Читать онлайн Опасные страсти, автора - Мартин Кэт, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасные страсти - Мартин Кэт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.92 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасные страсти - Мартин Кэт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасные страсти - Мартин Кэт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Кэт

Опасные страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Сражение началось утром 20 мая. Армия Наполеона переправилась на остров Лобау в четырех милях к юго-востоку от города, навела понтонный мост, форсировала реку и развернулась веером по равнине Марчфилд, атаковав авангард сил эрцгерцога и захватив две маленькие деревушки Асперн и Эсслинг.
Джеймисон вывез Элиссу, Нину и малышей в тыл, но как только начали поступать сведения о тяжелых потерях, девушки оставили детей на попечение пожилой женщины и отправились в госпитальную палатку.
Вдали громыхала артиллерийская канонада. Устрашающими волнами накатывали и стихали звуки мушкетной пальбы. Ближе к полудню небо над полем сражения заволокла пелена черного дыма. Поднявшись на холм, возвышавшийся над поросшим травой полем, отведенным в стороне для размещения раненых, Элисса остановилась, не в силах разом постигнуть ужасающую картину, явившуюся ее взору. Насколько мог видеть глаз, поле покрывали тела пострадавших в бою; их некогда яркие разноцветные мундиры были пропитаны кровью. Стоны раненых смешивались с мучительными криками, доносившимися из палатки хирурга. Гора разложенных на холсте ампутированных конечностей почти достигла высоты подпорок шатра. Над ними уже роились мухи, и ветер разносил запах гниющей плоти.
— Ради всего святого… — При виде безбрежного моря искалеченных людей к горлу Элиссы подступила тошнота, а грудь сжалась так, что она едва могла дышать. Нина взяла ее за руку, и Элисса почувствовала, как дрожит подруга.
— Я надеялась, что мне больше не доведется видеть это ужасное зрелище. Не понимаю, зачем нужны войны.
— Должно быть, здесь сотни… тысячи раненых! Господи, все это напоминает мне картины ада.
— Для несчастных это и есть ад.
Чтобы успокоиться, Элисса вдохнула воздух и медленно выпустила его, отгоняя дурноту, борясь с головокружением, от которого едва не потеряла сознание.
— Мы должны помочь им, — сказала она, чувствуя, как в ее душе начинает подниматься страх. Что, если Адриан лежит где-нибудь среди искалеченных солдат? Что, если Питер и Джейми ранены и умирают?
Она начала спускаться по склону к рядам палаток, переставляя неверные ноги, не в силах избавиться от мысли о кровопролитном сражении и гадая, какая роль отведена в нем Ястребу. Уже несколько дней она старалась не думать о Беке-ре. Элиссе не удалось разоблачить изменника. Эта мысль не давала ей покоя, но она знала, что Адриан не отступится, и верила, что если кто-то и способен остановить Ястреба, то этим человеком мог оказаться ее полковник.
Проходя мимо раненых, Элисса разглядывала их, прислушивалась к жалобным стонам, чувствуя странную сухость во рту. Из палатки доносились голоса врачей. Элисса услышала скрежет пил, вонзавшихся в плоть и кости, услышала страшный пронзительный вопль, и ее вновь охватил приступ дурноты.
— Я… я не знаю, хватит ли мне сил.
Нина остановилась и повернулась. В слепящем солнечном свете ее смуглое лицо выглядело напряженным и мрачным. Мягко изогнутые губы сжались в тонкую жесткую линию.
— Мужчины должны сражаться. А мы должны помогать им. Иного выбора нет.
Элисса посмотрела на раненых, беспомощно лежавших в траве. Среди них были пожилые и совсем юные мужчины, загорелые и светлокожие. Все они страдали от мучительной боли и отчаянно нуждались в заботе. Элисса перевела дух и кивнула:
— Да, конечно. Ты права. Идем.
К счастью, им не позволили войти в палатку. У самого входа их остановил санитар, молодой человек с запавшими щеками и усталым лицом.
— Спасибо, что пришли, — сказал он. — Мы рады любой помощи, но будет лучше, если вы поработаете здесь. Вы умеете перевязывать раненых?
Элисса почувствовала облегчение. Она была готова трудиться где угодно, лишь бы не в операционной.
Санитар поручил девушкам промывать и перевязывать раны. Они носили воду и бинты, окуривали раненых ладаном, чтобы облегчить боль, смачивали водой их лбы, чтобы унять жар, и всеми силами старались ободрить измученных людей.
Это была изматывающая, бесконечная работа. К тому времени, когда на землю опустились сумерки, юбка Элиссы была покрыта пятнами крови, волосы и одежда промокли от пота, спина ныла. У нее так устали руки, что она едва могла их поднять, однако раненые продолжали прибывать.
Джеймисон появился незадолго до полуночи. Его алый мундир был порван и испачкан, эфес сабли потемнел от густой запекшейся крови.
Увидев майора, Нина повернулась и бросилась к нему. Он обнял ее и крепко прижал к себе. Нина с трудом сдерживала слезы. Весь день, как и Элисса, она скрывала беспокойство, но теперь тревога выплеснулась наружу слезами на ее щеках.
— Все хорошо, милая, — негромко сказал Джеймисон. — Я жив и здоров. Мне сказали, что вы находитесь здесь, и я приехал посмотреть, как вы управляетесь. — Посмотрев на Элиссу, он увидел в ее глазах усталость, которую та, как ни старалась, не могла скрыть. — Врачи говорят, вы пробыли здесь с самого утра. Вам нужно выспаться. Оставаясь на ногах, вы окончательно лишитесь сил. От этого никому не будет пользы. Я заберу вас и…
— Еще рано, — отозвалась Элисса, осматривая безбрежное людское море. — Нам еще рано уезжать.
— Мы должны остаться, — согласилась Нина. — Здесь так много раненых, и все они страдают. Мы поспим прямо здесь несколько часов.
Джеймисон увидел непреклонную решимость в их глазах, и на его измученном в бою лице появилось выражение смирения.
— Так и быть, — сказал он. — Только постарайтесь выкроить для сна хотя бы пару часов. — Наклонившись, майор коснулся поцелуем губ Нины. — Я горжусь вами. — Он улыбнулся Элиссе. — Вами обеими.
Элисса взяла его за руку.
— Что с Адрианом, майор? Мы слышали, британский полк тоже принял участие в сражении. Адриан жив?
— Сегодня после полудня мы вступили в бой с лихтенштейнской кавалерией, — ответил Джеймисон. — Сражение было тяжелым, но наши потери невелики. Адриан цел и невредим. Я видел его менее часа назад. — Глаза майора остановились на лице девушки. В них читались забота и сочувствие. — Адриан спрашивал о вас. Узнав, что вы работаете в госпитале, он встревожился. Его беспокоит, что вы оказались слишком близко к полю сражения. Случись что-нибудь непредвиденное…
— Он должен воевать. Мой долг — оказывать помощь.
Джеймисон несколько долгих мгновений вглядывался в ее лицо, потом кивнул:
— Я передам ему ваши слова. Надеюсь, Адриан поймет. — Он вновь повернулся к Нине, и Элисса оставила их вдвоем.
Ей хотелось, чтобы Адриан приехал, хотелось еще раз увидеть его, извиниться за жестокие слова, которые она бросила ему при расставании в Вене, сказать, что она надеется хотя бы остаться его другом, еще раз признаться, что любит его.
Но Адриан не появился, а Элиссу ждали раненые. Разминая ноющие плечи и шею, с трудом переставляя уставшие ноги, подгибавшиеся на каждом шагу, девушка вернулась к изматывающей работе, молясь, чтобы с любимым ничего не случилось.


Пушечное ядро просвистело над головой и врезалось в землю за спиной Адриана, подняв в воздух тучу пыли и забросав полковника осколками и острыми камешками. Глаза обжег едкий дым, но Адриан продолжал мчаться вперед. Его лицо было мрачным, плечи решительно приподняты. Рядом с Минотавром, взрывая копытами землю, скакал высокий черный жеребец Джеймисона. Британский полк влился в австрийскую армию двумя крупными подразделениями общей численностью четыре тысячи всадников.
Обнажив саблю, Адриан пригнулся к шее Минотавра, пришпорил жеребца и ворвался в шеренгу нападавшего противника. Раздался мушкетный выстрел, и пуля угодила в рукав его мундира, оставив маленькую круглую дырочку, но не задев мышцы и кость.
Адриан не обратил внимания на выстрел. Как всегда перед боем, полковник был спокоен. Он полностью сосредоточился на единственной цели — поразить врага и обратить его в бегство. Так бывало с ним не меньше сотни раз, но сегодня Адриан чувствовал себя иначе. Его спокойствие было чуть более отстраненным, чем обычно, и от этого в его сознании зашевелилась смутная тревога.
Стук копыт стал громче. Слева выскочил француз, и Адриан, взмахнув саблей, сверкающей дугой вонзил ее в грудь противника. Пистолет француза взлетел в воздух и упал в нескольких шагах, воткнувшись в землю, вспаханную взрывом пушечного ядра. Адриан следил за происходящим словно со стороны, наблюдая за собственными действиями, как будто не он сам был человеком в алом мундире с тяжелым клинком в руках, а кто-то другой.
Он знал, что такая отстраненность опасна. Утратив хотя бы на мгновение осторожность, позволив себе отвлечься, он рисковал жизнью.
— Сзади! — крикнул Джейми.
Адриан осадил коня, выхватил пистолет и выстрелил с той же Точностью, как и тысячи раз прежде. Француз упал под копыта набегавших лошадей, а Адриан продолжал мчаться в атаку, орудуя своей окровавленной саблей со смертоносным искусством.
Отчаянная кровавая схватка длилась два часа; солдаты с той и другой стороны падали, словно деревья, поваленные бурей. Потом наступил перелом. Французские шеренги дрогнули, и австрийцы мало-помалу начали овладевать положением.
Подразделение Адриана получило приказ перегруппироваться; он вывел своих людей из боя и осадил Минотавра на вершине невысокого пологого холма. Французы под командованием маршала Бессьера вступили в битву в семь утра, обрушившись на противника плотными колоннами. Австрийцы сражались, не жалея сил, и сейчас, обозревая поле брани, Адриан подумал, что они вполне могут взять верх.
Однако победа давалась нелегкой ценой. За последние два дня были убиты и ранены двадцать тысяч австрийских солдат; потери французов исчислялись примерно той же цифрой.
Разглядывая поле, усеянное окровавленными трупами, Адриан крепко стиснул зубы, чувствуя, как его охватывает усталость, которая не имела ни малейшего отношения к сражению. К тому времени, когда он покинул поле боя и поднялся на холм над госпитальной площадкой, он понял, что в его душе произошли перемены. Он устал от войны и битв, его угнетала смерть и кровь, ему была невыносима мысль об искалеченных и убитых.
Ему надоела суровая армейская жизнь, он устал от одиночества. Он долго служил своей стране верой и правдой и теперь хотел одного — вернуться домой.
Эта мысль явилась для Адриана настоящим откровением, хотя каким-то непостижимым образом в ней не было ничего неожиданного. Судя по всему, он уже давно лелеял ее в своем сердце. Должно быть, Элисса угадала в его глазах то, чего он сам не замечал.
Адриан подумал о ней, и его вновь пронзила боль. Он любил эту женщину, и теперь ему захотелось сказать ей об этом; ему уже давно следовало признаться в своих чувствах. Адриану хотелось забрать Элиссу в Уолвермонт, превратить замок в настоящий дом, которым тот, по сути, никогда не был. Ему хотелось, чтобы замок наполнился детьми, хотелось услышать, как они называют его отцом, хотелось разделить свою жизнь с той, которую, как ему казалось, он любил куда сильнее, чем она его.
С вершины холма он видел светловолосую голову своей любимой. Элисса склонялась над раненым солдатом, держа его за руку и успокаивая мягким голосом. Он увидел, как солнце освещает ее золотые волосы, как слабый ветерок колышет их, открывая щеку девушки, и грудь у него сжалась от тоски. Адриан подумал, что никогда не видел ничего более прекрасного, чем ее перепачканное, измазанное пороховой гарью лицо, усталая улыбка и измученные глаза с отяжелевшими веками.
Он долго смотрел на нее, пытаясь собраться с духом, думая о том, какую боль причинил ей. Он хотел сказать Элиссе, что она была права, что он оказался трусом, но теперь ничего не боится.
Теперь он не боялся любви. За два минувших дня он нашел в себе силы и отвагу сразиться с противником, куда более опасным, нежели враги, противостоявшие ему на полях военных битв. Адриан лишь боялся, что опоздал, что теперь не сумеет убедить Элиссу в своей искренности, что она не простит ему жестокой обиды.
Полковник пришпорил жеребца; даже во время схватки его сердце не билось так сильно. Что скажет ему Элисса? Что он скажет ей, какими словами загладит вину за те страдания, которые ей принес?
Из-за спины Адриана послышался голос, заставивший его рывком натянуть поводья.
— Полковник Кингсленд! — К Адриану мчался лейтенант Бисли, офицер его подразделения. — Прошу прощения, сэр. Генерал Равенскрофт послал меня передать вам приказ срочно явиться к нему.
Адриан с сожалением бросил через плечо взгляд на Элис-су, которая продолжала хлопотать над раненым. Он устало вздохнул, чувствуя горечь разочарования. Казалось, его и Элиссу всегда будут разделять непреодолимые препятствия.
— Хорошо, лейтенант. Показывайте дорогу.


Госпиталь облетели последние вести. В ходе тяжелых боев маленькие деревушки Асперн и Эсслинг добрый десяток раз переходили из рук в руки, однако к вечеру 22 мая стало ясно, что австрийцы победили. Все это время Элисса трудилась, не жалея себя, исполненная решимости сделать хотя бы то немногое, что было в ее силах.
Наложив компресс на лоб раненого, она откинула назад прядь взлохмаченных, мокрых от пота волос и утомленно перевела дух. Каждая косточка, каждый мускул и сустав ее тела мучительно ныли, но поток раненых не иссякал. Она опустила взгляд на солдата, за которым ухаживала. До сих пор тот бредил, но теперь его глаза открылись, и он внимательно рассматривал Элиссу, На лице раненого застыло смущенное выражение.
— Я… я уже умер?
Элисса озадаченно улыбнулась:
— Нет, вы живы.
— Значит, вы не ангел?
Уж это вряд ли, подумала Элисса и покачала головой:
— Я самая обыкновенная женщина, которая хочет вам помочь. Вас ранили в плечо, но пуля прошла навылет. У вас жар, но вы обязательно поправитесь.
На пересохших губах солдата появилась слабая признательная улыбка:
— Спасибо.
Элисса перевернула компресс и вновь наложила его на лоб раненого.
— А теперь отдохните. Чуть позже я вернусь вас проведать.
Солдат закрыл глаза и вновь впал в забытье. В нескольких шагах от Элиссы раздался стон, привлекая ее внимание к юноше, который только что прибыл с очередной партией раненых. Элисса увидела, как он протягивает ей дрожащую руку, моля о помощи.
Она с трудом поднялась и устало двинулась к нему. Приблизившись, она отметила, что солдат ранен в грудь и его мундир залит кровью. Она наклонилась, ловя его ищущие пальцы.
— Успокойтесь. Сейчас вам помогут. — Перед ней лежал юноша, белокожий и светловолосый, чем-то похожий на Питера. Элисса вознесла небесам короткую молитву, прося оберегать и защищать брата, и заставила себя улыбнуться: — Я знаю, вам больно. Я сейчас же пришлю к вам санитара. — Она повернулась, чтобы уйти, но солдат с неожиданной силой вцепился в ее руку.
— Нет… прошу вас… вы должны меня выслушать. Вы должны… помочь мне.
Элисса посмотрела на рану в его груди, увидела, что оттуда опять начинает сочиться кровь, и принялась расстегивать пуговицы мундира. Но солдат вновь остановил ее пальцы.
— Нет… времени, — прошептал он и закашлялся так, что лицо побелело. Наконец приступ улегся, и он сунул трясущуюся руку в карман мундира. — Возьмите… это письмо… и позаботьтесь, чтобы оно было доставлено… по назначению.
— Но я не… — Раненый сунул ей в руку окровавленную бумагу. Элисса заметила, что это запечатанный воском пакет и что печать сломана. Она развернула бумагу, пробежала написанное глазами, и похолодела: в нижнем правом углу документа виднелся голубой чернильный оттиск с изображением птицы. Эмблема Ястреба.
Солдат привлек Элиссу к себе:
— В амбаре… Эсслинга… меня ждет… человек. Мне приказано доставить ему это письмо.
Элиссу охватил гнев. Опять погубленные жизни. Опять предательство.
— Где вы его взяли? Кто приказал вам передать это послание?
Раненый с болезненным хрипом втянул в себя воздух:
— Майор… Бекер. Десятый кирасирский полк. Их лагерь… находится неподалеку отсюда. Майор сказал, что… это срочно.
Кровь быстрее побежала по жилам девушки. Срочно. Элисса в этом не сомневалась. Французы проигрывали битву, и Ястреб готов сделать все, что в его силах, лишь бы не допустить поражения. Она отвернулась от солдата и еще раз прочла письмо:


Оставайтесь на своих позициях, не отступайте. У Хиллера связаны руки. Он получил приказ не преследовать отходящие войска. Сейчас самое удобное время для наступления.


О Господи! Элисса плохо разбиралась в военном искусстве, но понимала, что эти сведения представляют огромную опасность. Если письмо попадет в руки противника, события вновь могут обратиться вспять.
— Вы знаете, что здесь написано? — спросила она.
Солдат покачал головой:
— Нет, но… должно быть, что-то очень важное.
Элисса откинула волосы со лба юноши.
— Я передам послание туда, где оно принесет наибольшую пользу, — пообещала она, решив, что молодого человека попросту обманули, как и всех прочих.
Он кивнул и разжал пальцы. Элисса взмахом руки подозвала санитара и велела сделать все, чтобы солдат остался в живых. Наконец-то в ее распоряжении появился свидетель. В совокупности с текстом письма его показания представляли собой те самые доказательства, которых так отчаянно не хватало.
Дыхание Элиссы участилось. Она обвела взглядом лагерь, выискивая кого-нибудь, кто мог бы ей помочь. Если бы Адриан был здесь! Но рассчитывать на это не приходилось. По словам Джеймисона, он возглавлял свой полк, а Элисса не имела ни малейшего понятия, где находятся британские драгуны. От санитаров и врачей мало толку. Уже спускались сумерки, застилая равнину серыми и темно-синими тенями. Сейчас была дорога каждая минута.
Элисса зашагала прочь, внезапно сообразив, как ей следует поступить. Непосредственным начальником Бекера был Клам-мер. Теперь, когда донесение оказалось у нее в руках, когда ее обвинения может подтвердить раненый, Элисса была уверена, что генерал выслушает ее. Тогда он сможет задержать Бекера либо отложить арест до тех пор, пока Элисса не свяжется с Адрианом, а то и с самим эрцгерцогом.
— Что случилось? — Нина подбежала к ней и пошла рядом. Ее одежда была перепачкана, волосы взлохмачены, как и у Элиссы. — Куда ты так спешишь?
— Мне нужен генерал Кламмер. Я наконец получила доказательства измены Бекера.
— Ну, раз так, следует сказать об этому полковнику.
Элисса вздохнула.
— Я сама хотела бы найти его. — Она остановилась, повернулась и схватила подругу за плечо. — Если появится Джеймисон, попроси его отыскать Адриана и сказать, что мы были правы насчет Бекера. Я передам улики Кламмеру, и он сообразит, что делать дальше.
Нина кивнула. На ее лице отразилось беспокойство. Элисса коротко взмахнула рукой на прощание и торопливо пошла дальше, охваченная непреклонной решимостью. Она задержалась в пути, только чтобы спросить дорогу к лагерю Кламме-ра. По словам солдат, штаб генерала находился совсем рядом, в помещении только что реквизированной фермы. Чтобы попасть туда, следовало подняться по склону холма и спуститься с другой стороны.
Элисса шагала к маленькому каменному домику, видневшемуся в некотором отдалении в отблесках лагерных костров, разбросанных тут и там по полю. Всю дорогу она высматривала Бекера, но майора нигде не было видно. Элисса лишь надеялась, что ему не придет на ум именно сейчас перебежать в лагерь противника.
В конце концов Элисса добралась до фермы. Остановившись у тяжелой двери из дубовых досок, она с волнением в голосе обратилась к солдату, стоявшему на часах, и через несколько минут тот ввел ее в помещение с массивными стенами.
Генерал сидел за столом, сколоченным из ящиков из-под боеприпасов. Седые волосы Кламмера поблескивали в свете огня, льющегося из маленького каменного очага. Генерал был невысок ростом, однако тяжелый подбородок и жесткий взгляд голубых глаз придавали ему внушительный вид.
— Чем могу служить, юная леди? — спросил он, подавшись вперед и кладя локти на стол. — Капрал Дитрих сказал, вы желаете встретиться со мной. Судя по всему, вам удалось убедить его в том, что у вас срочное дело.
Элисса шагнула к нему, протягивая бумагу.
— Это действительно так, генерал. Речь идет о национальной безопасности.
Генерал повернулся к часовому.
— Оставьте нас вдвоем, — распорядился он. Капрал вышел, плотно прикрыв за собой дверь. — Продолжайте, — сказал Кламмер.
— Не знаю, насколько вы осведомлены, генерал, — заговорила Элисса, — но около года назад, а может быть, раньше, кто-то начал передавать врагу военные тайны. Несколько недель назад я ехала в армейской колонне в сопровождении британского полковника по фамилии Кингсленд. Надеюсь, вы знакомы с ним.
Лицо генерала окаменело. Он кивнул:
— Полковник был назначен ко мне в качестве наблюдателя и лишь недавно вернулся в свой полк.
— Совершенно верно, однако его назначение преследовало другие, более важные цели. На самом деле он должен был разоблачить предателя, человека, который называл себя Ястребом. — Элисса протянула Кламмеру смятый окровавленный лист. — У нас есть основания полагать, что им был ваш подчиненный, точнее, ваш личный адъютант майор Джозеф Бекер.
Губы генерала чуть заметно искривились:
— И теперь вы считаете, что у вас появились улики.
— Это донесение отправлено Бекером. Оно свидетельствует о том, что Бекер и есть тот человек, которого мы искали.
— Неужели? — Генерал вскинул седую бровь. — Очень, очень интересно. — Он повернулся к двери и крикнул: — Капрал Дитрих!
Дверь немедленно распахнулась.
— Слушаю, сэр.
— Арестуйте эту женщину. Отведите ее в кладовую и надежно заприте.
— Что?
Капрал шагнул вперед, вынимая пистолет. Секунду спустя его дуло уткнулось в спину девушки. В дверном проеме показался еще один вооруженный солдат.
— Эта женщина передавала противнику военные секреты, — сказал Кламмер. — Ни на минуту не спускайте с нее глаз. На рассвете ее казнят за измену.
Сердце Элиссы забилось яростными толчками, отдававшимися в ушах.
— Вы сошли с ума! Я ни в чем не виновата. Предатель — Бекер!
— Уведите ее.
Дуло пистолета еще крепче прижалось к ее телу.
— Будьте добры пройти со мной. — В голосе капрала явственно слышалась угроза. После двух дней кровавой схватки женщина, обвиненная в шпионаже, не могла рассчитывать на снисхождение.
Элисса впилась взглядом в лицо Кламмера, начиная постигать происходящее:
— Стало быть, вас двое. Вы оба участвуете в этом деле. Господи, я должна была догадаться!
Генерал лишь улыбнулся в ответ, и капрал подтолкнул девушку к выходу. Еле волоча ноги, Элисса вышла и оказалась под ночным небом. Ее подвели к расположенной неподалеку крохотной каменной кладовой, открыли дверь и впихнули внутрь. В темноте она споткнулась о тяжелый мешок с зерном и распласталась на полу.
Дыхание с хрипом вырывалось из легких, обжигая грудь. Сердце неистово колотилось, отбивая барабанную дробь. Все еще ошеломленная случившимся, Элисса огляделась вокруг, пытаясь оценить обстановку. Одна из стен была завешена конской упряжью, другая завалена мешками. Окон не было. Сквозь щели между толстыми каменными стенами и тяжелой деревянной крышей проникал скудный свет, которого едва хватало, чтобы видеть.
Элисса была готова к любому повороту событий, только не к этому. Итак, Бекер и Кламмер действовали вдвоем. Они оба предатели. Где были ее глаза? С другой стороны, подумала Элисса, усаживаясь на мешок с зерном, сам эрцгерцог был введен в заблуждение. Он считал Кламмера одним из самых верных своих офицеров. И только по настоянию Адриана генералу не сообщили об истинной цели его задания.
А может, он все знал? Может, именно он приказал стрелять в Адриана? Элисса похолодела. Да, так и есть. Вдобавок она попросила передать Адриану, чтобы он следовал за ней. Уже сейчас полковник мог ехать сюда, ничего не зная и не подозревая, как и она сама. Господи, его могут убить!
Поднявшись на ноги, девушка стояла в тесной каморке, сжав кулаки в бессильной ярости. Она жалела, что не может видеть сквозь стены, что у нее нет ни малейшей возможности предупредить Адриана. Оставалось надеяться, что он не приедет. Может быть, ему не передали ее слова.
Если он не появится, утром Элиссу ожидает неминуемая смерть.
Может быть, он приведет с собой помощь, с отчаянием подумала девушка. Да… остается только надеяться. Это был единственный шанс для них обоих избежать судьбы, уготованной им Кламмером. Элисса опустилась на земляной пол, встала на колени и начала молиться.


Адриан вскочил на Минотавра и погнал коня прочь от госпиталя. Он приехал сюда, чтобы найти Элиссу, сказать ей, что любит ее, и вымолить у нее прощение. Он приехал сюда, чтобы просить ее выйти за него замуж. Однако вместо Элиссы он нашел Нину, и теперь кровь в его жилах холодела от страха.
Элисса отправилась за Бекером. Конечно, вряд ли ей придет в голову встретиться с ним наедине. Наверняка она пойдет к Кламмеру или к одному из его высокопоставленных офицеров. Но даже такое решение сулило опасность. Сейчас никого нельзя было исключать из числа подозреваемых.
Окутанный пыльным облаком, Адриан на полном скаку осадил жеребца у дверей штаба Кламмера. Бросив несколько слов одному из часовых, он прошел следом за ним в помещение фермы. Кламмер сидел за столом, перебирая документы. При появлении Адриана он поднялся на ноги, и на его лице появилась самодовольная улыбка. Рядом с генералом стоял майор Бекер.
Адриан почувствовал легкое беспокойство, но тревога за Элиссу вытеснила все прочие соображения.
— Я ищу девушку, — сказал он. — Ее зовут Элисса Таубер. Где она?
За спиной Адриана послышался шорох. С яростным воплем он развернулся, чтобы уклониться от удара, но на какое-то мгновение опоздал. Голову обожгла резкая боль. Адриан упал на ноги, и все поплыло у него перед глазами. Он повалился ничком на пол, проклиная себя за неосторожность.
К тому времени, когда Адриана подтащили к кладовой, он уже начал шевелиться, хотя его сознание еще не прояснилось, а в голове пульсировала невыносимая боль. Ему развязали руки, швырнули на пол, закрыли и заперли дверь, сунув в тяжелые железные петли задвижки толстый деревянный брус.
Адриан со стоном поднялся на ноги.
— Адриан! — В нескольких шагах от него стояла Элисса, широко расставив ноги и сжимая пальцами с побелевшими костяшками гнилую деревяшку. Она шагнула к Адриану, озабоченно хмурясь, и палка выпала у нее из рук. Она уже приблизилась к нему почти вплотную, но вдруг остановилась. — Ты… ты хорошо себя чувствуешь?
Уже много дней подряд он наблюдал за ней, думал о ней даже в гуще сражений, изнывая от желания признаться в своих чувствах. Но теперь, когда Элисса оказалась совсем рядом, в голове образовалась полная пустота.
— Ты истекаешь кровью, — прошептала она, протягивая руку к алой струйке, сбегавшей по его виску и едва видимой в сумрачном свете узкого серпика луны. — Ты ранен.
Адриан продолжал молчать, упиваясь тем, что видит ее, что она так близко, что он может поднять руку и прикоснуться к ней. Ничто другое не доставило бы ему такого наслаждения.
— Адриан?
— Я скучал по тебе, — заговорил он, чувствуя себя донельзя глупо, но не в силах остановиться и молясь, чтобы Элисса поняла, сколь искренни его слова. — Мне было чертовски плохо без тебя.
В мгновение ока Элисса оказалась в его объятиях, обнимая его за шею, прижимаясь щекой к его плечу и содрогаясь всем своим хрупким телом.
— Я люблю тебя, — прошептала она. — Мне безразлично, что я не могу быть с тобой. Что бы ни происходило, я люблю тебя. Я так тебя люблю, что готова сойти с ума.
У Адриана защипало глаза, и он заморгал, гладя Элиссу по волосам и прижимая ее к своей груди.
— Я поехал в госпиталь, чтобы найти тебя. Я хотел извиниться за то, что причинил тебе боль, хотел сказать, что ты была права — я действительно оказался трусом. Но теперь я ничего не боюсь. Я люблю тебя, Элисса. И кажется, люблю уже давно.
Элисса подняла лицо и посмотрела ему в глаза. По щекам покатились слезы:
— Адриан…
Он закрыл глаза. Волнение переполняло его и рвалось наружу.
— Элисса… милая… — Наклонившись, он поцеловал ее, выплескивая чувства, так долго копившиеся в душе. С той самой минуты, когда они расстались в Вене, Адриан мечтал обнять Элиссу, привлечь ее к себе, и наконец его желание осуществилось. Несколько невыразимо нежных мгновений он стоял неподвижно, чувствуя тепло ее тела, прижимавшегося к нему, глядя на лунный свет, упавший на ее золотистые волосы.
Он поцеловал ее в макушку, желая одного — оказаться где-нибудь в другом месте, в уюте и тепле, где они могли бы предаться любви, о которой он мечтал каждую ночь после разлуки. Но вместо этого они оказались в заточении, и будущее рисовалось им таким же мрачным, как судьба, что ожидала бы Адриана, потеряй он Элиссу.
Миновало еще несколько секунд. Элисса шевельнулась в руках Адриана и подняла голову, чтобы заглянуть ему в лицо.
— Я страшилась твоего приезда. И так же сильно боялась, что ты не появишься.
— Я угодил прямиком в лапы Кламмера. Я был слишком встревожен и совершенно потерял голову.
Элисса уткнулась лбом в его грудь.
— Нас казнят, — негромко произнесла она.
Адриан оглядел каменную темницу, пытаясь оценить крепость стен. Из горла у него вырвалось проклятие.
— Все это время Кламмер водил нас за нос. Господи, каким же я оказался дураком!
Элисса потянулась к нему и сжала ладонями его лицо.
— Мы оба оказались в дураках. Нам следовало предвидеть возможность того, что Бекер действует не один. Если бы он не вел себя так необычно, если бы не его стремление к одиночеству…
— Бекер не передавал врагу секреты — теперь-то я знаю это наверняка. Ему нужен был человек, похожий на него самого, попросту говоря — родственная душа.
— Родственная душа? — нахмурилась Элисса. — Что-то я не пойму, о чем ты говоришь.
Адриан вздохнул, прикоснулся к шишке на голове и, нащупав кровоподтек, поморщился и отдернул пальцы.
— Бекер из тех людей, которые более всего ценят чистоту и благородство. Он весьма щепетилен в этом отношении. Именно этим объясняется его сдержанность.
Уяснив смысл сказанного, Элисса залилась румянцем.
— Ты хочешь сказать, что Карл ошибался и Бекер не причастен к измене?
Адриан вздохнул:
— Я не сомневаюсь, что Кламмер и есть Ястреб, однако…
— Донесение, которое попало мне в руки, отправил Бекер, а значит, он так или иначе замешан в этом.
— Думаю, ты права.
— Что будем делать?
Пока ничего, подумал Адриан. Они ничего не могли предпринять, пока кто-нибудь не откроет дверь кладовой. Но даже если это случится, их шансы не слишком велики. Тем не менее Адриан внимательно осмотрел каморку, но нашел лишь гнилую деревяшку, которую Элисса держала в руках при его появлении, мешки с зерном и конскую упряжь из потрескавшейся кожи.
— Я попросила Нину сообщить Джеймисону, — сказала Элисса Адриану, пока тот обыскивал кладовую, — и если мы оба не вернемся в лагерь…
— Джейми уехал к Равенскрофту и скорее всего будет занят по меньшей мере до завтрашнего полудня.
В лунном свете, проникавшем в кладовую, Адриан увидел, как Элисса вздернула подбородок.
— Они не осмелятся нас расстрелять!
Адриану не хотелось говорить ей правду. Не приходилось сомневаться в том, что Кламмер выполнит обещание. За последние два дня погибли сорок тысяч человек, и еще две жертвы никто не заметит. На войне нередко случаются ошибки, казнят невинных, и они с Элиссой вполне могли оказаться в их числе. Вместо этого Адриан сказал:
— Уже почти полночь, ты трудилась дни напролет и, должно быть, выбилась из сил. — Он бросил на пол два мешка, намереваясь воспользоваться ими в качестве подушек, уложил Элиссу рядом с собой и, повернув ее голову, прижал лицо девушки к своему плечу. — Сейчас мы ничего не можем сделать. Может быть, ты поспишь?
— Я не хочу спать.
— Но ты работала день и ночь, тебе необходимо отдохнуть.
Элисса секунду молча смотрела на него. Судя по всему, осведомленность Адриана удивила ее.
— Я не глупа, Адриан, и знаю, что у нас мало шансов остаться в живых. Но я не хотела бы проспать свою последнюю ночь. Я хочу побыть с тобой.
К горлу Адриана подступил комок. Дрогнувшей рукой он убрал с виска Элиссы золотистый локон. Неужели он ничего не в силах сделать?
— Мы не должны отчаиваться. До рассвета может произойти все, что угодно.
Элисса слабо кивнула. Они оба понимали, что обманывают себя, но продолжали надеяться.
— Ты поцелуешь меня, Адриан? Я так часто себе это представляла.
Сердце Адриана яростно забилось, готовое вырваться из груди. Взяв лицо девушки в ладони, он прильнул губами к ее рту, вбирая ее вкус, наслаждаясь нежной мягкостью ее губ. Он почувствовал, как ее пальцы расстегивают пуговицы его мундира. Мундир распахнулся, и тонкие пальцы Элиссы скользнули внутрь. Она вытащила полы рубашки из-за пояса его брюк, провела пальцами по обнажившейся коже, и Адриан невольно застонал.
— Возьми меня, Адриан…
— Элисса… милая… ничто не доставило бы мне большей радости, но заниматься любовью здесь, в этом месте…
— Я хочу тебя, Адриан. Я хочу в последний раз почувствовать, как ты проникаешь в мое тело.
В груди Адриана возникла невыносимая боль. Нет, это не в последний раз. Господь не мог быть так жесток, чтобы, наконец подарив ему любовь, тут же ее отнять.
А может, он стал жертвой коварства судьбы? Он обрел то, что искал долгие годы, но слишком поздно?
— Адриан?..
— Я люблю тебя, — прошептал он, вновь приникая к ее губам, отыскивая грудь Элиссы, обнажая ее и поглаживая пальцами отвердевшие соски. Он расстегнул брюки и приподнял юбки Элиссы, прикасаясь к гладкой нежной коже. Он начал осторожно ласкать ее, лоно увлажнилось и было готово принять его. Адриан приподнял Элиссу, усадив на себя сверху, позволяя ее хрупкому телу приноровиться к нему. Потом он задвигался мощными глубокими толчками, от которых разгоряченная кровь огненной рекой побежала по жилам. Он слышал тихие стоны Элиссы, чувствовал, как трепещет все ее тело, сжимаясь вокруг него. Он и сам ощущал приближение сладостного мига, но сумел взять себя в руки, чего прежде никогда не делал, и еще несколько мгновений сдерживался, стремясь продлить чувство обладания ею в эти последние часы.
— Ты моя, — прошептал он. — Ты всегда была и будешь моей, что бы ни случилось.
— Я люблю тебя, — шепнула Элисса, и ее слова, нежность, с которой она их произнесла, ввергли Адриана в сумасшедший неистовый экстаз. Еще долго они лежали, слившись друг с другом. В эти минуты Адриан дал себе клятву спасти ее, чего бы то ни стоило. Его собственная жизнь не имела значения. Главным была Элисса. Только она. Только женщина, которую он любил.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасные страсти - Мартин Кэт



Хороший роман,но не много растянут.
Опасные страсти - Мартин КэтНАТАЛЬЯ
7.08.2011, 21.22





Офигенная книга,,,советую.
Опасные страсти - Мартин КэтАлёна
16.01.2012, 19.59





"Довольно неплохой сюжет. Читать было интересно."
Опасные страсти - Мартин КэтНИКА*
29.04.2012, 23.56





роман довольно-таки интересный, но на мой взгляд, слишком много "войны": чересчур загроможден описаниями военных стратегий, тактик, шпионажа и проч
Опасные страсти - Мартин КэтОльга
26.05.2013, 17.27





Милый шпионско-военный роман. Читается с интересом. Захватывающая интрига. Становится очевидной помеха девственности шпионажу. И главная героиня приняла правильное решение ли шиться ее с лучшим на это претендентом. Рекомендую к прочтению.
Опасные страсти - Мартин КэтВ.З.,65л.
11.11.2013, 9.56





Мне очень понравился роман, от начала и до конца. Не было таких моментов, где было бы скучно или нудно. Лишнего ничего нет. Страсть, любовь, тайна, интрига, немножко детектива, война... Отношения главных героев очень трогательные, чувства обоих прекрасно описаны, читать приятно. Вторую половину книги постоянно наворачивались слезы.
Опасные страсти - Мартин КэтТаня
12.01.2015, 10.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100