Читать онлайн Сладкая месть, автора - Мартин Кэт, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкая месть - Мартин Кэт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.86 (Голосов: 519)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкая месть - Мартин Кэт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкая месть - Мартин Кэт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Кэт

Сладкая месть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Наступили спокойные дни. О Джоселин никто никогда так не заботился, так не оберегал. Чувство, которое испытывал по отношению к ней Рейн, возможно, не было любовью, но он безусловно был к ней очень привязан. Всегда оставалась опасность, что это чувство угаснет, что Рейну скоро надоест роль идеального мужа, но не было на корабле женщины, которая бы не позавидовала Джоселин.
Она снова ощущала внимание Рейна, его обаяние, его заботу. Она отказывалась слышать голос, предупреждавший, что уже было время, когда он так относился к ней.
Как ты могла забыть, как ужасно все это закончилось? Как ты могла забыть, каково оказаться за теми серыми стенами?
Но теперь все иначе, возражала она сама себе, на этот раз я его жена. Но никакие возражения на свете не могли заставить этот внутренний голос умолкнуть.
На следующей неделе беспокойство Джоселин приняло новое направление. Она проснулась от ужасной головной боли и с приступом морской болезни. Во всяком случае, она думала так до тех пор, пока не обнаружила, что океан спокоен. У нее уже второй месяц подряд не было месячных, но до сих пор она объясняла это волнениями, которые ей пришлось пережить.
Как отнесется Рейн к тому, что она носит его ребенка? Она еще не была уверена, что понимает его отношение к их браку. Не увидит ли он в ребенке еще одну цепь, которая ограничит его свободу?
Следующее утро подтвердило ее подозрения, а вместе с уверенностью пришла и безумная сладостная тоска. Джо желала этого ребенка, она уже любила его, хотя пока он был лишь соединением их семени. Она всегда хотела детей, а его ребенка она будет любить особенно.
Господи, пусть он захочет этого ребенка так же сильно, как я.
Когда Рейн застал ее склонившейся над ночным горшком третье утро подряд, его торжествующий возглас заставил ее вздрогнуть.
— Ради Бога, Рейн, в чем дело?
Она вытерла лицо намоченным в холодной воде полотенцем. Рейн улыбаясь подошел к ней. Ее сердце заколотилось, когда она увидела радость на его дорогом прекрасном лице.
Он обхватил руками ее ноги и поднял, так что их лица оказались рядом.
— Скажи мне, что то, о чем я думаю, правда. Джоселин опустила руки ему на плечи, у нее закружилась голова от облегчения, когда она увидела радость в его глазах.
— Правда в том, что если ты не поставишь меня сейчас на пол, то тебе придется испытать на себе не очень приятные последствия этого опрометчивого действия.
— Ну и пусть.
Она улыбнулась еще шире.
— Мне кажется, что есть все основания считать, что у нас будет ребенок.
Он снова закричал, еще громче, чем прежде, и обнял ее еще крепче.
— Ты рискнешь кружить меня?
Гортанно рассмеявшись, Рейн опустил ее на пол.
— И не подумаю. Честно говоря, я не стану делать ничего, что могло бы повредить нашему ребенку.
Джоселин нервно гладила руками отвороты его сюртука.
— Так ты действительно рад? Я не знала, что ты скажешь. Я хотела немного подождать, удостовериться, прежде чем сообщить тебе.
Рейн перестал улыбаться.
— Никогда не бойся ни о чем мне говорить. Я твой муж, Джо. Твои проблемы — мои проблемы, но и твои радости — тоже мои.
Джоселин протянула было руку к его лицу, но на нее напал новый приступ тошноты. Она отвернулась от его обеспокоенного лица и поспешно убежала за ширму, за которой стоял горшок.
— Хотела бы я, чтобы и мое утреннее недомогание было твоим, — ехидно заявила она из-за перегородки и услышала, как Рейн расхохотался.
Через две недели тошнота почти прошла, лишь временами продолжая беспокоить Джоселин, если она съедала днем что-нибудь не то. Они с Рейном вернулись к своим страстным занятиям любовью после того, как Джо заверила его, что ребенку это не повредит. Теперь она чувствовала их близость еще острее из-за того, что носила в себе его частичку. Она молила Бога, чтобы и Рейн испытывал к ней подобные чувства.
— Мне хочется, чтобы мы никогда не приплывали, — сказала она.
Рейн обнял ее, прижимая к своей груди.
— Иногда и мне этого хочется.
Она подняла голову, стараясь встретиться с ним взглядом.
— Мы мало говорили о проблемах, которые ждут нас впереди. Что будет, когда мы вернемся, Рейн? Что скажут люди? Что они сделают? От одной мысли, что вас с Александрой станут избегать из-за меня, мне делается больно.
Рейн поцеловал ее в лоб.
— Что бы ни случилось, все будет не из-за тебя. Это я похитил женскую честь у невинной девушки. И это я обвинил тебя в преступлении, которого ты не совершала.
И это у него был враг, желавший его смерти. От этой мысли у нее внутри все сжалось.
— Мы станем отверженными? Рейн вздохнул и посмотрел на море.
— На нашей стороне власть и богатство. Мы исправились. А свет смотрит сквозь пальцы и на гораздо худшее.
— Мне трудно в это поверить.
— Ты когда-нибудь слышала о Псе, Иноходце и Крысе?
Джоселин рассмеялась.
— Нет, не думаю.
— А о пятом герцоге Девонширском, герцогине Джорджине и леди Элизабет Форстер? Они одно время жили втроем.
— Втроем? Ты хочешь сказать…
Он усмехнулся.
— Именно так.
— Они что… все трое… были в связи друг с другом?
— Menage de trois
type="note" l:href="#FbAutId_30">[30]
, как говорят французы.
— Но их отношения, безусловно, тщательно скрывались.
— Леди Элизабет переехала к герцогу и герцогине. Случилось так, что обе женщины родили ему детей. Все это дурно выглядело, но все трое остались закадычными друзьями.
— И уважаемыми в свете?
— Даже если их и не уважают, то во всяком случае терпят. Салон герцогини — один из самых популярных в Лондоне.
Джоселин прижалась к Рейну, опустив голову ему на плечо. Его палец гладил прядь ее волос.
— Если дело обстоит так, то у нас есть хотя бы надежда.
— Предоставь все мне, любимая. Если это можно провернуть, я позабочусь об этом.
Он произнес это небрежно, но Джо понимала, что ему придется совершить небольшое чудо. А теперь ей еще нужно позаботиться о ребенке. Джоселин вздохнула и взглянула на скучный серо-голубой океан. Рейн не говорил, как будет рад вернуться домой. Он очень хотел повидать сестру, своих близких друзей Доминика и Кэтрин, очень хотел, чтобы жена и будущий ребенок обосновались в новом доме.
С более ранним кораблем он отправил Доминику письмо, которое должно было прийти за неделю до их возвращения и подготовить их к предстоящей свадьбе, хотя в тот момент Джоселин еще не дала согласия. Рейн хотел, чтобы у его близких было время примириться с его решением, он объяснил свою ошибку и свое намерение все уладить. Он молил Бога, чтобы они все поняли и приняли Джоселин как его жену.


Когда корабль приблизился к гавани, Рейн стоял рядом с Джо у борта. Лондонский порт был таким же, каким он оставил его: на мачтах бесконечных судов, заполнивших гавань, развевались флаги всевозможных стран. Торговцы разложили свой товар вдоль причала, а проститутки искали клиентов, скрывая под густым слоем пудры следы сифилиса на лице. Широкоплечие грузчики соседствовали с моряками в парусиновых штанах и тельняшках или в форме флота Его Величества.
Здесь можно было увидеть и признаки продолжавшейся войны: кое-где среди кораблей стояли канонерки, в неведомые порты направлялись дополнительные людские ресурсы и продовольствие, быстро шагали офицеры, их головы были полны мыслями о еще не выигранных сражениях. Это зрелище, как обычно, заставило сердце Рейна забиться учащенно, напомнив то время, когда он чувствовал себя мужчиной больше, чем когда-либо прежде и после.
Он компенсировал это. Работа на земле, возрождение Фернамбуковой долины заставило его ощутить это. И ребенок, которого ждала стоявшая рядом женщина. Что-то затрепетало у него в груди, когда Рейн посмотрел на макушку своей молодой жены, и ему пришлось откашляться, потому что у него сдавило горло.
— Они будут ждать нас в Стоунли, — сообщил виконт. — Они знают, что мы прибудем на этой неделе.
Джоселин взяла его под руку, и Рейн почувствовал, что она дрожит.
— Тебе нечего бояться, — тихо сказал он, не зная, как успокоить ее страхи. — Они знают, что ты не стреляла в меня. Они знают, что мы поженились. Все будет прекрасно.
— То, что ты мне веришь, еще не значит, что поверили они.
Он и сам говорил себе это.
— Они доверяют моему мнению. Сейчас этого будет достаточно.
До тех пор, пока он не найдет настоящего преступника. Рейн невольно сжал кулаки. Он заставит негодяя заплатить за все, что им пришлось вынести. Он уже отправил письмо Харви Малкому, следователю, которого Доминик нанимал раньше и которого весьма хвалил. Рейн надеялся, что тот уже принялся выполнять его поручение.
Корабль быстро вошел в порт. Их сундуки были вынесены из каюты и погружены на извозчика. Джоселин попрощалась с миссис Кинвуд, поблагодарив за компанию, хотя на самом деле они мало времени провели вместе. Потом Рейн проводил пожилую даму к кебу, который должен был доставить ее к сыну.
Вскоре и Рейн с Джоселин пустились в путь, пробираясь по людным лондонским улицам, прислушиваясь к привычным просьбам попрошаек, крикам торговцев — хлебопеков, ткачей, старьевщиков; мимо проезжали наполненные досками или овощами телеги, слышался грубый смех, а временами и рыдания, доносившиеся из-за окошек экипажей.
Подпрыгивая и качаясь, кеб проехал мимо пивных и винных лавок, мимо мастерских сапожников и модисток, мимо переполненных забегаловок. В воздухе висел запах жареного мяса, смешанный с отвратительной вонью разлагающихся отбросов.
Сидевшая рядом с Рейном Джоселин, казалось, не обращала ни на что внимание.
— Мне бы хотелось как-нибудь повидать детей, — тихо проговорила она, отрываясь от разглядывания толпы. — Не представляю, как они могли вырасти.
Задолго до выстрела Рейн позаботился о приюте, найдя вместе с Эзрой Перкинсоном новое помещение для детей и обеспечив им должный уход. Джоселин сопровождала их сначала во временное пристанище в Белл Ярде, а потом в новопостроенное здание, куда переехал детский дом.
Рейн пожал затянутую в белую перчатку гибкую руку Джоселин.
— Как только мы обустроимся в доме, мы к ним съездим, — он нежно улыбнулся. — Я тебе обещаю.
Джо попыталась улыбнуться в ответ, но ее губы дрожали. Она невероятно нервничала; это нетрудно было прочитать в ее испуганных глазах. Он хотел найти способ успокоить жену.
Рейн молил Бога, чтобы его сестра и друзья не усложнили ситуацию еще больше.
На крыльце дома в Стоунли их встретила армия улыбающихся слуг. Даже Фарвингтон улыбнулся — подобного подвига он не совершал с того дня, когда Рейн вернулся из армии. Виконт помог Джоселин выйти из экипажа и проводил ее по широким каменным ступеням к дому.
— Приятно снова видеть вас, милорд, — сказал дворецкий.
— Спасибо, Фарвингтон. Я уверен, что в мое отсутствие вы прекрасно следили за домом.
— Безусловно, милорд.
Рейн обнял Джоселин за талию.
— Я хочу представить вам новую хозяйку, леди Стоунли.
Низенький седой дворецкий склонился в очень церемонном поклоне, делая вслед за Рейном вид, что это их первая встреча.
— Добро пожаловать в новый дом, миледи.
— Благодарю.
Джоселин говорила с дворецким, высоко подняв голову, но ее щеки слегка зарумянились.
— Я пойду сообщить вашей сестре и остальным, что вы прибыли.
Но в этом, конечно же, уже не было необходимости. Они уже услышали шум и поспешили в холл.
— Рейн!
Александра прибежала первой, бросилась в объятия брату и повисла у него на шее.
— Как поживаешь, детка?
— Прекрасно — ведь ты вернулся.
Алекс снова обняла брата. Улыбка делала ее совсем юной, она выглядела моложе ее недавно исполнившихся семнадцати.
— У меня где-то есть подарок к твоему дню рождения. Мне очень жаль, что я не успел вовремя, но обещаю, что заглажу свою вину. — Он высвободился из объятий сестры. — По-моему, вы с Джоселин уже встречались. Джо, ты помнишь Алекс?
Джоселин улыбнулась, но Александра напряглась.
— Да, я помню, мы встретились в этом доме, — произнесла она с натянутой улыбкой. — Как вы поживаете?
— Здравствуй, Александра.
— Что это тут за суматоха? — поинтересовался Доминик, выступая вперед. — Неужели все это только из-за того, что эта старая боевая лошадь наконец поумнела настолько, что вернулась домой?
Мужчины пожали друг другу руки, Кэтрин подошла и обняла Рейна.
— Добро пожаловать домой, Рейн, — она тепло улыбнулась ему, потом обернулась к его тоненькой немного побледневшей жене. — А это, должно быть, Джоселин. Я рада, что мы наконец встретились.
В голосе Кэтрин была так много тепла, что Джоселин наконец искренне улыбнулась.
— Рейн писал нам о вас. Я уже давно жду встречи с вами.
Доминик обратил на Джо взгляд своих темных глаз.
— Думаю, что я должен перед вами извиниться, леди Стоунли. Ради Рейна, я надеюсь, вы забудете о наших прошлых размолвках.
— В-вы ничего мне не должны. Это все было ужасной ошибкой. Мне очень жаль, что все так сложилось.
Доминик улыбнулся, его белые зубы сверкнули на фоне смуглой кожи так ярко, что не оставили бы равнодушной и самую пресыщенную женщину в Лондоне.
— Речь истинной леди, — он поднял ее руку к губам. — Добро пожаловать, виконтесса.
С этого момента дела пошли на лад; во всяком случае, Рейн думал так, пока дамы не удалились наверх, чтобы переодеться к обеду, и друзья остались в гостиной одни.
— Ну что? — изящно, как пантера, прислонившись к стене красного салона, Доминик смотрел, как Рейн пересекает красный восточный ковер.
— Что? — переспросил тот, наклоняясь, чтобы взять сигару из хрустальной коробки на резном столе розового дерева.
— Может, ты мне все-таки расскажешь, каким образом ты сделал это ошеломляющее открытие? Как ты узнал, что мисс Эсбюри невиновна?
Рейн с трудом заставил свое лицо казаться непроницаемым.
— Это неважно. Важно лишь то, что это так.
— У тебя есть какие-либо доказательства?
— Я же сказал тебе, что Джоселин невиновна. И я прошу тебя, своего ближайшего друга, поверить моему мнению. Я прошу тебя принять женщину, которую я избрал себе в жены, так же, как я признал твою.
Доминик долго молчал.
— Мы с тобой слишком давно дружны, чтобы я мог отказать тебе в какой-либо просьбе. Если ты готов рисковать жизнью ради этой женщины, я могу понять, насколько сильны твои чувства по отношению к ней. И, как ты уже сказал, она твоя жена. Этого для меня довольно.
— А Кэтрин?
— Кэтрин — романтик. Она всегда ищет в людях что-нибудь хорошее. Я думаю, что она хотела найти хорошее и в Джоселин с той минуты, как узнала о твоих чувствах к ней. Она будет защищать твою жену изо всех сил.
Рейн кивнул, довольный тем, что сказал Доминик. Он отрезал кончик сигары, зажал ее зубами, зажег и глубоко затянулся, пока на ней не зарделся огонек.
— К сожалению, — добавил Доминик, — я не могу сказать того же о твоей сестре.
Рейн нахмурился.
— Что ты имеешь в виду?
— Александра убеждена, что Джоселин виновна. Она уверена, что мисс Эсбюри обманом заставила тебя поверить в ее невиновность. Что касается твоей сестры, то тут Джоселин придется нелегко.
Рейн вздохнул.
— Девчонку надо выдать замуж.
— Она уже получила даже слишком много предложений. Среди последних — от Питера Мелфорда, но она, конечно же, ему отказала. Бедный дурачок вообразил, что у него есть шанс. Насколько я знаю, он тяжело переживает ее отказ.
Рейн кивнул.
— Могу себе представить. Напомни мне заняться проблемой ее замужества после того, как мы уладим остальное.
Доминик отошел от стены, легкими широкими шагами приблизился к Рейну.
— А это подводит нас к тем проблемам, которые нужно разрешить в ближайшее время.
Рейн затянулся сигарой.
— К каким проблемам?
— Кто же, черт побери, в тебя стрелял.
Рейн выпустил в воздух колечко дыма и откинулся в обитом парчой кресле.
— Боюсь, я не имею об этом ни малейшего представления. У меня чертовски длинный список подозреваемых, как ты можешь себе представить, но ни на одного из них я не могу с уверенностью возложить вину.
— В своем письме ты сообщил, что собираешься нанять Харви Малкома.
— Я это уже сделал. Я также передал ему список лиц, которые могли бы желать моей смерти, и инструкции установить, где они были во время покушения.
— Он хороший сыщик, Рейн. Если виновного вообще можно найти, он это сделает. А пока, я надеюсь, ты позаботился об охране?
— Пока нет, но я собираюсь это сделать.
— Не откладывай. Даже теперь твоя жизнь может быть в опасности.
Рейна раздражало, что с ним обращаются как с ребенком, но он понимал, что нужно прислушаться к словам друга. Он позаботится об этом, поклялся он, а потом раздавит проклятого негодяя, принесшего им столько страданий.
Чем дольше Рейн оставался в Лондоне, тем сильнее становилось его разочарование. Вместо быстрой отмены приговора, на которую он рассчитывал, судья снова и снова допрашивал его. А потом ему пришлось предстать перед членами апелляционного суда, которые были убеждены, что он ослеплен любовью к своей молодой жене и не хочет смотреть правде в глаза.
— Мне бы хотелось ее видеть, — сказал один из четырех председательствовавших на процессе судей — худой, мрачный человек, смотревший на Рейна поверх своего носа крючком и почесывавшего завитой седой парик. — Мне хочется получить ответы на несколько вопросов. Мы должны быть уверены, что доискались правды прежде, чем дело будет завершено.
Рейн подумал, как это испугает Джо. Он обещал ей, что она будет в безопасности. Его лоб покрылся капельками пота.
— Уверяю вас, Ваша Честь, нет нужды в подобных трудах. Моя жена стала невинной жертвой ужасной несправедливости. Я один должен страдать за это, а не она, — он заставил себя улыбнуться. — Если вы позволите, я охотно возмещу все убытки. Я слышал, что здание суда нуждается в перестройке — нужно добавить к нему новое крыло. Я был бы счастлив внести посильный вклад в это дело, скажем, десять тысяч фунтов? Я убежден, что вы позаботитесь о том, чтобы этим деньгам нашлось достойное применение.
— Ну… — острые глазки судьи блеснули. Он посмотрел на остальных судей, закивавших в знак согласия, и Рейн вздохнул с облегчением. Дело было сделано, Джоселин будет свободна. Хотя он не успокоится, пока бумаги не окажутся у него в руках, но процесс был налицо.
Его встречи с Харви Малкомом прошли гораздо хуже.
Хотя коренастый лысый сыщик был, как и обещал Доминик, весьма проницателен, пока он не обнаружил никаких улик.
— Местонахождение леди Кэмпден засвидетельствовано, — сообщил Малком во время их очередной встречи. — Она провела день покушения у модистки. Конечно, она могла и подкупить свидетелей. Сейчас я изучаю эту возможность.
— А что Барлетт? — спросил Рейн.
— Он по-прежнему остается наиболее вероятным подозреваемым. Похоже, что никто не знает, где он был во время покушения. Накануне он напился. Кажется, он сделал несколько опрометчивых заявлений насчет вашей подлости. Один из членов боксерского клуба, — он сверился со своими записями, — некий лорд Шофилд, утверждает, что лорд Хэркурт сказал, что кому-нибудь следовало бы застрелить вас за то, что вы сделали. Никто, похоже, не знает, что именно он имел в виду, но такими, по всей видимости, были его слова.
— Барлетт, — гнев переполнял Рейна от одного звука этого имени. — Я не думал, что он зайдет так далеко, но если это так…
— Если это так, мы передадим его властям.
Рейн помолчал. Он кивнул, но в глубине души он был уверен, что поступит именно так. Он вспомнил дни, которые провел на краю могилы, боль, которую перенес, свое разбитое сердце. Он подумал о Джоселин, одинокой и испуганной, старающейся выжить в грязной Ньюгейтской тюрьме, о ее долгом мучительном путешествии, о следах девятихвостой плетки на ее прелестной спине.
Он подумал о том, что могло бы случиться, не отправься он на Ямайку. С каждым днем его ненависть к стрелявшему росла и крепла.
Только по ночам его гнев проходил. Лежа в постели, удовлетворенный и довольный как никогда прежде, Рейн думал о своем растущем чувстве к Джоселин. На Ямайке он ошибочно полагал, что достаточно будет жениться на ней. Этим он облегчит свою совесть, обеспечит ее — и свое собственное — будущее и удовлетворит невероятное желание, которое она всегда в нем вызывала.
Но, как он и подозревал, его чувства по отношению к Джоселин были не только корыстными.
А что она? — подумал он. — Что она думает, что чувствует? Затронул ли он ее чувства настолько, насколько затронула его чувства она? На корабле ему показалось, что то, что она носит его ребенка, привяжет ее к нему. И, конечно, в какой-то мере так оно и было. Но достаточно ли этого? Он не мог не вспоминать, как она любила его, когда они жили в их городском доме. Его подарил мне человек, которого я любила… любила… любила.
Сможет ли она снова полюбить его? Сможет ли доверять ему так же полно, как прежде? Почувствует ли по отношению к нему что-то большее, чем неистовое желание, вспыхивавшее каждый раз, когда они оказывались вдвоем?
Рейну было безразлично, почему это так много значит для него. Он только понимал, что хочет, чтобы Джоселин полюбила его. Но она не сможет любить его, пока не станет ему доверять, а он понимал, что во многом она ему еще не доверяет. Даже теперь, когда он уладил дело в суде. Она приняла эту новость с облегчением и благодарностью, плакала и обнимала его, благодарила, хоть он и говорил, что лишь воздал ей должное.
Но ее доверие не было полным. А без него неполной была и ее любовь.
Первые недели в Стоунли ушли у Джоселин на знакомство со своим новым домом. Или с домом, который она будет делить с Рейном, пока они не переедут на жительство в Марден.
Дом был таким же огромным, каким она его запомнила, и ее удивляла мысль о том, что теперь она стала хозяйкой такого обширного и прекрасного имения. Она уже почти полюбила его, хотя мысль о том, что большую часть года они будут проводить в окруженном широкими просторами Мардене, имела свое очарование.
К тому же в Мардене Рейн будет дальше от города, от возможной опасности. Броуни и Такер, безусловно, попадут в число подозреваемых. Джо была уверена, что Броуни в этом не замешан, а вот Так? Даже если он виновен, он же всего лишь мальчишка, и она была уверена, что им руководило лишь неверно понятое представление о справедливости. Она не могла вынести мысли о том, что его могут повесить или на всю жизнь заключить в тюрьму.
Ко всему прочему у нее возникли проблемы с сестрой Рейна. Было очевидно, что Александра по-прежнему уверена в ее вине. Она была насторожена, неприветлива, старалась избегать Джоселин. Конечно, не в присутствии Рейна, этого не могла себе позволить и Александра. Джо хотелось как-нибудь это поправить.
Она вздохнула, поднимаясь к себе в комнату. Рейну давно уже пора было вернуться, но она не слышала, чтобы он вошел. Надеясь, что, может быть, он все же дома, Джо открыла дверь в его спальню и с удивлением увидела его стоящим перед высоким зеркалом и примеряющим новый белый галстук.
— Я не думала, что ты здесь, — объяснила Джоселин. Она заметила, что на кровати лежит вечерний костюм.
— Я решил провести вечер в городе. Вернусь поздно. Не жди меня.
Он надел парчовый жилет.
— Но куда ты собрался? Там для тебя небезопасно, особенно ночью.
В его поведении было что-то уклончивое. У Джоселин пересохло во рту.
— Не могу же я вечно сидеть дома. К тому же меня повезет Финч. А он умеет обращаться с оружием.
— Куда? Куда ты едешь?
— У Шофилда небольшая вечеринка. Я решил разведать, куда ветер дует.
— Мне это не нравится, Рейн. С тобой может что-нибудь случиться.
— Ничего со мной не случится.
— Почему, если ты готов столкнуться со скандалом, мне этого нельзя?
Он наклонился и поцеловал ее.
— Потому что сначала я хочу их утихомирить. Что-то вроде жертвенного ягненка, которого бросают львам прежде, чем войти в их логово.
Почему она ему не верит?
— Ты уверен, что мне нельзя с тобой?
— Нет, дорогая, не сегодня.
Черт возьми, о чем он умалчивает? Она было открыла рот, чтобы спросить об этом, но он просто снова поцеловал ее, развернулся и направился к двери.
Джоселин смотрела вслед мужу, и у нее внутри все сжалось. Он едет к другой женщине? Она с самого начала знала, что его привязанность может угаснуть, но все же инстинкт говорил ей, что сейчас дело в другом.
Это было как-то связано с покушением? Она знала, что он думает об этом день и ночь. Один Бог знает, что случится с виновным, когда Рейн его обнаружит.
Если только этот человек не обнаружит Рейна первым.
— Элайза! — позвала Джоселин, вдруг решив, что нужно делать, и заставив маленькую блондинку поторапливаться. — Приготовь мое голубое платье с серебром. И попроси Фарвингтона заложить еще один экипаж. Я проведу вечер вне дома.
Джоселин торопливо оделась, думая о том, какой путь ей предстоит. Лорд Шофилд жил на Беркли-стрит. Она бывала там, когда следила за Рейном в те дни, когда они с Броуни скитались по трущобам. Если экипаж Стоунли будет стоять перед входом, она войдет. Если она найдет мужа, то выяснит, какова его цель, и позаботится о его безопасности.
А если свет их не одобряет, то может катиться к черту.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сладкая месть - Мартин Кэт



не очень понравилось, читается легко, но как то нудновато, одно и тоже по несколько раз.В начале скучно, потом вроде захватило, но не надолго, а в конце опять тянучка пошла.
Сладкая месть - Мартин Кэтелена
24.10.2011, 23.43





затянуто чуток, но книга хорошая
Сладкая месть - Мартин КэтXalia
8.01.2012, 1.54





как то все затянуто, но конец хороший
Сладкая месть - Мартин Кэткотёнок
8.01.2012, 11.32





туповаты герои и затянуто
Сладкая месть - Мартин Кэтpotam
3.11.2012, 19.53





как-то непонятно почему такая дерзкая и своевольная девица сразу согласилась на роль содержанки, обычно они сопротивляются, пока ГГ не "перекроет ей кислород", а тут такая покорность... но в целом роман неплох
Сладкая месть - Мартин КэтОльга
22.05.2013, 11.58





а я его несколько раз читала с удовольствием, очень понравился
Сладкая месть - Мартин Кэтфируза
22.12.2013, 20.13





Неплохой роман! Совершенно не жаль потраченного времени. Достойное продолжение серии.Хотя завязка немного затянута, а вот вторая половина романа(на Ямайке)очень и очень даже. Понравились герои, хотя есть некая непоследовательность и нелогичность в развитии их характеров и поступков: 9/10
Сладкая месть - Мартин КэтNeytiri
20.04.2014, 20.49





а мне понравился
Сладкая месть - Мартин КэтНАТАЛИЯ
30.04.2014, 14.34





Великолепный, захватывающий роман! Понравился очень. Не возможно было оторваться, особенно когда читала про душевный муки главных героев, их смешанные чувства между страстью и ненавистью, когда душой и телом они тянутся друг к другу, но им мешают гордость, упрямство. Единственное, что немного смутило, так это кто был настоящим убийцей... До последних страниц мне казалось, что это дворецкий, который первый стал обвинять Джо. Восставший из пепла Генри как-то не вписался в общую картину. Промах такой у автора, я считаю. Можно было бы придумать что-то более интригующее. Но всё остальное просто замечательно! Обязательно перечитаю его ещё.
Сладкая месть - Мартин КэтТаня
16.01.2015, 20.30





ничо так, понравился.
Сладкая месть - Мартин Кэтлёлища
6.11.2015, 7.52





Класный роман!
Сладкая месть - Мартин Кэтмэри
7.11.2015, 21.41





По моему мнению, роман идеальный! Мне даже не хочется искать каких-либо минусов или осечек, потому что таких сильных эмоций давно не вызывали книги. Я не считаю, что сюжет затянут...особенно, если принимать во внимание, как автор сумела описать жизнь Главных героев в разлуке. Через какие трудности прошли оба, сумели выдержать все невзгоды и обрести счастье...а главное, научились безоговорочно доверять друг другу. Любовь - это главное...но как ангел без крыльев не имеет право на существование, так и любовь без доверия не имеет продолжения... rnЭтот роман я запомню на долго) спасибо автору)
Сладкая месть - Мартин КэтЕлизавета
22.01.2016, 21.44





Захватывающий и волнующий роман.Держал в напряжении до самого конца, главная героиня- терпеливая, нежная натура, которая быстро простила гл.герою его предательство и сомнения, которые повлекли за собой беды и испытания! Роман прочитала на одном дыхании. Моя оценка 15/10. Читайте и наслаждайтесь.
Сладкая месть - Мартин КэтАнна
23.01.2016, 1.49





Уже читаю второй роман этого автора, и одно и тоже- тюрьма, пожар.. Как то не впечатлило..
Сладкая месть - Мартин КэтЕкатерина
15.03.2016, 21.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100