Читать онлайн Сладкая месть, автора - Мартин Кэт, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкая месть - Мартин Кэт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.86 (Голосов: 519)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкая месть - Мартин Кэт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкая месть - Мартин Кэт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Кэт

Сладкая месть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Рейн подвел Джоселин к дверям и прошел вперед. Купленный им дом внутри выглядел гораздо менее убого, чем снаружи, и, хотя в его убранстве не было и следа щегольства, обстановка была дорогой, а обои гармонировали с восточными коврами на натертых деревянных полах.
Планировка была типично колониальной. В одном крыле располагалась гостиная, в противоположном — столовая, друг от друга их отделяла красивая лестница. Малая гостиная выходила окнами во двор, рядом с ней располагалась уединенная веранда и кабинет, где прежний хозяин вел дела по управлению плантацией.
— Твоя комната наверху, — вывел Джо из задумчивости Рейн. — Справа на втором этаже. Если тебе что-нибудь понадобится, спроси горничную. Она обычно где-нибудь неподалеку.
Джоселин, все еще державшая в руках небольшой сверток со своими вещами, подняла глаза.
— Ты хочешь, чтобы я жила в доме?
— Я хочу, чтобы ты была рядом, так мне проще будет за тобой проследить. А что касается работы, то ей тебе придется посвящать все свое время, а приступишь к ней ты завтра же. А пока я прикажу кухарке прислать тебе что-нибудь поесть.
Рейн замолчал, и Джоселин пересекла холл и, приподняв юбку, чтобы та не мешалась под ногами, стала подниматься по лестнице.
Рейн смотрел вслед ее грациозной гибкой фигурке. Он наблюдал, как покачиваются ее бедра, как мелькает временами изящное колено, слышал шорох юбок, трущихся о ее ноги. Когда она повернулась на площадке лестницы, ее маленькие острые груди колыхнулись под блузкой, и кровь закипела в его жилах. Он вспомнил ее мягкие сладкие губы, и внутри у него все сжалось, а в чреслах запульсировала боль.
Черт побери! Это женщина действует на него просто невероятно. Он не мог смотреть на нее без желания, не мог равнодушно слышать звук ее голоса без того. Он совершенно не желал, чтобы она спала в его доме. Он не хотел привозить ее с собой.
Или все-таки хотел?
Или все-таки это и было, на самом деле, истинной причиной того, что он приехал на этот проклятый остров?
Ведь все старались его отговорить. Особенно Доминик и Кэтрин, но больше всех — сестра.
— Ради Бога, Рейн, — увещевала Александра, — ты рискуешь жизнью из-за этой женщины. Неужели ты этого не понимаешь?
— Алекс права, — поддерживал ее Доминик. — Ты уже раньше недооценил эту женщину. Ты не можешь знать, на что она еще способна.
— Я не боюсь ее. Просто тогда она застала меня врасплох.
— Дело не в этом! — протестовал Доминик, но Рейн уже принял решение.
Ему нужно с ней встретиться, нужно успокоить свои сомнения. Он должен увидеть ее лицо, говорил он себе. Ему достаточно будет одного взгляда в эти ясные голубые глаза, чтобы увидеть в них ненависть, которую она прежде так искусно скрывала. Достаточно будет одного пытливого взгляда, чтобы разгадать ее обман. И тогда его сознание примирится с правдой о том, что произошло, и он успокоится.
Рейн был так уверен в этом, эта идея захватила его, он так стремился найти покой. И ради этого он пересек океан, купил эту проклятую плантацию! Но едва наступил решительный момент, как все пошло совсем не так, как он планировал.
Он размышлял об этом, наблюдая из своей комнаты, находившейся в противоположном конце коридора, как Джоселин закрывает за собой дверь спальни. В ее больших ясных глазах читалось удивление, сменявшееся всплесками гнева, которые он не раз наблюдал со времени их первой встречи. И, может быть, на мгновение в этих глазах промелькнул страх. Но ненависть, как и прежде, оставалась незаметной, вместо нее глаза Джоселин говорили о невинности и отчаянии, а временами даже о боли.
Но ненависть была, Господи, ее не могло не быть! Джоселин же предала его — он видел, как она спустила курок! Ненависть сохранилась в ее сердце, она вспыхивала в этих ярко-голубых глазах, но эта женщина с извращенным стремлением к мести, женщина, овладевшая искусством обмана, таила ее в себе.
И если только эту ненависть можно будет разглядеть, Рейн будет готов ее заметить.
Виконт заплатил хозяину таверны Барзилаю Хопкинсу вдвое больше, чем стоили ее услуги, — а теперь расплачивался еще дороже.
Рейн вошел в кабинет, взял с полки бутылку и налил себе щедрую порцию рома. Он проглотил его залпом и почувствовал, как обжигающая жидкость проникает в желудок. Но даже этот жар не мог сравниться с тем, который все еще пылал в его жилах. Всякий раз, когда он видел ее, в нем разгоралось пламя.
Он опустился в кожаное кресло с высокой спинкой позади широкого письменного стола красного дерева. Рейн уже провел за этим столом немало ночей, изучая книги, пересматривая списки работников, живших в маленьких хижинах, выстроенных из обмазанных глиной циновок.
Он купил пришедшую в упадок плантацию и поселился в этом доме задолго до того, как впервые побывал в таверне. Ему нужно было время, чтобы приготовиться, и он по много часов работал рядом с батраками, расчищая поля от негодного сахарного тростника. Он купил эту землю не глядя, просто для того, чтобы оправдать свое путешествие. Но изучение острова и его экономики подстегнуло его интерес. Во что можно превратить это имение, приложив к нему кое-какие усилия? Как бы органиовать здесь дело?
Поначалу мысль о кофейной плантации казалась абсурдной, но мало-помалу эта идея укоренилась в нем, как некогда укоренился в этой земле тростник, и теперь Рейн не собирался ее отбрасывать. Тяжелый труд закалил его тело, хотя от работы сильнее болела спина, а мысль об успехе давала стимул, какого он не знал со времен войны.
Рейн налил себе еще один стакан рома. Он не очень-то его любил, но Рейн слишком много работал, слишком погрузился в свои планы насчет имения и купил столько более важных вещей, что до бренди просто не дошли руки.
Он сморщился, глотая новую порцию алкоголя и прислушиваясь к тому, как по телу разливается оцепенение. Вчера он спал хорошо. Усталость прогнала все сновидения, и он смог подавить пульсирующую боль желания, пронзившую его, едва он заметил Джо в таверне.
Вчера он спал. Сегодня это будет не так легко.
Рейн прислушался к шагам наверху, представил себе, как Джоселин ступает по ковру. Он все еще помнил жар ее губ, ощущал тяжесть ее маленькой острой груди. Может, ему пригласить к себе Дульцет? Соблазнительная экономка-квартеронка строила ему глазки с первого дня.
— Я быть у масса Джемса, — сказала она, имея в виду прежнего хозяина. — Я ему хорошо угодить. А теперь я — у тебя.
Рейн окинул взглядом ее тяжелую грудь и тонкую талию. У Дульцет были карие глаза, высокие скулы и самые сладострастные губы, какие он когда-либо видел. Его тело нуждалось в разрядке — почему бы ему не принять то, что она так откровенно предлагает?
Рейн вздохнул. Дульцет может успокоить его тело, но не душу. Только Джоселин могла бы это сделать — и только с помощью правды.
Пока она лжет, но рано или поздно ей придется признать свое поражение. И как только она признается в своем предательстве, он освободится.
Стоя у высокой кровати с балдахином, Джоселин стянула с себя пыльную одежду и бросила ее на розовое ситцевое покрывало. Она чувствовала себя усталой после пути по ухабистой дороге в неудобной повозке. Но, даже несмотря на то, что рядом был Рейн, портивший настроение, ей понравилось это путешествие — каждая его секунда.
Она надела рубашку и подошла к окну. Воздух здесь был так невероятно чист, а на небе столько звезд. Что если выйти на улицу? — подумала Джо. Остановят ли ее? В доме стояла тишина, слуги уже легли спать. У нее не было пеньюара, но если она будет вести себя тихо, ее никто не увидит.
Понимая, что не следует этого делать, но слишком мечтая о ночной прохладе, Джо вышла из комнаты и спустилась по лестнице. Она не станет отходить далеко, просто посидит немного в темноте, впитывая ночные звуки и свежее дуновение ветерка с гор.
Она прокралась в тень и села на низенькую каменную ограду, окружавшую заросший сад. Здесь было тихо, спокойно и мирно. И мгновение спустя Джоселин погрузилась в этот мир, которого ей так не хватало с тех пор, как она покинула деревню. Она даже не заметила, как кто-то открыл дверь, как гравий захрустел под тяжелыми мужскими ботинками.
— Мне показалось, что я что-то слышал. Мне следовало догадаться, что это ты.
Джоселин вскочила, с удивлением услышав голос Рейна.
— Я… мне не хотелось спать. А здесь так мило, я просто… — Как объяснить, что значит для нее глоток свежего воздуха? — Я не собиралась никуда уходить.
Хотя она едва различала его в темноте, Джо не могла не почувствовать, как его взгляд скользит по ее телу.
— Черт побери, что на тебе надето? Ты что, вышла на улицу в ночной рубашке?
Она невольно отступила на шаг.
— Меня никто не видел. Здесь темно и никого нет.
— Кроме меня.
Она не нашлась, что ответить.
— Что ты здесь делаешь?
— Смотрю на звезды. Я всегда любила созвездия, — она показала пальцем вверх. — Вон Гончие Псы. А вон там — Таурус.
Он усмехнулся.
— Совершенно верно.
— В это время всегда так красиво… и так тихо. Совсем не похоже на Сити… или на таверну. Там, кажется, не было ни минуты покоя.
— Тебе не следует здесь находиться.
— Думаю, да. Удивляюсь, почему ты не запер меня на замок.
— Остров сам по себе тюрьма для тебя. Тебе здесь некуда бежать.
Джо замерла. Он по-прежнему не был готов услышать правду. Это чувствовалось по его голосу. Она задумалась, сможет ли он когда-нибудь выслушать ее.
— Если дело в этом, то ты вряд ли станешь возражать, если я посижу еще немного, — и она снова опустилась на каменную ограду. — Мне нравится наблюдать за светлячками — они составляют мне компанию.
Рейн схватил ее за руку и заставил подняться.
— Если ты будешь здесь разгуливать нагишом, кто-нибудь из здешних парней составит тебе компанию.
Или я.
— Если ты думаешь, что я с тобой дурно обошелся, тебе придется узнать, что это значит на самом деле.
Она вырвалась из его рук, ее щеки пылали.
— Ваше участие очень тронуло меня, милорд. Рейн вглядывался в нее в темноте.
— Я знаю, что говорю — в этих краях женщине опасно гулять в одиночестве. Наши работники, может быть, и не станут создавать проблемы, но поблизости есть и другие, от которых можно ожидать чего угодно. Я не хочу, чтобы ты в одиночестве гуляла по ночам.
Он что же — волнуется? — усмехнулась про себя Джо. Боится, как бы с ней чего не случилось, пока он сам ей не отомстит?
Она встала и направилась к дому.
— Работа начинается рано утром, — сказал он.
Джоселин не обратила на него внимания.
Привыкшая к долгим трудовым дням, Джоселин проснулась до рассвета. В первую минуту она не могла понять, откуда взялась противомоскитная сетка и почему матрас такой мягкий.
Она вздохнула, вспомнив, где находится, потом минуту позволила себе понежиться. Она потянулась и зевнула в темноте, которую еще не осветил рассветный луч. Наконец Джо откинула покрывало и придвинулась к краю кровати, чтобы зажечь свечу.
Она не очень хорошо спала эту ночь, несмотря на мягкую постель и спальню, оказавшуюся гораздо более удобной, чем комната для прислуги, в которой она ожидала оказаться. Но ее всю ночь мучили сны о нем, мысли об их разговоре в темноте и обо всем, что случилось с тех пор, как появился Рейн.
Ненависть, которую она видела в его глазах, сердила и пугала ее. Несколько раз она просыпалась в холодном поту: ей снилось, что он стоит рядом с ней, обезумевший от злобы, его руки обхватили ее шею и жизнь потихоньку покидает ее тело.
Она пыталась сказать ему, что не стреляла в него, но пальцы давили все сильнее.
«Если не ты, то кто же тогда это сделал?» — рычал он.
Этот вопрос она сама задавала себе тысячи раз с того рокового дня, и список потенциальных злодеев становился все длиннее и путанее.
Джоселин знала, что у Рейна есть враги. Она почти два года следила за его передвижениями, была свидетельницей десятка ссор в трактирах, видела, как он завлекал и бросал множество женщин, мало заботясь об их чувствах. Он и сам рассказывал ей, что леди Кэмпден была его любовницей и что ее муж ревнив. Еще к этому списку нужно прибавить Стивена Барлетта, лорда Хэркурта. И, конечно, Розали Шеллгрейв, актрису, бывшую некогда любовницей Стивена — пока она не стала любовницей Рейна.
И было еще одно имя, которое она боялась упомянуть даже в глубине души. Имя хрупкого светловолосого мальчика со страшно обожженными руками. Поначалу она отвергала такую возможность. Но потом вспомнила почти незаметную перемену в их отношениях, то, как странно он стал вести себя, когда она надела платье и стала держаться как дама. Может быть, у Такера зародилось что-то вроде юношеской влюбленности? Может быть, он ревновал ее к Рейну? Не могло ли ему показаться, что он каким-то образом защищает, может, даже, спасает ее?
При этой мысли у Джоселин внутри все сжалось, она молила Бога, чтобы это не было правдой. И даже если это правда, то, что она была осуждена за это преступление, обеспечивает парнишке безопасность. Это было слабым утешением перед лицом столь вопиющей несправедливости, но все-таки ей стало немного легче.
Джоселин оделась, прошлась щеткой по волосам, взяла в руки свечу. Она открыла тяжелую деревянную дверь и вышла в холл. В доме было темно, во всяком случае ей так казалось, пока она не подошла к кабинету. Из-под двери пробивался желтоватый свет, слышалось движение.
Но Рейн вряд ли встал так рано.
Ей было очень любопытно, кто там, но она не хотела рисковать. Поэтому Джоселин вышла из дома и прошла в людскую кухню. Работа в доме, в наполненной паром душной и жаркой кухне была самым неприятным для нее делом, но она не собиралась ждать, пока Рейн найдет ей работу. Она не хотела, чтобы он оказался недовольным каким-то ее поступком или ею самой.
Несколько мгновений Джоселин незамеченная стояла в дверях кухни. На старомодной печи из белого камня кипели большие черные чугунки. Из чайника шел пар, на длинных деревянных столах были разложены овощи и фрукты: кукуруза, маниока, сладкий картофель, манго, гванабана и джек-фрут. В комнате уже было жарко, но запахи были приятными — аромат вареного мяса и свежевыпеченного хлеба.
— Хлеб готов, — сказала высокая женщина с кофейного цвета кожей, высокими скулами и с улыбкой на полных губах. — Хочешь, я достану?
— Это мочь мало гореть, — низенькая черная, как уголь, женщина втрое шире в бедрах, чем первая, распахнула дверцу печи. — Я делать.
Джоселин не могла не улыбнуться, услышав их необычный выговор. Женщина говорила на креольском английском. Даже проведя несколько недель на Ямайке, Джо не всегда понимала, о чем речь.
— Хэлло, — сказала высокая женщина. Она говорила гораздо понятнее. — Ты приехала с новым масса?
— Да. Меня зовут Джоселин.
— Джо-се-лин?
— Можно Джо, если так удобнее. Женщина улыбнулась, обнажив белые зубы. Она была хороша собой, заметила Джоселин. Она была красива экзотической красотой — гибкая, с большой грудью, она отличалась чувственностью, делавшей ее непохожей на большинство других женщин.
— Я Дульцет, а это — Гвен. Я — экономка, а Гвен — кухарка. А те вон — Сойка и Малиновка.
Джо обернулась и увидела двух девушек, которые хихикали, прикрывшись ладошками.
— Прекратите! — сказала Гвен. — Я вам дать, если не делать быстро.
Улыбки сразу сошли с лиц девушек, и они снова прилежно принялись нарезать свежую маниоку.
— Неумехи, — покачала головой Гвен и вытащила новый противень хлеба. У Джо потекли слюнки.
— Ты девушка массы? — спросила Дульцет.
— Нет.
— Хорошо, — еще шире улыбнулась Дульцет.
Джо не понравился ее тон и то, как смотрела эта женщина, когда говорила о Рейне. Но она тепло улыбалась, и стоило Джоселин предложить свою помощь, как ее приняли словно старого друга.
— Бебо сегодня болеть, — Дульцет откусила кусочек от манго и облизнула свои длинные пальцы. — Гвен — моя друг. Масса сказал пускай помогут.
И в ее лице снова появилось прежнее выражение, какая-то вспышка, делавшая ее скулы еще темнее.
— Он тебе, похоже, нравится.
— Масса — красивый, — женщина улыбнулась. — Большая руки. Сильная тело. Большой пака.
— Большой пака? — переспросила Джо.
По другую сторону стола толстуха Гвен, раскладывавшая вареные бананы и рис, тряслась от смеха. Она сделала руками несколько непристойных жестов, так что Джо поняла, что Дульцет имела в виду «большую палку», и покраснела.
— Она хотит они это дейть, — сказала Гвен, и хотя Джо не имела понятия, что означает каждое из этих слов в отдельности, общий смысл она поняла: Дульцет хочет спать с Рейном.
Если бы не растерянность на лице красивой женщины и не то, что она, очевидно, еще не добилась этого, в Джоселин пробудилась бы ревность. Но сейчас она просто усмехнулась, когда все остальные расхохотались. Господи, как приятно смеяться.
Рейн с порога наблюдал за женщинами. Он стоял там уже некоторое время, завороженный видом улыбающейся Джоселин.
В снах он часто видел ее такой, смеющейся и беззаботно болтающей, но наяву его рационализм побеждал и заглушал все оставшиеся у него светлые воспоминания. То, что она уже встала и принялась за работу, удивило его. Но ведь она всегда охотно работала, она всегда находила себе больше дел, чем от нее требовалось, и в их городском доме.
Джо наклонилась над большим деревянным столом, нарезая зеленые бананы. Ее лицо зарделось от смеха и от жара кухни, влажные пряди черных волос прилипли к щекам. Она выпрямилась, и груди соблазнительно выдались вперед. Он представил себе ее обнаженную грудь, и жар пронзил его чресла.
Она снова потянулась, разгибая затекшее тело, и его мысли перенеслись с ее соблазнительного вида к тому времени, когда она рассказывала о своей работе в кабаке в Ист-Энде.
«Это была самая собачья работа в моей жизни, — говорила она, снова переходя на кокни при неприятных воспоминаниях. — Я не выносила адскую жару и пар и эти бесконечные кучи грязной посуды. Господи, воровать было приятнее».
Тогда он только посмеялся. Теперь ему было не смешно.
И Джо тоже. Она заметила его появление в дверях, все женщины умолкли.
— Я… я не ожидала увидеть вас так рано, милорд. Я подумала, на кухне всегда нужна помощь.
— Да… помню, как ты любишь такую работу, — она невольно скривилась, а губы Рейна изогнулись в едва уловимой улыбке. — Но, все же, думаю, что тебе стоит на время оставить работу здесь. У меня есть для тебя другое занятие.
— Конечно, — она стала развязывать фартук.
— Он может тебе понадобиться. Работа предстоит грязная.
Джо приподняла подбородок. Было ясно: она уверена, что он приготовил ей нечто ужасное. И стоило. Черт побери, очень даже стоило!
— Сюда, — Рейн повел ее к участку обработанной земли позади дома. Высокие стебли кукурузы раскачивались на ветру, по аккуратным грядкам тянули свои усы дыни. Черно-белая собачонка бегала за одним из чернокожих работников, он отгонял ее мотыгой.
Рейн остановился у края огорода рядом с невысоким хорошо сложенным темноволосым человеком не старше двадцати шести.
— Джоселин, это Пауло Баптиста. Он следит за садом и землей вокруг дома.
Пауло встал, отряхиваясь от земли.
— Bon dia, senhorita
type="note" l:href="#FbAutId_11">[11]
.
— Джоселин говорит по-французски и по-английски, но, боюсь, не по-португальски.
Заметив интерес молодого человека, Рейн почувствовал укол ревности.
— Рада познакомиться с вами, Пауло, — Джоселин протянула тонкую руку, но португалец посмотрел на грязь на своих ладонях и покачал головой.
— Я тоже рад, уверяю вас.
Молодой человек был невысокого роста, но мощного сложения, у него были умные глаза и легкий нрав. Рейну он понравился с самого начала, он увидел в нем талант к работе на земле и способность управлять работниками.
— Джоселин особенно хорошо умеет выращивать цветы. Я подумал, что она, возможно, сумеет что-то сделать с нашим захиревшим цветником.
Джо посмотрела ему в глаза.
— Ты хочешь, чтобы я работала в саду? Но я думала…
— Я знаю, что ты думала, Джоселин, и можешь быть уверена, что не будь сад в таком плачевном состоянии, я отправил бы тебя на расчистку самого дальнего поля.
Эта мысль приходила ему в голову. Господи, вполне это заслужила — это и даже кое-что похуже. Но когда он накануне вечером увидел, как она наблюдает за светлячками, услышал утром ее смех на кухне, эти соображения улетучились у него из головы.
— Пауло покажет тебе оранжерею и сарай для инструментов. Там ты найдешь все, что тебе понадобится. Напиши мне список нужных растений, и я попробую их купить, когда в следующий раз буду в городе.
Джо вгляделась в его лицо.
— Хорошо.
В ответ Рейн лишь кивнул. Радость, промелькнувшая на ее лице, когда она узнала, какую работу он ей нашел, заставила его сердце сжаться. Черт, он не хотел, чтобы она так смотрела на него. От этих взглядов его сердце наполняли чувства, которым давно пора было умереть. И снова его одолели сомнения.
И он желал ее со страстью, равной по силе лишь гневу, который возбуждал в нем ее поступок.
Черт побери! Рейн отвернулся, чтобы не видеть, как Джоселин идет рядом с невысоким темноволосым португальцем к сараю. Она уже смеялась над какими-то словами молодого человека, и Рейн пожалел, что познакомил их. Черт бы побрал эту девку!
Полный решимости во что бы то ни стало выкинуть ее из головы, Рейн направился к конюшне. Как и большинство надворных построек, она была старой и нуждалась в ремонте. Крыша протекала, во всех углах болталась паутина. Пахло животными, навозом и соломой.
Подойдя к дальнему стойлу, Рейн открыл калитку и вывел большого черного жеребца, на котором привык кататься. Рыцарь здесь был лучшей лошадью, единственным сколько-нибудь породистым животным, которое еще не было продано перед его приездом. Рейн сам оседлал коня и вскочил в седло. Боль пронзила спину, он поморщился, но не стал обращать внимания.
Ему нужно было проследить за работой в полях, нужно было проветриться. Ему нужно было развеять жар желания, поселившийся в низу его живота.
Если понадобится, он будет работать дотемна, чтобы усталость освободила его от этого адского желания. А если не поможет, он подумает, не переспать ли с Дульцет.
Он поклялся себе, что сделает это. Он сделает все, лишь бы только его тело и разум освободились от потребности в Джо.
Одетая в чепчик, который дала одна из португалок, Джоселин проработала весь день под ярким карибским солнцем. После такого трудного дня она должна была бы чувствовать себя усталой и раздражительной, но этого не было.
Каждая минута, проведенная на воздухе, приносила ей радость, она чувствовала себя почти свободной. Пауло Баптиста был внимателен и мил. Она узнала, что он наемный работник, а не заключенный, как она.
— Я сам продаю себя в рабство, — сказал он. — Ради шанса на новую жизнь. Всего лишь через пять лет я буду свободен. И у меня будет достаточно денег, чтобы начать новую жизнь в Америке.
— Это звучит восхитительно, Пауло.
И ей это придало надежду. Может, в один прекрасный день и она начнет где-нибудь новую жизнь.
Вечером, раздеваясь, она думала об этой привлекательной перспективе. Она надела ночную рубашку, откинула покрывало и тут увидела это — огромного волосатого паука размером с ее ладонь. Она невольно вскрикнула, развернулась и кинулась к двери. Дверь распахнулась еще до того, как Джоселин добежала до нее, и она налетела на Рейна. Его руки обхватили ее, когда она покачнулась, и он прижал ее к груди.
— Что случилось? В чем дело?
Она вся дрожала, но вдруг почувствовала, как глупо было устраивать такую сцену.
— Извини. Это просто паук. Он — такой громадный!
Рейн улыбнулся. Она не верила своим глазам — он действительно улыбался.
— Боюсь, это шутки местной природы. Они безобидны, хоть и весьма велики. Ты еще не видела здешних ящериц.
Джоселин прикусила губу. Она изо всех сил старалась не рассмеяться, но позыв был слишком силен. Она посмотрела на Рейна, увидела шутливый блеск его глаз, и они оба рассмеялись. Они хохотали, прижимаясь друг к другу, сотрясаясь от веселья. Это было почти как прежде.
И в эту минуту сильнее, чем прежде, Джоселин хотелось, чтобы Рейн знал правду о ее невиновности. Она подняла глаза и увидела, как меркнет его улыбка, как мрачно заблестели его глаза.
— Рейн, я не…
Его поцелуй оборвал ее на полуслове, он был таким жарким, что у нее подкосились ноги. Если бы не этот смех, соединивший их на мгновение, она бы попыталась его остановить. Но теперь она приоткрыла рот, приглашая его язык, почувствовала шелковистую мягкость, жаркое требовательное желание и прижалась к его крепкой груди. Его мускулы напряглись, сердце громко стучало под ее руками, все ее тело пронзила страсть.
Руки Рейна опустились по ее спине, обхватили ягодицы, прижимая к его телу. Она ощутила его мощный член, вспомнила, что чувствовала, когда он входил в нее, и застонала, а ее пальцы гладили его волосы.
Она почувствовала, как он замер, как отстранился, и ощутила невыносимую жажду, как в пустыне. Когда она подняла глаза и увидела лицо Рейна, еще мгновение назад бывшее веселым и нежным, она вздрогнула от нескрываемой ненависти в его глазах.
— Я не дурак, Джоселин. Я знаю, что ты думаешь. Я понимаю, что когда-то вел себя, как идиот, но можешь быть уверена, что это не повторится.
— Рейн, прошу тебя. Если бы ты только…
— Нет, — ответил он, — ни слова больше.
— Но я…
Он схватил ее за руку.
— Все, что я могу сделать, это не ударить тебя. Считай, что тебе повезло, что я смог сдержаться.
Она не сомневалась, что это так. Это можно было прочитать в каждой черточке его сердитого лица. Бросив на нее последний жестокий взгляд, Рейн развернулся и вышел из комнаты.
Джо смотрела ему вслед, пока один из слуг не пришел забрать паука. Комната погрузилась в тишину, Джо осталась одна.
Ее сердце все еще колотилось, а в груди осела тяжесть, когда она улеглась, глядя на тонкую сетку от москитов. У нее в глазах стояли слезы, горло горело.
На одно короткое мгновение Рейн снова превратился в человека, которого она знала и любила прежде. Смех в его глазах вызвал в ее сердце надежду и вернул ее в прошлое, словно ничего не изменилось.
Потом смех затих и возникла страсть. Она не устояла перед ней, как и Рейн. Его гнев был вызван этой страстью, желанием, которому он не хотел подчиняться еще больше, чем она. Но страсть была. Ее тело еще дрожало от желания, которое он возбудил. Перед ее глазами еще стоял его образ.
Горько всхлипнув, Джоселин сжала руку в кулак и стукнула по кровати. Если бы только он выслушал ее! Когда-то он был разумным человеком. Безусловно, горячим, но он редко выходил из себя без достаточной причины. Но теперь гнев ослепил его. Он был уверен, что она виновна, и хотел, чтобы она была наказана.
Но все же было это мгновение смеха. Один нежный взгляд, выдавший еще не умершее глубоко запрятанное чувство. Возможно ли, что старое чувство сохранилось? Может, оно всего лишь загнано поглубже. Может быть, если она будет ждать и молиться… Если только она сможет завоевать его доверие хоть немножко, со временем он ее выслушает.
Может быть, пока он будет оставаться здесь, на острове, он научится ей доверять.
И если это случится, у нее будет шанс стать свободной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сладкая месть - Мартин Кэт



не очень понравилось, читается легко, но как то нудновато, одно и тоже по несколько раз.В начале скучно, потом вроде захватило, но не надолго, а в конце опять тянучка пошла.
Сладкая месть - Мартин Кэтелена
24.10.2011, 23.43





затянуто чуток, но книга хорошая
Сладкая месть - Мартин КэтXalia
8.01.2012, 1.54





как то все затянуто, но конец хороший
Сладкая месть - Мартин Кэткотёнок
8.01.2012, 11.32





туповаты герои и затянуто
Сладкая месть - Мартин Кэтpotam
3.11.2012, 19.53





как-то непонятно почему такая дерзкая и своевольная девица сразу согласилась на роль содержанки, обычно они сопротивляются, пока ГГ не "перекроет ей кислород", а тут такая покорность... но в целом роман неплох
Сладкая месть - Мартин КэтОльга
22.05.2013, 11.58





а я его несколько раз читала с удовольствием, очень понравился
Сладкая месть - Мартин Кэтфируза
22.12.2013, 20.13





Неплохой роман! Совершенно не жаль потраченного времени. Достойное продолжение серии.Хотя завязка немного затянута, а вот вторая половина романа(на Ямайке)очень и очень даже. Понравились герои, хотя есть некая непоследовательность и нелогичность в развитии их характеров и поступков: 9/10
Сладкая месть - Мартин КэтNeytiri
20.04.2014, 20.49





а мне понравился
Сладкая месть - Мартин КэтНАТАЛИЯ
30.04.2014, 14.34





Великолепный, захватывающий роман! Понравился очень. Не возможно было оторваться, особенно когда читала про душевный муки главных героев, их смешанные чувства между страстью и ненавистью, когда душой и телом они тянутся друг к другу, но им мешают гордость, упрямство. Единственное, что немного смутило, так это кто был настоящим убийцей... До последних страниц мне казалось, что это дворецкий, который первый стал обвинять Джо. Восставший из пепла Генри как-то не вписался в общую картину. Промах такой у автора, я считаю. Можно было бы придумать что-то более интригующее. Но всё остальное просто замечательно! Обязательно перечитаю его ещё.
Сладкая месть - Мартин КэтТаня
16.01.2015, 20.30





ничо так, понравился.
Сладкая месть - Мартин Кэтлёлища
6.11.2015, 7.52





Класный роман!
Сладкая месть - Мартин Кэтмэри
7.11.2015, 21.41





По моему мнению, роман идеальный! Мне даже не хочется искать каких-либо минусов или осечек, потому что таких сильных эмоций давно не вызывали книги. Я не считаю, что сюжет затянут...особенно, если принимать во внимание, как автор сумела описать жизнь Главных героев в разлуке. Через какие трудности прошли оба, сумели выдержать все невзгоды и обрести счастье...а главное, научились безоговорочно доверять друг другу. Любовь - это главное...но как ангел без крыльев не имеет право на существование, так и любовь без доверия не имеет продолжения... rnЭтот роман я запомню на долго) спасибо автору)
Сладкая месть - Мартин КэтЕлизавета
22.01.2016, 21.44





Захватывающий и волнующий роман.Держал в напряжении до самого конца, главная героиня- терпеливая, нежная натура, которая быстро простила гл.герою его предательство и сомнения, которые повлекли за собой беды и испытания! Роман прочитала на одном дыхании. Моя оценка 15/10. Читайте и наслаждайтесь.
Сладкая месть - Мартин КэтАнна
23.01.2016, 1.49





Уже читаю второй роман этого автора, и одно и тоже- тюрьма, пожар.. Как то не впечатлило..
Сладкая месть - Мартин КэтЕкатерина
15.03.2016, 21.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100