Если любовь и боль всегда идут рука об руку, то стоит ли добровольно выбирать дорогу, в конце которой только потери?
— А что ты скажешь насчет детей? — помолчав, спросил Пакетом. — Насколько мне известно, твоя жена молода и к тому же крепкого здоровья. У тебя непременно будут дети. Их-то ты будешь любить?
— Разумеется, буду… выполнять свой отцовский долг. В противном случае какой же из меня глава семьи?
— «Но любовь!.. Этого я никогда не допущу», — с мягкой насмешкой повторил Пакстон.
Мэттью промолчал, размышляя над его словами. Когда-то он любил мать — и потерял ее. Ситон попробовал обратить свою любовь на мачеху, пусть даже та не умела ответить ему взаимностью, — и потерял ее тоже. Он был еще слишком молод для полного бесчувствия и горько оплакивал се смерть. Друзья, погибшие в бою, любимый брат… все это невосполнимые потери.
— Ты, безусловно, прав в том, что, позволяя себе любить, человек принимает на себя риск возможной потери, — продолжал его друг, — и чаще всего самой тяжкой бывает потеря любимой жены. Но этот риск компенсируется величайшей наградой — взаимным счастьем. Друг мой Мэтт, жизнь — тоже битва. Трус уклоняется от нее и тем самым избегает потерь. Но он не знает и радости победы, он никогда не получит прекрасных боевых трофеев. Даже если сеть плечо, на которое можно опереться, дорога жизни трудна и полна опасностей, но в одиночку идти по ней просто невыносимо.
Мэттью снова отмолчался, В том, что говорил Пакстон, ощущалась великая истина, от которой капитан отворачивался так дол го.
Граф честно старался постигнуть и принять эту истину. Это само по себе нелегко, но он готов признать правоту друга… Однако был ли какой-то смысл в этой борьбе с самим собой? Возможно, она несколько запоздала. Вспоминая мучительное прощание с Джессикой и тоску одиночества, ни на минуту не уходящую с самого дня расставания, Мэттью спрашивал себя, как называется это непобедимое тяготение, самовольно и властно расположившееся в нем.
Возможно, оно называлось любовью.
Прекратив вышагивать по спальне, Гвендолин Локарт бросила быстрый нервный взгляд на стрелки часов, стоящих на мраморной каминной полке. Стрелки показывали девять. На этот вечер у четы Уорингов был запланирован выход, но Гвен удалось остаться дома под предлогом головной боли. Девушка послушно кивала в ответ на рассеянные советы одевающейся матери: выпить порошок и сразу лечь в постель, тогда к УТРУ самочувствие улучшится.
Однако стук, который слышала Гвен в вечерней тишине особняка, был грохотом сердца, а не болезненным биением крови в висках. Ее пульс частил от лихорадочного волнения.
На постели разложена одежда, когда-то взятая без спросу у кузена для пресловутого посещения «Падшего ангела». Гвен и не подумала вернуть ее, спрятав в укромный уголок, а Генри, гардероб которого более чем богат, не заметил пропажи. Как чудесно, что она так предусмотрительна, думала Гвен, торопливо надевая один за другим модные предметы мужского туалета.
Девушка ни минуты не сомневалась, что рано или поздно ей снова потребуется прибегнуть к маскараду. Так и случилось. В этот вечер она вознамерилась посетить боксерский поединок. До сих пор Гвен только читала о подобном развлечении и слышала, как отчим взахлеб обсуждает последние матчи, но не могло быть и речи о том, чтобы ей позволили увидеть вес своими глазами.
Тем сильнее она жаждала этого.
Набросив на плечи белый шейный платок кузена Генри, Гвен завязала его модным, хотя и несколько пышным узлом. За платком настал черед светлой пикейной жилетки. Эта деталь одежды была явно узка в груди, но в конечном счете так даже лучше, потому что позволяло приплюснуть неуместно женственную часть фигуры. Вот если бы еще брюки получше маскировали округлости бедер и ягодиц…
Наконец настало время оценить проделанную работу перед зеркалом. Гвен оглядела отражение самым критическим образом, не переставая при этом размышлять. Как ей хотелось посмотреть этот матч! В нем Террслу Ужасному, нынешнему чемпиону, предстояло выступить против шотландца Роба Килпатрика. Газеты наперебой превозносили последнего, уверяя, что теперь-то наконец Террел получит хорошую взбучку.
Чтобы считать туалет законченным, оставалось только застегнуть самодельные запонки, которые когда-то были пуговицами на одном из ее платьев. Это каждый раз отнимало у нее столько времени, что невольно возникала досадливая мысль: если бы не камердинеры, светские денди еще утром начинали бы одеваться для вечернего выхода. Справившись с запонками и поправив бутылочно-зелсный фрак, девушка нахлобучила на голову котелок и принялась заправлять под него густую массу темных волос.
На этот раз она не стала связываться с накладными усиками. Матч должен состояться на открытом ринге в парке близ Ньюмаркета, известном как «Ханивилльская медвежатня», и освещение обещало быть не слишком ярким. Если в этот вечер Гвен суждена хоть какая-то удача, она должна была остаться незамеченной — просто один из сотен скучающих денди, похожих друг на друга своей безликостью.
Неожиданно ей пришло в голову, что на матче вполне можно столкнуться с Сен-Сиром. За недолгое время знакомства виконт успел не раз упомянуть о своем повышенном интересе к спортивным соревнованиям (разумеется, к тем из них, где заключались пари и где царил азарт, будь то боксерский матч, лисья тропа или бега).
Адам так и говорил: азарт помогает бороться со скукой.
Гвен вспомнила все это, и, как обычно, ее окатила горячая волна. Девушка думала о Сен-Сире каждый день и едва ли не каждый час с момента последней встречи, окончившейся не слишком удачно. Если он будет на матче, то узнает ее с первого взгляда, потому что видел в «Падшем ангеле» в той же самой одежде. Так думала Гвен, но это не только не пугало ее, а даже заставляло трепетать от предвкушения. С некоторым везением все могло обернуться не так уж плохо: Гвен могла заметить Сен-Сира раньше, чем он ее, и украдкой наблюдать за ним из толпы. Это предоставило бы ей драгоценный шанс изучить его, выявить слабости.
Однако что же делать, если виконт заметит и узнает ее первым? А если решит подойти и заговорить? От волнения Гвен затошнило, сердце забилось даже чаще прежнего и повлажнели ладони. Почему она с самого начала так глупо реагировала на него? Гвен пыталась убедить себя, что Сен-Сир — ловелас, который хочет от женщин только физического наслаждения, нимало не заботясь об их чувствах, что, дав ему от ворот поворот, она поступит здраво. Но все это не помогало откреститься от мысли, что ей хотелось видеть его, говорить с ним, позволять все новые вольности и однажды отдаться.
Сен-Сир будет там, не может не быть, думала Гвен, сжимая ладонями пылающие щеки, и если они встретятся… кто знает, чем закончится этот вечер?
Она направилась к двери с бессознательной улыбкой.
Адам Аркур заметил Гвендолин Локарт, стоило той появиться поблизости от ринга. Сначала он решил, что воображение, распаленное желанием, играет с ним шутки, и крепко зажмурился. Невозможно, думал виконт, чтобы так скоро после выхода в театр, едва не закончившегося для нее катастрофой, безрассудная девчонка решилась на такую выходку.
Но когда он снова открыл глаза, девушка по-прежнему была среди зрителей — все в той же не в меру облегающей одежде денди, в которой Адам видел ее в «Падшем ангеле».
Да девчонка совсем с ума сошла, думал Адам, вне себя от изумления. Неужели она думает, что сможет несколько часов дурачить здешнюю публику? Да один ее аппетитный зад, то и дело мелькающий в разрезе фрака, даже идиота натолкнет на мысль, что это переодетая женщина!
Сен-Сир вполголоса пробормотал многословное проклятие. Лучше бы он не замечал ее! Виконт не мог понять, чего хочет больше: свернуть хорошенькую шейку Гвен или увлечь се в укромное место и бесконечно долго, медленно и страстно заниматься с ней любовью. Что за чертовка! Аркур несколько дней подряд работал над собой, убеждая, что эту девушку нужно оставить в покос, что она всего лишь наивная девственница, достойная лучшей доли, чем пасть добычей прожженного негодяя вроде него. И убедил — только для того, чтобы сегодня Гвен вновь явилась его искушать!
. Что ж, значит, так тому и быть. Может, на этом свете и есть кто святой, только не он. Мало того что Адам думал о ней с утра до вечера, так она еще приходит к нему в сны с этим прекрасным лицом, с этим обольстительным телом. А что же он? Поклявшись соблазнить ее и тем самым покончить с наваждением, Сен-Сир до сих пор еще не тронул ее. Хватит, с этим покончено. Он желает ее до безумия и при этом бережет, как какой-нибудь болван с рыцарской душой. Но есть ли смысл в подобном благородстве? Гвендолин Локарт так упорно подвергает себя риску, что рано или поздно другой возьмет то, что не досталось ему.
Адам протолкался через шумную толпу, возбужденную жестоким зрелищем, но не настолько близко к Гвен, чтобы та могла ощутить его присутствие. Виконт остановился позади, отделенный от нее парой зрителей, и некоторое время просто наблюдал, спрашивая себя, как скоро девушка ощутит на себе пристальный взгляд.
Гвен не отрывала взгляда от ринга, где соперники без устали осыпали друг друга ударами. Пот стекал по их лицам даже не каплями, а струйками, полуобнаженные тела блестели, на руках и ногах при каждом движении вздымались и опадали громадные бугры мускулов. Надо признать, думала Гвен, во всем этом есть нечто возбуждающее… разумеется, возбуждающее самые глубокие и примитивные тайники человеческой души. Так или иначе, от этого зрелища кровь быстрее неслась по жилам. Когда претендент на чемпионский титул сделал ловкий выпад и расквасил чересчур самоуверенный нос Террела, Гвен против воли приветствовала это, подняв кулак и выкрикивая слова ободрения в унисон с толпой.
К ее удивлению, среди собравшихся были также и женщины, причем некоторые одеты модно и элегантно. Невольно приходил в голову вопрос, откуда эти самоуверенные красотки. Очевидно, это любовницы или содержанки кого-то из джентльменов-зрителей.
— Развлекаемся, миледи?
Этот голос, такой глубокий и звучный! Гвен повернулась всем телом.
— Мне пришла в голову одна забавная идея, — продолжал виконт. — Раз уж вам так нравится выдавать себя за мужчину, почему бы не пойти в этом еще дальше — например, не выступить против Террсла за чемпионское звание?
— Неужели так уж обязательно постоянно за мной шпионить? — прошипела Гвен, озираясь.
— Увы, такова моя планида. Звезды сказали мне, что я обречен снова и снова выручать вас из переделок.
— Пока я не вижу никакой опасности для себя… за исключением вас, разумеется.
— А вот в этом, миледи, вы абсолютно правы, — сказал Сен-Сир негромко, и глаза его сузились. — Только усилием воли я удерживаюсь от того, чтобы не взять вас за шиворот и как следует не встряхнуть. Вы — постоянная угроза для себя самой, Гвендолин Локарт. Надеюсь, под этими небесами существует хоть кто-нибудь, кто сумеет с вами справиться.
Гвен могла бы ощетиниться еще больше, но почему-то, к своему полнейшему удивлению, почувствовала желание плакать.
— Почему, ну почему потребность узнать побольше о жизни расценивается почти как преступление? Почему вы, например, имеете полное право находиться здесь, а мне запрещено?
Она посмотрела на виконта с укором, и суровое выражение его лица смягчилось. И как же волшебно изменилось это лицо! Оно стало мягче, человечнее, оно стало еще красивее.
— Возможно, вы в чем-то правы. Во всяком случае, я могу понять, что вам это кажется несправедливым. Однако жизнь несправедлива по своей сути.
— Но я всего лишь хочу испытать все то, что дано испытывать мужчинам. Если для этого мне придется подвергать себя риску, что ж, так тому и быть.
— Значит, все, чего вы желаете, — это учиться жизни во всех ее проявлениях? Может быть, вам лучше взять учителя… меня, например?
Гвен медленно покачала головой в знак отрицания, сама не понимая почему. С того самого момента, как девушка увидела виконта, она постоянно помнила о его предложении научить ее жизни, научить искусству любви. Гвен и сама жаждала этого — вот именно жаждала, и это было сладостное чувство сродни доверчивому тяготению.
Сен-Сир между тем взял ее под руку — и тотчас отпустил, сообразив, какое любопытство вызовут двое мужчин, прогуливающихся под руку друг с другом. Однако виконт все равно повлек се подальше от ринга, дружески слегка подталкивая в спину. Вскоре они оказались за пределами толпы, в задней части небольшого парка, сумрачной и спокойной.
— Вам нельзя здесь оставаться, — сказал Сен-Сир, как только они остались наедине. — Рано или поздно кто-нибудь из собравшихся поймет, что вы женщина и что вы одна, без сопровождающего. Знаете, чем это кончится? Вас сочтут легкой добычей.
— Я давно мечтала увидеть воочию боксерский поединок, — сказала Гвен, прилагая усилие, чтобы не отвести глаз. — Я полагала, что это будет необыкновенное зрелище, — и не ошиблась. Я уйду только тогда, когда оно закончится.
— Ваше безрассудство граничит с идиотизмом, — произнес Сен-Сир резко, но девушка уловила в его голосе что-то похожее на восхищение. — Однако раз уж вы так неизлечимо упрямы, это не оставляет мне другого выбора, кроме как предложить свое покровительство. Я останусь с вами до конца матча, но честно предупреждаю, что на этот раз вам придется заплатить мне за услуги.
Ну и пусть, подумала Гвен, махнув рукой на осторожность. Кто не рискует, тот не выигрывает! Она была слишком заворожена исходящей от Сен-Сира властной силой, чтобы внимать голосу рассудка.
— В таком случае нам лучше вернуться к зрителям, пока матч не закончился без нас, — прошептала она и заметила, что смуглое лицо на миг озарилось торжествующей улыбкой.
— Вот в этом я не могу не согласиться с вами. Идемте же! Нет-нет, только после вас, миледи.
С этого момента происходящее стало настоящим удовольствием, не омраченным страхом разоблачения. Гвен и представить себе не могла, что можно развлекаться так самозабвенно. Однажды согласившись с ее присутствием, виконт не делал уже больше замечаний на этот счет. Он держался непринужденно и часто улыбался открытой, белозубой, очень естественной улыбкой, с которой выглядел моложе. Адам без труда протолкался к самому рингу, увлекая Гвен за собой, и оттуда они приветствовали одобрительными возгласами славную победу шотландца Килпатрика. Когда страсти улеглись и публика ненадолго разбрелась по парку, виконт принес Гвен кружку эля и необидно посмеялся над усами из пены, оставшимися на ее верхней губе.
— Что-то они мне напоминают, — подтрунивал он. — По-моему, я уже видел вас с усиками.
Было совершенно ясно, что Адам схватил бы ее в объятия и поцеловал, если бы не ее мужской наряд.
После основного поединка последовало два других, и хотя Сен-Сир и Гвен не остались их досматривать, Бремя почти перевалило за полночь, когда они вышли за ворота «Ханивилльской медвежатни». Экипаж виконта, как обычно, дожидался хозяина неподалеку, и все шло тем же непринужденным образом до тех пор, пока Гвен не поднялась внутрь. Чисто дружеская манера Сен-Сира немедленно изменилась.
Осторожно, но решительно он снял с головы Гвен котелок. Густые темные локоны рассыпались по плечам, упали на лоб, и Адам отвел их кончиками пальцев.
— Как ты хороша… и как полна жизни… ты просто сама жизнь, Гвен! Мне не приходилось встречать женщины, даже отдаленно похожей на тебя.
Пока она подыскивала слова для ответа, Сен-Сир наклонился для поцелуя. Гвен ждала этого весь вечер, жаждала всем существом и теперь с готовностью отдалась сладостному моменту. Ей и в голову не пришло протестовать, когда рука виконта оказалась под фраком и жилеткой и начала ласкать грудь сквозь тончайшую батистовую рубашку.
— Вот и настало время, Гвен, — прошептал Аркур, ненадолго отрываясь от нее. — Разве я не сказал тебе, что на этот раз потребую плату за услуги? Настало время расплатиться.
— Что?.. Вы о чем?.. — пролепетала девушка, едва ли проникая затуманенным сознанием в смысл услышанного.
— О том, что настало время расплатиться за мое покровительство. На этот раз я все-таки отвезу тебя в Карлтон-Хаус. Не могу дождаться, когда мы займемся любовью. Ведь это именно то, чего хочет каждый из нас, и сегодня выбор за мной.
— Я… я не понимаю… — она все еще была немного не в себе, но дурман страсти начал проходить.
— Не нужно ничего понимать. Просто скажи наконец «да». Скажи, что позволишь мне научить тебя любить.
Гвен только медленно покачана головой, подыскивая слова.
— Нет… нет, Адам. Сегодня ничего не получится. Родители вернутся домой не позже полуночи, и времени почти не осталось. Представьте, что будет, если они не найдут меня дома.
— Черт возьми, тогда завтра! Обещай приехать в Карлтон-Хаус. — Сен-Сир вложил в слова и взгляд всю силу убеждения, но против воли усмехнулся, добавив: — Когда нужно, ты можешь ускользнуть из-под любого надзора.
— Карлтон-Хаус… — повторила Гвен едва слышно, чувствуя обычную настороженность и частично обиду. — Именно туда джентльмены привозят своих любовниц… даже не постоянных содержанок, а любовниц на одну или несколько ночей. Как раз вчера я слышала краем уха, как отчим распространялся насчет этого.
В глазах Сен-Сира скользнула какая-то тень, и тон его голоса изменился, став мягче, просительнее.
— В таком случае приезжай в мой городской дом. Сделаем вот как: экипаж будет ждать тебя ровно в девять на углу…
— Это будет всего лишь перемена места, — перебила Гвен.
Теперь она была вся настороженность, и рассудок снова одерживал верх над страстью. Девушка желала этого человека, желала физически и не боялась признаваться в этом. Однако она помнила о том, как дорого может обойтись подобная связь. При всей своей бесшабашности Гвен не была наивной дурочкой.
— Мне надоело это бесконечное ожидание! — процедил Сен-Сир сквозь зубы, и лицо его потемнело. Во взгляде, устремленном на Гвен, не было теперь ничего мягкого, зато явственно просматривался зарождающийся гнев. — Если экипаж вернется без вас, я пойду прямо к лорду Уорингу. Для начала поставлю его в известность о вашей сегодняшней эскападе, а затем и о том, что вы не впервые убегаете из дома в мужской одежде. Я расскажу ему о вашем визите в «Падший ангел»!
Некоторое время ищущий взгляд Гвен скользил по его лицу, и по мере этого девушка все сильнее бледнела.
— Вы на это не способны… вы не сможете так поступить!
— С чего это вы взяли? Вы так тщательно навели обо мне справки, что не могли не знать, с каким человеком связываетесь. Я привык получать то, чего хочу, и в данный момент я хочу вас. Если для того, чтобы добиться своего, мне придется прибегнуть к низким методам, то меня не остановят пресловутые соображения чести и совести. Будьте добры явиться завтра в мой городской дом — или лорд Уоринг узнает все о ваших авантюрах.
Болезненные тиски сжались в груди Гвен. Она страстно желала Адама Аркура… возможно, даже любила его. Но что самое ужасное, до этого момента она, бог знает почему, доверяла ему, как ни одному мужчине в мире. Как можно гак жестоко ошибаться?
— Значит, вы на это способны… — прошептала она. — Способны пойти к моему отчиму и все ему рассказать?
— Разумеется, способен, — твердо ответил Сен-Сир, принимая ее потрясение за слабость. — Все что угодно, только бы обладать вами! — Заметив, что девушка сильно прикусила дрожащую нижнюю губу, Адам несколько смягчился. — Доверьтесь мне, любовь моя. Вы ведь тоже хотите этого. Обещаю, вы не пожалеете!
Лунный свет проникал в экипаж сквозь приоткрытые занавески, касался угольно-черных волос виконта, омывал сиянием резкую линию его щеки. На секунду слезы заставили все это расплыться, но Гвен смигнула их и собралась с силами для улыбки.
— Да, я так и поступлю, милорд. Я буду завтра в вашем городском доме… в точности в назначенный вами час. Поскольку выбора у меня нет, то и говорить тут больше не о чем.
Голос ее звучал глуховато, но не дрожал, и виконт нахмурился, уловив в тоне и выражении ее лица что-то необычное. Но в следующую минуту экипаж остановился в переулке за домом Уорингов, и времени на расспросы не осталось, так как кучер почти сразу распахнул дверцу.
— Итак, до завтра, миледи, — сказал виконт, касаясь руки Гвен легким поцелуем.
— До завтра, — тихо откликнулась она.
Сен-Сир смотрел в этот момент с такой нежностью, что сердце ее сжалось от отчаянного стремления вернуть образ, который она наивно наделила всеми лучшими чертами. Почему, ну почему Адам не мог быть более терпеливым, почему не продолжал просить, вместо того чтобы приказывать? Если бы только виконт дал ей больше времени, уважая ее неопытность, ее невинность, тогда она сама, по своей воле пришла бы к нему! В обычном мужском нетерпении Сен-Сир помнил только о своих желаниях, полагая, что угрозами можно принудить женщину к чему угодно.
Адам был ничем не лучше остальных.
Скользя от тени к тени, чтобы не быть замеченной, Гвен горько улыбалась. Она без помех добралась до окна на задворках дома, благоразумно оставленного открытым, и вскоре была внутри.
Девушка думала о том, что, подобно остальным мужчинам, Сен-Сир уверен, что не оставил ей выбора. Наверное, кое-кому судьба уже открывала глаза. Теперь настала его очередь. Завтра, думала Гвен, Адам Аркур убедится, что выбор все-таки остался за ней.
Дорожная карста Белморов с грохотом катилась по булыжной мостовой Лондона. Так уже было однажды, но Джессика нашла, что первое очарование столицы для нее рассеялось. Может быть, его заставило померкнуть одиночество, постоянный спутник со дня отъезда Мэттью. Она скучала по мужу нестерпимо и еще больше опасалась за его жизнь. Страна со дня на день ожидала вестей о сражении, и вместе с ними могли прийти вести более горькие — о потерях, понесенных Англией. За независимость всегда требовалось платить, и плата эта взималась сожженными кораблями и человеческими жизнями. Однажды Джессика могла проснуться вдовой. Маркиз, без сомнения, тоже тревожился за сына. Несмотря на то что здоровье его окрепло, он как будто старел в три раза быстрее, чем раньше. Если бы не это, Джессика не нашла бы в себе сил согласиться на поездку. Она надеялась, что в Лондоне за маркизом присмотрит леди Бейнбридж. Кроме того, дни действительно должны пойти быстрее среди постоянно сменяющихся столичных развлечений.
Еще одним фактором в пользу поездки стало восторженное настроение Сары, никогда не видевшей большого города. Ну и конечно, в Лондоне оставалась Гвен. Поскольку Джессика написала подруге о приезде, в городском доме ее уже ожидало письмо. Гвен умоляла увидеться с ней как можно скорее. Послание показалось Джессике до того бессвязным, что она ощутила сильную тревогу. Женщина задержалась дома ровно настолько, чтобы хватило времени на самую необходимую распаковку багажа, туалет и чаепитие, и сразу после этого направилась в дом Уорингов.
Она оставила особняк бурлящим активностью. Горничная Минерва разложила наряды Джессики по всей спальне и по одному уносила их для глажки, Виола проделывала то же с одеждой Сары. Помещения были в беспорядке, заставленные открытыми сундуками. Однако Джессика махнула рукой на разгром. У нее не было времени отправить лакея с предупреждением о прибытии, и оставалось только надеяться, что Гвен дома. Конечно, такой внезапный визит не соответствовал правилам приличия, но поскольку сама Гвен ими не особенно руководствовалась, то и Джессика решила не тревожиться на этот счет. К тому же ее подталкивало к этому странное письмо подруги.
Понимая, что невозможно назвать дворецкому истинную причину визита, Джессика тщетно старалась придумать что-нибудь правдоподобное, но потом махнула рукой, надеясь на озарение.
Поскольку она покинула дом уже в сумерках, то к моменту, когда экипаж достиг места назначения и остановился, стало совсем темно.
— Миледи, мы на месте, — пробасил кучер, открывая для нее дверь.
— Останьтесь здесь, Бакли, я не задержусь.
Джессика постаралась улыбнуться, спускаясь с подножки на брусчатку мостовой, но когда она поднималась к дверям резиденции Уорингов, сердце се билось быстрее обычного. После трех ударов дверным молотком дверь открылась, и в проеме, глядя на нес поверх огромного ястребиного носа, возник дворецкий.
Ей был знаком этот взгляд, более чем знаком. До того как встреча с маркизом изменила ее жизнь, Джессику окидывали таким взглядом несчетное число раз. Так встречают нежданного и нежеланного гостя.
— Добрый вечер, — надменно сказала она. — Графиня Стрикланд с визитом к леди Гвендолин.
Мгновенно выражение лица дворецкого изменилось. Очевидно подслеповатый, он сощурился в полумраке, вбирая взглядом роскошное изумрудно-зеленое платье под распахнутой накидкой, изящную прическу и драгоценные подвески в ушах, поблескивающие в скудном свете лампы экипажа.
— Однако… миледи, прошу извинить! Дело в том, что леди Гвендолин не предупредила меня о вашем визите!
— Что же в этом удивительного? — Джессика скупо улыбнулась, изображая холодную вежливость. — Наша дорогая Гвен известна своей рассеянностью.
Очевидно, Джессика правильно подобрала слова, так как дворецкий кивнул с легчайшим подобием заговорщицкой улыбки. Он отступил, пропуская Джессику, закрыл дверь к прошествовал вверх по лестнице. Несколькими минутами позже Гвен вихрем пронеслась вниз.
— Джесси! — воскликнула девушка и прыжком бросилась ей на шею. — Слава Богу, ты здесь!
Казалось, она никак не может выпустить подругу из объятий. Даже в ее жестах было что-то отчаянное.
Следуя за ней в маленький салон в отдаленной части коридора, Джессика не переставала беспокоиться. Дворецкий, снова воплощенное достоинство, бесшумно прикрыл за ними дверь.
— Скорее скажи, что случилось!
— Теплое приветствие, ничего не скажешь! — хмыкнула Гвен, отводя взгляд. — Начать полагается тебе. Расскажи мне о жизни в законном браке, о своем неописуемом счастье с лордом Стрикландом, а уж потом начинай расспросы.
— Вот, значит, как? — Джессика еще раз окинула подругу взглядом и уселась. — Что ж, прекрасно. Мне нравится быть замужем за Мэттью. Из него получился прекрасный муж, вот только… вот только он не любит меня, хотя я схожу с ума от любви к нему. Еще печальнее то, что капитан две недели назад отправился на войну. Предстоит морское сражение, очень кровопролитное, и как следствие я могу остаться вдовой, — Она сделала судорожный глоток и улыбнулась. — Этого хватит? Теперь рассказывай ты.
Лихорадочное напряжение как будто оставило Гвен. Девушка откинулась на спинку дивана и коснулась руки подруги.
— С ним все будет в порядке, вот увидишь. Может быть, это всегда зависит от того, насколько сильно женщина верит в счастливый исход. И тебе не следует думать, что Мэттью не любит тебя. Сама посуди, способен ли мужчина похитить из-под венца чужую невесту, если страстно в нее не влюблен.
Джессика только покачала головой. Гвен говорила правильные слова, те самые, что вычитала в любовных романах, но так уж был устроен Мэттью, что непременно сказал бы о своей любви, если бы любил.
— Я хочу знать, что заставило тебя написать эту сумбурную записку.
— Не что, а кто, — поправила Гвен, и ее ресницы, длинные, темные и шелковистые, опустились. — Адам Аркур.
— Только не это!
— Я почти полюбила его, Джесси. Почти.
— Только не говори мне, что он тебя соблазнил!
— Если бы Сен-Сир достаточно долго пытался соблазнить меня, то, без сомнения, преуспел бы. — Слезинка скатилась по щеке Гвен, и девушка смахнула ее. — Но Адам не захотел ждать. Он попытался шантажом заставить меня отдаться ему.
— Шантаж? Не понимаю… чем виконт мог тебя шантажировать? Что ты такого сделала?
— Он… — Гвен опустила взгляд на пальцы, которые стискивала и крутила на коленях, — он видел нас в ту ночь, когда мы были в «Падшем ангеле». А вчера вечером я в той же самой одежде ходила на боксерский матч в «Ханивилльскую медвежатню». Адам был там и вот теперь требует, чтобы я встретилась с ним. Сегодня ровно в девять я должна выйти из дома, сесть в экипаж, и меня отвезут в его городской дом. Если я этого не сделаю, Аркур пойдет к лорду Уорингу и все ему расскажет.
— Поверить не могу!
— И тем не менее это правда. Джесси, он всерьез считает, что шантаж сработает, что я и в самом деле способна расплатиться своей честью за его молчание! — Гвен коротко и горько рассмеялась. — И знаешь что самое смешное? Я хотела отдаться ему, позволить любить меня. Вес, чего я просила взамен, — это немного терпения и уважения, уважения к моим чувствам! Неужели даже этого слишком много?
— Ох, Гвен…
Джессика склонилась к подруге и обняла ее за плечи, сразу ощутив, как та напряжена. Гвен высвободилась. Еще одна слезинка скатилась по ее щеке, и девушка так же яростно стерла предательницу.
— Я не допущу, чтобы его шантаж увенчался успехом. Я сама расскажу обо всем лорду Уорингу.
— Нет! Гвен, милая, что ты задумала! — Джессика схватилась за голову, потом вскочила и принялась расхаживать по комнате в поисках решения. — Ты не должна идти на такое. Позволь мне поговорить с Сен-Сиром. Я знаю, он терпеть не может лорда Уоринга, и не думаю, чтобы виконт угрожал тебе всерьез. Адам пошел на это, чтобы сделать тебя более покладистой. Я могу поговорить с ним, объяснить, что этот шаг не приблизит его к цели… — «И добавить, что он самый последний мерзавец!» — Я думаю, что смогу убедить его…
— Нет, — невыразительным голосом перебила Гвен. — Я знаю, что ты искренне хочешь мне добра, но… я написала, что нуждаюсь в совете, на самом же деле хотела просто выговориться. Ты здесь, ты пришла, и мне легче, но решение уже принято. Я бы не стала умолять Сен-Сира ни за что на свете и тебе запрещаю умолять от моего имени. Для меня легче признаться лорду Уорингу.
— Прошу тебя, Гвен, не делай этого! Ты ведь знаешь, к чему это приведет.
— Еще бы мне этого не знать! Отчим изобьет меня, как обычно. Для него это величайшее удовольствие, а поскольку прошло довольно долгое время с последней порки, он только и ждет предлога. Вот пусть и воспользуется! Для меня легче пострадать физически, чем позволить Сен-Сиру победить морально.
— При чем здесь победа и поражение, Гвен? — мягко спросила Джессика. — Между вами не война, пойми это. Речь идет о любви. К несчастью, любовь не относится к первостепенным вещам в жизни многих мужчин, не только Сен-Сира. Но Адам не дьявол во плоти. Еще раз прошу тебя, позволь мне поговорить с ним. Не говори ничего лорду Уорингу.
Гвен бледно улыбнулась, и только тут Джессика заметила темные тени у нее под глазами — след слез.
— Я всей душой благодарна тебе за участие, Джесси. Возможно, я смогу как-нибудь заехать к тебе с визитом, как только будет покончено с этой историей. Или ты снова приедешь.
— Гвен, милая, ну конечно, я приеду! — Джессика схватила безжизненно свисающую руку подруги и держала ее, пока они шли к дверям холла. — Когда ты собираешься рассказать отчиму?
— Сегодня же. Обычно лорд Уоринг возвращается в восемь. Не волнуйся, все кончится скорее, чем ты думаешь, — он не заставит себя упрашивать.
— Гвен! Вот дьявольщина!
— Доброй ночи, Джесси. Я рада, что у меня есть такая подруга.
Они снова обнялись и обменялись поцелуем. Когда Джессика садилась в экипаж, она оглянулась. Гвен стояла, придерживая дверь рукой, за ней с неодобрительным видом маячил дворецкий. Но Джессика уже мысленно мчалась в другое место. Она могла думать только о Сен-Сире, и ей хотелось иметь под рукой пистолет, чтобы пристрелить его.
Когда экипаж повернул за угол, Джессика остановила кучера и дала ему другой адрес: Ганновер-сквер — где, по словам Мэттью, находился городской дом Адама Аркура. Она не знала, какой из элегантных особняков, украшавших этот район, принадлежит виконту, но надеялась, что чутьем угадает это. К моменту, когда Джессика достигла площади, она трепетала при мысли, что лорд Уоринг может вернуться домой раньше обычного часа. Джессика понятия не имела, как отреагирует Сен-Сир на рассказ о безумном намерении Гвен, и молилась, чтобы его ужаснули последствия собственной неосмотрительности. Может быть, думала она, виконт найдет способ как-нибудь помочь Гвен.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Украденная невинность - Мартин Кэт



ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛСЯ РОМАН,ЧИТАЕТСЯ ЛЕГКО И СРАЗУ.В ЖИЗНИ ТАКОГО НЕ БЫВАЕТ,ПОЭТОМУ ПОБОЛЬШЕ ТАКИХ РОМАНОВ,ЧТОБЫ МЕЧТАТЬ,ЛЮБИТЬ И БЫТЬ СЧАСТЛИВОЙ.
Украденная невинность - Мартин Кэтглана
20.08.2011, 21.11





Очень интересная книга . Читается на одном дыхании !
Украденная невинность - Мартин КэтМарина
20.10.2011, 16.43





неплохо
Украденная невинность - Мартин Кэтангелина
15.02.2012, 21.19





читала этот роман давно.я была в восторге от романа. мне очень понравилось.обязательно буду перечитывать его вновь.
Украденная невинность - Мартин Кэтчитатель)
31.10.2012, 21.23





Не могла оторваться! Просто супер!
Украденная невинность - Мартин КэтKatrin
15.11.2012, 17.55





Очень красивый роман!!! 10 из 10
Украденная невинность - Мартин КэтОксана
19.12.2012, 9.56





Мне очень понравился роман.
Украденная невинность - Мартин КэтЕва
16.05.2013, 13.31





Очень понравился романчик. Легкий и оставляет приятное впечатление после прочтения.
Украденная невинность - Мартин КэтАлена геолог
17.05.2013, 15.48





хороший роман
Украденная невинность - Мартин КэтГалина
10.08.2013, 2.08





Нудный ' растянут . Ничего особенного . Наверно дамы лучшего не читали . Судьба подруги гвен и то лучше показана
Украденная невинность - Мартин КэтVita
14.10.2013, 8.28





Роман достоин 10 баллов.
Украденная невинность - Мартин КэтКарина
12.01.2014, 12.56





Роман достоин 10 баллов.
Украденная невинность - Мартин КэтКарина
12.01.2014, 12.56





Интересный роман
Украденная невинность - Мартин Кэтанастасия
16.01.2014, 21.16





Интересный роман
Украденная невинность - Мартин Кэтанастасия
16.01.2014, 21.16





Интересная книга, читается на одном дыхании. Сюжет держит читателя в постоянном напряжении. Тот редкий роман, когда не хочется перелистывать страницы.
Украденная невинность - Мартин КэтНатали
16.01.2014, 21.41





Да что же это такое-почему в жизни невозможна хотя 1/1000 доля такого счастья? Кто в этом виноват? Больше не буду читать.И так хреново,а после этих сказок хочется.........СЧАСТЬЯ хочется и любви настоящего мужчины....где же все это???
Украденная невинность - Мартин Кэт111
15.02.2014, 10.46





Милая Единичка, не грусти. Женские романы это сказки для больших девочек. Почитала, отдохнула душой и забыла!А счастье тебе ещё непременно улыбнется, быть может оно гораздо ближе, чем ты думаешь! Я тебе этого от души желаю!!!!!!
Украденная невинность - Мартин КэтТуся
16.02.2014, 19.51





ТУСЕ!Как я Вас понимаю и согласна с Вами полностью!Роман отличный.Получила огромное удовольствие!
Украденная невинность - Мартин КэтНаталья 66
15.03.2014, 23.32





Милый,эмоциональный,трогательный до слез роман! 10 баллов
Украденная невинность - Мартин КэтОксана
20.03.2014, 12.57





Очень понравился роман, прочитала на одном дыхании :)
Украденная невинность - Мартин КэтКатюша
4.04.2014, 14.08





почитать можно.я даже увлеклась.но с 15 главы подзатянуто,пропал интерес.7
Украденная невинность - Мартин Кэттатьяна
4.04.2014, 23.52





Не знаете есть ли продолжение о судьбе Адриана Кингсленда, барона Волвермонта????)))
Украденная невинность - Мартин КэтИлона
29.04.2014, 1.01





Илона, есть. Роман называется "Опасные страсти"
Украденная невинность - Мартин КэтNeytiri
30.04.2014, 12.42





девочки.а про гвен есть роман.
Украденная невинность - Мартин Кэтсвеча
14.05.2014, 14.58





у кого не было подобного счастья - не там вы ищете) оно само вас найдет, не нужно шляться где-то, бухать и впадать в депрессии. живите нормальной жизнью и все будет ок. в свое время)
Украденная невинность - Мартин КэтНата
2.06.2014, 12.47





очень приятное чтение,
Украденная невинность - Мартин Кэтюлия
21.07.2014, 19.34





Не знаю почему, но дальше 16 гл. у меня роман не пошел, хотя пробовала еще раз. Не впечатлил, что бывает редко.
Украденная невинность - Мартин КэтЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
21.08.2014, 21.05





А я, в свое время, именно из-за этой книги полюбила любовные романы...не знаю, почему, но на маленькую невинную и наивную 14-летнюю меня он произвел неизгладимое впечатление))) Недавно перечитывала - ощущения все те же. Читала я романы и лучше, но этот - до сих пор люблю нежно и трепетно)))
Украденная невинность - Мартин КэтМаргарита
8.01.2015, 2.55





Возможно, это прозвучит занудно, но мне важны историческая достоверность и здравый смысл. А здесь этого нет.
Украденная невинность - Мартин Кэтren
8.01.2015, 9.34





Очень понравился роман! Просто приятно читать на ночь.
Украденная невинность - Мартин КэтАнна.Г
2.02.2015, 22.56





Очень интересный роман...советую всем
Украденная невинность - Мартин Кэтюлия
3.02.2015, 4.26





Очень интересный роман...советую всем
Украденная невинность - Мартин Кэтюлия
3.02.2015, 4.26





Замечательный роман - 10 баллов.
Украденная невинность - Мартин КэтАлена
4.02.2015, 1.02





Зря потраченное время. Если вы вообще ничего не знаете о Англии , и не хотите знать, то читайте этот бред. Впечатление, что автор никогда не интересовался историей, и создаёт картины того времени из своих фантазий.Этот сюжет можно прилепить на любое время,не заботясь о восприятии. Короче , пыталась прочитать, пропускала все сцены не касающие сюжета,хотя я все книги читаю от корки до корки. Но и тут не смогла. Стыдно стало за себя. Фу...
Украденная невинность - Мартин КэтГалина
6.02.2015, 9.03





Зря потраченное время. Если вы вообще ничего не знаете о Англии Франции , и не хотите знать, то читайте этот бред. Впечатление, что автор никогда не интересовался историей, и создаёт картины того времени из своих фантазий.Этот сюжет можно прилепить на любое время,не заботясь о восприятии. Короче , пыталась прочитать, пропускала все сцены не касающие сюжета,хотя я все книги читаю от корки до корки. Но и тут не смогла. Стыдно стало за себя. Фу...
Украденная невинность - Мартин КэтГалина
6.02.2015, 9.19





Сплошные фантазии, автора мне напоминают описания событий на Украине. Всё высасоно из пальца. Хотела погрузиться в чтиво, но с этим автором это не получится. Если конечно если вы не ученица 7 класса, и по истории у вас не неуд.
Украденная невинность - Мартин КэтГалина.
6.02.2015, 9.50





Тем,кто хочет отдохнуть!Советую прочесть эту книгу!
Украденная невинность - Мартин КэтНаталья 66
30.03.2015, 18.34





Немного затянуто ,но все равно очень интересный роман . Красивая сказка на ночь .
Украденная невинность - Мартин КэтЧита
3.04.2015, 23.23





НУ ЧТО МОГУ СКАЗАТЬ.....СУПЕР,СУПЕР,СУПЕР...МНЕ ОЧ ПОНРАВИЛОСЬ...С РАБОТЫ В НЕМ(В РОМАНЕ) И ДОМА ТОЖЕ...ЧИТАЙТЕ ДЕВОЧКИ)))
Украденная невинность - Мартин КэтСВЕТИК
6.12.2015, 0.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100