Читать онлайн Спроси свое сердце, автора - Мартин Кэт, Раздел - ГЛАВА 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Спроси свое сердце - Мартин Кэт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.73 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Спроси свое сердце - Мартин Кэт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Спроси свое сердце - Мартин Кэт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Кэт

Спроси свое сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 9

Одетая в свои бриджи, выстиранные и заштопанные, и в одну из рубашек Эммита, подвязанную на поясе, Молли вернулась в «Леди Джей» и обнаружила, что Джейсон Фоли ждет ее на крыльце.
Струйка страха прокралась у нее вдоль позвоночника, когда она соскочила со спины Эль Труэно и прошла мимо дяди в дом.
Кроме того, что она всей душой презирала его, Молли считала Фоли еще одним препятствием, которое ей придется преодолеть, чтобы достичь своих целей: возродить «Леди Джей» и свести счеты с Бренниганами.
— Молли, — сказал Джейсон, следуя за ней по пятам. — Нам нужно поговорить.
— Мне нечего вам сказать, дядя Джейсон, — слово «дядя» оставило горький привкус у нее во рту.
На всем белом свете не было у нее ни одного родственника — потому что Фоли считать своим родственником теперь уже она не могла.
— Пожалуйста, хотя бы дай мне возможность объяснить тебе мое поведение.
Молли обернулась:
— Вы мой опекун в течение ближайших двух лет, Джейсон, и до истечения этого срока мне придется терпеть ваше присутствие в доме. Нам не о чем больше говорить.
Ей нужно сделать все возможное, чтобы сохранить произошедшее в тайне. Против нее и так уже возраст и пол, и потому очень важно поддерживать на ранчо наладившееся было положение дел и уважение нанятых работников.
— Хорошо, я выслушаю, что вы хотите сказать, но предупреждаю: если вы еще раз меня хоть пальцем тронете, я застрелю вас.
Фоли побледнел.
— Я понимаю твой гнев, — сказал он, в голосе звучало искренне раскаяние. — Я знаю, наказание, которому я подверг тебя, было неоправданно суровым. Признаться, поверь мне, я не собирался заходить так далеко. Но ты, Молли, заставляешь меня желать греховные вещи, против которых я борюсь, но преодолеть их в себе не в силах. Ты и других мужчин совращаешь с истинного пути, мистера Бреннигана, например.
Краска залила щеки Молли, вынудив отвести взгляд. Джейсон обрадовался и продолжал свои объяснения, которые мало походили на извинения. Скорее, его объяснения можно было назвать очередным внушением.
— Причиной тому, что ты вызываешь в мужчинах вожделение — одежда, носимая тобою ежедневно, — продолжал он. — Ты выставляешь напоказ очертания своего тела. Это грех, Молли. Неужели ты этого не понимаешь? Ты вынуждаешь мужчин испытывать похоть. Я священник. Мой долг — спасать заблудшие души. Я верю, ты порядочная девушка и не ставишь себе целью соблазнять мужчин. Однако, я должен помочь тебе не делать этого. А пока что, быть может и против своей воли, но ты подвергаешь мужчин тягчайшему испытанию.
Молли наблюдала за лицом Фоли и чувствовала, говорит он убежденно. По крайней мере, он верил искренне в то, что говорил, в глазах мелькало нечто, похожее на раскаяние. Выглядел Джейсон слегка осунувшимся. Наверное, он на самом деле сожалел о своем гадком поступке — но из чувства горечи, испытанного после, или же из страха огласки?
— Я не могу простить вас, дядя. То, что произошло между мною и мистером Бренниганом, было… неприятной неожиданностью и больше этого не повторится. Но ваш поступок отвратителен. Не знаю, может быть вы и действовали из лучших побуждений, однако, я бы предпочла, чтобы вы после случившегося навсегда покинули «Леди Джей».
Фоли молчал, соображая, как выкрутиться из ситуации и отказаться уехать, но Молли опередила его ответ:
— Полагаю, вы не согласитесь покинуть местечко, где живется вам совсем неплохо. Я на это и не надеялась!
— Разумеется, я не уеду, но по другой причине, нежели ты думаешь. Я твой опекун и не могу уклониться от своих обязанностей.
Молли глубоко вздохнула.
— Тогда, думаю, мы должны заключить что-то вроде соглашения о невмешательстве в жизнь друг друга.
— Я считаю, тебе следует продать ранчо и переехать на Восток.
— Весьма неудачное предложение, Джейсон! Я взрослая женщина и намерена устроить свою жизнь так, как сочту нужным. Если поймете это — мы поладим, попытаетесь вмешиваться — я остановлю вас так или иначе.
Джейсон Фоли застыл.
— Как мне убедить тебя в необходимости продать ранчо?
— Не ставьте перед собой цели, достичь которую не сможете.
Его преподобие, казалось, проглотил язык.
— Тогда хотя бы попытайся понять, почему я прибегнул к наказанию, — наконец произнес он.
Их взгляды перекрестились.
— Жестокое избиение того, кто слабее, едва ли простительно, каковы бы ни были обстоятельства. Не тратьте слов, дядя, я не прощу.
— Хорошо, пусть будет по-твоему, Молли, по крайней мере, пока. Но я не оставлю надежды, что однажды мне удастся переубедить тебя. Я считаю это своим долгом как слуги Господа.
Он направился к двери.
— До ужина, дорогая! Я желаю тебе хорошего дня. — Молли наблюдала, как он выходит из комнаты. Непроизвольно ее рука потянулась к лежащему в кармане маленькому пистолету. Хотелось бы ей знать, что Сэм сказал бы его преподобию при встрече!
Но что бы ни сказал ему Сэм, она никогда не перестанет опасаться Джейсона и будет всегда и повсюду носить с собой пистолет, подаренный Сэмом. Одно прикосновение холодного металла к пальцам приносило ей успокоение.
В последующие дни она так ничего и не рассказала о случившемся ни Ангелине, ни Хоакину, и верный своему слову Сэм тоже никому ничего не рассказал.
Всю неделю Молли успешно удавалось избегать Джейсона, и всю следующую неделю — тоже. Сэм несколько раз заезжал на ранчо, но Молли просила Ангелину солгать, что ее нет дома, хотя знала, он не поверит.
К субботе она упаковала вещи и собралась в Денвер, где намеревалась заключить контракт по поставкам лесоматериала железнодорожной корпорации «Рио-Гранд».
— Я готова, — сказала она Хоакину, проверяя ремни, стягивающие кожаный чемодан. — Едем. Не хочу опоздать на поезд.
Строительство железных дорог шло с невероятной скоростью, и спрос на древесину был высок. Подписание контракта о поставке леса на шпалы для железнодорожных веток входило в ее планы финансового возрождения «Леди Джей».
Молли ничего не сказала о своей поездке Джейсону Фоли, и он не спросил, куда она едет. Казалось, в случившемся отыскалась и положительная сторона: Молли обрела некоторую свободу. Но, хотя следы ударов хлыста уже зажили, за исключением нескольких шрамов, она не собиралась прощать дядю или же забывать о его поступке.
Стоя рядом с ней возле повозки, которая должна была доставить ее на железнодорожную станцию, Хоакин хмурился и качал головой.
— Мне по-прежнему не нравится, что ты едешь одна, — сообщил он, дословно повторяя сказанное прежде Ангелиной. — Почему бы мне не поехать с тобой? Или же ты могла бы взять с собой Ангелину! Кто будет твоим спутником?
— Это деловая поездка, — сказала Молли, — я обойдусь без спутников. Кроме того, вы оба должны остаться, чтобы присматривать за ранчо. У нас и без того крайняя нехватка рабочих рук.
— Все равно, мне не нравится, что ты едешь одна, hija! — настаивал Хоакин.
Он сдвинул сомбреро на затылок и схватился за одну из ручек чемодана. Вилли Барнер, высокий мускулистый ковбой, взялся за другую. Чемодан взлетел в повозку. Молли с помощью Вилли взобралась на высокое сидение.
Она подобрала юбку своего светло-коричневого дорожного костюма и поправила на груди такого же цвета болеро, прикрывавшего кремовую блузку из муслина. Ткань была достаточно легкой, чтобы, когда поезд покинет высокогорье и начнет проезжать пустыни, Молли не пришлось изнывать от жары. В то же время цвет блузки мог сделать менее заметными копоть и пыль, неизбежные в длительном путешествии.
Темно-коричневая шляпка с маленькими полями сочеталась с отделкой костюма и скрывала густые рыжие волосы, закрученные на затылке тугим узлом.
Они прибыли в Траке незадолго до отправления, и Молли поторопилась сесть в поезд. Ей нравился суматошный маленький городок с его разношерстным населением: золотоискателями, некоторые из которых все еще копались на отработанных участках; съехавшимися со всех уголков страны, чтобы после уменьшения добычи золота стать новой жизнетворной силой Траке, лесорубами; разрозненными скотоводами и всевозможными коммерсантами и торговцами…
Молли помахала Хоакину рукой. Он стоял на перроне с хмурым выражением обеспокоенности, застывшим на смуглом морщинистом лице.
Хоакин не уходил, пока поезд не тронулся. А что касалось Вилли Барнера, так одного лишь взгляда на его лукавую улыбку хватило Молли, чтобы догадаться, с каким нетерпением ожидает он времени, когда попадет наконец в близлежащий бордель Траке.
Пока поезд медленно тянулся по станции, Молли наблюдала, как город постепенно скрывается из вида. Двухэтажные здания на Фронт-стрит с пестрыми плакатами, рекламирующими товары, становились все меньше и меньше, поезд бежал уже вдоль кристально чистой реки. Дома всевозможных видов и размеров, от лачуг горнорабочих до трехэтажных викторианских особняков, усеивали каменистые склоны.
Молли гадала, какой же из них принадлежит прекрасной Лилиан Роуз, и как много времени Сэм Бренниган проводит у нее.
Она вздохнула, отводя взгляд от окна. Молли не хотелось себе в этом признаваться, но две прошедшие недели она скучала по Сэму, не в силах забыть то утро у конюшни и прикосновения его рук, таких больших, таких сильных… они стали невероятно нежными, когда он обхватил ее грудь и погладил сосок.
Его поцелуй разбудил в ней такие чувства, о существовании которых она даже и не подозревала.
Как бы бросив на себя взгляд со стороны, Молли показалась себе покинутой.
Сэм заставил ее ощутить себя женщиной, и более того… он заставил возжелать любви. При этой Мысли Молли испытала стеснение в груди. Всю свою жизнь ей хотелось, чтобы кто-то любил ее. Но за долгие годы одиночества, прожитые без любви близких людей, она приглушила в себе эту жажду любви.
Смирившись с длительностью предстоящей поездки, Молли откинулась на сидение, обитое темно-зеленым гобеленом, заставив себя выбросить из головы мысли о Сэме. Она ехала первым классом в шикарно оборудованном отель-экспрессе, заплатив за билет уйму денег, так что теперь вполне могла позволить себе расслабиться и отдохнуть.
Ее пальцы теребили тяжелые бархатные портьеры, занавешивавшие окна. Железнодорожная компания гордилась дорогостоящим комфортабельным оснащением вагонов и первоклассным обслуживанием отель-экспресса. В поезде был вагон-ресторан, где подавались самые разнообразные и изысканные блюда.
Сумев наконец расслабиться, Молли стала получать удовольствие от путешествия. Мелькающий за окнами ландшафт был весьма занимателен: подвешенные над глубокими ущельями изогнутые мосты, поросшие лесом зеленые склоны и открывающиеся с горной возвышенности величественные панорамы обширных долин Невады.
Поезд со свистом несся вдоль каменистого горного ущелья, когда вдруг высокий голубоглазый мужчина вошел в вагон и остановился рядом с ее сидением.
— Итак, мисс Джеймс, — Майкл Локе приветливо улыбнулся, — кажется наши пути снова пересеклись?
Молли удивленно обернулась.
— А, мистер Локе! Куда едете?
— Разрешите? — он указал на место рядом с ней.
— Конечно.
— Я еду в Денвер, — ответил он, — где должен встретиться с руководством одной фирмы, чтобы обсудить предстоящие контракты по поставкам леса. А вы случайно едете не в Денвер?
Майкл Локе хитровато улыбнулся и продемонстрировал тем самым ямочку на щеке. В его ярких голубых глазах вспыхнул интерес.
— Вы очень хорошо осведомлены, — сказала Молли. Она не могла решить, радость или тревогу вызвало у нее присутствие этого красивого мужчины. Конечно, гораздо безопаснее путешествовать со спутником, но Молли не была уверена, безопасен ли сам этот спутник.
— Моя работа требует осведомленности, — Майкл посмотрел из-за тяжелых занавесок на мелькающий за окном пейзаж. — Знаете ли, обычно я терпеть не могу ездить в поезде, но сейчас, оказавшись в такой очаровательной компании, даже рад этому путешествию.
Молли не ответила. Майкл выглядел потрясающе в своем желтом сюртуке и темно-коричневых брюках. Черные локоны, аккуратно подстриженные, небрежно ниспадали ему на лоб.
Молли заметила, как несколько дам, сидящих неподалеку, украдкой разглядывают его и одаривают соблазнительными улыбками. Она знала, что должна быть польщена его вниманием, но чувствовала прежнюю нерешительность.
На взгляд Молли Майкл Локе был как-то неестественно вежлив и чересчур уж льстив. И все же, она была рада обрести спутника.
— Предлагаю, мисс Джеймс, начать это путешествие с отказа от формальностей. Буду счастлив, если вы станете называть меня Майклом. А я могу называть вас Молли?
Предложение было вполне разумным, если учесть длительность предстоящего им путешествия, но Молли почему-то показалось обращение по именам довольно неприятным, однако, она согласилась.
— Конечно, — ответила любезно Молли.
— Уже почти полдень, — сказал Майкл, вытаскивая из кармана золотые часы, чтобы узнать время. — Почту за честь, если вы составите мне компанию в вагоне-ресторане. Уверяю вас, в отель-экспрессе великолепная кухня.
Молли и в самом деле проголодалась. — С удовольствием, мистер Локе… то есть, простите, я хотела сказать… Майкл.
— Тогда идемте.
Он встал и предложил ей руку.
Когда Молли поднялась, его голубые глаза окинули ее взглядом с головы до ног, и он одобрительно улыбнулся. Молли не знала, чувствовать ли себя польщенной или оскорбленной.
Что-то смущало ее в Майкле Локе. Он был умен и чертовски красив. Молли начала опасаться, как бы она не стала жертвой его неотразимых чар.
Поездка прошла без особых событий, и к концу путешествия Молли стало даже нравиться утонченное общество Майкла Локе. Он был очаровательным собеседником и вечно заботился, чтобы она ни в чем не испытывала неудобства.
Кроме того, Майкл был хорошо образован и мог рассуждать на любую тему, от сонетов Шекспира до «саквояжников» Юга. Однако, Молли не понимала, почему же ее не влечет к нему и почему ее мысли постоянно возвращаются к Сэму.
Она уже, наверное, в тысячный раз прокручивала в голове их последний разговор, спрашивая себя, что же он все-таки имел в виду, говоря «я хочу понять, что происходит между нами».
Ночью, лежа на полке, она слышала под стук колес его слова, произносимые низким голосом, и засыпала с ними, они звучали в ушах.
Сэм был прав: что-то есть между ними, и на это «что-то» она твердо решила любой ценой не обращать никакого внимания. Сэм был БРЕННИГАНОМ, а значит — ее врагом. Ведь отец Сэма убил ее мать! Как она может забыть об этом?
Но даже если бы и случилось ей забыть — что просто немыслимо — существует еще и судебная тяжба из-за земли, принадлежащей «Леди Джей», на которую также заявляют свои права Бренниганы.
И, наконец, была на свете Лилиан Роуз.
Молли не хотела думать о Сэме Бреннигане, и все же она не могла забыть его слов и чувств, которые он пробудил в ней.
Ее сны были наполнены постыдными образами: Сэм обнимал ее, целовал, прикасался к ней… Ночь за ночью она воскрешала в памяти каждый миг поцелуя. Она проклинала Сэма, обещала себе, что забудет вызванные к жизни чувства и попытается заинтересоваться Майклом Локе, и на какое-то время это ей даже удавалось, но опускалась ночь, приходил сон, и Сэм Бренниган снова держал ее в объятиях.
Молли не могла дождаться, когда же приедет наконец в Денвер и займется делами, чтобы думать только о «Леди Джей».
Выйдя из поезда в Шайенне, Молли и Майкл пересели на поезд, следующий до Денвера, и через четыре часа прибыли к месту назначения.
Молли, никогда прежде не бывавшей в Денвере, многолюдный город показался очаровательным.
— Денвер был основан в 1859 году, — рассказывал Майкл по дороге от станции к отелю, — через слияние «Южного плато» и «Вишневого ручья». Золото было обнаружено в пятьдесят восьмом, серебро — в шестьдесят четвертом. Теперь это один из богатейших населенных пунктов между Сан-Франциско и Сент-Луисом.
— Очень оживленный город, — заметила Молли, когда они проезжали по многолюдным улицам, заполненным всевозможным транспортом: от груженых подвод до элегантных черных экипажей.
Остановившись перед «Гранд-Отелем», Майкл выпрыгнул из кэба и, обхватив Молли за талию, повел ее по улице. Так как деловая встреча должна была состояться на первом этаже отеля, она и Майкл сняли комнаты именно в этой гостинице.
«Гранд-отель» был самой шикарной гостиницей города, и хотя Молли, останавливаясь в столь дорогостоящем отеле, испытывала чувство вины за непомерные траты, однако, было важно, чтобы железнодорожная компания отнеслась к ней, как к состоятельной землевладелице.
Когда носильщик погрузил чемодан Молли на тележку, Майкл взял ее за руку:
— Так значит, вопрос контракта решится сегодня вечером?
— Да. Я должна встретиться с Уильямом Джексоном Палмером, владельцем компании. Он уже поставлен в известность о моем предложении. Если все пройдет хорошо, встреча явится лишь формальностью, необходимой для подписания контракта.
— От всей души надеюсь, что так оно и будет, — сказал Майкл. — Я также непременно приду на встречу, так что увидимся вечером. А пока что я собираюсь смыть с себя всю дорожную грязь.
Молли кивнула:
— И я не откажусь принять ванну и немного вздремнуть.
Майкл улыбнулся:
— До вечера!
Молли нежилась в глубокой медной ванне, установленной в углу ее роскошного гостиничного номера. Вода в ванне была ароматизирована духами с запахом апельсинового дерева, теплая мыльная вода ласкала кожу.
Она вымыла волосы, добавила в воду еще несколько капель душистой жидкости и снова ненадолго погрузилась в благоухающую ванну.
Наконец, неохотно Молли выбралась из ванны, вытерлась толстым махровым полотенцем и, завернувшись в него, направилась к высокой двухспальной кровати, которая, как и стены комнаты, была зеленого тона. Изголовье и изножие были сделаны из меди. Атласное стеганое одеяло покрывало кровать. В углу располагался отделанный мрамором камин.
Маленький диванчик, выполненный в стиле королевы Анны, примостился у широкого окна, стоя у которого Молли наблюдала за оживленным уличным движением, очарованная в особенности лошадьми, тащившими за собой вагончики с людьми.
Майкл упоминал об этой особенности Денвера: в гору лошади тащат вагончики, а с горы катятся на платформе вместе с пассажирами. Захватывающее зрелище!
Зевнув, Молли накинула на себя легкую ночную сорочку и взобралась на кровать, твердо вознамерившись вздремнуть немного перед встречей.
Спустя несколько часов она проснулась и стала быстро одеваться. Расчесав волосы, Молли подняла их с висков, но позади оставила пышные локоны свободно ниспадать на спину.
Покончив с прической, она позвонила горничной, чтобы та принесла свежевыглаженную одежду. Оглядев критическим взглядом свой гардероб, Молли выбрала строгое темно-голубое платье с белой отделкой по низу. Верх платья плотно облегал фигуру, а расклешенная юбка грациозно ложилась складками на бедра.
Надев поверх платья такого же цвета спенсер, Молли почувствовала, что довольна своим обликом: выглядела она женственно и в то же время по-деловому.
Молли собралась духом и направилась вниз, моля Бога, чтобы встреча прошла гладко и не возникло никаких осложнений, которые могли бы воспрепятствовать заключению контракта.
Она знала, что ее предложение было стоящим, одинаково выгодным, как железнодорожной корпорации, так и ей. Цена, запрошенная ею, была не слишком высока.
Но поверит ли железнодорожная компания, что она в состоянии поставлять лес согласно условиям договора? Будут ли доверять «Леди Джей» теперь, когда ранчо управляет женщина?
Спустившись вниз, Молли подняла обтянутую перчаткой руку, чтобы постучать во внушительную, красного дерева, дверь, ведущую в конференц-зал, как вдруг та неожиданно распахнулась. Майкл Локе улыбнулся, приветствуя Молли.
— Мисс Джеймс, мы ждем вас.
Она высоко оценила, что он обратился к ней не но имени, хотя в поезде за долгие часы путешествия они успели подружиться, познакомившись ближе, нежели предполагало официальное обращение.
Войдя в зал, Молли остановилась рядом с Майклом, и он представил ее остальным пяти джентльменам: Уильяму Джексону Палмеру, владельцу компании; Спенсеру Уиткоуму, поверенному в делах «Рио-Гранд»; а также Уоррену Джекобсу и Кларенсу Уэббу, сотрудникам компании. Когда же к ней приблизился последний, пятый, джентльмен, Молли удивленно выкатила глаза, уставившись на него, как на привидение.
— Здравствуйте, мисс Джеймс, — низкий голос Сэма Бреннигана она узнала безошибочно.
Он выглядел сногсшибательно красивым в кремовом сюртуке и темно-синих брюках. Он казался даже выше, чем был на самом деле, а его карие глаза, сегодня почему-то вновь показавшиеся ей дымчато-зелеными, весело смотрели на нее.
Заметив, как озорно его белокурые волосы завиваются над воротником, Молли почувствовала в груди бешеное сердцебиение. Черт бы его побрал, этого Сэма! Ей нужно сосредоточиться, чтобы всю свою волю и силу разума обратить на завоевание делового доверия присутствующих мужчин, и последним человеком, которого она хотела бы сейчас здесь видеть, был Сэм
— Мистер Бренниган, — сказала Молли, — я не знала, что вам интересны контракты, заключаемые железнодорожной компанией «Рио-Гранд». Я думала, вы давно уже нашли покупателей на свой лес.
— За последние шесть месяцев количество продукции «Кедровой Бухты» значительно возросло, и мы решили, что пришло время расширить рынок сбыта.
— Понимаю, — Молли мысленно застонала, глядя в откровенно пожирающие ее глаза Сэма.
О, Господи! Ей придется теперь не только, сдерживая свой интерес к Сэму, пытаться убедить присутствующих в конференц-зале джентльменов, что она в состоянии снабжать их древесиной, в которой они нуждаются, но еще и соперничать с Сэмом Бренниганом, в то время как он будет стараться сделать то же самое! Молли по опыту знала: Сэм Бренниган — жесткий противник, однако, она не собиралась сдаваться.
Когда Молли села, мужчины вернулись на свои места. Уильям Палмер, привлекательный человек с редеющими светло-каштановыми волосами и кустистыми бровями, начал обсуждение:
— Прежде всего, мисс Джеймс, позвольте заверить вас, что компания «Рио-Гранд» намерена расширить сеть железнодорожных путей, для чего необходимо, как вы совершенно правильно предположили, большое количество леса. Помимо главной ветки, которую мы вскоре вводим в эксплуатацию, планируется заключить договоры на строительство более мелких линий, на что, естественно, потребуется дополнительное количество шпал и балок для тоннелей. Кроме того, я и мои поверенные пришли к выводу, что ваше предложение более чем выгодно для обеих сторон, и мистер Бренниган, к тому же, дал вам хорошую рекомендацию.
Только многолетняя привычка Молли не выдавать своих чувств помогла ей скрыть свое изумление. Она лишь слегка поерзала на стуле, удивляясь, зачем Сэму понадобилось помогать ей заключить контракт, когда он сам является претендентом.
— На самом деле, мисс Джеймс, — добавил Палмер, — наши потребности в древесине достаточно велики, чтобы сдать подряды и вам, и мистеру Бреннигану.
Молли облегченно вздохнула.
— Тем не менее, продолжил Палмер, — существует одна проблема, касающаяся вас обоих, и мы считаем ее непреодолимой.
Молли насторожилась.
— Мистер Уиткоум, вы юрист, и думаю, лучше сейчас предоставить слово вам, — заключил свою речь владелец компании «Рио-Гранд».
Палмер сел, а Спенсер Уиткоум, лысеющий джентльмен в очках, с брюшком и раздражительным взглядом, поднялся со своего места.
В конце длинного стола орехового дерева Сэм небрежно откинулся на спинку стула. Выражение его лица оставалось непроницаемым, но было очевидно, что он уже в курсе дела.
Если бы Молли выехала из Траке раньше, чтобы опередить его, то она, а не Сэм, знала бы теперь, что, черт возьми, происходит! Проклятие! И как только ему всегда удается опередить ее?
— В наших документах указывается, мисс Джеймс, что вы и мистер Бренниган вовлечены в земельный спор по поводу участка земли.
Молли молча кивнула, и Спенсер Уиткоум, дождавшись ее подтверждения, продолжил:
— Мы полагаем, что земельная тяжба может значительно затруднить выполнение условий контракта, так как, не исключено, возникнут сомнения, кому принадлежит древесина, поставленная компании «Рио-Гранд» и кому следует платить за нее, «Леди Джей» или «Кедровой Бухте», и тому подобные вопросы. Как поверенный компании, я не могу позволить фирме заключить контракты, которые в дальнейшем могут привести «Рио-Гранд» к судебному процессу. Вы должны войти в наше положение, мисс Джеймс, чтобы понять разумность принятого решения.
Снова Молли не выдала своих чувств, хотя внутри нее все кипело от злости. Сэм Бренниган, похоже, опять одержит верх! Ей придется, как и хотел он, прекратить тяжбу, чтобы заключить контракт на поставку леса.
А контракт заключить ей совершенно необходимо, чтобы сделать ранчо «Леди Джей» рентабельным! В противном случае она вынуждена будет продать ранчо.
Твердо решив не позволить Сэму догадаться о ее истинных чувствах и чтобы не выказать себя побежденной, Молли весело улыбнулась:
— В таком случае, джентльмены, у нас с вами нет никаких проблем, потому что просто-напросто я прекращаю земельную тяжбу, снимая все свои требования. Уверена, мистер Бренниган не станет возражать.
Сэм лениво улыбнулся, однако, ничего не ответил.
Спенсер Уиткоум снял очки и положил их на стол, отчего эхо разнеслось по огромному, изысканно обставленному залу.
— Боюсь, все не так просто, как вы себе представляете, мисс Джеймс. Видите ли, законный владелец спорного участка земли, как выясняется, до сих пор не установлен определенно, и, даже если вы прекратите возбужденное вами дело, могут со временем все-таки встать некоторые вопросы. В любом случае, либо вы, либо мистер Бренниган всегда будете иметь возможность обвинить нас в том, что за лес одного владельца уплачено компанией другому. Нет, мисс Джеймс, пока дело не будет решено в судебном порядке и законный владелец не будет установлен совершенно определенно, боюсь, что «Рио-Гранд» не станет иметь дело ни с кем из вас.
— Пока дело не будет решено в судебном порядке? — Молли вскочила. — Но на это ведь могут уйти годы!
— Мне очень жаль, мисс Джеймс. Мы на самом деле можем только сожалеть о несостоявшейся сделке, выгодной для обеих сторон.
Молли побледнела. Возбудив судебное дело против Бренниганов, она разбудила монстра, и сама виновата, что теперь этот монстр подстроил ловушку для нее.
Молли тяжело опустилась в свое кресло, обитое красной кожей. Она боролась с волной отчаяния. Единственным утешением ей служило то, что и Сэм Бренниган тоже не получит выгодного контракта. Но вряд ли этот контракт значил для «Кедровой Бухты» столько же, сколько для «Леди Джей».
— Весьма сожалею, мисс Джеймс, — добавил Уильям Палмер, начав собирать свои бумаги. — Если бы мы узнали о земельной тяжбе несколько раньше, вам обоим не пришлось бы тратиться на поездку.
Майкл Локе сочувственно посмотрел на Молли. Он отодвинул свой стул, заскрежетавший по мраморному полу, и подошел к ней.
— Мне тоже очень жаль, мисс Джеймс, что все так получилось.
Он заботливо взял ее за руку и помог встать со стула. Сочувствие, светящееся в его голубых глазах, несколько успокоило Молли. Она позволила ему взять себя за руку и проследовала вслед за ним к двери.
Хотя поражение было очевидным, она отказывалась сдаваться окончательно. Необходимо все обдумать. Быть может, до завтра ей удастся найти какой-нибудь выход, несмотря на то, что положение казалось безысходным.
Сэм заметил близость отношений между Молли и Майклом Локе. С того момента, как она вошла в комнату, девушка почти не смотрела в сторону этого голубоглазого проходимца, а сейчас, однако, доверчиво опиралась на руку Локе. Сэм почувствовал раздражение. И когда же это, черт побери, Локе удалось так сблизиться с Молли?
Парень был сладкоречивым негодяем, это Сэму было известно наверняка. Локе определенно не тот мужчина, который подошел бы Молли Джеймс, и, тем не менее, казалось, они давно уже на дружеской ноге!
— А что, если обоими ранчо будет владеть одна семья Бренниганов? — спросил Сэм, поднимая вопрос, который обдумывал все утро.
Как только Сэму сообщили о решении, принятом руководством компании «Рио-Гранд», ему в голову пришло необычное решение вставшей перед ним проблемы, и несколько мучительных часов он провел, отговаривая себя от этого решения. Но найденный им выход не только был единственным — он еще был крайне привлекательным для Сэма во многих отношениях. Однако, сейчас Сэм с трудом мог поверить, что произнес эти слова вслух.
Молли резко остановилась. Выражение ее лица отразило чистую, нескрываемую ярость, всколыхнувшую ей душу.
Сэм, однако, не обратил никакого внимания на гнев хозяйки «Леди Джей».
— Мне кажется, джентльмены, что если оба ранчо станут принадлежать одной семье, то исчезнет вопрос, кому, мисс Джеймс или мне, принадлежит лес.
Спенсер Уиткоум с согласия Уильяма Палмера ответил за «Рио-Гранд»:
— Вы совершенно правы, мистер Бренниган, и если я вас правильно понял, то… вы предлагаете мисс Джеймс продать вам ранчо?
— «Леди Джей» не продается! — гневно выкрикнула Молли, с ненавистью глянув на Сэма.
Мистер Бренниган лишь насмешливо улыбнулся, наслаждаясь свирепым взглядом ее голубых глаз. Грудь девушки бурно вздымалась, и весь вид говорил о том, что она готова броситься в сражение очертя голову.
— Нет, мистер Спенсер, — ответил Сэм, продолжая совершенно намеренно не замечать не только негодования Молли, но и ее саму, — я предлагаю мисс Джеймс не продать мне ранчо, нет. Я предлагаю мисс Джеймс СВОЮ РУКУ.
В комнате повисла тишина. Глаза Молли стали такими огромными, что казались прозрачными голубыми озерами. Она стиснула руку Майкла Локе так, словно он был ее единственным спасителем, и опустилась на стул.
Майкл Локе прервал молчание:
— Это весьма глупая и неуместная шутка, Бренниган. Мисс Джеймс не имеет ни малейшего желания выходить за вас замуж. Вы ведь едва знакомы!
Сэм пренебрежительно приподнял брови.
— С каких это пор, мистер Локе, вы получили право отвечать за мисс Джеймс по делу такой важности? До сих пор, насколько мне известно, она вполне могла говорить за себя сама, не будучи глухонемой.
Не дожидаясь, кто же на этот раз ему ответит, Молли или Локе, он обратился к застывшим от изумления мужчинам:
— Если не ошибаюсь, вы, джентльмены, останетесь в Денвере до завтрашнего вечера, я прав?
— Да, — подтвердил Уильям Палмер, растерянно моргнув.
— Тогда, полагаю, мы с мисс Джеймс обсудим сегодня этот вопрос.
Он подошел к стулу, на котором, ни жива, ни мертва, сидела, не шевелясь, Молли.
— Завтра мы сообщим вам о своем решении, — заключил свою речь Сэм.
Он взял руку Молли в свою и не слишком-то мягко поднял на ноги, положив ее ладонь на изгиб своей руки.
Словно во сне, она позволила ему увести себя из конференц-зала. Другая ее рука сжимала ридикюль так сильно, что даже побелели костяшки пальцев.
— До завтра, мисс Джеймс, — произнес, глядя им вслед, Спенсер Уиткоум, но Молли, казалось, не расслышала его слов.
Сэм повел ее в изысканно обставленный ресторан и усадил за маленький столик в углу, где она, наконец, обрела дар речи.
— Вы… всерьез?.. То есть… это же все несерьезно?
— Мисс Джеймс, хотите ли вы заключить контракт с «Рио-Гранд»?
Он заказал ей стакан хереса.
— Да, но… но…
— Мисс Джеймс, хотите ли вы избавиться от своего деспотичного опекуна?
— Да, но… но… как же вы, мистер Бренниган? Для чего вам жениться на мне? У вас же нет нужды избавляться от МОЕГО деспотичного опекуна, и необходимость заключить контракт по поставкам леса для «Кедровой Бухты» не столь остра, сколь для «Леди Джей»! — Официант принес херес, и Молли дрожащей рукой поднесла высокий стакан к губам. Она надеялась, что сладкое и ароматное вино немного успокоит ее взвинченные до предела нервы.
— Да, вы правы, у меня нет надобности избавляться от ВАШЕГО опекуна, но я хочу, также, как и вы, заполучить контракт на поставку леса, хотя, опять-таки вы правы, для «Кедровой Бухты» этот контракт не так жизненно важен, как для «Леди Джей». Однако, есть еще одна причина, о которой вы не упомянули, то ли потому, что не догадываетесь о ней, то ли из нежелания говорить об этом. Дело в том, что я был бы рад раз и навсегда покончить с этой чертовой враждой между нашими семьями.
Молли не поверила ни единому слову. Сэм не сказал об истинной причине своего предложения! Что ж! Она скажет!
— Вы имеете в виду, мистер Бренниган, что хотели бы завладеть «Леди Джей», не так ли? М-да, вы значительно расширите границы своих владений!
Сэм удивленно взглянул на Молли. В чем она его подозревает — в корыстолюбии?
— Я попрошу Спенсера Уиткоума составить все необходимые документы, подтверждающие, что и в случае брака, вы остаетесь единственной и полноправной владелицей ранчо. Вы же дадите мне письменное и окончательное разрешение пользоваться дорогой через перевал, к чему присовокупите свое обещание больше никогда не обстреливать моих быков.
У Молли было такое чувство, словно у нее только что выбили почву из-под ног. Сэм предлагал ей все, что она хотела, и в то же время ей приходилось отказываться от всего: независимости, свободы выбора и возможности счастья.
— Не смотрите так печально, Молли, — Сэм протянул руку через мраморный столик и взял ее холодные пальцы в свои. — Определенно, быть за мной замужем не должно казаться женщине слишком уж большой трагедией в ее жизни.
Его карие глаза ласкали ей тело, задерживаясь на округлостях груди. Молли покраснела.
— Но ведь вы предлагаете мне… брак по расчету, мистер Бренниган?
— Сэм, — поправил он.
— Сэм, — повторила она шепотом, начиная осознавать еще одно свое поражение.
— Вовсе нет, — сказал он, — если вы, произнося «брак по расчету», не решились сказать «чисто формальный брак». Это не будет чисто формальный брак. Я не монах, Молли, и, признаться, мое тело не создано для длительного воздержания, к тому же, я считаю, что муж не должен изменять своей жене, каковы бы ни были причины, по которым был заключен брак. Если вы согласитесь выйти за меня замуж, то будете моей женой во всех смыслах этого слова.
Молли покраснела вновь.
— Но мы почти не знаем друг друга! Что, если мы обнаружим, что между нами ничего нет, кроме ненависти?
Целых несколько минут Сэм сидел молча, разглядывая красивое лицо девушки, также молча сидящей напротив. Тревожные морщинки пересекали ее гладкий лоб, пульс нервно бился у основания тонкой шеи.
— Хорошо, Молли. Если через год совместной жизни мы все еще будем ненавидеть друг друга, то аннулируем брак.
— Но мы оба католики, — воскликнула Молли, — для нас не может быть развода!
— Я говорю не о разводе, а об аннулировании брака, что не одно и то же, но не отменяет правоту ваших слов: да, для католиков не может быть ни развода, ни аннулирования брака, а в юридические тонкости вдаваться, пожалуй, не стоит.
На этот раз молчал он недолго, выдерживая паузу.
— Мы не будем венчаться, — предложил Сэм, — а вступим в гражданский брак. Лично для меня разница между церковным и гражданским браком не имеет никакого значения.
— У вас на все всегда готов ответ, не так ли? — Молли говорила так тихо, что Сэм едва ее слышал. — Вы из любого положения отыщете выход, да?
— Не совсем, Молли, — улыбнулся Сэм. — Я ведь пока не знаю, что вы мне ответите, и, признаться, вовсе не уверен, что вы скажете «да».
— Я… я должна подумать немного, — уклончиво ответила Молли, отчаянно пытаясь найти какой-нибудь выход, отличный от предложенного Сэмом.
Она не может выйти замуж за Бреннигана — даже если питает к нему определенные чувства! Впрочем, как и ему не пристало жениться на дочери Мела Джеймса! Почему же тогда Сэм?.. Он ведь не любит ее!
Она встретилась с ним взглядом.
— А что насчет Лилиан Роуз? Вы не хотите жениться на ней?
— У нас с миссис Роуз полное взаимопонимание: мое желание жениться на ней не превосходит ее желания выйти за меня замуж, а оно, поверьте мне, Молли, не очень велико.
Молли сделала еще один глоток хереса, оттягивая время вынесения своего окончательного решения.
Отец перевернется в гробу, когда там, на небесах, узнает, что она собралась замуж за Бреннигана, и ему уж наверняка будет неважно, каковы причины и мотивы ее согласия стать женой Сэма.
Мысль о предательстве не давала ей покоя. Она чувствовала себя виноватой и пойманной в ловушку, подстроенную для нее опытным мужчиной. Сегодня особенно остро она ненавидела Сэма Бреннигана.
— Полагаю, мне следует признаться… — Молли взглянула на него со смелостью, которой вовсе не было сейчас в ее душе, — что…
Она замолчала, не решаясь произнести слова, на которые вот-вот готова была решиться. Но он не должен смотреть на нее столь самоуверенно! Хоть в чем-то она должна его сломить!
— …что были другие… джентльмены в моей жизни, — закончила Молли и перевела дух, вглядываясь пристально в лицо Сэма, чтобы не пропустить ни мельчайшей детали перемены его настроения.
Впервые Сэм почувствовал, как его самообладание дает трещину. Он глянул на Молли как-то оторопело.
— Вы хотите сказать… что лишены девственности? — Молли изо всех сил старалась держать себя в руках, но несмотря на все старания, ее лицо снова вспыхнуло алым пожаром.
Какого дьявола взбрело ей в голову солгать подобное? Молли отругала себя, но тут же и оправдала: да потому что она устала от того, что Сэм постоянно вмешивается в ее жизнь, она устала, что он всегда одерживает над ней верх! Устала терпеть поражение от Бренниганов! И она нанесла ему точный и очень болезненный удар! Она отыскала его слабое место! Молли не сомневалась в своем успехе. Она видела по его глазам: он и подумать не мог, что девушка, которой он предлагает выйти замуж, знала до него других мужчин.
— Да, — сказала Молли твердо, — это именно то, что я хотела сказать. И кажется, если судить по выражению вашего лица, это в корне меняет дело. Разумеется, вы свободны от вашего предложения, сделанного до моего признания. Однако, надеюсь, вы будете достаточно благородны и не выдадите мой секрет.
Она поднялась, чтобы уйти, но Сэм поймал ее за руку.
— Это ничего не меняет, — низко пророкотал Сэм, — наоборот, лишь упрощает дело. Я полагаю, у вас достаточно здравого смысла, а также определенного опыта, чтобы понять все преимущества моего предложения.
Молли до неприличия громко сглотнула. Как всегда, Сэм прав. Она должна думать о ранчо — в этом и заключается, с ее точки зрения, здравый смысл. Ничто не имеет для нее значения, кроме как «Леди Джей». Если она не выйдет замуж за Сэма, то потеряет ранчо. Время не терпит.
— Хорошо, я выйду за вас замуж, но только при условии, что пять ночей в неделю буду проводить на своем ранчо.
— Три, — его глаза стали темно-коричневыми, и Молли поняла, что добилась некоторой победы над этим человеком.
— Четыре, или сделка не состоится!
— Согласен, — сдался Сэм. — Я сделаю все необходимые приготовления. Мы поженимся завтра.
— Завтра? — удивилась Молли. — Так скоро? Но я не могу выйти за вас завтра замуж! Я…
Она так и не смогла подыскать предлога, потому что необходимость в нем сама собой отпала, когда Сэм напомнил ей:
— Вы забываете, Молли, что у нас не так уж много времени! Если мы хотим заключить контракты по лесопоставкам, то должны подписать их завтра, или же никогда в противном случае не сможем их заключить. Палмер не станет ждать, и это известно вам столь же хорошо, как и мне.
Молли почувствовала приступ головокружения. Ей стало по-настоящему дурно.
— Я… полагаю, вы правы, — согласилась она. Сэм посмотрел на часы.
— Сейчас, думаю, вам нужно немного отдохнуть. Выглядите вы усталой и бледной. Я зайду за вами в восемь. Мы поужинаем в отеле, что даст нам возможность познакомиться перед заключением брака поближе. В конце концов, вы ведь будете моей женой! Почему бы в таком случае и не поужинать вместе?
Молли кивнула, соглашаясь, и Сэм повел ее к номеру. Ей казалось, что все происходит во сне. Руки и ноги двигались лишь по привычке, чисто механически, без участия ее воли и рассудка.
Завтра изменится вся ее жизнь, надежды и мечты снова рушатся по вине Бренниганов. Ну почему все именно так должно было случиться?
— Отдохните, Молли, — сказал Сэм мягко, оставляя девушку у двери ее номера. — Увидимся в восемь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Спроси свое сердце - Мартин Кэт



Интересный роман времен Дикого Запада.rnКак всегда, мужики во всем винят своих жен, а не бывших любовниц(пусть и их отцов), что неоднократно наблюдала по жизни.
Спроси свое сердце - Мартин КэтВ.З.,65л.
25.09.2013, 14.22





Просто поражена, что на этот роман совершенно нет комментариев. Прочитайте его, рекомендую. Не пожалеете. Во-первых, очень интересный и захватывающий сюжет. Хорошая интрига и не одна, которые держутся почти до самого окончания романа. Во-вторых, очень достойные главные герои романа - Молли и Сэм. Умные, работящие, любящие, смелые, преданные и т.д... Их характеры раскрываются в самых разных ситуациях. В- третьих, наличие хорошо прописанных второстепенных персонажей романа, про которых тоже интересно читать. Лично меня сюжет захватил с первой страницы. Нет в нём этакой тягомотины, непонятно зачем длящейся целые главы. А здесь все понятно, со смыслом и ничего лишнего. Любовная история на высоте! Автор молодец!!!
Спроси свое сердце - Мартин КэтГалина
18.02.2014, 20.33





Отличный роман!
Спроси свое сердце - Мартин КэтЭля
19.02.2015, 21.08





что хочу сказать, во первых наследство ей достается от покойного ОТЦА, а не от мужа, как написано в аннотации. Во вторых, роман очень хороший. Очень понравились главные герои. 10 из 10
Спроси свое сердце - Мартин КэтЭльмира
21.03.2015, 9.44





очень интересный роман! супер
Спроси свое сердце - Мартин Кэтмаша
21.03.2015, 21.10





Замечательный роман, читайте 10/10
Спроси свое сердце - Мартин Кэттанюшка
22.03.2015, 11.09





Замечательный роман, читайте 10/10
Спроси свое сердце - Мартин Кэттанюшка
22.03.2015, 11.09





почитать можно. но мне не понравилось.
Спроси свое сердце - Мартин Кэтлёлища
7.12.2015, 19.57





Просто супер!Читала его очень давно и забыла название.И вот я его нашла.Читайте .Рекомендую.
Спроси свое сердце - Мартин КэтНина
6.12.2016, 7.19





Вроде ничего, но не дожали. Сюжет есть,задумка есть, герои есть, а развития всему этому нет(((( и что меня всегда поражает в подобных романах - как они умудряются после кровавых разборок испытывать такое безграничное вожделение? а как же стресс? в них из ружья целятся, гроза, молнии, дождь, селевой поток, предсмертные крики, и тут же побежали "любиться", прям кремень люди!
Спроси свое сердце - Мартин КэтМазурка
7.12.2016, 13.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100