Читать онлайн Опасные страсти, автора - Мартин Кэт, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасные страсти - Мартин Кэт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.92 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасные страсти - Мартин Кэт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасные страсти - Мартин Кэт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Кэт

Опасные страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Адриан стоял в дверном проеме крохотной комнатушки, наблюдая за тем, как смыкаются веки Элиссы, прислушиваясь к ее дыханию, которое становилось все более ровным и спокойным по мере того, как девушка погружалась в сон. Ее светлые золотистые волосы, все еще влажные после купания, мягкими завитками обрамляли лицо. Крепко сжимая одеяло пальцами, она свернулась клубочком, словно защищаясь от опасности.
На взгляд Адриана, единственной опасностью, грозившей Элиссе в этой маленькой уютной гостинице, был он сам. Ему хотелось подойти к ее кровати, откинуть тонкое шерстяное одеяло и улечься рядом с ней. Ему хотелось такой же неспешной, медленной любви, какой они предавались памятным вечером в бане.
Он редко проводил всю ночь в постели с женщиной; как правило, удовлетворив свой аппетит, ему хотелось попросту избавиться от нее. Он терпеть не мог просыпаться рядом с женщиной, видеть, как в ее глазах появляется хозяйское, властное выражение, в то время как сам он не чувствовал ничего, кроме благодарности за полученное удовольствие.
Но теперь, глядя на Элиссу, Адриан подумал, что больше всего на свете ему хочется лечь рядом, слиться с ней, унять свои тревоги, а утром проснуться, чувствуя, как к нему прижимается ее хрупкое стройное тело, и вновь любить ее в нежных лучах рассвета.
Адриан понимал, что его желаниям не суждено осуществиться. До сих пор Элисса была в его власти, он заставлял ее потакать своим прихотям, требовал от Элиссы подчинения, нимало не заботясь о ее чувствах. Отныне с этим покончено. Он не станет принуждать Элиссу к близости, если она сама этого не захочет, пока ее влечение к нему не станет столь же сильным, как его страсть к ней.
Однако от одного лишь взгляда на спящую девушку тело Адриана непроизвольно напряглось, кровь быстрее побежала по жилам, в паху возникла тяжесть, и отвердевшая плоть восстала. Черт побери, временами он жалел о том, что встретил ее. И все же, как заметил Джейми, она ему нужна. Адриану не хотелось этого признавать, но план Элиссы был хорош, и он рассчитывал, что девушке ничто не грозит, пока он рядом, пока защищает ее.
Это был его долг, ведь, как ни говори, именно он лишил Элиссу невинности. И он знал, как много это для нее значит. Адриану было трудно представить, какие чувства вызывала у нее гибель брата, какие крепкие узы связывали ее с семьей, с матерью и отцом, с Питером и Карлом. Адриан не ведал подобной любви. Потеря брата, смерть матери и отца опечалили его, но и только, ведь между ними не было настоящей близости.
Адриан еще раз посмотрел на Элиссу, ощущая прилив вожделения и неугасающую страсть к ней, ругая себя за то, что мысли текут совсем не в том направлении. Как только они найдут предателя, он отправит девушку домой и, черт возьми, будет только рад, когда она уедет. Во всяком случае, так он говорил себе, возвращаясь в свою комнату, забираясь в холодную пустую постель и пытаясь уснуть.


На следующий день они переправились через Дунай у Крем-са — окруженного стенами суетливого городка с узкими улицами, на которых возвышались здания в стиле барокко и рококо. Город жил виноторговлей. Его виноградники, раскинувшиеся на крутых склонах холмов, давали одни из лучших австрийских вин. На рынке Хоэр-Маркт давали комедию под открытым небом.
Элисса уныло смотрела на актеров. Ей очень хотелось присоединиться к оживленной толпе зрителей, но Адриан не пожелал задерживаться ни на минуту. Они напоили лошадей, купили провизию и вновь отправились в дорогу, рассчитывая пересечься по пути с армией эрцгерцога.
— Эрцгерцог вынужден заботиться о раненых, — сказал Адриан Элиссе, подхлестывая коня. — Чарльз будет подгонять своих людей, но вряд ли они могли продвинуться очень уж далеко. Надеюсь, завтра или послезавтра мы их встретим.
Ночь прошла почти так же, как предыдущая, хотя на сей раз Элисса мучилась меньше. Как и говорил Адриан, она начинала привыкать к долгим часам езды в седле. Убогий постоялый двор, где они остановились, стоял на перекрестке, хотя и вдали от населенных пунктов. На втором этаже оказалось всего два номера, и, хотя Адриан мог снять их оба, он не стал этого делать.
Элисса решила, что виной тому подозрительные на вид оборванцы в обеденном зале, которые бросали на нее чересчур дерзкие взгляды. Стараясь не обращать внимания на их сальные шутки и произносимые вполголоса замечания, она первой поднялась по лестнице и вошла в маленькую убогую комнатенку, которая должна была послужить им пристанищем на ночь.
— Занимайте кровать, — распорядился Адриан, — а я устроюсь на полу.
Кровать выглядела ничуть не лучше, чем само помещение, — комковатый соломенный матрац на раме из подгнивших досок и сетки из провисших веревок, но Элисса так устала, что ей было все равно. Голова пульсировала от боли, а мышцы спины и ног, казалось, сплелись узлами, словно веревки под ее постелью.
К тому же она сильно проголодалась.
— Как насчет ужина? — спросила она. — Я хочу есть больше, чем спать, а хозяин, похоже, не из тех, кто носит постояльцам пищу в номера. Думаю, нам придется спуститься в общий зал.
Адриан покачал головой:
— Я принесу вам еду, а сам поужинаю внизу. Может быть, мне удастся выяснить что-нибудь новое о войне и армии Чарльза.
Элисса улыбнулась, довольная тем, что ей не придется терпеть похотливые взгляды завсегдатаев.
— Спасибо, — сказала она.
Адриан отправился вниз, а Элисса тем временем, как смогла, вымылась водой из щербатого горшка, черпая ее кружкой, стоявшей на комоде. Адриан вернулся с маленьким подносом, на котором поместились черствая горбушка грубого серого хлеба, миска гуляша и фляга с вином.
— Когда я уйду, заприте дверь и не открывайте никому, кроме меня, — распорядился он.
Элисса кивнула. Здесь ей нравилось не больше, чем ему, но она ничего не боялась. Во всяком случае, пока Адриан был рядом.
Снимая простую коричневую юбку и блузу из грубого миткаля, Элисса думала о полковнике, пытаясь понять, » отчего он держится с ней так сурово и официально, гадая, вызывает ли она у него желание, как прежде. Она была готова решить, что его страсть прошла, если бы не видела огня, вспыхивавшего в его глазах всякий раз, когда он смотрел на нее, думая, что она этого не замечает.
«Что бы это значило?» — думала она. Согласившись играть роль его подруги, она дала Адриану еще один повод домогаться ее любви, но до сих пор он не воспользовался этой возможностью. Элиссе оставалось лишь гадать, что его удерживает, и она подумала, что глаза Адриана сверкают не страстью, а гневом, оттого что она навязалась ему в попутчики.
Покончив с гуляшом, Элисса улеглась в ночной рубашке ждать его возвращения, но когда Адриан пришел, она уже почти заснула. Услышав стук в дверь, она впустила его в комнату и отвернулась к стене, пока он раздевался и готовился ко сну.
Элисса очнулась среди ночи от дурного сновидения, которое помнила лишь смутно. Она приподнялась на локте, откинула с лица светлые волосы и обвела взглядом жалкую комнату, отыскивая тюфяк, на котором спал Адриан. Он лежал на спине, прикрывая лицо ладонью. Тонкое шерстяное одеяло сползло до бедер, обнажая мощную мускулистую грудь.
Элисса смотрела, как она вздымается и опадает в такт его дыханию, скользнула взглядом по полоске курчавых темных волос, спускавшейся с груди Адриана. У него был плоский живот, на котором лесенкой проступали ряды мускулов и виднелась впадина пупка.
Дыхание Элиссы участилось, губы внезапно стали сухими. Ей захотелось сбросить с Адриана одеяло, чтобы полюбоваться его могучим телом, поцеловать в уголок губ, вдохнуть его мужской запах. Ей захотелось вновь почувствовать прикосновения этих сильных рук, скользящих по ее телу, ощутить, как Адриан приподнимает ее, чтобы вонзиться в ее плоть.
Она понимала, что должна отвести глаза, что, столь откровенно рассматривая Адриана, она вторгается в интимную сферу его жизни, но не могла заставить себя отвернуться.
— Надеюсь, вам нравится то, что вы видите.
О Господи! Он застал ее врасплох, и отрицать это было бы глупо. Элисса лишь надеялась, что в темноте он не заметил горячего румянца, залившего ее щеки.
— Я… прошу прощения. Мне что-то не спится.
— Если вы и дальше будете смотреть на меня такими глазами, ангелочек, то я заберусь к вам в постель и сделаю все, чтобы прогнать вашу бессонницу.
При мысли о том, что Адриан проник в ее потаенные желания, Элисса зарделась до корней волос.
— Нет, я не хочу… — Еще не закончив фразу, она устыдилась собственной лжи. Не измени ей Адриан с леди Кайнц, она, вне всяких сомнений, была бы рада пустить его к себе. — Доброй ночи, полковник.
Адриан не ответил. В тишину вкрадывались ночные звуки — грубый мужской хохот в зале на первом этаже, лошадиное ржание в конюшне позади постоялого двора. Прислушиваясь к беспокойным движениям Адриана, Элисса поняла, что ему понадобилось немало времени, чтобы уснуть.
Они провели в дороге весь следующий день, углубляясь в лесистую местность, минуя плавные изгибы холмов, поросших дубами и высокими соснами. По пути им встречались фермы и маленькие деревеньки, где они пополняли запас еды и питья.
Ближе к вечеру путники миновали Оттенштейн. Элисса с восхищением взирала на величественный средневековый замок в предместьях города, любовалась громадной башней на центральной площади, каменными стенами, охранявшими покой горожан. В окрестностях то тут, то там виднелись руины еще нескольких замков.
К концу дня они прибыли к месту назначения, небольшому торговому городу Цветлю, окруженному пологими холмами и защищенному каменной стеной с шестью башнями.
— Мы пробудем в Цветле до тех пор, пока не выясним точно местонахождение армии, — сказал Адриан, спрыгнув со своего огромного черного жеребца. — Если Равенскрофт не ошибся, Чарльз и его люди либо находятся где-то неподалеку, либо движутся нам навстречу.
На этот раз они вновь взяли две комнаты, поселившись в опрятной гостинице рядом с большим каменным католическим храмом. Как только они устроились, Адриан отправился на разведку, и Элисса с облегчением подумала, что их путешествие хотя бы на время прервалось.
Во всяком случае, она надеялась на отдых, пока Адриан не вернулся из похода в город.
— Нам повезло. — Он стоял в коридоре у дверей номера Элиссы, возбужденно усмехаясь. — В округе разнесся слух, что армия эрцгерцога стала лагерем у Вейтры, это город на расстоянии дневного переезда к западу отсюда. Чарльз разместил свой штаб в замке и, вероятно, пробудет там около недели, чтобы дать людям передохнуть перед маршем к Вене.
— Ах, Адриан! Это замечательно! — воскликнула Элисса, подумав, что уже завтра она встретится с Питером и наконец убедится, что он жив и здоров.
— Хотите есть?
— Умираю с голоду.
Адриан усмехнулся, взял руку девушки, осторожно положил ее ладонь на рукав своего мундира и повел Элиссу на первый этаж в уютную столовую. Они уселись за массивным деревянным столом в углу. Хозяин, светловолосый мужчина с бакенбардами и косичкой, подал им жареную свинину, и они жадно набросились на еду, измученные длинной дорогой.
Элисса украдкой наблюдала, как ест Адриан. Он расстегнул несколько пуговиц на мундире, и в образовавшемся просвете показалась загорелая кожа. На его шее равномерно билась жилка, и Элиссе захотелось прильнуть к ней губами. Когда Адриан нагнулся, ставя перед ней кружку с пивом, ткань мундира натянулась на его широких плечах, и Элисса вспомнила, каким прекрасным было его тело, распростертое на полу в их комнате.
— Если повезет, — заговорил Адриан, возвращая ее к действительности, — то уже завтра мы найдем вашего брата. Ну, и Бекера, конечно.
Элисса дожевала и проглотила кусочек хлеба.
— Я подумала, Адриан… А как же Стейглер? У него обязательно возникнут подозрения, если он увидит нас. Ему наверняка захочется узнать, зачем графине потребовалось ехать вместе с армией.
Адриан сделал большой глоток из кружки.
— Стейглера отправили в армию Хиллера. Они двинулись к югу от Ланшута и направляются к Вене другим путем. Нам нечего его бояться, во всяком случае, пока.
Его слова немного успокоили Элиссу. Они оба устали и до конца ужина вели рассеянную беседу. Этой ночью они снова спали в разных комнатах. Элисса с удивлением подумала, что предпочла бы убогий постоялый двор и маленькую клетушку, в которой Адриан спал на полу.


К тому времени, когда они поднялись на вершину пологого склона в предместьях Вейтры, огненный шар солнца уже склонялся к западу. При виде безбрежного людского моря, красочным ковром раскинувшегося внизу, глаза Элиссы широко распахнулись:
— Вот это да! Сколько же их?
— Эрцгерцог разделил свои силы, поэтому, вероятно, здесь семьдесят или восемьдесят тысяч человек. Отсюда невозможно определить точнее.
— Восемьдесят тысяч… — прошептала Элисса, изумленная зрелищем такого множества солдат, лошадей, палаток, гор припасов и военного имущества — фургонов, пушек, зарядных ящиков, полковых знамен, развевающихся на ветру, солдатских ранцев, мушкетов и даже разбросанных тут и там музыкальных инструментов.
Измученные в боях солдаты, многие с окровавленными повязками, собирались небольшими группками вокруг лагерных костров, возились с амуницией и лошадьми либо присаживались на деревянные ящики, держа в руках оловянные кружки с кофе и коротая время за нехитрой игрой.
По мере того как путешественники спускались по склону, Элисса все меньше опасалась, что ярко-алая форма Адриана будет выделяться среди австрийских солдат. Они были одеты в темно-зеленые, белые, голубые и синие мундиры с массивными золотыми галунами и красными, золотистыми, синими и зелеными отворотами. Если форма Адриана чем-то и отличалась, то лишь аккуратностью и чистотой.
Пристроившись вплотную за черным жеребцом Адриана, маленькая пятнистая кобыла Элиссы пробиралась среди нагромождения седел и уздечек, сабель и мушкетов, палаток и дощатых войсковых лавок. Всюду, где они проезжали, в воздухе висел запах пота и лошадей, свежей оружейной смазки и пороховой гари.
Еще ни разу Элисса не видела таких усталых людей, и ее душу заполнила жалость к ним. Изможденные, заросшие неопрятными бородами лица провожали их взорами равнодушных запавших глаз. Мундиры солдат были потрепаны и покрыты грязью, галуны оторваны, ткань пропитана застарелой высохшей кровью. Элисса была бы рада помочь несчастным, однако уже одно их громадное количество обескураживало ее. Глубокий след, оставленный на лицах солдат минувшими сражениями, вновь всколыхнул в ней тревогу за Питера.
Они лишь раз задержались в кольце палаток, где Адриан спросил дорогу к одному из участков, выделенных для женщин. Он надеялся застать там кого-нибудь из солдатских спутниц, занятых заботами о своих мужчинах. Через пять минут он спешился среди небольшого скопления кухонных костров, вокруг которых суетились женщины, поднося воду и дрова для приготовления ужина.
— Придется на время оставить вас здесь. Я должен явиться к эрцгерцогу и обсудить с ним наши планы в отношении Бекера.
— Вы посвятите его во все?
Адриан кивнул.
— Чарльзу уже известно о предателе. Полагаю, он будет рад любой помощи, какую мы сможем ему оказать. — Полковник оглянулся на кучку женщин. — Здесь вы будете в безопасности до моего возвращения. Не вздумайте уйти куда-нибудь. Я не хочу, чтобы вы попали в беду.
Элиссу охватило раздражение. Неужели Адриан не понимает, что она вовсе не ищет неприятностей? Он сказал что-то еще, но Элисса не расслышала его, сбитая с толку беспорядочной смесью новых для себя впечатлений. Она присмотрелась к женщинам. Многие из них щеголяли в кричаще-ярких нарядах, с нарумяненными щеками, подкрашенными губами, но было ясно, что все они смертельно устали.
— Постараюсь вернуться как можно быстрее, — услышала Элисса. Адриан вскочил на жеребца и поехал по дорожке, ведущей к границе лагеря, направляясь к видневшемуся вдали замку, в котором укрылся эрцгерцог.
В его отсутствие Элисса напоила кобылу и перемолвилась парой фраз с несколькими женщинами. Бездействие скоро наскучило ей, она начинала беспокоиться. Элиссе хотелось побыстрее найти брата, и нетерпение нарастало с каждой минутой.
Она остановила пожилую женщину с морщинистым лицом и утомленными голубыми глазами. Запыленный чепец прикрывал ее давно немытые каштановые волосы.
— Извините за беспокойство, но я ищу одного офицера и подумала, что, может быть, вы сумели бы мне помочь.
— Ищешь офицера? — с раздражением отозвалась женщина. — Уж не думаешь ли ты, что я знаю всех в этом лагере? Честно говоря, у меня перебывало немало мужчин, но по сравнению со всей армией это как капля в море. — Она двинулась прочь, но Элисса поймала ее за руку.
— Он служит в Четвертом полку легкой кавалерии. Когда мы приехали, я видела вдали темно-серые мундиры, и решила, что это, должно быть, они.
Женщина кивнула.
— Темно-серые? Да, может быть, это Четвертый полк.
— Но здесь такое столпотворение, и я не могу припомнить точно, где их видела.
Пожилая женщина что-то пробурчала и ткнула пальцем сквозь море палаток, указывая на группу солдат, сидевших в юго-западной стороне.
— Вон там ужинают какие-то кавалеристы. Другие эскадроны разместились вокруг. Спросите у них. — Она подняла корзину с выстиранным бельем, уперла ее в костлявое бедро и отправилась восвояси.
Элисса вгляделась вдаль, гадая, хватит ли ей смелости покинуть площадку, на которой ее оставил Адриан. Расстояние было не слишком велико. Адриан вряд ли успеет вернуться из замка, пока она сходит к солдатам, расспросит их о брате и вернется назад. И все же для пущей уверенности она подошла к широкобедрой женщине, которая помешивала что-то в огромном железном котле, висевшем над маленьким костерком.
— Мне неловко вас беспокоить, но не могли бы вы оказать мне услугу?
Женщина подозрительно глянула на нее:
— Так это ты заявилась сюда с красавчиком англичанином?
Элисса улыбнулась.
— Это полковник Кингсленд. Да, я прибыла с ним. Я хотела попросить… если он приедет до того, как я вернусь, будьте добры, скажите ему, что я ушла в лагерь кавалеристов, вон туда. — Она указала направление. — Передайте, что я не задержусь.
Женщина зачерпнула большой деревянной ложкой бурлящее месиво и постучала ею о край котла, сливая лишнюю воду.
— Ладно, скажу. — Она ухмыльнулась, обнажая широкую щель между передними зубами. — На твоем месте я бы держалась к нему поближе. Чтобы затащить такого мужчину к себе в постель, наши дамы готовы выцарапать друг другу глаза.
Элисса почувствовала болезненный укол ревности. Даже здесь ей напоминают, как легко Адриан завоевывает женские сердца. Она подумала о Сесилии Кайнц, о том, что у Адриана было немало других любовниц, хотя жалкие создания, которые до сих пор попадались ей в лагере, не внушали особых опасений.
— Благодарю за предупреждение. И спасибо за то, что согласились передать ему мои слова.
Элисса повернулась и отправилась в путь, старательно запоминая дорогу, чтобы не заблудиться, когда придет время возвращаться обратно. Чем дальше она продвигалась, тем торопливее становилась ее походка. Теперь окружающие представлялись ей совсем в ином свете. До сих пор она замечала лишь мучительные страдания солдат, их усталость, стыд, вызванный позорным отступлением. Теперь она видела перед собой толпу оборванцев и пьяниц вроде тех, что таращились на нее на постоялом дворе. Здесь попадались турки, венгры, хорваты, словаки и немцы, все как один из самых бедных сословий.
Постепенно ее охватила тревога. Пожалуй, было бы лучше сделать так, как велел Адриан, и не отходить от костров, у которых он ее оставил. Однако другие женщины, казалось, не замечали похотливых взглядов мужчин. Элисса выпрямила спину и продолжала шагать, не выпуская из виду группу серых мундиров впереди, надеясь, что как только она до них доберется, ей будет нечего бояться.
Она почти достигла цели — и, пожалуй, достигла бы, если бы не споткнулась о колышек палатки, с трудом удержавшись на ногах. От падения Элиссу спас бородатый солдат, подхватив ее под руку. Он посмотрел на нее сверху вниз и ухмыльнулся, обнажая гнилые желтые зубы.
— Что за милашка, а, Золтан? Такая спелая да сочная, что даже тебе придется по вкусу.
Второй солдат, высокий громогласный турок, разразился хохотом и выступил вперед, преграждая Элиссе дорогу.
— Ты новенькая, ага? — гортанным голосом заговорил он на ломаном немецком, поднимая подбородок девушки огромным тупым пальцем. — Ты из Цветля, так? Или аж из самого Оттенштейна?
— Уберите руки. — Элисса дернула головой и попыталась избавиться от хватки гнилозубого бородача, который больно стискивал ее плечи. — Я не шлюха. Я приехала сюда с полковником британской армии. Если вы меня не отпустите, вам придется об этом пожалеть, обещаю.
Турок вскинул черные брови, явно озадаченный ее высокомерным изысканным выговором. Потом он рассмеялся.
— Ага… значит, ты полковничья шлюха. Какая мне разница? — Он отпихнул менее рослого приятеля в сторону и притянул Элиссу к груди, сжав ее так, что она не могла даже шевельнуться. — Один мужчина, другой мужчина… от тебя не убудет. Ты можешь обслужить меня так же, как и его.
Элисса хотела закричать, но турок припечатал мясистую ладонь к ее губам, и у нее вырвался придушенный протестующий звук. Охваченная ужасом, она впилась зубами в его грязные мозолистые пальцы и отпрянула, ударив турка каблуком сапожка по голени. Тот лишь рассмеялся и не подумал отпустить ее.
Сердце Элиссы бешено колотилось. Турок держал ее железной хваткой, и она хватала воздух резкими неглубокими вдохами, в глазах поплыли темные круги. Не замечая сопротивления Элиссы, турок с удивительной легкостью оторвал ее от земли и понес по узкому проходу между двумя палатками к плоской площадке, находившейся позади.
У Элиссы затряслись руки и ноги, ее охватила паника. Неужели никто ей не поможет? Ну почему она не послушалась Адриана и не осталась, где было велено? Она забилась в руках турка и еще раз пнула его, бросая вокруг безумные взгляды в поисках спасения.
Помощь явилась совершенно неожиданно. За палатками Элисса увидела наездника, скакавшего к ней. При виде алого мундира и могучей фигуры в седле громадного черного жеребца в ее душе затеплилась надежда.
Адриан обрушился на противника словно коршун на зайца. Он спрыгнул с коня, схватил дородного турка, и они втроем повалились на землю. Руки насильника разжались, Элисса откатилась в сторону, с трудом поднялась на ноги и глубоко вздохнула. Одним молниеносным движением Адриан сгреб могучего противника за грудки, приподнял и несколько раз припечатал его крупную безобразную голову к оружейному ящику, стоявшему за палаткой.
Он стоял над огромным распростертым телом противника, расставив ноги и сжав кулаки. Турок лежал в грязи, сальные черные волосы упали ему на глаза. Он жалобно стонал, но даже не пытался подняться, лишь смотрел на Адриана так, словно тот собирался его убить.
— Отныне, — заговорил Адриан с неприкрытым гневом, — советую тебе держаться подальше от чужих женщин. Особенно от моей женщины, если хочешь остаться цел. — Он бросил взгляд в сторону второго насильника, который при первых признаках опасности отбежал в спокойное место и наблюдал за происходящим из-за угла палатки. — Это и тебя касается, — добавил Адриан, обращаясь к худощавому бородачу, и, в последний раз посмотрев на турка, торопливо шагнул к Элиссе. Его грудь ходила ходуном, мундир был покрыт сухой травой и пылью. От ярости его глаза потемнели, черты лица обострились.
Элисса смотрела на него, полная тревожных предчувствий. Еще ни разу она не видела Адриана таким рассерженным, во всяком случае, из-за нее. Он не сказал ни слова, Элисса тоже промолчала, когда Адриан грубо поднял ее и усадил боком на жеребца, а потом вскочил в седло сам.
Элисса хотела попросить его отвезти ее к лагерю кавалеристов, однако, заметив напряжение, сковавшее его плечи, и злость, с которой он натягивал поводья, подумала, что сейчас не время для подобных просьб.
Выехав на открытую площадку у границы лагеря, Адриан осадил жеребца и перебросил длинную ногу через седло, чтобы спешиться. Потом его руки крепко обхватили Элиссу за талию, он сдернул ее вниз и поставил на ноги.
— Вам было велено не покидать место, где я вас оставил. — Адриан возвышался над Элиссой, глядя на нее с той же яростью, с какой только что взирал на турка. На его побагровевшем лице жгучими зелеными огоньками горели глаза.
Элисса с трудом сглотнула и стала робко оправдываться:
— Я… я не отходила далеко. Кавалеристы сидели совсем рядом, я только хотела расспросить их о брате.
— Но так и не добрались до них, верно? Просто удивительно, что вы смогли забраться так далеко.
— Ноя…
— Вы все еще не понимаете? Эти люди только что побывали в сражении. Они до предела возбуждены, и любая женщина для них — лакомый кусочек. Особенно женщина, которая в одиночку разгуливает по лагерю. Вряд ли они ожидали встретить здесь графиню.
— Но я не настоящая графиня!
Глаза Адриана вновь сверкнули:
— Да, вы не графиня, но даже будь вы ею, титул ничего не значит для этого сброда.
Элисса опустила взгляд на носки своих сапожек, чувствуя, как ее волнами пронизывают стыд и страх.
— Теперь я вижу, что вы были правы. Дело в том, что я еще не привыкла ко всему этому. Я даже не догадывалась, что за люди меня окружают.
На мгновение жесткий взгляд Адриана смягчился.
— Вы перепугали меня до полусмерти. Если бы ваша новая знакомая не сказала, куда вы ушли, одному Богу известно, чем бы все кончилось. — Он стиснул плечи Элиссы. — Нет, я определенно должен вас отшлепать.
Элисса промолчала. Она была слишком благодарна Адриану за то, что он вовремя пришел ей на выручку.
Адриан посмотрел на ее руки в кровоподтеках, на листья и грязь в волосах, и подбородок у него вновь напрягся:
— Это мой мир, Элисса. Здесь вам не на кого рассчитывать, кроме меня. Если хотите выжить, беспрекословно выполняйте мои указания. Поверьте, я лучше знаю, как здесь себя вести.
Элисса подняла на него глаза и кивнула:
— Я уже говорила, что здесь все для меня внове, но я женщина разумная и не повторю такой ошибки.
— Вы обещали, что будете слушаться меня. Вы дали слово.
— Я не собиралась его нарушать, просто не заметила опасности. Отныне я буду делать все, что вы скажете.
Слова Элиссы успокоили Адриана, и выражение его лица смягчилось.
— Вы не пострадали?
— Только моя гордость. — Она едва заметно улыбнулась. — Вы появились вовремя, чтобы спасти хотя бы ее остатки.
Уголки его губ дрогнули.
— Быть может, этот урок в дальнейшем убережет вас от еще больших опасностей.
У Элиссы все сжалось внутри. Она не была уверена, что до конца поняла Адриана, но знала, что он прав — здесь его мир, и в ближайшие дни ей придется беспрекословно подчиняться. Это несколько уязвляло ее, но, если они намерены поймать Ястреба, другого выхода у нее не остается.
Адриан опять посадил ее на коня, на сей раз осторожнее, — Вы встретились с эрцгерцогом? И куда мы едем? — спросила Элисса.
— Да, я говорил с ним. Чарльзу уже доложили об изменнике. Весть о том, что среди его людей есть шпион, не доставила ему особого удовольствия, и все же он обрадовался тем сведениям, которые я привез, и готов с благодарностью принять любую помощь, которую мы в силах оказать. Что же до того, куда мы держим путь, то сначала мы захватим вашу кобылу, а потом отправимся в расположение кирасирского полка под командованием генерала Кламмера. — Адриан улыбнулся. — Я как нельзя кстати получил задание всеми силами помогать ему и его адъютанту, майору Бекеру.
Элиссу охватило возбуждение, сердце вновь забилось чаще.
— Слава Богу, эрцгерцог нас поддержал.
— Нам отведут офицерскую палатку со всем необходимым снаряжением. Моим адъютантом назначен лейтенант Хелм.
Элисса оглянулась на солдат в серых мундирах, которые уже исчезали из виду.
— А мой брат?
— Как только мы устроимся, я доставлю вас к нему. — Губы Адриана тронула сдержанная улыбка. — Среди кавалеристов, которых вы искали, его нет. Эскадрон вашего брата стоит в северной части лагеря.
В душе у Элиссы поднялось теплое чувство. Адриан не забыл о ней и навел справки о Питере. Она обратила к нему сияющую улыбку:
— Благодарю вас, господин полковник.
Адриан осадил жеребца рядом с ее кобылой.
— Доверьтесь мне, Элисса. Обещаю, вы не пожалеете.
Он смотрел на нее с такой теплотой, что Элиссе захотелось протянуть руку и прикоснуться к нему, унять тревогу, которую она читала в его глазах. Каким бы глупым и сентиментальным ни выглядело это желание, Элиссе было трудно избавиться от нахлынувших чувств.
— Я верю вам, — негромко сказала она, отворачиваясь. «Я доверяю вам свою жизнь, но не осмеливаюсь открыть свое сердце», — хотелось добавить ей. Возбуждение, в котором она пребывала еще секунду назад, сменилось унынием и печалью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасные страсти - Мартин Кэт



Хороший роман,но не много растянут.
Опасные страсти - Мартин КэтНАТАЛЬЯ
7.08.2011, 21.22





Офигенная книга,,,советую.
Опасные страсти - Мартин КэтАлёна
16.01.2012, 19.59





"Довольно неплохой сюжет. Читать было интересно."
Опасные страсти - Мартин КэтНИКА*
29.04.2012, 23.56





роман довольно-таки интересный, но на мой взгляд, слишком много "войны": чересчур загроможден описаниями военных стратегий, тактик, шпионажа и проч
Опасные страсти - Мартин КэтОльга
26.05.2013, 17.27





Милый шпионско-военный роман. Читается с интересом. Захватывающая интрига. Становится очевидной помеха девственности шпионажу. И главная героиня приняла правильное решение ли шиться ее с лучшим на это претендентом. Рекомендую к прочтению.
Опасные страсти - Мартин КэтВ.З.,65л.
11.11.2013, 9.56





Мне очень понравился роман, от начала и до конца. Не было таких моментов, где было бы скучно или нудно. Лишнего ничего нет. Страсть, любовь, тайна, интрига, немножко детектива, война... Отношения главных героев очень трогательные, чувства обоих прекрасно описаны, читать приятно. Вторую половину книги постоянно наворачивались слезы.
Опасные страсти - Мартин КэтТаня
12.01.2015, 10.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100