Читать онлайн Украденная невинность, автора - Мартин Кэт, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Украденная невинность - Мартин Кэт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.87 (Голосов: 1137)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Украденная невинность - Мартин Кэт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Украденная невинность - Мартин Кэт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Кэт

Украденная невинность

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Серенький рассвет просачивался в окна кабинета. Мэттью, свесив голову, сидел на кожаном диване, на котором ночью забылся тяжелым сном. Все тело ломило, словно его проволокла по земле упряжка лошадей, шея не гнулась, на щеках скрипела под ладонью свежая щетина. Чтобы уснуть, ему пришлось выпить почти целую бутылку бренди, и теперь голова раскалывалась от жестокого похмелья, а поскольку он забылся беспокойным сном все в той же волглой от сырости одежде, то рубашка и штаны были не просто измяты, а совершенно изжеваны.
Мэттью дорого бы дал, чтобы, проснувшись, не помнить ничего из событий минувшей ночи, но они уже начинали проясняться в памяти, давя на опущенные плечи, как железные вериги.
Вчера он вслед за Джессикой вернулся в Белмор-Холл, намереваясь сразу же, немедленно бросить ей в лицо обвинение в измене, тем самым ошеломить и вырвать из лживых уст имя любовника. Но все повернулось иначе, и ярость его нашла иной выход. Она вылилась в вожделение, жестокое и примитивное, вожделение сродни самой незатейливой похоти. Сознавая это, Мэттью даже с каким-то облегчением отдался на волю низкой страсти. Он взял Джессику грубо и болезненно — и все же не настолько жестоко, чтобы поранить жену.
Мэттью поднял голову, мутными глазами обвел окружающее и расчесал волосы трясущейся пятерней. Капитан пытался понять, какую допустил ошибку. Ему казалось, что независимо от способа, которым выплеснется ярость, после этого он обретет благословенную власть над своими чувствами, обретет выдержку, которой всегда гордился. Этого не произошло. Даже во время дикой, невозможной близости, которую он разделил с Джессикой, ярость продолжала метаться в нем. Она никуда не исчезла и после того, как страсть исчерпала себя, отняв все его силы. Мэттью и теперь чувствовал себя слишком смятенным для выяснения отношений.
Так не может продолжаться бесконечно, угрюмо думал граф. Самое позднее завтра спокойствие вернется, и тогда он заставит жену признаться в неверности, он сделает это хладнокровно, без насилия. Одно презрение будет ему подмогой.
Теперь же, поднимаясь по лестнице в свои комнаты и дергая шнурок звонка, чтобы вызвать камердинера, Мэттью сознавал, что никак не может предстать перед Джессикой. Помимо прочего, причина была в том, что их отношения развивались совсем иначе, чем Ситон предполагал сразу после свадьбы. Его физическое тяготение к ней не только не пошло на убыль, но даже усилилось, появились и другие оттенки чувств, с которыми он безуспешно пытался бороться: потребность защищать и заботиться (немыслимая, неуместная потребность лелеять ее), желание завести ребенка, родившееся из симпатии к маленькой Саре. И еще странное, почти пугающее чувство радости, вспыхивающее каждый раз, стоило жене оказаться рядом.
А ведь клялся, клялся не раскрываться для нее, не сокращать дистанции и держать эмоции в узде! Это ему попросту не удалось. Нелепо и безрассудно Мэттью позволил себе чувствовать с такой силой, с какой не чувствовал со дня смерти матери. Он проявил слабость и теперь расплачивался за это… Пока Мэттью мылся и брился, пока переодевался в одежду для верховой езды, взгляд его то и дело впивался в смежную дверь. Его мучила легкая тошнота после спиртного, выпитого на пустой желудок, голова продолжала раскалываться от боли, но куда сильнее беспокоила свинцовая тяжесть в душе, глухая ноющая боль, которая сразу усиливалась, стоило вернуться мыслями к Джессике. Мэттью пытался раздуть в себе ярость по поводу ее измены, но и ярость не оттесняла мучительной тоски.
— Меня не будет до самых сумерек, — объявил граф камердинеру, — и я хочу, чтобы к тому времени были собраны мои обычные дорожные вещи.
— Милорд!
— Рано утром я уезжаю в Портсмут, Ролли. Тебе известно, что я вот уже несколько дней жду повестки, и мое возвращение на борт «Норвича» — дело самого ближайшего времени. Я с таким же успехом могу ждать и в Портсмуте.
— Как желаете, милорд.
Выходя, Мэттью чувствовал спиной взгляд камердинера. Тот, без сомнения, задавался вопросом о причинах подобной спешки. Это означало, что прислуга Белмор-Холла получит новый повод к сплетням. Ну и пусть с этим разбирается Джессика, думал Мэттью. Это будет его прощальным подарком.
Он зло сунул перчатки за пояс бриджей и вышел из комнаты, хлопнув дверью. Ситон шел к лестнице широким шагом, словно хотел убежать если не от всего, что случилось за последние часы, то хотя бы из дома. Он почти преуспел в этом, но на промежуточной площадке, в тени громадной вазы со свежими цветами, стояла детская фигурка, и при всей своей отрешенности от окружающего Мэттью заметил ее. Чтобы не испугать девочку, капитан замедлил шаг.
— Сара! — мягко окликнул он, приблизился и склонился к ней.
Белокурая, с нежным овалом лица и прямым носом, девочка выглядела точной копией Джессики, и глухая тоска, с самого утра грызущая душу Мэттью, усилилась.
— Как же так, милая? Ты сейчас должна быть в постели! Дети не встают так рано, и потом, здесь холодно.
Девочка молча смотрела на него громадными голубыми глазами. Волосы, распушенные по узким плечикам, казались сотканными из лунного света. В ее упорном взгляде было что-то смущающее. Мэттью выпрямился и посмотрел вокруг в поисках дворецкого или кого-нибудь из слуг, кому можно было бы перепоручить Сару. Но поблизости никого не оказалось, и тогда он присел перед девочкой на корточки, собравшись продолжать расспросы. Сара как будто ждала этого, потому что сразу закинула ручонки ему за шею, безмолвно предлагая взять ее на руки. Мэттью так и поступил, но когда рука коснулась маленьких босых ступней, заметил вдруг, что они совершенно окоченели.
— Что же ты стоишь тут без туфель? — спросил он удивленно. — Нужно всегда их надевать, иначе простудишься.
Девочка только крепче обвила его шею руками и опустила голову в сгиб шеи, как делала всегда. Тонкая прядь волос, совсем светлых и по-детски тонких, коснулась щеки Мэттью, почему-то заставив сердце стесниться. Ситон направился к детской, миновал Виолу, крепко спящую в большей комнате, и тихо прошел в маленькое уютное помещение, отведенное Саре. Он опустил ее на ковер в изножье кровати и сделал движение подняться, но детские ручки не позволили ему высвободиться. Голубые глаза (Господи, до чего же громадные!) уставились ему в лицо, быстро наполняясь слезами.
— Папа… — произнесла девочка одними губами, дотронулась поцелуем до его щеки и снова положила голову в сгиб плеча.
Жестокие тиски сдавили грудь Мэттью, не давая дышать. Граф посадил Сару на колено и начал покачивать, словно баюкая, потом уложил в кроватку. Он не торопился покинуть детскую, с горечью спрашивая себя, кто из них более одинок сейчас, Сара или хозяин дома.
Мэттью не мог бы сказать, как долго оставался с ребенком, просто сидя рядом и легонько прижимая его к себе. Он так ни разу и не шевельнулся, пока сон не сморил Сару. И даже тогда, приняв более удобную позу, капитан продолжал сидеть, глядя на нее.
Наконец Мэттью встряхнулся, повел затекшими руками и выпрямил ноги. Подоткнув одеяльце вокруг спящего ребенка, он направился было к двери, но приостановился и обернулся. Как это было бы, подумал Мэттью, как это могло бы быть — иметь ребенка от Джессики? Как мог бы обернуться их брак, если бы она, его жена, не предала его так подло?
Теперь Мэттью уже не был уверен, что когда-либо хотел завести ребенка, но вдруг сообразил, что прошлой ночью, в момент их исступленной страсти, могла быть зачата новая жизнь. Как мог он быть так неосторожен? Ведь после всего, чему граф оказался свидетелем, откуда появится уверенность, что ребенок родится от него, а не от другого?
Тоска переливалась в нем, как горькое и тяжелое вино, она шевелилась и пульсировала, словно нечто живое и страшное, но Ситон сделал титаническое усилие, и томительное ощущение начало меркнуть. Это был первый шаг к бесчувствию, которое граф сознательно культивировал всю свою зрелую жизнь, шаг к пустоте, которую он по глупости заполнил чувством к женщине.
Проходя мимо комнат Джессики, Мэттью бросил на дверь мрачный взгляд, но не остановился.
Всю ночь Джессика прометалась по постели без сна, раздираемая тревогой. На рассвете ей наконец удалось заснуть, и хотя это был беспокойный сон, длился он куда дольше, чем ей хотелось бы. Услышав шорохи в спальне, вошла горничная Минерва (занявшись Сарой, Виола предпочла переложить на ее плечи многие из своих обязанностей). Заправляя постель, девушка, по обыкновению, щебетала понемногу обо всем, но на этот раз Джессика едва ее слышала. Она была обессилена физически и опустошена морально — и при этом взвинчена. Мысли ее вертелись только вокруг Мэттью и непонятного гнева, переполнившего его по возвращении из Биконсфилда. Джессика не могла даже предположить, как муж поведет себя, услышав о выходке Дэнни.
Одеваясь, женщина чувствовала себя точно избитой после того, что случилось ночью. Даже волосы, когда Минни водила по ним щеткой, отзывались легкой болью у самых корней, словно их крутили и тянули, хотя она и не помнила, чтобы такое было. Когда горничная попыталась соорудить сложную прическу, Джессика отмахнулась:
— Оставь, Минни! У меня нет на это времени.
— Как желаете.
Но несмотря на то что волосам позволено было свободно рассыпаться по плечам и спине, процедура причесывания длилась еще несколько невыносимо долгих минут. Джессика не хотела думать о том, что час слишком поздний, что она уже опоздала в это утро с объяснениями, но все равно нервозность ее усиливалась с каждой убегающей секундой.
Снова и снова возвращалась она к моментам исступленной страсти, которая теперь, в свете дня, казалась еще более неистовой, почти животной. Почему Джессика не воспротивилась тогда, а позволила вовлечь себя в нечто совершенно чуждое людям их круга? Она тогда боялась мужа и чуждалась его — и все это извращенным образом подстегнуло желание. Вспоминать о случившемся сейчас было стыдно, но мучил Джессику не стыд, а сознание того, что Мэттью сурово осудил ее за несдержанность и потому, как никогда прежде, оставил одну после близости.
Поднявшись, Джессика окинула критическим взглядом свое отражение, набрала в грудь побольше воздуха и приготовилась ступить на территорию мужа. Какой бы трепет она ни испытывала при мысли о разговоре с ним, невозможно было и дальше оттягивать неизбежное. Кроме того, нужно узнать, что же все-таки случилось. Джессика вознесла молитву о помощи и несколько раз постучала. Никакого ответа. Тогда графиня спустилась вниз.
— Доброе утро, Оззи! — приветствовала она дворецкого, надеясь, что ее улыбка выглядит непринужденно. — Не знаете ли, где граф Стрикланд?
— Мне очень жаль, миледи, но его милость уже изволил выехать.
— По правде сказать, я так и думала… — Она пожала плечами и закусила губу, подыскивая нужные слова. — К сожалению, я не совсем точно помню, каковы его планы. Он не сказал, куда направляется?
— Нет, миледи, не сказал. Мне известно лишь то, что граф будет отсутствовать до самых сумерек.
— Что ж, Оззи, благодарю.
Уходя, Джессика с досадой качала головой: теперь придется провести беспокойный день! Почему Мэттью уехал без всякого объяснения? Куда он направился? Неужели муж ее избегает? она и раньше не понимала его состояния, теперь же просто терялась в догадках.
День показался ей настоящим пребыванием в чистилище. За что бы она ни бралась, ничто не помогало отвлечься. При виде папы Реджи Джессика бросалась за ближайший угол из опасения, что маркиз заметит в ее глазах страх и подступит с расспросами. Кое-как ей удалось дотащиться через бесконечный день до ужина, в основном благодаря работе в теплице. Ужин нисколько не облегчил настроения. Маркиз ворчал насчет того, что «некоторым непоседам» следует заранее предупреждать о новой отлучке, особенно если не успел даже поздороваться после предыдущей, и Джессике удалось ответить на это какой-то шуткой. Ужин закончился, все разошлись по комнатам, а от Мэттью no-прежнему не было ни слуху ни духу.
Только поздно ночью она услышала шаги в соседней комнате, и тотчас расправила крылья паника, притупленная долгим ожиданием. Сердце забилось неровно, слишком часто. К счастью, Джессика не успела переодеться после ужина. Оправив нарядное платье цвета слоновой кости, которое надела, чтобы выглядеть наиболее привлекательно, женщина направилась к двери, ведущей в апартаменты мужа.
В своей гостиной Мэттью сразу же подошел ближе к зажженному камину. Верхнюю одежду он сбросил и теперь расстегивал пуговицы рубашки. После целого дня в седле кружева обвисли и смялись, пыль покрыла белый шелк, шейный платок перекрутился. Физически ему удалось утомить себя до предела, но сознание оставалось ясным даже после долгой и трудной борьбы с мыслями о Джессике.
Мэттью понимал, что рано или поздно им придется объясниться, и все-таки продолжал откладывать разговор. К своему удивлению, Ситон не мог справиться с чувством, похожим на страх. Слова, которые он готовился бросить в лицо жене, означали не просто обвинение в измене. Они должны были поставить точку на всех его надеждах, на всех глупых, наивных мечтах, которые родились в нем за время жизни с Джессикой. Если бы только он мог возненавидеть ее! Однако пока Мэттью чувствовал только саднящую боль и начало пустоты.
И еще он был одинок — одинок, как никогда прежде.
Может быть, винить стоило не жену, а самого себя. За то хотя бы, что граф Стрикланд навязал ей брак, которого Джессика не хотела. Но было ли это справедливо? Если она все-таки стала его женой, то могла бы уважать его достаточно для того, чтобы хранить верность.
Стук в дверь заставил его вздрогнуть и выпрямиться. Не сразу он понял, что стучат в смежную дверь, а когда до него дошло, что к чему, то напрягся всем телом, Стучала жена, она хотела войти — очевидно, с какими-нибудь упреками. Что ж, самое время, подумал Мэттью и стиснул зубы, готовясь к тягостной сцене. На мгновение в памяти возникла картина: Джессика, подступающая ближе к темной мужской фигуре на задах таверны «Приют путника», но Мэттью оттеснил ее усилием воли.
На этот раз он не даст чувствам разыграться.
Не доверяя твердости голоса, Мэттью молча пересек гостиную и рывком распахнул дверь. Граф отступил, позволяя жене проскользнуть внутрь, потом толчком захлопнул створки.
Как она была прекрасна, его жена! В платье цвета слоновой кости, строгом и элегантном, она стояла очень прямо у небольшого круглого стола, за которым когда-то они праздновали осуществление своего союза. Закрытый ворот не позволял видеть округлости грудей, но тем более соблазнительно они приподнимали шелковую ткань.
— Добрый вечер, милорд.
— Добрый вечер, миледи, — ответил Мэттью с непроизвольной саркастической усмешкой.
Джессика заметила это, и щеки ее слегка побледнели.
— Я очень… я очень рада, что вы наконец вернулись.
— В самом деле?
— Да… то есть… я надеялась, что смогу обсудить с вами несколько вопросов первостепенной важности.
— Неужели? — все тем же тоном спросил Мэттью, приподнимая бровь. — Как это странно! Дело в том, что и у меня есть что обсудить с вами.
Джессика подошла ближе к камину. Ситон изо всех сил старался не обращать внимания на то, как отблеск огня играет на ее волосах, как при ходьбе слегка колышутся ее бедра и как шелковая ткань напоминает своей гладкостью ее кожу. Но более всего Мэттью старался не допустить, чтобы ожила в душе боль.
— Тогда кто же начнет, вы или я? — спросила Джессика.
— Кто же, как не вы, любовь моя!
Она кашлянула, не поднимая взгляда. Мэттью заметил, что если вначале Джессика выглядела безмятежной, то теперь постепенно проступили нервозность и физическая усталость. Легкая жалость шевельнулась в душе. Но он безжалостно, как змею, задавил ее.
— Я хотела бы поговорить о прошлой ночи…
— О прошлой ночи? — повторил граф, настораживаясь.
— Да, милорд.
— Если речь идет о том, как мы… каким образом мы занимались любовью, то прошу прощения, если я причинил вам боль. У меня не было такого намерения.
— Вы не причинили мне боли, милорд, — возразила Джессика, и два пятна лихорадочного румянца расцвели на ее бледных щеках.
— В таком случае что же тут обсуждать?
Она облизнула губы и приоткрыла рот, намереваясь ответить, но тут ее взгляд упал на два дорожных чемодана, аккуратно упакованных и стоящих наготове возле кровати.
— Так вы… вы уезжаете?! Почему? То есть я хотела сказать — куда вы уезжаете?
— В Портсмут, — холодно ответил Мэттью, скривив губы в усмешке. — Я возвращаюсь на борт своего корабля. Сначала я намеревался дождаться повестки дома, но после вчерашнего… словом, мои планы изменились.
— Значит, вы уходите на войну? — На этот раз ее голос поднялся высоко и едва не сорвался.
— Вы знали, что мне придется так поступить.
— Но я не знала, что это вопрос решенный! Я думала… я надеялась, что вы предупредите меня, дадите время привыкнуть…
— Привыкнуть к чему, Джесси? Как я должен понимать это? Что тебе небезразличен мой отъезд на войну?
— Как он может быть безразличен мне? Я твоя жена, Мэттью! Твоя жизнь будет подвергаться смертельной опасности, и что же, по-твоему, мне это может быть безразлично?
Ситон пристальнее вгляделся в нее и заметил, как она дрожит. Каждое слово ее дышало искренностью, и тем больнее было сознавать, что каждое слово — ложь. Его выдержка начинала изменять ему.
— Значит, я тебе небезразличен…
— О Боже, конечно!
— Если это так, зачем ты шляешься по ночам в таверну «Приют путника»? Зачем завела себе любовника?
— Что?!
— Прошлой ночью я вернулся из Биконсфилда раньше, чем обещал. Я увидел, что ты покидаешь Белмор-Холл и последовал за тобой. На задах таверны я наблюдал за твоим пылким свиданием с любовником. Было слишком темно, чтобы разглядеть его лицо, но это не важно. Ты сама назовешь мне имя прежде, чем закончится эта ночь!
Мэттью впился взглядом в лицо жены, впервые позволив презрению и гневу выразиться со всей полнотой.
Некоторое время Джессика стояла в оцепенении. Она, побледнела так, что кожа лица казалась совершенно бескровной. После долгого тягостного молчания губы ее сжались, и Мэттью сообразил, что это признак гнева.
— Вы можете быть совершенно уверены, ваша милость, что я назову вам имя человека, с которым встречалась. Дело в том, что именно за этим я и пришла к вам сейчас.
Что-то острое полоснуло его внутри, оставив неопределенность и еще большую тревогу, чем прежде. Мэттью вдруг перестал понимать, что происходит, кто обвиняет, а кто оправдывается.
— Вчера после обеда из городка прибыл мальчишка, — начала Джессика, сцепив пальцы с такой силой, что те побелели. — Он доставил письмо, адресованное мне. Я поняла сразу, как только прочла его, что отправитель прекрасно знает о вашем отсутствии в Белмор-Холле и о том, что до следующего утра вы не вернетесь домой. Слабое здоровье маркиза не позволило мне обратиться к нему за помощью. Таким образом, обстоятельства не оставили мне иного выбора, кроме как действовать самостоятельно. — Судорожным движением пальцы ее нырнули в карман и вернулись с листком, измятым и явно не раз перечитанным, — Вот полученное мной письмо, милорд. Прочтите его, и вы узнаете причину, по которой я оказалась поздно вечером рядом с таверной «Приют путника». Человек, которого вы видели, — мой брат Дэнни.
Она сделала несколько торопливых шагов и сунула письмо в руку, которую Мэттью автоматически протянул, Джессика плакала молча, не всхлипывая и не закрывая лица, и капли срывались со щек тяжело, словно свинцовые.
— У меня нет и не было любовника, Мэттью. Он мне ни к чему. Единственный мужчина, которого я когда-либо любила, — это ты.
Ситон снова испытал приступ ужасной, острой боли — короткий, но мучительный приступ настоящей боли в сердце. Секунды текли, а он все смотрел на зажатое в руке письмо. Мэттью по-прежнему ничего не сознавал, не мог осознать, внутренне защищаясь от правды, которая могла раздавить его. Потом попытался читать, но не мог: строчки прыгали перед глазами. Медленно поднял он глаза на Джессику, налицо, залитое слезами. Недолгий гнев оставил ее, и теперь в прекрасных чертах читались только обида и укор.
Мэттью хотел сказать что-нибудь, какие-то единственно правильные слова, которые поставили бы все на свои места, но в голове царила пустота, в которую граф мысленно заглянул, как в черную бездонную яму, — и отшатнулся. Там не было ни образов, ни мыслей, ни даже лучика света, который помог бы найти дорогу.
Джессика ждала еще какое-то время, потом ее искаженное отчаянием лицо разгладилось. Она вскинула подбородок и вышла, закрыв за собой дверь мягко, без стука.
Когда звук се шагов затих, Мэттью достаточно собрался с силами, чтобы пробежать письмо глазами. Оно было словно приговор непростительной глупости, которая вымостила ему дорогу в маленький личный ад. Капитан совершил ошибку. В Который раз. Он несправедливо заклеймил Джессику. В который раз.
Всему виной слепая, низменная ревность. И предубеждение, с которым граф всегда относился к жене. Вопреки всему доброму и хорошему, что он успел увидеть в ней, Мэттью втайне продолжал считать, что дочь падшей женщины самой судьбой обречена пойти тем же путем. Он не верил ей потому, что ее кровь была не настолько чиста, как кровь аристократки, хотя бы Каролины Уинстон.
Да, не чиста! Но ее сердце и душа были кристально чистыми, может быть, даже более чистыми, чем у самой чистокровной аристократки!
Мэттью понял это с определенностью, которая прежде почему-то ускользала от него. Почему, почему он был так страшно слеп?
Странное жгучее ощущение в глазах отрезвило его. Ситон так давно не испытывал ничего подобного (с шестилетнего возраста, когда умерла его мать), что не сразу сообразил, что плачет. В тот далекий день он в последний раз услышал слова: «Я люблю тебя, Мэттью…» С тех пор никто не произносил их, даже отец. До сегодняшнего дня.
По сравнению с болью, которую граф испытывал теперь, прежние муки казались нелепыми. Путь до двери показался ему бесконечным, но его нужно было пройти во что бы то ни стало. В смежной комнате было тихо. Женщина, которую он оскорбил подозрением, стояла у окна, и хотя плечи ее не вздрагивали от рыданий, во всей ее позе сквозило отчаяние. Но голова была высоко вскинута.
Сколько еще ударов должен он нанести, прежде чем научится верить безоговорочно? Как долго обречена Джессика тщетно бороться за его доверие?
Пушистый ворс персидского ковра заглушал шаги. Остановившись за спиной жены, Мэттью поднял руки, но не сразу решился взять ее за напряженно расправленные плечи. Наконец он осторожно повернул ее к себе.
— Джесси… милая, прости!
Она уже не плакала, только глаза блестели от недавно пролитых слез. Ничего не ответив, Джессика перевела взгляд куда-то ему за спину, в пространство.
— Мне не следовало делать скоропалительных выводов… нужно было сразу же объясниться с тобой, вместо того чтобы накручивать себя в одиночку. Я даже не знаю, почему так случилось. Прежде я не испытывал ревности и только теперь понял, куда она может завести…
— Ты никогда не верил мне, правда? — перебила Джессика, заглядывая ему в глаза. — Ни одной минуты, даже после того, как мы поженились? Ты был уверен, что, как и моя мать…
— Не говори так, милая!
Мэттью привлек ее с себе, избегая этого ищущего взгляда. В этот момент, помимо сожалений о жестокой обиде, нанесенной ей, и угрызений совести, он чувствовал стыд оттого, что увидела жена, заглянув ему в душу.
— Внутренне ты нисколько не похожа на свою мать.
— Нет, похожа, Мэттью! — воскликнула Джессика и вырвалась, отступив на несколько шагов, когда муж попытался удержать ее. — Ты даже не знаешь, до чего я на нее похожа!
Мэттью мог только молча покачать головой, снова не находя нужных слов для утешения.
— Прошлой ночью, когда ты вернулся из Биконсфилда, я сразу почувствовала, что ты вне себя. Я не понимала, в чем причина, и ты пугал меня вначале, пугал и отталкивал своей грубостью, но потом я… я начала желать тебя, и чем дольше это продолжалось, тем сильнее становилось желание! Мне нравилось то, что ты делал со мной, Мэттью, и было все равно, что это шло от ярости, а не от нежности! Может быть, именно твоя ярость и придавала этому остроту! Ты заставил меня желать тебя, как никогда прежде, и мне было нужно, необходимо, чтобы ты взял меня так же неистово! Нет ничего странного в том, что ты не веришь мне, — ведь я ничем не лучше продажных женщин из «Черного борова»!
— Прекрати! Прекрати немедленно! — Мэттью как следует встряхнул ее, а потом стиснул в объятиях. — Ты самая чувственная, самая горячая женщина, которую только мог создать Бог, и я денно и нощно благодарю его за то, что он послал мне жену, способную разделить со мной радости плотской любви. — Джессика попыталась что-то возразить, но Мэттью снова встряхнул ее. — Что бы мы с тобой ни делали, знай — в этом нет ничего порочного. Я уже говорил тебе это в ночь, когда взял твою невинность, и повторю снова, если понадобится, тысячу раз. В том, что случилось прошлой ночью, виноват только я. Я был круглым дураком, Джесси, злобным ревнивым дураком, начисто лишенным здравого смысла. Если можешь, прости меня.
Джессика медленно наклонила голову и опустила ее на руки, стиснувшие ворот его рубашки.
— Я очень люблю тебя, Мэттью. Я могла бы простить тебе почти вес.
Но когда жена снова подняла взгляд, в нем сквозила печаль, которой не было прежде. Мэттью подавил тяжелый вздох. Кого винить, кроме самого себя? Своим безрассудным поступком Ситон рассек их общий мир узкой, но глубокой трещиной, которая не обязательно должна закрыться со временем. Невозможно выбрать для этого более неудачное время, чем канун ухода на войну. Он мог только молча гладить белокурые волосы жены.
— Я не должен был сомневаться в тебе… — наконец сказал Мэттью и снова умолк.
— Но ты… — Джессика прижалась чуточку теснее, так, что граф ощутив мелкую частую дрожь, время от времени сотрясавшую се. — Теперь, когда все выяснилось, ты все равно уедешь?
— Только когда это будет абсолютно необходимо, — ответил он, целуя ее в макушку. — Я давно хотел поговорить, предупредить об отъезде, но все не мог собраться с духом. Не хотелось заранее тревожить отца, да и подходящего случая не представлялось.
— Так, значит, все дело было в этом? — Джессика отстранилась и снова впилась взглядом ему в глаза. — До прошлой ночи тебя беспокоила только необходимость идти на войну?
— Как же мне было не беспокоиться, Джесси? Правда, теперь мы женаты, и в случае чего тебе ничто не грозит. Если я не вернусь…
Она поспешно прижала к его губам ладонь, не желая слушать. Несколько минут длилось молчание.
— Ты не должен говорить таких вещей, Мэттью, не должен даже думать о них. Вот увидишь, ты вернешься целым и невредимым и, когда вернешься, никогда уже больше не покинешь Белмор.
Мэттью задался вопросом, не означает ли это надежду на прошение. Пусть не сразу, но прошение полное. Он нанес Джессике жестокую обиду, но если еще не поздно…
— Обещаю, что больше не покину Белмор, если… когда вернусь.
Синие глаза смотрели на него с бледного лица. Ситон прочел в них признание в любви и позволил себе поверить. Прежде Мэттью не испытывал потребности в любви женщины, тем большей неожиданностью явилось то, каким теплом наполнило его душу сознание этой любви. Робкая надежда на будущее окрепла, и тяжелейший вес опрометчивого поступка, почти ощутимо лежавший на плечах, начал понемногу исчезать. Мэттью поклялся себе, что вернется, непременно вернется с войны, потому что ему есть к кому возвращаться.
Но потом пришли мысли о сражениях, об огне и крови, об искалеченных, умирающих людях и о вдовах, льющих слезы по мужьям, которым никогда уже не вернуться.
Мэттью мог поклясться, что вернется, но только Провидение знало, что его ждет.
Адам Аркур вот уже несколько часов прохлаждался на Слоун-стрит, в «Петушке и курочке». Крикливо обставленное помещение провоняло табачным дымом и дешевыми духами, но бордель считался достаточно чистым и респектабельным благодаря усилиям хозяйки, Софи Стивене. Кроме того, среди ее «курочек» была одна, отдаленно напоминающая Гвендолин Локарт. Она-то и устроилась сейчас на коленях Адама.
Потягивая джин, Сен-Сир по привычке рассеянно похлопывал женщину по заду. В этот день он явился в бордель с конкретной целью: купить миниатюрную темноволосую шлюшку на всю ночь и тем самым заглушить снедающую его лихорадку. Гвендолин Локарт заполняла его дневные мысли и возвращалась ночами во сне. С памятной встречи в Белморе виконт не мог думать ни о чем, кроме того, какова может быть в постели эта в высшей степени необыкновенная девушка.
Встреча в Воксхолле усугубила положение. Там Адам узнал на вкус яркие губы Гвен, коснулся волнующих изгибов ее тела, вдохнул запах ее духов — нежный и свежий аромат сирени. Только однажды за всю свою жизнь он желал женщину с такой безумной силой. Это была тихая кроткая девушка по имени Мэри, которую виконт, тогда еще мальчишка, любил первой и чистой любовью. Она была обручена с другим, а ему в жены предназначалась Элизабет Редмор.
Если вспомнить, как обернулось дело, оставалось только радоваться, что Сен-Сир никогда не испытывал ни грана любви к женщине, на которой женился. Аркур даже решил, что совершенно выгорел душой и может уже не бояться пробуждения чувств.
И вот появилась Гвендолин Локарт, это опасно-притягательное сочетание невинности и пылкости, неопытности и бравады. К ней тянуло вопреки всему: цинизму, пустоте в душе, горькому опыту. Она чем-то напоминала едва теплящийся костер, в который стоит только дунуть, чтобы пламя взметнулось до небес. Возможно, в ней таилась страстность под стать Элизабет.
Но Элизабет при всей своей физической ненасытности оставалась холодной и расчетливой, эгоистичной и жестокой. Гвен очень хотелось казаться взрослой, умудренной опытом, видавшей виды, на деле же девушка была нежной, ранимой и во многом наивной. Это было так трогательно, что Адам вынужден был напоминать себе о том, что он как-никак прожженный повеса, человек без чести и совести, с ожесточенным сердцем, закрытым для нежных чувств…
Встряхнувшись, Аркур наклонился, чтобы поцеловать в шею продажное подобие Гвен. Рэчел достаточно напоминала ее, чтобы это могло утолить страсть, угрожающую выйти из-под контроля. Удовольствие и чувства — вещи разные, и смешивать их опасно, потому что одно осложняет другое, с усмешкой думал Адам. Если Гвен вызывает в нем такое желание, почему бы не сосредоточиться на том, как завлечь ее в постель? Он не раз проделывал подобное, и если до сих пор его не мучила совесть по поводу Соблазненных девственниц, то и на этот раз опасаться нечего.
Во время последней встречи оба высказались недвусмысленно. Физическое тяготение, которое они чувствовали друг к другу, не имело ничего общего с потребностью в брачных узах. Как славно, что женский пол состоит не только из милых дурочек, чьи помыслы сосредоточены на семье и детях! Только они, да еще те из мужчин, кто сел на мель и не прочь разжиться деньгами, готовы подставить руки под кандалы.
— Что ж мы наверх-то не идем, миленький? — вкрадчиво осведомилась Рэчел, теребя его за рукав. — Будешь много думать — вся сила в голову уйдет!
— Неплохо сказано! — одобрил Адам с улыбкой. — И верно, пора нам подняться наверх и заняться друг другом вплотную. Разве не за этим я сюда пришел? Давай-ка тащи этот хорошенький зад в свою комнату, а я подойду через пару минут.
Так он и поступил — как оказалось, совершенно напрасно. Рэчел, конечно, напоминала Гвендолин Локарт, но не настолько, чтобы можно было заменить одну на другую. Если бы не профессиональный опыт, ей не удалось бы добиться даже самой жалкой эрекции. Кончилось тем, что Адам поставил ее на колени и предоставил доделывать начатое, после чего застегнулся и мрачно спустился в зал.
Он задумывал эти часы как вечер разнузданного разврата, а вместо этого одиноко сидел за бутылкой джина, чувствуя себя нелепо виноватым, словно добропорядочный муж, только что совершивший измену.
Проклятие, думал виконт, в том-то и состоит проблема с женским полом! Стоит женщине запустить коготки в мужчину, и этот бедный идиот уже не способен ее стряхнуть. Он старался разжечь в себе злость, но злился больше на себя, чем на Гвен. Наконец Адам дал себе слово переспать с ней при первой же возможности и тем самым избавиться от наваждения. Это будет примерно то же, что скинуть с горла удавку.
В конце концов, кто такая Гвендолин Локарт? Женщина, и только. А с женщинами он всегда управлялся легко.
Мэттью соскочил с подножки кеба и направился к дверям «Брукса», не обращая внимания на уличную суету. Довольно долго он разыскивал по Лондону Адама Аркура, намереваясь заручиться его поддержкой в предстоящем деле. К. сожалению, пока поиски не увенчались успехом, и Мэттью начал настраивать себя на то, чтобы действовать в одиночку.
В помещении клуба там и тут тянулись вверх струйки сигарного дыма, но потолок был так высок, что воздух оставался чистым. За одним из самых дальних столов Мэттью заметил знакомую фигуру с бокалом бренди в руке.
— Сен-Сир! — воскликнул он с облегчением.
Виконт окинул его непривычно мрачным взглядом, потом улыбнулся и поднялся пожать протянутую руку.
— Слава Богу, ты здесь! «Брукс» был последним в моем списке заведений, которые ты посещаешь.
— А я было решил, что наш примерный семьянин будет ржаветь в Белморе остаток сезона.
— Так и было бы, но меня привела в Лондон настоятельная причина: я должен кое-кого разыскать.
— Кого же?
— Негодяя и пройдоху по имени Дэнни Фокс. Я все утро наводил справки и теперь приблизительно знаю, где он обитает.
— Помощь требуется?
— Я ни минуты не сомневался, что услышу это! — Мэттью дал приятелю дружеского тычка в плечо. — Помощь будет более чем кстати. По правде сказать, не обнаружив тебя в «Петушке и курочке», я начал опасаться, что смогу рассчитывать только на собственные силы. Странно… я думал, ты не вылезаешь из этого заведения.
— Как раз сегодня мне пришло в голову, что мои действия становятся чересчур предсказуемыми, — засмеялся Адам. — Нужно будет поменять штаб-квартиру.
— Предсказуемость — признак старости, друг мой Адам. Судьба намекает, что пора остепениться.
— Только не это!
Мэттью покачал головой и усмехнулся.
— Так чем я могу помочь? — спросил Адам.
— Для начала тем, что составишь мне компанию. Возможно, до большего дело и не дойдет, но в притонах, где предпочитает проводить время этот человек, не мешает иметь защищенный тыл.
— И только-то?
— Будет лучше, если ничего серьезнее не случится. Нам бы только найти его, а там уж я с ним справлюсь.
— Судя по выражению твоего лица, этот парень как следует тебе насолил, — заметил Адам, бросая взгляд на стиснутые челюсти Мэттью.
— Именно так. В мое отсутствие он посмел угрожать Джессике, и ей пришлось откупиться от него деньгами и драгоценностями. Однажды я уже дал ему урок, но, похоже, недостаточно серьезный.
— Откуда ты собираешься начать?
— Со Слоун-стрит, с игорных притонов. Думаю, до ростовщиков дело еще не дошло. Он начнет продавать драгоценности только тогда, когда проиграется вчистую, а сумма у него на руках немалая. Я остановился на Слоун-стрит еще и потому, что там есть несколько дешевых борделей. Этот тип мнит себя любимцем женщин и не устоит перед возможностью просадить на них часть денег. Думаю, нам не придется долго его разыскивать.
«Розовый чулочек» был третьим по счету заведением, сочетающим в себе бордель и игорный дом, куда заглянули Мэттью и Адам. Это был просто подвал с низким потолком, грязный и плохо освещенный, состоящий из «зала» и пары задних комнат. Несколько девиц не первой свежести толклись у столов в надежде, что кому-нибудь из завсегдатаев потребуется передышка в игре. Их расположение обходилось недорого, шиллинг за целую ночь.
Там-то и обнаружился Дэнни Фокс, деловито просаживающий деньги, выманенные шантажом. Одной рукой он громко шлепал картами об стол, другой обнимал толстую служанку.
— Жди меня снаружи, — вполголоса сказал Мэттью Сен-Сиру. — Я постараюсь выманить его.
Некоторое время капитан следил за тем, как Дэнни пытается жульничать в вист (надо сказать, без особого успеха), потом наклонился и прошептал ему на ухо:
— Мне нужно сказать тебе пару слов, Дэнни. Давай-ка выйдем. Если откажешься, я выволоку тебя силой. И можешь быть уверен, я не побоюсь скандала.
В первое мгновение лицо брата Джессики побледнело, но он быстро оправился и подмигнул Копни Дибби, сидевшему чуть поодаль.
— Глянь-ка, кореш, кто к нам пришел! Его чертова милость!
Мэттью смерил взглядом тонкую как жердь фигуру. Это пугало он помнил еще со времен жизни в Ситон-Мэноре, когда Конни шарил по карманам в числе других оборванцев из ближайшего городишка. Они встречались и позже, во время стычки на ярмарке в Элсбери.
— Ты тоже пойдешь с нами, Дибби.
Дэнни послал приятелю ободряющий взгляд, как бы предлагая не беспокоиться; вдвоем они всегда справятся с нежданным гостем. Однако Копни, труса по натуре, это не убедило.
— А я чего? — заныл он. — Я ничего! Это все он…
— Мы поговорим снаружи, джентльмены, — насмешливо перебил Мэттью.
Не желая привлекать к себе внимания шумным скандалом, оба приятеля со скрежетом отодвинули стулья по грубо отесанным доскам пола и поднялись. Заведение было до того убогим, что даже щели между бревнами не были проконопачены и сквозняк свободно гулял в прокуренном полумраке.
— После вас, джентльмены!
Мэттью отступил, пропуская Дэнни и Конни вперед, но последовал за ними почти вплотную. Как он и ожидал, едва ступив в темный переулок и позволив двери захлопнуться, оба повернулись и сделали выпад. Ситон уклонился достаточно ловко, поэтому кулак Дэнни всего лишь скользнул ему по плечу. Конни и вовсе промазал. Схватив брата Джессики за лацканы, Мэттью припечатал его к стене и нанес сокрушительный удар в живот. Еще один, не менее сильный, чуть было не своротил набок челюсть. Поскольку дыхание у Дэнни перехватило еще после первого удара, он только глухо ухнул. Подоспевшему Адаму не пришлось долго разбираться с Конни. Он просто швырнул его об стенку и сунул под нос тяжелую трость, из которой при повороте набалдашника выскочило острое лезвие. — Тебе лучше не дышать, приятель.
— Я и… тово… не дышу!
— Судя по тому, какой из тебя паршивый шулер, ты успел проиграть деньги, — прорычал Мэттью, приподнимая обмякшего Дэнни. — Отвечай, что ты сделал с драгоценностями?
— Значит, эта шлюха, подстилка графская, все выболтала? Вот уж не думал, что у ней хватит духу.
— Еще раз спрашиваю; где драгоценности? — Пальцы сомкнулись вокруг перечеркнутого шрамом горла и начали медленно сжиматься. — Третий раз я повторять не стану.
— Запродал я их! — просипел Дэнни. — Как Бог свят, запродал! А деньжата потратил. Вот, малость осталась… — Он выудил из-за пазухи грязный кошель и потряс им. — Можете подавиться!
— Деньги я заберу, Дэнни, — заверил Мэттью, нехорошо улыбаясь. — Там, где ты скоро окажешься, они тебе будут ни к чему. Кстати, и твоему дружку, мистеру Дибби, тоже.
Он сделал широкий приглашающий жест, в ответ на который из глубокой тени вышли шестеро здоровяков. У двух из них в руках было по суковатой дубинке, остальные четверо недвусмысленно сжимали кулаки.
— Придется вам, мистер Фокс, отправиться в дальние страны морским, значит, путем, — ухмыльнулся самый внушительный из них, рыжий верзила со шрамом на щеке. — Мистер Дибби составит вам компанию.
— Мы пропали, Дэнни! — взвизгнул Конни, не обращая внимания на укол лезвия в кончик носа. — Вербовщики!
— Они самые, — еще шире усмехнулся предводитель.
— Капитан судна «Харвест» — мой давний друг, — сказал Мэттью. — Он будет рад заполучить в команду две пары крепких рабочих рук.
— Я тебя укокошу, как Бог свят, укокошу! — завизжал Дэнни, в ярости забывая все врожденное, впитанное с молоком матери уважение к высшему сословию.
— Не думаю, что у тебя будет на это время. Скорее всего ты будешь слишком занят скоблением палубы и чисткой медяшки. Может статься, тебе и вовсе не представится случая снова ступить на английскую землю, а если все-таки представится, ты не застанешь меня врасплох. Я буду ждать тебя, Дэнни, и десять, и двадцать лет — сколько потребуется. И когда бы ты ни появился, я не стану больше тратить слов. Сегодняшнее предупреждение было последним, клянусь Богом.
Оба жулика притихли. Вербовщики без долгих уговоров заломили им руки за спину, ловко связали и повлекли во тьму. Последним, что видел Мэттью, было шесть массивных фигур, широко шагающих по направлению к докам, и две фигуры пожиже, семенящие между ними. Когда они скрылись из виду, Мэттью повернулся к Сен-Сиру.
— От душ и благодарю тебя. Адам. Ты настоящий друг.
— Да мне и делать ничего не пришлось, — с некоторой досадой отмахнулся тот. — Скажу честно, Мэтт, с тобой не соскучишься.
Оба засмеялись.
— Знаешь, мой городской дом совсем недалеко отсюда. Располагайся на ночь… вернее сказать, на те несколько часов, что остались от ночи.
— Я бы предпочел вернуться домой.
— Домой? Неужели в Белмор-Холл? Ты говоришь это не всерьез!
— Серьезнее некуда.
— В таком случае, друг мой мне тебя жаль.
— Не вижу, за что можно пожалеть человека, который ценит комфорт, хороший стол и присутствие рядом желанной женщины, — холодно возразил Мэтт.
Адам дружески хлопнул его по плечу, как бы предлагая не обижаться, и первым направил, к оставленному на улице кебу.
Виконт думал о том, что не позволит поймать себя в ловушку, в которую попался бедняга Стрикланд. Тот настолько свихнулся от страсти к Джессике, что позволил сковать себя по рукам и ногам… возможно, что влюбился. Он, Адам Аркур, не таков. Он не станет дожидаться, пока неожиданная страсть к падчерице лорда Уоринга толкнет его на нелепые поступки. Несколько ночей с Гвендолин Локарт — и, как обычно, все будет кончено и забыто.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Украденная невинность - Мартин Кэт



ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛСЯ РОМАН,ЧИТАЕТСЯ ЛЕГКО И СРАЗУ.В ЖИЗНИ ТАКОГО НЕ БЫВАЕТ,ПОЭТОМУ ПОБОЛЬШЕ ТАКИХ РОМАНОВ,ЧТОБЫ МЕЧТАТЬ,ЛЮБИТЬ И БЫТЬ СЧАСТЛИВОЙ.
Украденная невинность - Мартин Кэтглана
20.08.2011, 21.11





Очень интересная книга . Читается на одном дыхании !
Украденная невинность - Мартин КэтМарина
20.10.2011, 16.43





неплохо
Украденная невинность - Мартин Кэтангелина
15.02.2012, 21.19





читала этот роман давно.я была в восторге от романа. мне очень понравилось.обязательно буду перечитывать его вновь.
Украденная невинность - Мартин Кэтчитатель)
31.10.2012, 21.23





Не могла оторваться! Просто супер!
Украденная невинность - Мартин КэтKatrin
15.11.2012, 17.55





Очень красивый роман!!! 10 из 10
Украденная невинность - Мартин КэтОксана
19.12.2012, 9.56





Мне очень понравился роман.
Украденная невинность - Мартин КэтЕва
16.05.2013, 13.31





Очень понравился романчик. Легкий и оставляет приятное впечатление после прочтения.
Украденная невинность - Мартин КэтАлена геолог
17.05.2013, 15.48





хороший роман
Украденная невинность - Мартин КэтГалина
10.08.2013, 2.08





Нудный ' растянут . Ничего особенного . Наверно дамы лучшего не читали . Судьба подруги гвен и то лучше показана
Украденная невинность - Мартин КэтVita
14.10.2013, 8.28





Роман достоин 10 баллов.
Украденная невинность - Мартин КэтКарина
12.01.2014, 12.56





Роман достоин 10 баллов.
Украденная невинность - Мартин КэтКарина
12.01.2014, 12.56





Интересный роман
Украденная невинность - Мартин Кэтанастасия
16.01.2014, 21.16





Интересный роман
Украденная невинность - Мартин Кэтанастасия
16.01.2014, 21.16





Интересная книга, читается на одном дыхании. Сюжет держит читателя в постоянном напряжении. Тот редкий роман, когда не хочется перелистывать страницы.
Украденная невинность - Мартин КэтНатали
16.01.2014, 21.41





Да что же это такое-почему в жизни невозможна хотя 1/1000 доля такого счастья? Кто в этом виноват? Больше не буду читать.И так хреново,а после этих сказок хочется.........СЧАСТЬЯ хочется и любви настоящего мужчины....где же все это???
Украденная невинность - Мартин Кэт111
15.02.2014, 10.46





Милая Единичка, не грусти. Женские романы это сказки для больших девочек. Почитала, отдохнула душой и забыла!А счастье тебе ещё непременно улыбнется, быть может оно гораздо ближе, чем ты думаешь! Я тебе этого от души желаю!!!!!!
Украденная невинность - Мартин КэтТуся
16.02.2014, 19.51





ТУСЕ!Как я Вас понимаю и согласна с Вами полностью!Роман отличный.Получила огромное удовольствие!
Украденная невинность - Мартин КэтНаталья 66
15.03.2014, 23.32





Милый,эмоциональный,трогательный до слез роман! 10 баллов
Украденная невинность - Мартин КэтОксана
20.03.2014, 12.57





Очень понравился роман, прочитала на одном дыхании :)
Украденная невинность - Мартин КэтКатюша
4.04.2014, 14.08





почитать можно.я даже увлеклась.но с 15 главы подзатянуто,пропал интерес.7
Украденная невинность - Мартин Кэттатьяна
4.04.2014, 23.52





Не знаете есть ли продолжение о судьбе Адриана Кингсленда, барона Волвермонта????)))
Украденная невинность - Мартин КэтИлона
29.04.2014, 1.01





Илона, есть. Роман называется "Опасные страсти"
Украденная невинность - Мартин КэтNeytiri
30.04.2014, 12.42





девочки.а про гвен есть роман.
Украденная невинность - Мартин Кэтсвеча
14.05.2014, 14.58





у кого не было подобного счастья - не там вы ищете) оно само вас найдет, не нужно шляться где-то, бухать и впадать в депрессии. живите нормальной жизнью и все будет ок. в свое время)
Украденная невинность - Мартин КэтНата
2.06.2014, 12.47





очень приятное чтение,
Украденная невинность - Мартин Кэтюлия
21.07.2014, 19.34





Не знаю почему, но дальше 16 гл. у меня роман не пошел, хотя пробовала еще раз. Не впечатлил, что бывает редко.
Украденная невинность - Мартин КэтЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
21.08.2014, 21.05





А я, в свое время, именно из-за этой книги полюбила любовные романы...не знаю, почему, но на маленькую невинную и наивную 14-летнюю меня он произвел неизгладимое впечатление))) Недавно перечитывала - ощущения все те же. Читала я романы и лучше, но этот - до сих пор люблю нежно и трепетно)))
Украденная невинность - Мартин КэтМаргарита
8.01.2015, 2.55





Возможно, это прозвучит занудно, но мне важны историческая достоверность и здравый смысл. А здесь этого нет.
Украденная невинность - Мартин Кэтren
8.01.2015, 9.34





Очень понравился роман! Просто приятно читать на ночь.
Украденная невинность - Мартин КэтАнна.Г
2.02.2015, 22.56





Очень интересный роман...советую всем
Украденная невинность - Мартин Кэтюлия
3.02.2015, 4.26





Очень интересный роман...советую всем
Украденная невинность - Мартин Кэтюлия
3.02.2015, 4.26





Замечательный роман - 10 баллов.
Украденная невинность - Мартин КэтАлена
4.02.2015, 1.02





Зря потраченное время. Если вы вообще ничего не знаете о Англии , и не хотите знать, то читайте этот бред. Впечатление, что автор никогда не интересовался историей, и создаёт картины того времени из своих фантазий.Этот сюжет можно прилепить на любое время,не заботясь о восприятии. Короче , пыталась прочитать, пропускала все сцены не касающие сюжета,хотя я все книги читаю от корки до корки. Но и тут не смогла. Стыдно стало за себя. Фу...
Украденная невинность - Мартин КэтГалина
6.02.2015, 9.03





Зря потраченное время. Если вы вообще ничего не знаете о Англии Франции , и не хотите знать, то читайте этот бред. Впечатление, что автор никогда не интересовался историей, и создаёт картины того времени из своих фантазий.Этот сюжет можно прилепить на любое время,не заботясь о восприятии. Короче , пыталась прочитать, пропускала все сцены не касающие сюжета,хотя я все книги читаю от корки до корки. Но и тут не смогла. Стыдно стало за себя. Фу...
Украденная невинность - Мартин КэтГалина
6.02.2015, 9.19





Сплошные фантазии, автора мне напоминают описания событий на Украине. Всё высасоно из пальца. Хотела погрузиться в чтиво, но с этим автором это не получится. Если конечно если вы не ученица 7 класса, и по истории у вас не неуд.
Украденная невинность - Мартин КэтГалина.
6.02.2015, 9.50





Тем,кто хочет отдохнуть!Советую прочесть эту книгу!
Украденная невинность - Мартин КэтНаталья 66
30.03.2015, 18.34





Немного затянуто ,но все равно очень интересный роман . Красивая сказка на ночь .
Украденная невинность - Мартин КэтЧита
3.04.2015, 23.23





НУ ЧТО МОГУ СКАЗАТЬ.....СУПЕР,СУПЕР,СУПЕР...МНЕ ОЧ ПОНРАВИЛОСЬ...С РАБОТЫ В НЕМ(В РОМАНЕ) И ДОМА ТОЖЕ...ЧИТАЙТЕ ДЕВОЧКИ)))
Украденная невинность - Мартин КэтСВЕТИК
6.12.2015, 0.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100