Читать онлайн Ожерелье невесты, автора - Мартин Кэт, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ожерелье невесты - Мартин Кэт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.42 (Голосов: 57)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ожерелье невесты - Мартин Кэт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ожерелье невесты - Мартин Кэт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Кэт

Ожерелье невесты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

– Он там! – Тори показала в сторону холма. – На самом верху. – Но вместо того чтобы погнать лошадей вперед, Григгз съехал на обочину.
Тори слышала, как он пробормотал ругательство.
– У нас неприятность, миледи.
– Что за неприятность? – Но в этот самый момент раздался треск, две спицы переломились, и экипаж накренился набок.
– Колесо поломалось, миледи. – Григгз спрыгнул, чтобы осмотреть поломку. – Соскочил железный обод. Похоже, нам придется искать кузнеца, чтобы починить колесо.
Тори снова посмотрела на дом на холме. Поломка была досадной, но большой беды в том не было.
– В деревне есть кузнец. А я без труда дойду до дома пешком. Когда вы почините колесо, подъезжайте к дому. Я скорее всего на какое-то время там задержусь, так что можно не торопиться.
– Мне лучше пойти с вами. – Эван спрыгнул со своего места и пошел к ней. Она подумала о том, что на поиски, возможно, потребуется несколько часов.
– Не нужно, я могу задержаться. В имении живут садовник с женой, так что мне ничто не угрожает. Я думаю, что мистеру Григгзу может понадобиться помощь, к тому же в деревне есть трактир. Пока кузнец будет чинить колесо, вы с Григгзом сможете подкрепиться.
Эван помог ей выбраться из кареты и посмотрел на большой желтый дом на холме. Опасность таилась не в доме ее детства, а скорее на дороге.
– Как пожелаете, миледи.
Слуги занялись каретой, а Тори стала подниматься на холм. Ей не потребовалось много времени, чтобы оказаться у дома, попасть в дом тоже оказалось просто.
Миссис Риддл, которая со своим мужем Джейкобом жила в домике у ворот, помнила Тори со времени ее последнего посещения имения. Они приезжали вместе с матерью и сестрой уже после смерти отца.
– О Боже, как я рада! Леди Виктория здесь, в Уиндмере. – Миссис Риддл, крупная ширококостная ирландка с седеющими рыжеватыми волосами, белозубо улыбнулась. Они с мужем служили в Уиндмере с того самого времени, как он перешел в собственность дедушки Тори.
– Добрый день, миссис Риддл. Как приятно снова увидеться с вами.
Миссис Риддл бросила взгляд на пустую дорожку, ведущую к резным парадным дверям.
– Как вы добрались сюда? Совсем одна?
– У нас сломалось колесо. Кучер пошел в деревню, чтобы карету починили.
– Что привело вас сюда, милое дитя? После стольких лет?
– Я узнала, что мой отчим продает имение. Мне захотелось еще раз взглянуть на дом, прежде чем он станет чужой собственностью.
– Да, Уиндмер – особенное место, без сомнения. Лучшее в округе, и так было всегда. – Миссис Риддл покачала головой. – Нерадостные настали времена, не то что раньше. Когда были живы ваши отец и мать.
– Это одна из причин, по которой я здесь. В доме могли остаться вещи, принадлежавшие моей матери.
– Да, и это последний день, когда вы можете забрать их.
Миссис Риддл провела ее по посыпанной гравием дорожке к парадному крыльцу большого каменного особняка и отперла дверь.
– Я схожу в деревню. Джейкоб работает в поле. Так что у вас будет много времени.
Тори посмотрела вслед уходящей служанке, а потом вошла в дом. Воспоминания окружили ее. Она почти слышала доносящийся сверху смех, сочный баритон отца и отвечающий ему оживленный голос матери. Тори не разрешила себе погрузиться в грустные мысли. У нее нет времени для оплакивания прошлого. Ей надо найти дневник.
Потянув за ленты своей отороченной мехом шляпки, она сняла ее и бросила на столик у входа, там же она оставила плащ. Дом стоял запертым больше двух лет. Диваны и кресла были накрыты белыми простынями, почти все занавески задернуты, но массивные дубовые столы недавно протерли, а резные деревянные балки и шкафы с дверцами из свинцового стекла придавали дому знакомый облик.
Учитывая размеры дома, Тори знала, что поиски могут занять много времени, и не мешкая принялась за дело. Но и через два часа она все еще продолжала поиски. Она обнаружила несколько платьев матери, все еще висевших в шкафу наверху, стопку вышитых вещиц, нитки на которых начали выцветать, несколько детских игрушек Клер и собственных детских платьиц.
Но никаких следов дневника.
Она осмотрела буфеты в столовой, хотя и не надеялась, что дневник может быть спрятан там.
Если он здесь, то в таком месте, где мама могла быть уверена в его сохранности.
Но где может быть такое место? Она вернулась в спальню матери. Когда был жив отец, ее родители спали на половине хозяина. После злосчастного второго замужества мать перебралась в соседнюю комнату.
Если она держала дневник там, барон мог видеть, куда она его прячет. Он мог обнаружить тайное местечко.
Тори еще раз все осмотрела, но не удивилась, ничего не обнаружив.
Она уже два раза обыскала комнату для шитья, которая, казалось, более других подходила для места, где мог быть тайник. Тем не менее она еще раз прошла в эту маленькую комнату. Там перед маленьким камином стояла кушетка из красного дерева, рядом – кресло-качалка, в котором мама любила сидеть за вышивкой и вязаньем или с книгой.
В углу стоял небольшой дубовый письменный стол. Когда был жив отец, дневник хранился в нем. Но Тори уже осмотрела стол, он был пуст.
"Где же ты спрятала его, мама?"
И вдруг ее осенило – наверное, мама выбрала бы такое место, где ее дочери однажды смогут найти записи. Тори заторопилась дальше по коридору. В последнюю неделю жизни мать умоляла барона свозить ее и Клер в Уиндмер. Тори была в это время в школе, не подозревая, что мать тяжело больна. Мама умерла здесь, в этом доме, прежде чем Тори смогла добраться сюда.
Если мама хотела, чтобы она нашла дневник…
Тори бросилась в комнату, которая когда-то была ее спальней. Она сама выбрала для нее бледно-розовое одеяло, хорошо сочетающееся с темно-розовыми занавесками из дамаста. Ей невольно вспомнилось, как было весело, когда они втроем поехали по магазинам, чтобы… но она безжалостно отбросила воспоминания.
Она торопливо подняла пуховую перину и тщательно проверила, нет ли чего-нибудь под ней.
Ничего.
В комоде красного дерева оказалось кое-что из ее одежды.
А в нижнем ящике, под шалью, которую мама связала Тори ко дню рождения, лежал дневник.
У Тори задрожала рука, когда она откинула шаль и любовно провела пальцами по гладкому переплету из красной кожи, потертому от частого пользования. Боже, она наконец нашла его! В горле стоял ком. Когда она доставала дневник из ящика, он открылся, и она узнала знакомый почерк.
Тори не стала читать начало, записи, относящиеся к тому времени, когда Шарлотта Темпл вышла замуж за красавца юношу, в которого была влюблена. Чувства матери были так похожи на ее собственные.
Тори перескочила к последним дням жизни матери, последним неделям, когда она была смертельно больна. И вот оно – доказательство, что все было так, как Тори себе и представляла.
"Сегодня я нашла перстень Уильяма. Он был в шкатулке, где Майлс держит драгоценности, завернутый в белый шелковый атлас и убранный подальше, – трофей, доказывающий, как Майлс умен".
Тори перестала читать и сделала глубокий вдох, чтобы успокоить бьющееся сердце. Бедная мама! Виктория переворачивала страницы, рассказывающие о растущих подозрениях матери и ее страхе.
"Думаю, он понимает, что я узнала о его роли в убийстве Уильяма. Моего любимого Уильяма.
Как я не увидела, что за человек на самом деле Майлс? Как я ненавижу его.
Я боюсь его, боюсь за детей".
Каждая страница наполняла Тори гневом и болью.
"Он изводит меня при каждом удобном случае, его взгляд предупреждает о том, что случится, если я выдам его".
Как могла мама выйти за него замуж? Как могла она не распознать, что он из себя представляет? Но мама была так отчаянно одинока, так погружена в свое горе. И в конце концов прозрела.
"С каждым днем я чувствую себя все хуже и хуже. Я уверена, что Майлс отравляет меня, но не могу понять, каким образом. Я все слабею и уже слишком больна, чтобы остановить его".
Тори смотрела на строки, которые начали расплываться перед ее глазами. Она поморгала, чтобы восстановить зрение, слезы катились по ее щекам.
Он убил и мать!
Тори вытерла глаза и дала себе слово, что увидит, как Майлса повесят.
Она заставила себя продолжать чтение, тем более что за последние несколько дней записей прибавилось мало.
"Конец близок. Я боюсь за дочерей. Я должна найти способ защитить их. Боже милосердный, что мне делать?"
Это была последняя запись. В тот же день мама умерла. Но она нашла в себе силы спрятать дневник в такое место, где, как она верила, Тори найдет его. Может быть, она хотела предупредить Тори.
Или добиться торжества справедливости.
– Ну… я вижу, что вы в конце концов нашли его. – От звуков голоса Майлса Уайтинга ледяной холодок пробежал по ее спине. Тори повернулась и увидела его в дверях. – Для вас было бы гораздо лучше, если бы вам это не удалось… но вы никогда не отличались здравомыслием.
– Вы убили ее! Вы убили их обоих!
– Так считала твоя мать. Она была не в себе, видишь ли… когда умирала. Никто не поверит ни единому слову, написанному ею.
– Поверят, когда я покажу им перстень моего отца! Его, наверное, украл тот, кто убил отца. Мама нашла его в вашей шкатулке, и теперь он у меня.
Его вытянутое лицо окаменело.
– Правда? – Она заметила, как его рука полезла в карман пальто и через миг появилась снова, сжимая пистолет. Боже, она не могла придумать ничего неудачнее, как схватиться с ним в такой ситуации.
– Перстень едва ли послужит достаточным основанием, чтобы вы могли увидеть меня болтающимся в петле, но ваши обвинения, разумеется, чреваты для меня нежелательными неприятностями.
– Как вы нашли меня? – спросила Тори, стараясь, чтобы голос не дрожал. Ей нужно было время для обдумывания положения, в котором она оказалась. – Как вам удалось узнать, что я здесь?
Его узкие губы чуть раздвинулись в улыбке.
– Ваша миссис Ратбон оказалась очень полезной в этом отношении. Она не очень-то благоволит к вам, вы знаете.
Тори смотрела в сторону двери, но Харвуд преграждал выход, а окно второго этажа было слишком высоко от земли. О нем нечего было и думать. Она не сможет выпрыгнуть.
Он взмахнул пистолетом.
– Идите. Вы начали эту игру. Настало время закончить ее – Он отступил от двери, чтобы она могла пройти мимо него, затем сделал шаг назад, оставаясь поблизости, чтобы в любом случае, стреляя, не промахнуться.
– Куда мы идем?
– Мы ищем дневник вашей матери. Вы наверняка захотите осмотреть подвал.
Страх заставил ее содрогнуться. Бессознательно рука легла на слегка округлившийся живот, в котором рос ребенок. Ей не следовало приезжать. Нельзя было рисковать неродившимся ребенком ни при каких обстоятельствах.
– Я туда не пойду. – Она остановилась и хотела повернуться к нему, но он ткнул пистолет в ее ребра.
– Если вам так хочется, я могу застрелить вас прямо здесь.
Он сможет, она знала. Он убьет ее и ребенка.
– Я приехала сюда не одна. Если вы нажмете на курок, кто-нибудь из моих людей услышит выстрел. Они придут сюда. – Разумеется, это не соответствовало действительности, потому что кучер и лакей были в деревне.
– Возможно, но к этому времени вы уже будете мертвой. Так как никому не известно, что я здесь, и я сразу же после выстрела удалюсь, это не имеет никакого значения.
– Мой муж узнает. Я оставила ему письмо с объяснением, куда я поехала и почему. Корд узнает, что вы убили меня, и убьет вас. Барон засмеялся:
– Нет никакого письма. Я приказал миссис Ратбон сжечь его. Ваш муж поверит, что вы убежали с любовником, как уже делали раньше. Может быть, он подумает, что тот, другой, убил вас. Да… я уверен, что так он и подумает.
Новый приступ страха овладел ею. Он знает все! Он уничтожил письмо! Если к возвращению Корда ее не окажется дома и он не будет знать, куда она отправилась, то точно поверит, что она сбежала к Джулиану.
Харвуд упер ствол ей в бок, понуждая идти вперед, и она двинулась, едва держась на дрожащих ногах. Эван и Григгз еще не вернулись. Джейкоб работает где-то в поле, но даже если он услышит выстрел, будет уже поздно.
– Побыстрее, будьте уж настолько любезны, дорогая моя. У меня планы на этот вечер.
Он хочет продемонстрировать, что был в Лондоне в ночь ее исчезновения. Нужно что-то делать!
За окнами стало смеркаться, землю начала окутывать розовато-багровая дымка. Тори подумала, что сумерки ей на руку, но Харвуд остановился на лестничной площадке и приказал ей зажечь стоявшую на шератоновском столе маленькую лампу.
Теперь Тори держала перед собой лампу, пламя колебалось, выдавая ее страх. Продолжая идти, она перебирала в голове варианты спасения, но ничего не находила и боролась с нарастающим ужасом.
Может быть, миссис Риддл или ее муж появятся в /доме? Может быть, Эван и Григгз уже починили колесо и придут за ней? Она подумывала – не закричать ли ей, но никто не услышит, а Харвуд сразу же застрелит ее.
Все равно нельзя терять надежду. Нельзя допустить, чтобы он снова победил.
Она продолжала идти с лампой в руке. Вниз по широкой лестнице, по проходу к короткому пролету, ведущему ниже, в большую, с низким потолком кухню. В ней пахло давно прогоревшими дровами, пылью и плесенью. Войдя, Тори сразу посмотрела туда, где была лестница, ведущая в подвал.
– Поставьте лампу на стол.
Она решала, успеет ли бросить лампу ему в лицо, но ствол пистолета был направлен прямо на нее, значит, при малейшем движении Харвуд нажмет на спуск. Она поставила лампу на стол.
– Очень хорошо. Теперь откройте дверь в кладовую.
Она увидела радостное предвкушение на его лице. Он годами хотел избавиться от нее.
– Зачем?
– Потому что с вами произойдет несчастный случай. Вы нечаянно свалитесь вниз, моя дорогая. Вы раскроите себе голову, и это будет справедливо, не так ли, если вспомнить, что вы однажды сделали со мной. Только я не оставлю вас живой.
Страх с новой силой охватил ее. Он собирался убить ее и ребенка, которого она носила в себе, а она по-прежнему не знала, как остановить его. Она оглядела кухню в безумной надежде найти какое-нибудь оружие. На стенке в деревянном держателе торчали ножи. Если бы она смогла дотянуться до них…
Она метнулась туда, но длинные пальцы барона схватили прядь ее волос, вытряхнув шпильки. Боль пронзила шею, когда он протащил ее обратно, сильно ударив о дверь, ведущую в подвал.
– Я предпочел бы не стрелять в вас, моя милая. Это чревато неприятностями, подумайте сами. Но клянусь, могу и пристрелить.
С порога раздался голос, усиленный пространством кухни:
– Я бы не советовал. Если вы не отпустите мою жену, я с большим удовольствием прикончу вас – очень медленно и как можно болезненней.
– Корд… – прошептала Тори, и глаза ее наполнились слезами.
Милый Корд, она уже не надеялась увидеть его снова.
Корд не смотрел в ее сторону. Все его внимание было поглощено человеком, державшим пистолет. В слабом свете лампы тускло блестел ствол другого пистолета в руках Корда.
– Отойдите от нее, Харвуд. Двигайтесь очень, очень медленно.
– Так вы видели письмо? Какая жалость, что миссис Ратбон допустила такой промах. – Но барон не отошел. Напротив, он дернул Тори, поставив перед собой, и приставил пистолет к ее голове.
– Видите, как быстро меняются правила игры? – сказал он. – Теперь, кажется, мой ход. Я советую вам точно исполнять то, что я скажу.
Его вторая рука скользнула под подбородок заложницы и обхватила горло.
– Положите оружие на пол и ногой толкните его ко мне.
– Не делайте этого, Корд! Он убьет нас обоих!
– Замолчите! – предупредил барон, сжав ее горло с такой силой, что ей стало трудно дышать.
Корд с окаменевшим лицом нагнулся, положил пистолет на пол и сапогом оттолкнул его в сторону.
– Где-то рядом работает садовник, – сказал Корд. – Он мигом прибежит, если раздастся выстрел.
Харвуд засмеялся, направляя пистолет теперь на Корда.
– Тогда я уйду через кладовку. В ней есть дверь, которая ведет в каретную. Нет ни малейшей опасности, что кто-нибудь увидит меня.
Он перевел взгляд с Корда на Тори и обратно и покачал головой.
– Сегодня ночью здесь случится ужасное… неверную жену найдут убитой ревнивым мужем, который после этого лишил себя жизни. Мужчины бывают такими глупцами.
Тори услышала звук взводимого курка и поняла, что только миг отделяет Корда от смерти. Сжав зубы, она изо всей силы толкнула руку Харвуда и одновременно всем телом навалилась на него.
Пистолет выпал из его руки, в замкнутом пространстве звук падения был очень громким. Тори вскрикнула, когда Харвуд проскочил мимо нее к двери, но Корд успел поймать его и повалить на пол; сцепившись в клубок, они молотили друг друга об пол.
Тори услышала, как Корд тихонько выругался, и поняла, что дала о себе знать рана на груди. Корд нанес барону пару внушительных ударов в лицо, но тот сумел вырваться, поднялся на ноги и побежал к двери. Корд устремился за ним, они тяжело затопали по ступенькам, ведущим вверх, на главный этаж.
Тори схватила со стола лампу и побежала за ними, надеясь, что Джейкоб услышит выстрел, хотя знала, что садовник может оказаться слишком далеко.
Она огляделась и заметила, что барон бежит в гостиную, а Корд нагоняет его. В гостиной над камином тускло блеснули в свете лампы перекрещенные дуэльные сабли дедушки Тори.
Харвуд с ухмылкой вытащил одну и бросил Корду, потом потянулся и сорвал со стены другую.
– Хотите посмотреть, какой я спортсмен? Я даю вам шанс. Может быть, вы и останетесь в живых.
Но Майлс Уайтинг прекрасно владел всеми видами холодного оружия, а по тому, как Корд оберегал свой левый бок, было ясно, что поединок не мог быть на равных. Не обращая внимания на боль, Корд проверил клинок.
– Это ваша вторая ошибка, Харвуд. И последняя.
Барон только засмеялся, и смех его эхом отозвался в пустом доме, отчего по спине Тори пробежали мурашки. А противники скрестили сабли. Металл лязгнул о металл. Сталь ударилась о сталь, наполняя звоном гостиную. Харвуд сделал выпад, Корд парировал удар, барон наступал, метя клинком в сердце Корда.
Тори увидела, что Корд лучше владеет оружием, чем она предполагала. Гораздо лучше. Но он не был фехтовальщиком того же класса, что барон.
Кто-то мог бы назвать это дуэлью.
Тори подумала, что таким способом барон намерен оправдать убийство. Харвуд убил ее мать и отца. Она не может позволить, чтобы он убил и ее мужа.
С бьющимся сердцем она бросилась обратно в кухню. Сначала Тори хотела разыскать Джейкоба, но если бы она и нашла его, к моменту их возвращения в дом Корд мог быть уже мертв.
Ворвавшись в кухню, она опустилась на коленки и зашарила по полу в поисках пистолета. Трясущимися пальцами она ощупывала доски пола там, куда он упал.
– Господи, помоги…
Почти ничего не видя, она торопливо просунула руку под стол, и ее пальцы сомкнулись на пистолете. Тори притянула его к себе и вскочила на ноги.
К тому времени, когда она снова оказалась в гостиной, противники сбросили сюртуки и жилеты. Они кружили друг напротив друга в центре комнаты, и на рукаве белой рубашки Корда расплывалось алое пятно. Сердце у Тори сжалось от страха за него.
– Вы удивляете меня, Брант, – сказал барон, который почти не устал. – Возможно, со временем вы могли бы стать достойным противником. К сожалению, этого времени у вас нет.
– Мне кажется, это ваше время истекает. – Корд улучил момент, и его клинок полоснул по плечу Харвуда. Барон скривился от боли. В ярости он начал наступать в полную силу. Корд отступил, Харвуд описал клинком круг, поддел саблю Корда вблизи рукоятки и выбил ее из руки графа.
Тори вскрикнула – кончик сабли Харвуда уперся чуть выше сердца Корда.
– Вы неплохо держались… учитывая обстоятельства. К сожалению, мне уже пора исчезать. А еще надо избавиться от вашей беспокойной жены.
Мышцы на руках барона напряглись для последнего удара – и Тори выстрелила.
Лезвие задрожало в руке Харвуда. Недоумение появилось на его худом, мрачном лице. Сабля качнулась и выпала из разжавшихся пальцев, он рухнул на пол.
Тори трясло.
У нее вырвалось рыдание; пистолет выпал из руки и с глухим стуком упал на персидский ковер.
Этот звук побудил Корда к действию. Отвернувшись от безжизненных глаз барона, он бросился к Тори. Он обхватил ее, прижал к себе, а она все плакала и не могла остановиться.
– Все хорошо, любимая. – Он крепко прижимал ее к себе, стараясь унять дрожь, сотрясающую ее тело. – Я нашел вас. Все теперь будет хорошо.
– Я не надеялась, что вы придете.
– Я не мог не прийти. Я боялся за вас. Боялся, что произойдет что-нибудь подобное.
– Он… он мог убить вас.
– Да. Но вы были с пистолетом, и я знал, что вы остановите его.
Ее голос дрогнул:
– Харвуд сказал, что миссис Ратбон сожгла мое письмо.
Он все крепче прижимал ее к себе. Корд подумал о письме, о том, как близок он был к тому, чтобы выбросить его. Как погряз в ревности и страхах и стремился убежать от всепоглощающего чувства к ней.
– У меня будет ребенок, – сказала она, глядя на него сквозь слезы.
– Я знаю.
– Это ваш ребенок – клянусь жизнью.
– Это не имеет значения. – Он твердо знал это. Он теперь знал это каждой частицей своей души. В тот момент как Корд шагнул в кухню и увидел, в какой она опасности, он понял глубину своей любви к ней. Глубину своих чувств к ней и к ребенку. – Благодарю Бога, что вы спасены.
Новые слезы покатились по ее щекам.
– Я люблю вас. Я очень люблю вас.
Корд глянул на свою отважную и прекрасную жену и взял ее залитое слезами лицо в ладони.
– Я тоже люблю вас, Виктория. Бог свидетель, я люблю вас.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ожерелье невесты - Мартин Кэт



прочитала на одном діхании.Чудесній роман,замечательній автор.
Ожерелье невесты - Мартин Кэтвиктория
7.09.2011, 23.56





вполне читаемо...
Ожерелье невесты - Мартин КэтЕлена
9.02.2012, 17.29





потрясающий роман,впрочем как и все остальные ее романы
Ожерелье невесты - Мартин Кэтледи
27.01.2013, 0.14





A mne ne ponrawilos.
Ожерелье невесты - Мартин Кэтxxx
31.01.2015, 8.50





A mne ne ponrawilos.
Ожерелье невесты - Мартин Кэтxxx
31.01.2015, 8.50





Понравилась гл. героиня, целеустремленная личность с сильным характером, повезло ее сестре с такой защитницей, а потом муж стал защитником, вообще сестра без опеки и шага ступить не может. От гл. героя я не в восторге, сначала игнорировал жену (кроме постели), потом поверил сплетням, и простил бы, но всю жизнь сомневался, чей ребенок, пока ему доказательства не предъявили. Но отдаю ему должное за желание и участие спасти кузена.
Ожерелье невесты - Мартин КэтТаня Д
10.03.2015, 13.01





Понравился!Прочла на одном дыхании.
Ожерелье невесты - Мартин КэтНаталья 66
12.06.2015, 21.41





Хороший роман. Хорошие герои. 10/10
Ожерелье невесты - Мартин КэтВикки
14.06.2015, 11.11





Интересный роман!Читайте и наслаждайтесь!
Ожерелье невесты - Мартин КэтТанча
16.06.2015, 11.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100