Читать онлайн Опасные страсти, автора - Мартин Кэт, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасные страсти - Мартин Кэт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.92 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасные страсти - Мартин Кэт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасные страсти - Мартин Кэт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Кэт

Опасные страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Нина Петрало разминала шею и плечи, стараясь поудобнее устроиться в старой видавшей виды фуре, которую генерал Кламмер предоставил им для поездки в Вену. Серая кобыла Элиссы и черный жеребец полковника бежали налегке сзади. Малыш Тибор и Вада сидели лицом к лошадям, и всякий раз, когда экипаж подпрыгивал на ухабах, их крохотные ножки ударялись о задний борт.
Элисса расположилась впереди на деревянной скамейке рядом с Адрианом. В том, как она держалась, безошибочно угадывалось недовольство. Полковник сидел бок о бок с ней, выпрямившись, словно скакал в седле своего великолепного коня. Поза Элиссы была столь же принужденной. Они смотрели на дорогу и обращались друг к другу только при необходимости.
Нине было больно смотреть на них, видеть тревогу на прекрасном лице подруги и угадывать напряжение, которое сковывало могучую фигуру полковника и, казалось, нарастало с каждой милей, приближавшей их к Вене.
Армия эрцгерцога продолжала движение на восток к секретной точке встречи с силами генерала Хиллера.
Нина с нетерпением ждала приезда в Вену, где она могла бы забыть о тяжких днях пути в армейской колонне и насладиться уютом домашнего очага, хотя семейство Краснос приходилось ей дальней родней. Она ни разу не встречалась с ними и почти ничего о них не знала. Но, во всяком случае, там ее ждала крыша над головой и пища, а у детей появлялась возможность обрести новый дом.
Нина бросила взгляд на своих новых друзей, от души желая, чтобы решение их проблем оказалось таким же простым, как ее собственных. Но она понимала, что это невозможно, особенно теперь, когда Элисса безнадежно влюблена в полковника, а тот с неменьшим отчаянием пытается уберечь от нее свое сердце. И хотя он прятал свои чувства под маской равнодушия, пытаясь скрыть любовь к сидящей рядом женщине даже от себя, Нина угадывала ее так же отчетливо, как если бы он взобрался на вершину горы и возвестил о своей страсти на весь белый свет.
Но Элисса этого не замечала. А если и замечала, то боялась поверить. А может, она думала, что даже если полковник и любит, то все равно рано или поздно бросит ее.
Нина вздохнула, от всей души сочувствуя влюбленным. Адриан внушал ей уважение. Своей стойкостью и отвагой он не уступал любому венгерскому воину. Умелый и сильный, он принадлежал к числу мужчин, которые умеют быть мягкими и нежными. Его чувства к Элиссе были глубокими и прочными, и все же Нине казалось, что опасения подруги не лишены оснований. На хмуром лице полковника лежал отпечаток страдания и мрачных, тягостных тайн, которые угадывались в его взгляде всякий раз, когда он забывал о необходимости скрывать свои чувства.
Нина знала, что Элисса тоже видит это и мучительно переживает боль, которую полковник носит в душе.
— Лошадям еще не скоро доведется отдохнуть! — крикнул полковник, оборачиваясь через широкое плечо. — При такой скорости мы будем в Вене не раньше заката. Вы с детьми проведете ночь в моем особняке, выспитесь, соберетесь с силами. А утром я доставлю вас к вашему новому дому.
— А как же я? — спросила Элисса.
Адриан повернулся к ней, встретившись с внимательным взглядом ее прищуренных глаз.
— Учитывая позднее время нашего приезда, вам тоже придется остановиться у меня, — ворчливо ответил он. — Прежде чем вернуться в особняк герцогини, вам захочется принять ванну и переодеться.
В том, как он это произнес, в легкой хрипотце его голоса сквозила тщательно скрываемая печаль по поводу грядущей разлуки. Больше он ничего не сказал, Элисса тоже промолчала, и Нина подумала, что подруга понимает его чувства.
Из-под колес поднималась пыль, оставляя за повозкой туманный шлейф. Нина прислонилась к борту, мучительно переживая за Адриана и Элиссу, гадая, может ли она чем-нибудь им помочь. Ей хотелось узнать, каково это — так сильно любить. Ей казалось, любовь должна приносить радость, а не горе, наслаждение, а не боль.
Может быть, когда-нибудь она встретит мужчину, который полюбит ее так же, как полковник Элиссу.
Нина надеялась, что, если ее мечтам суждено осуществиться, она никогда не расстанется со своим избранником.


Огни столицы сверкали, словно бриллианты императорской короны, шпили и башни тянулись к небу в звездной черноте теплой майской ночи. Протискиваясь по запруженным улицам центральной части города, повозка неторопливо катила по булыжной мостовой к дому Адриана на Наглерштрассе, К тому времени, когда скрипучий экипаж остановился у подъезда, Элисса окончательно выбилась из сил и радовалась предусмотрительности Адриана, предложившего ей переночевать у него, прежде чем возвращаться к герцогине. Нина с детьми должна была побыть в роли дуэньи, избавляя Элиссу от возможных сплетен; впрочем, это означало и то, что ей предстояло провести ночь в одиночестве.
Адриан помог им спуститься на землю и повел усталую компанию к дому, неся на руках уснувшего Тибора. Вада шагала с полузакрытыми глазами, а рядом с ней семенил голодный щенок, которого она подобрала во время последней остановки в пути.
Вспомнив, как маленькая девочка прижимала к груди щенка, Элисса улыбнулась.
— Пожалуйста, господин полковник, — умоляла Вада, — пожалуйста, разрешите взять его с собой. Он хочет есть, о нем никто не позаботится. Мы не можем оставить его здесь. — Крохотный лохматый зверек бежал за повозкой до самого пруда, у которого путешественники остановились напоить лошадей, и выпрашивал воды и кусочек пищи. Из-под тусклой свалявшейся черно-белой шерсти дворняжки трогательно выпирали тоненькие косточки. — Он голоден, — повторила Вада, поднимая щенка своими короткими пухлыми ручками. — Наверное, его бросили. — Она погладила пыльную шерстку щенка, и тот завозился в ее объятиях, вытягивая розовый язычок, чтобы лизнуть девочку в щеку. Вада еще крепче прижала его к себе и заплакала, подняв грустные глаза на Адриана, словно тот был единственным человеком на свете, способным ей помочь. — Он умрет, если мы не возьмем его с собой. Он умрет, как Сали… как мой папа.
Адриан посмотрел в полные мольбы темные глаза девочки и растерялся. Он пробормотал что-то о детях и собаках, потом смиренно вздохнул:
— Я проверю, нет ли у этой маленькой псины хозяина. Если нет и если твоя сестра согласна, можешь взять собаку себе.
Он бросил взгляд на Нину, та улыбнулась и кивнула. Вада же улыбалась Адриану так, словно он только что достал ей с неба луну.
— Спасибо, господин полковник. Большое вам спасибо. — Продолжая прижимать к груди щенка, она потянулась к Адриану, тот наклонился и заключил ее в объятия.
Наблюдая за ними, Элисса почувствовала, как к горлу подступил комок. Она заморгала и отвернулась, стараясь не думать о том, как славно было бы видеть Адриана с их собственным ребенком на руках.
— Адриан! — Изумленный вскрик майора Сент-Джайлза, выбежавшего из двери дома, вернул мысли Элиссы к настоящему. — Черт возьми, приятель! Как я счастлив тебя видеть!
Мужчины обменялись рукопожатиями, радостно похлопывая друг друга по спине.
— Я тоже, дружище, — сказал Адриан.
Майор коротко кивнул Элиссе:
— Леди фон Ланген…
Его приветствие прозвучало несколько неожиданно для Элиссы, которая не называла себя графским титулом с тех пор, как покинула Вену. Стоявшая рядом Нина бросила на нее удивленный взгляд.
— Это долгая история, — негромко сказала ей Элисса, прежде чем с улыбкой повернуться к Сент-Джайлзу. — Рада встретиться с вами, Джеймисон.
— А эту очаровательную даму зовут Нина Петрало, — сообщил Адриан. — Она и ее семья — близкие друзья генерала Кламмера.
— Очень приятно, мисс Петрало. — Майор церемонно склонился к руке девушки. На полных губах Нины появилась обворожительная улыбка.
— Я счастлива познакомиться с другом полковника, но хотела бы, чтобы вы звали меня Ниной. Я уже давно отвыкла от формальностей.
— Хорошо… Нина. В таком случае зовите меня Джеймисоном.
— Джей-ми-сон… — повторила она с сильным венгерским акцентом. — Я впервые слышу это имя. Джей-ми-сон… Я правильно говорю?
Элисса еще не видела на губах майора такой теплой, дружелюбной улыбки. В его глазах мелькнул возрастающий интерес.
— Не совсем, — сказал он. — Лучше называйте меня Джейми, как полковник.
Нина улыбнулась, и на ее оливковом лице блеснули белые зубы.
— Джейми. Да, так мне больше нравится. — Она повернулась к детям. — Это моя сестра Вада и мой брат Тибор.
Интерес в глазах майора стал еще более острым. Она не мать этим детям, а сестра, говорил его взгляд. Судя по всему, она не замужем. Джеймисон посмотрел Нине в лицо, разглядывая ее высокие скулы и темные глаза в обрамлении густых ресниц, потом его взор скользнул по округлой груди девушки. Они замечательная пара, вдруг поняла Элисса. Оба стройные, черноволосые, макушка Нины точно достает до подбородка майора.
— Мисс Петрало потеряла отца в битве при Ратисбонне, — объяснил Адриан, жестом веля экономке отвести детей и щенка в комнату, где они должны были расположиться со старшей сестрой. — Она приехала, чтобы найти семейство по фамилии Красное, своих родственников, живущих в Вене.
Экономка подошла поближе, Нина наклонилась, шепнула что-то Ваде, и та взяла брата за руку. Вслед за пожилой женщиной они отправились вверх по лестнице.
Майор озабоченно посмотрел на Нину.
— Искренне сочувствую вашему горю, — сказал он. — Битвы с французами уже принесли немало жертв. К несчастью, может оказаться так, что вы приехали сюда не в самое лучшее время.
Адриан нахмурился.
— В чем дело? — спросил он.
— Значит, ты еще не слышал. Говорят, Бонапарт находится менее чем в дне пути от Вены. После отступления Хиллера за перемещениями французов никто не следил, а они двигались куда быстрее, чем можно было предположить. Люди напуганы. Как только поступили известия о поражении у Эберс-берга, из города хлынули толпы беженцев. Семья Нины могла оказаться среди них.
Беспокойство Адриана нарастало:
— Когда мы въезжали в предместье, я заметил, что движение на дорогах оживленнее обычного. Если бы не усталость, я сам бы угадал причину.
— О времени нападения французов не знает никто. Вероятно, Наполеон даст своим войскам отдохнуть и подготовиться к сражению, а тем временем в Вене растет число ополченцев, к тому же в любую минуту может подоспеть армия эрцгерцога.
— Да, и все равно мне это не нравится. Я бы не повез сюда женщин, зная, что в Вене им грозит опасность.
— Ехать с армией еще опаснее. Им не место на поле боя.
Слова майора не убедили Адриана.
— До сих пор я и сам так думал.
— Что же касается Элиссы, — продолжал Джейми, — то герцогиня переселилась в свой летний дом в Бадене — исключительно из предосторожности, но, похоже, это совсем неплохая мысль. Горничная Элиссы уехала вместе с ней. Герцогиня оставила распоряжение, согласно которому по прибытии в Вену Элисса должна как можно быстрее отправиться в Блауен-Хаус. Напряжение, сквозившее в позе Адриана, несколько ослабло.
— Так-то лучше. — Он улыбнулся. — Эта почтенная дама никогда не позволяет обстоятельствам застать себя врасплох. Если мы не найдем Нинину семью, она и дети могут вместе с Элиссой уехать в Блауен-Хаус. Там им нечего бояться, даже если Наполеон захватит Вену.
Элисса промолчала, обдумывая услышанное и пытаясь сообразить, как ей действовать дальше. Быть может, Адриану кажется, будто она по-прежнему в его власти, но теперь, после возвращения в Вену, Элисса вновь обретала самостоятельность.
— Что будете делать, Адриан? — спросила она.
Полковник попытался улыбнуться, но его губы словно окаменели, а глаза сверкнули мрачным блеском, который испугал девушку больше, чем приближение войны.
— Утром я отправляюсь с докладом к Равенскрофту, после чего вернусь в армию, если не получу иных приказов. — Адриан прикоснулся к подбородку Элиссы. — Если вы не забыли, леди, Ястреб все еще на свободе, а я дал обещание, которое должен выполнить.
Глаза Адриана скользнули по лицу Элиссы, словно ощупывая его, и сердце девушки сжалось. Что-то было не так. Она почувствовала это в тот миг, когда увидела Адриана у своей кровати в палатке врача. Он отчужденно смотрел на нее, его взгляд был невероятно далеким, и ей было трудно поверить, что перед ней тот самый мужчина, который с такой нежностью ухаживал за ней еще час назад.
Что-то изменилось между ними, произошла зловещая, неуловимая перемена, грозившая погубить обоих. Элисса должна была бороться, но она не понимала, что случилось.
— Пора отправляться в постель, — сказал Адриан. — Завтра нас ждет трудный день, нам всем необходимо выспаться.
Вернувшаяся к этому времени экономка повела женщин на второй этаж. Повинуясь ее энергичным распоряжениям, Элисса и Нина разошлись по своим комнатам. В углу спальни Элиссу ожидала маленькая ванна с душистой водой, над которой поднималось соблазнительное облачко пара. В который уже раз отдав должное предусмотрительности Адриана, она сняла пыльную крестьянскую одежду и уселась в тесную медную ванну, подтянув ноги к груди и устраиваясь поудобнее, чувствуя, как тепло воды понемногу снимает усталость.
Она с неохотой призналась себе, что ей приятно оказаться здесь, в спокойном месте, вдали от опасностей, которые подстерегали ее в походе. Спальня была та же, где она однажды ночевала; в гардеробе до сих пор висела забытая одежда, которую в тот день привезла ей Софи.
Элисса старалась отделаться от мыслей об Адриане, спавшего в своей комнате дальше по коридору, пыталась избавиться от желания оказаться рядом с ним, но разум отказывался подчиняться. Стоило Элиссе закрыть глаза, и она словно воочию видела Адриана, стоящего здесь, в ее спальне, его высокую безупречную фигуру, ласковую улыбку, смягчавшую жесткие линии его подбородка.
Господи, как она хотела заглянуть в будущее, узнать, какая судьба им уготована, получить хотя бы намек, как ей действовать дальше! Вздохнув, она поднялась на ноги и выбралась из ванны, вытерлась белым льняным полотенцем и подошла к окну.
Огни города рассеивали ночную темноту, затмевая блеск звезд над головой. Элисса вновь и вновь молила небеса вразумить ее, но ответ не приходил.
Наконец усталость взяла свое. Повесив полотенце на маленький медный крючок рядом с гардеробом, Элисса взяла ночную рубашку, собираясь натянуть ее, но сама мысль об одежде вызывала у нее неприятие, и она отложила рубашку в сторону. Она улеглась в кровать голышом и устремила взгляд на полог, едва ли замечая его. Судя по всему, она достаточно утомилась, чтобы заснуть.
Задув лампу на тумбочке у кровати, она сомкнула веки, но сон не шел. Дом постепенно погружался в тишину, минуты сменяли друг друга, и тишину нарушали только время от времени доносившиеся до нее удары церковных колоколов.


Заправив за пояс брюк полы чистой рубашки, Адриан с еще не просохшими после купания волосами стоял у двери своей спальни, думая об Элиссе, проклиная себя за глупость и стараясь удержаться от опрометчивого шага, который намеревался совершить. У кровати горела одинокая лампа, и его тень на стене являла собой причудливое, непомерно увеличенное изображение злодея, которым он собирался стать.
Адриана охватило чувство презрения к себе. Он понимал, что должен оставить Элиссу в покое, что завтра утром их ожидает тягостное расставание, а близость в последнюю ночь под одной крышей еще более усложнит все. Он ненавидел себя за то, что собирался сделать, но, как ни пытался, не мог удержаться. Такое было бы под силу одному милосердному Господу, но тот, судя по всему, не желал вмешиваться.
Адриан понимал, что поступить так означало бы совершить подлость по отношению к Элиссе и к самому себе. И все-таки он жаждал увидеть ее, в последний раз прикоснуться к ней.
Отметя доводы рассудка, который призывал его остановиться, Адриан задул лампу, подошел к двери в свете луны, льющемся из окна, и торопливо двинулся по коридору к спальне Элиссы.
Беззвучно повернув ручку, он вошел в комнату и замер в темноте, на мгновение охваченный радостью уже оттого, что видит ее. Лунный свет падал на вышитую простыню, прикрывавшую стройное тело. Простыня сбилась ниже талии, оставляя обнаженной восхитительную грудь. Соски казались безупречными розовыми бутонами на бледной коже.
Адриан не знал, долго ли он стоял в дверях; вероятно, прошло несколько минут. Время не имело значения, оно не существовало для Адриана. Он с жадностью впитывал последние секунды, оставшиеся в его распоряжении.
Он приблизился к кровати и, опустив глаза, смотрел на мягко вздымающуюся и опадающую грудь Элиссы, любовался изгибом ее шеи, изящным закруглением щеки, испытывая неодолимое желание протянуть руку и прикоснуться к ней. Его взгляд остановился на лице девушки, и он увидел, что ее глаза открыты, что она разглядывает его с тем же вниманием, с каким он наблюдал за ней.
— Тебе пора спать, — негромко сказал он.
Не отрывая от него взгляда, Элисса медленно откинула простыню, приглашая Адриана лечь рядом.
— Я ждала тебя.
Адриан не раздумывал ни мгновения. Только еще больший глупец, чем он, стал бы колебаться. Он уселся на край постели, расстегнул пуговицы рубашки, расстегнул и снял брюки.
Устроившись в кровати, он коснулся ладонью щеки девушки. Потом наклонил голову и нежно провел губами по ее рту, все плотнее прижимаясь к его мягким изгибам. Он целовал Элиссу крепко, но ласково, словно стараясь слиться с ней, впитывая ее вкус, вдыхая легкий розовый аромат, струившийся от ее волос. Она обвила руками его шею; язык Адриана требовательно скользнул ей в рот, ощупывая его нежные темные недра. Он положил ладони ей на грудь и, почувствовав, как бугорки сосков набухают и твердеют под его пальцами, наклонил голову и стиснул один из них зубами.
Элисса запустила пальцы в волосы Адриана, притягивая к себе его голову, давая понять, что он угадал ее желание, что она хочет его так же страстно, как он хотел ее. Язык Адриана оставлял на мягкой коже девушки влажные следы. Он покрыл поцелуями ее живот, его язык скользнул вокруг впадинки пупка и спустился к увлажнившемуся горячему лону.
Он отдавал ей себя целиком, прикосновениями рук и языка сообщая, сколь сильна его любовь. Любовь. Его разум восставал против этой мысли, но душа уже была не в силах сопротивляться. Он любит Элиссу, но вынужден ее покинуть.
Сегодняшняя ночь была единственным, что он мог себе позволить. Одна ночь, и ничего более. Сегодня он собирался взять все, что могла подарить ему Элисса, и лишь молился, чтобы этого ему хватило до конца жизни, в которой Элиссы уже не будет. Он все глубже проникал в ее плоть, требуя отдаться ему. Тело девушки затрепетало в экстазе, и душу Адриана захлестнула радость, оттого что он сумел доставить ей наслаждение, вернул свой долг взамен всего, что она давала ему до сих пор.
Адриан лег сверху, впиваясь в ее губы жадным поцелуем, глубоко проникая языком ей в рот, овладевая ею, стараясь оставить в ее душе неизгладимый след, надеясь, что она никогда не забудет этих мгновений близости.
Пальцы Элиссы впились ему в плечи, она призывала его взять ее без остатка. Поцелуи Адриана были крепкими, неистовыми. Раздвинув коленом ее ноги, он ворвался в лоно, сливаясь с любимой воедино, до конца заполняя ее собой. Плоть Элиссы сомкнулась вокруг его плоти, вбирая его в себя, исцеляя его израненную душу. Адриан задвигался, и из уст девушки послышался мягкий стон. Он вновь и вновь вонзался в нее, растворяясь в ней, ощущая ее всем своим существом. Его затопил бушующий поток первобытного, почти невыносимого наслаждения. Он чувствовал, как сжимается тело Элиссы, слышал ее мучительный стон, ощущал крохотные уколы надвигающегося спазма, и вдруг его обуяла грубая, животная похоть. Он сжал руками бедра Элиссы и вонзился в нее еще глубже, до конца отдаваясь сладострастию и изливая в нее свое семя.
Слова любви застряли у него в горле. Они рвались наружу, словно поток воды из прорванной плотины, но Адриан стиснул зубы, сдерживая себя, подавляя безумный порыв, грозивший ему гибелью. Для таких людей, как он, любви не существует. Он даже не знал, что это такое — любить.
Борясь со всплеском чувств, Адриан отделился от Элиссы и лег рядом, прижимая ее к себе. До рассвета далеко, и он знал, что еще не раз овладеет ею, утоляя свою жаркую страсть.
Сегодня ночью Элисса принадлежала ему, и только ему. Он мог обнимать ее, ласкать, любить. На рассвете их близость закончится. Адриан гадал, какие муки одиночества ему суждены после того, как Элисса уедет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасные страсти - Мартин Кэт



Хороший роман,но не много растянут.
Опасные страсти - Мартин КэтНАТАЛЬЯ
7.08.2011, 21.22





Офигенная книга,,,советую.
Опасные страсти - Мартин КэтАлёна
16.01.2012, 19.59





"Довольно неплохой сюжет. Читать было интересно."
Опасные страсти - Мартин КэтНИКА*
29.04.2012, 23.56





роман довольно-таки интересный, но на мой взгляд, слишком много "войны": чересчур загроможден описаниями военных стратегий, тактик, шпионажа и проч
Опасные страсти - Мартин КэтОльга
26.05.2013, 17.27





Милый шпионско-военный роман. Читается с интересом. Захватывающая интрига. Становится очевидной помеха девственности шпионажу. И главная героиня приняла правильное решение ли шиться ее с лучшим на это претендентом. Рекомендую к прочтению.
Опасные страсти - Мартин КэтВ.З.,65л.
11.11.2013, 9.56





Мне очень понравился роман, от начала и до конца. Не было таких моментов, где было бы скучно или нудно. Лишнего ничего нет. Страсть, любовь, тайна, интрига, немножко детектива, война... Отношения главных героев очень трогательные, чувства обоих прекрасно описаны, читать приятно. Вторую половину книги постоянно наворачивались слезы.
Опасные страсти - Мартин КэтТаня
12.01.2015, 10.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100