Читать онлайн Грешные обещания, автора - Мартин Кэт, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грешные обещания - Мартин Кэт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 127)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грешные обещания - Мартин Кэт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грешные обещания - Мартин Кэт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Кэт

Грешные обещания

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Ник метался по спальне, словно раненый зверь. В третий раз за последний час он остановился у окна, выходившего в сад. Уже начали распускаться анемоны, анютины глазки и тюльпаны, и земля вся расцветилась яркими пурпурными, желтыми и розовыми пятнами. Вдоль дорожек тоже росли красивые цветы, однако Нику они казались блеклыми и невзрачными, ведь Элизабет не могла теперь ходить по саду и любоваться их цветением.
Прошло уже три дня с тех пор, как он запретил ей выходить в сад, гулять по его дорожкам, сидеть на любимой скамеечке. Ник понимал, что это несправедливо. Элизабет не виновата в том, что люди Бэскомба нагло вторглись в его владения. Это он виноват. Он опять недооценил своего противника.
Ник выглянул из окна. Ему хорошо была видна серая каменная стена, тянувшаяся по периметру сада. Возле нее была выставлена охрана — люди, которых нанял Элиас. Их была целая армия, и стояли они довольно близко друг от друга.
Теперь Элизабет будет в безопасности. Она может собирать цветы или, если пожелает, сидеть на своей любимой скамеечке и любоваться птицами. Ни люди Бэскомба, ни он сам — в этом Ник себе поклялся — не будут угрожать ее покою.
Ник отошел от окна и, решительно ступая, направился к выходу. Взявшись за серебряную ручку, он распахнул дверь.
— Она в оранжерее, Ник. Сам видел, как она туда утром отправилась, — крикнул ему Элиас Мути из гостиной.
Граф удивленно поднял брови:
— А откуда ты знаешь, что именно об этом я хотел тебя спросить? И как это тебе всегда удается догадаться, о чем я думаю?
Элиас лукаво улыбнулся:
— Ну, ничего сложного тут нет. Мисс Мерси видела, как ты целовал Элизабет в саду пару дней назад. И с тех пор ты сам не свой. Вот я и решил, что рано или поздно ты отправишься к ней извиняться.
— Ну и что с того? Ведь я перед ней виноват. Понять не могу, как я мог настолько потерять голову.
— Ты мужчина, друг мой, только и всего. Она очаровательная крошка, вот ты и воспылал к ней нежными чувствами.
— Я не должен был этого делать, неужели ты этого не понимаешь, Элиас? Ведь я ее опекун! Я должен защищать ее.
— Именно этим ты и занимался.
— Как же! Напугал бедняжку до полусмерти. Удивительно еще, что она не собрала вещички и не уехала. — Николас покачал головой. — Надеюсь, мне удастся убедить ее, что этого больше не повторится.
Элиас насмешливо хмыкнул:
— Надеюсь, тебе удастся убедить в этом самого себя.
Бросив на своего камердинера грозный взгляд, Ник вышел в холл и закрыл за собой дверь. Элиас прав. Как он ни ругал себя за то, что набросился в ту ночь на Элизабет с поцелуями, он по-прежнему хотел ее. И даже больше, чем прежде. Если бы он, черт подери, мог ее куда-нибудь отослать, вычеркнуть из своей жизни! Но он не может этого сделать, по крайней мере пока. Слава Богу, скоро начнется лондонский сезон. Сидни Бердсолл уже составляет список подходящих женихов, из которых Элизабет наверняка сможет кого-нибудь себе выбрать.
А до тех пор нужно просто держаться от нее подальше и вести ту жизнь, которую вел в течение девяти лет.
То есть удовлетворять свой аппетит где-то на стороне.
Оранжерея — высокое стеклянное сооружение — располагалась в самом дальнем конце дома. Там было тепло и влажно. Ник редко заходил туда, предпочитая бывать на свежем воздухе, а вот его мать проводила там много времени. Когда Ник посетил оранжерею в последний раз, она была страшно запущена. Он все собирался отдать распоряжение, чтобы засохшие растения убрали, а вместо них посадили новые, но никак руки не доходили.
Распахнув дверь, Ник с удивлением увидел в оранжерее Барнаби Инглса, главного садовника. Тот с остервенением выдирал из земли сорняки и бросал себе под ноги. Их уже набралась целая куча. Элизабет работала неподалеку. Она тщательно сгребала с земли сухие листья под миниатюрными апельсиновыми деревьями.
Понаблюдав за Элизабет несколько секунд, Ник подошел и остановился рядом. Она по-прежнему не замечала его. Тогда он откашлялся, пытаясь обратить на себя внимание. Чувствуя себя крайне неловко, он проговорил:
— Вижу, вы заняты, Элизабет. Простите, что помешал, но мне бы хотелось с вами поговорить.
Отряхнув с подола простенького синего платья сухие листья, Элизабет смущенно вспыхнула. Ей было неприятно, что граф застал ее в таком виде.
— Конечно, милорд.
Николас подождал, пока она вымоет руки, вытрет их, и, пропустив ее вперед, пошел следом к двери оранжереи. Затем он провел Элизабет в маленькую гостиную под названием Тихая комната и тщательно закрыл за собой дверь.
Подождав, не скажет ли он чего-нибудь, и не дождавшись, Элизабет примостилась на стул с темно-зеленой бархатной обивкой. Ник уселся напротив.
Прерывисто вздохнув, он произнес:
— Мне сейчас нелегко, Элизабет. Я не привык извиняться и, должен сказать, не люблю этого делать, но, как это ни прискорбно, придется.
Элизабет вскинула голову. Щеки ее залил румянец.
— Значит, вы пригласили меня сюда именно за этим?
— Да. В ту ночь я вел себя отвратительно и прошу меня за это простить. Я не имел права так себя вести. Единственным оправданием мне служит то, что я очень за вас испугался. Я был зол на себя за то, что допустил подобное, и на вас за то, что вы вели себя так неосторожно.
Элизабет сидела стиснув руки, не спуская глаз с его лица.
— Мы оба были в тот вечер не в себе. Я напугана, вы сердиты. Значит, в том, что произошло, некого винить.
Ник покачал головой:
— Я воспользовался своим положением. То, что произошло между нами, не должно было случиться. Я ваш опекун. Я старше вас и должен был…
— Вы ненамного меня старше, милорд, — перебила его Элизабет, — и если думаете, что я отношусь к вам как к почтенному старцу, вы глубоко заблуждаетесь.
Долгое время Николас молчал. Интересно было бы узнать, как к нему относится Элизабет.
— Ваша помощь подоспела вовремя, — продолжала она. — Вы проявили необыкновенную храбрость, и я собиралась вас поблагодарить.
— Поблагодарить меня? Ну что вы, Элизабет. Я не заслуживаю вашей благодарности. Все, о чем я вас прошу, это забыть о моей слабости.
Элизабет упорно смотрела на свои руки.
— Никто еще меня так не целовал, — наконец проговорила она. — Сомневаюсь, что мне когда-нибудь удастся это забыть.
Ник почувствовал, как по телу его разлился жар. Он тоже сомневался, что ему удастся забыть.
— Я выставил вокруг сада охрану. Теперь вы будете в безопасности. Сможете любоваться вашими птицами, не опасаясь, что кто-то прячется за стеной.
Элизабет улыбнулась так радостно, что у графа сжалось сердце.
— Спасибо, милорд. Надо признаться, я очень по ним соскучилась.
Ник кивнул:
— Я очень благодарен вам за то, что вам небезразлична судьба оранжереи. Она ужасно запущена. Если вам что-то понадобится, дайте мне знать.
Николас поднялся. Элизабет тоже встала со стула, однако не двинулась с места. Уходя, он бросил на нее последний взгляд: платье немного помятое, подол выпачкан, такая желанная, как ни одна из женщин, которых он знал.
Войдя к себе в кабинет, Ник первым делом взялся за графин с джином. Завтра приедут гости: барон Сент-Джордж вместе с лордом Перси и Ричардом Тернером-Уилкоксом. В письме, полученном от них накануне, говорилось, что они собираются захватить с собой нечто «наверняка развеющее его хандру».
Ник еще никогда так не радовался их предстоящему приезду.


Элизабет лежала на кровати в спальне и смотрела невидящим взглядом на розовато-лиловый полог над головой. Она никак не могла заснуть. Мысли о графе не давали ей покоя. Она совсем не ожидала, что он станет перед ней извиняться.
С другой стороны, стоит ли этому удивляться? Она уже поняла, что Рейвенуорт серьезно относится к своим обязанностям, несмотря на свой безалаберный образ жизни. И тем не менее для Элизабет его извинения были полной неожиданностью. От человека, который привык, не раздумывая, брать приглянувшуюся женщину, а когда она ему надоест, безжалостно от нее отделываться, можно ожидать чего угодно, только не извинений.
Да и, по правде сказать, она их не заслуживала. Когда первоначальный шок прошел, поцелуй ей даже понравился. Чарующий и таинственный, как и сам Николас. И хотя Элизабет понимала, что должна сожалеть о происшедшем, ничего подобного она не испытывала.
Но ведь он женат, укорял ее внутренний голос.
Да, но он одинок, возражала она ему. Жена его бросила.
Нелепая, конечно, отговорка, попытка заглушить чувство вины, однако в глубине души Элизабет и в самом деле так считала. Рейчел Уорринг — не жена графу Рейвенуорту. У него нет жены, от нее осталось лишь имя, начертанное рядом с его именем в метрической книге какой-нибудь церкви. Перед лицом Бога он не женат.
Элизабет часто думала о том, как могла бы сложиться его жизнь, если бы он женился на женщине, которая любила бы его и не покинула, когда он больше всего нуждался в ее поддержке.
Но еще чаще она вспоминала тот поцелуй.
Внезапно ее бросило в жар, и она расстегнула на ночной рубашке верхнюю пуговку. Она до сих пор ощущала прикосновение сильного тела графа, его стальных мускулов. Лоб Элизабет покрылся испариной, соски под тонкой хлопковой тканью затвердели. Она понимала, что это не что иное, как желание. Она желала Николаса Уорринга.
Элизабет мало что понимала в отношениях между мужчиной и женщиной, но знала, что желание составляет неотъемлемую часть любви. Как-то в амбаре на сеновале в своем поместье она случайно увидела влюбленную парочку. Мужчина и женщина лежали обнаженные, сжимая друг друга в страстном объятии. Она, естественно, сразу же отвернулась и опрометью кинулась в дом, однако так и не смогла забыть ни выражения блаженства на их лицах, ни тихих страстных стонов.
Вспомнив теперь этот эпизод, Элизабет вдруг поймала себя на том, что вместо конюха ее отца ей представляется темноволосый, смуглый Николас Уорринг, сильный и мускулистый, с четко очерченным ртом и ласковыми губами. Боже Бравый! Она хочет его. Жаждет его прикосновений, поцелуев, ласк.
Никогда еще ни к одному мужчине ее не влекло так сильно, как к Николасу. По правде говоря, Элизабет даже боялась, что начинает в него влюбляться.
Господи Боже, да она, должно быть, с ума сошла! Ведь граф — единственный мужчина, которого ей никогда не заполучить.
Если бы только Элизабет могла вернуться в свое поместье в Вест-Клэндоне! Там бы она сумела преодолеть свое грешное влечение, забыть о тех чувствах, которые обрушивались на нее всякий раз, стоило Рейвенуорту появиться неподалеку. Однако Элизабет понимала, что ни о каком возвращении домой и речи быть не может. По крайней мере до замужества.
Но как раз выходить замуж Элизабет сейчас хотелось меньше всего.


Оливер Хэмптон окинул своих наемников критическим взглядом. Хороши, нечего сказать! У Ната Пила подбиты оба глаза, а возле носа огромная ссадина. У Чарли Барке-ра распухли губы, костяшки пальцев все сбиты, на подбородке — солидных размеров синяк, не говоря уже о сломанной руке, которая висит на перевязи поперек груди. Такое ощущение, что эти кретины вернулись с поля боя, а не с пустяковой операции.
Оливеру даже смотреть на них было противно.
— Меня тошнит от вас обоих! — яростно воскликнул он. — Я посылаю их выполнить пустяковое поручение, и оба раза вы умудряетесь вернуться с пустыми руками! Нужно было самому идти.
— Этот тип — какой-то кровожадный маньяк, — проворчал Чарли. — Выскочил непонятно откуда и накинулся на нас как сумасшедший.
— Этот тип — убийца, и вы это прекрасно знали, когда согласились взяться за эту работу.
— У него там охраны везде понатыкано, — бросился на защиту товарища Натан. — Теперь нам эту девчонку не достать.
Оливер вскочил с кресла и уперся в стол своими огромными кулаками.
— Вы найдете способ добраться до нее, слышите? Я найму еще парочку людей, из тех, что не боятся применить силу. Если вы выведете из строя несколько человек охраны, вам не составит никакого труда проникнуть в дом.
— Вы хотите, чтобы мы кого-нибудь убили? — испуганно спросил Баркер.
Хэмптон бросил взгляд на его челюсть.
— Это меня не касается. Я приказываю вам привезти ко мне девчонку. А уж какой способ вы для этого изыщете — ваше дело. Если кто-то вам мешает, устраните его.
— Мы должны проникнуть в дом, — проговорил Натан. — Мы не можем дожидаться, когда она снова выйдет в сад.
— Хорошо. В этом случае вам потребуется помощь кого-нибудь из слуг Рейвенуорта. А поскольку в услужении у него находится немало подонков, не составит большого труда найти среди них человека, готового ради денег на все. Однако на это потребуется некоторое время. Как только я все улажу, дам вам знать. Мне нужна эта девчонка, и чем скорее я ее получу, тем лучше. Больше я ошибок не прощу.
Натан согласно кивнул, однако лицо Чарли выражало сомнение.
— А ты, Баркер? Ты с нами или сдрейфил? Ведь этот подонок Рейвенуорт сломал тебе руку. Неужели у тебя нет желания отомстить?
Чарли хмыкнул:
— Я по-прежнему могу скакать верхом и стрелять. Если Рейвенуорт опять встанет на моем пути, я его пристрелю.
Оливер впервые с начала разговора улыбнулся.
— Ну, так-то лучше. Вы привозите мне девчонку, а я плачу вам вдвое больше, чем обещал. Так что вам надолго хватит денег на баб и выпивку.
Похоже, слова эти обоим головорезам понравились. Они встали, считая разговор оконченным, Оливер же снова сел в кресло.
— Значит, вы наймете еще людей, а мы привозим к вам девчонку, — проговорил Баркер.
— Решено, — ответил Хэмптон.
Как только за бандитами закрылась дверь, мысли его опять вернулись к Элизабет Вулкот. Он живо представил себе ее огромные зеленые глаза, длинные темно-рыжие волосы, словно наяву ощутил прикосновение ее упругой груди, когда он в тот день повалил ее на софу, собираясь сделать своей, и его пронзило острое желание. Скоро он будет ею обладать. Очень скоро.
Оливер улыбнулся. Потянувшись через стол, он открыл хрустальную коробку с сигарами, стоявшую на краю, и вытащил из нее толстенную сигару. Годы мучительного ожидания скоро останутся позади. Отрезав кончик сигары, Оливер не спеша раскурил ее.
Неторопливо выпуская дым, лорд Бэскомб в полной мере ощутил всю торжественность этого момента.


— Опять прикатили эти пиявки-кровопийцы!
Мерси Браун осуждающе покачала головой, и густая грива темных вьющихся волос рассыпалась по ее плечам. Она часто распускала волосы, закалывая их лишь по бокам, и во время ходьбы они соблазнительно развевались, неизменно привлекая взгляды к широким бедрам Мерси.
— Я уже догадалась, — заметила Элизабет. — Граф прислал нам с тетушкой записку, что у него сегодня гости и поэтому ужин нам подадут наверх, в наши апартаменты. — Она провела рукой по лифу своего голубого муслинового платья и, бросив взгляд на стоявшую у окна Мерси, поинтересовалась: — А кстати, кто приехал на сей раз?
Мерси скорчила гримасу и презрительно выпятила хорошенькие губки.
— Да все те же. Этот охальник барон Сент-Джордж, никчемный лорд Перси и, конечно же, развратник Ричард Тер-нер-Уилкокс. У него обычно такой отрешенный взгляд, потому что он все время думает о том, кого из своих многочисленных подружек поиметь следующей.
Элизабет едва сдержалась, чтобы не улыбнуться. Она уже начала привыкать к тому, что Мерси безо всякого стеснения называет вещи своими именами. Ей это даже нравилось. Она еще никогда не встречала женщин, отличавшихся такой прямолинейностью. Однако, несмотря на вольную манеру разговора и вульгарные манеры, Мерси была на редкость стыдлива. Она стремилась к тому, чтобы мужчины обращали на нее внимание и в то же время вовсе не жаждала, чтобы они распускали руки. Элизабет догадывалась, что она хочет найти себе достойного мужа.
Прошло несколько часов. Со двора снова донесся шум: прибыла вторая партия гостей. Вдруг в комнату вихрем ворвалась Мерси и решительным, как обычно, шагом устремилась к окну.
— Тернер-Уилкокс привез своих чертовых девок. Полную карету набил! — презрительно выпалила она.
Элизабет глянула вниз. В отличие от пылающей праведным гневом Мерси она испытывала лишь любопытство. На покрытой гравием подъездной дорожке стояли четыре дамы, облаченные в шелковые платья. Лица напудрены рисовой пудрой, щеки нарумянены, губы ярко накрашены. Вид у дам был вульгарный и вызывающий: кричащие платья, ярчайшие шляпки, безвкусно украшенные перьями, кокетливые зонтики с оборочками. Но, несмотря на это, женщины были прехорошенькие, великолепно сложенные, с полной, высокой грудью, которая так и норовила вылезти из чересчур глубокого декольте.
— Уличные девки для Тернера-Уилкокса и его никудышных дружков.
Элизабет лишь пожала плечами. Бесцеремонные гости графа уже не шокировали ее, а вот то, что они притащили с собой продажных женщин, ей не очень понравилось. Впрочем, не ей судить своего защитника и спасителя.
Ее, как это ни странно, не беспокоило то, что граф может увлечься подобного рода женщиной. Если уж ему наскучила такая утонченная особа, как Мириам Бичкрофт, значит, на куртизанок он не польстится.
Кроме того, с его-то внешностью и при его скандальной репутации — даже скорее всего из-за нее — он может позволить себе соблазнить какую угодно красавицу из тех, что наверняка толпами за ним ходят.
При этой мысли Элизабет почувствовала, как у нее сжалось сердце.
Отойдя от окна, она уселась в кресло перед камином и взяла книгу с рисунками птиц, которую отыскала в библиотеке. Скоро встанет тетушка — она ненадолго прилегла после обеда, они вместе поужинают у себя в комнате и рано отправятся спать.
И уж конечно, Элизабет не станет рассказывать ей о женщинах, которые только что прибыли в Рейвенуорт-Холл.


По дороге в розовую гостиную — просторную с высокими потолками и позолоченными стенами, — в которую он захаживал довольно редко, Ник потягивал из стакана свой любимый напиток — джин. Он вошел, остановился на пороге и окинул взглядом комнату. В дальнем ее конце расположились Тернер-Уилкокс и барон Сент-Джордж. Они играли в вист. У Ричарда на коленях сидела миниатюрная пышногрудая блондинка, вторая прильнула к Сент-Джорджу, обхватив руками его бычью шею.
Напротив них восседал лорд Перси. По одну сторону от него расположилась толстая краснощекая брюнетка с массивной грудью, а по другую — хорошо сложенная и довольно симпатичная рыжеволосая женщина. Рука Перси, словно ненароком, забралась брюнетке в декольте и поглаживала золотистый сосок, который время от времени шаловливо выскакивал наружу.
Именно такую картину Сидни Бердсолл и имел в виду, когда называл дом Ника «берлогой развратника». Нику частенько доводилось лицезреть подобные сцены, однако сам. он редко принимал в них участие. Размалеванным проституткам, которых нередко привозили в его дом друзья, он предпочитал постоянных любовниц. Сегодня, однако, он уже крепко выпил, и ему очень нужна была женщина.
Любая женщина, мысленно уточнил он, даже одна из хорошеньких проституток, которых приволок Тернер-Уилкокс.
В этот момент Сент-Джордж поднял голову и заметил Ника.
— Ник, дружище! — воскликнул он и призывно махнул рукой. — Наконец-то! Мы уж тут тебя заждались.
Изобразив на лице улыбку, Ник подошел к своим развеселым приятелям, расположившимся вокруг покрытого зеленым сукном стола.
— Мы надеемся, что ты составишь нам компанию, — подхватил Перси, мужчина невысокого роста с редеющими волосами. Он был старше Ника всего на пять лет, но выглядел значительно хуже. Его отличительными чертами были страсть к женщинам и предельная вежливость. — Мисс Джубил уже стала беспокоиться, куда ты запропастился.
Рыжеволосая мадам, сидевшая рядом с Перси и представившаяся как Черри Джубил, встала с кресла.
— Добрый вечер, милорд, — проговорила она.
Она была намного привлекательнее остальных — по крайней мере на взгляд графа. Белая кожа, стройная фигура, более правильная, чем у остальных, речь. Наверное, друзья рассчитывали, что она ему понравится.
Николас сделал еще глоток, с удовольствием ощущая, как по телу разлилось благодатное тепло, и принялся разглядывать женщину, стараясь не обращать внимания на то, что волосы ее чересчур рыжие, рот слишком большой, а глаза темно-карие, а не ярко-зеленые, как у Элизабет.
С преувеличенной любезностью он склонился над ее рукой:
— Простите, мисс Джубил, за то, что заставил вас ждать. Но теперь я здесь. И вы тоже. Полагаю, официальную часть вечера можно начинать.
Она рассмеялась, словно он сказал что-то смешное, и, подобравшись поближе, всем телом прижалась к нему и поцеловала прямо в губы. Граф почувствовал привкус джина.
По крайней мере уже в одном они схожи.
Женщина провела рукой с длинными ногтями по его бедру, и граф почувствовал прилив желания. Он займется с ней любовью. Он решил это, как только увидел эту женщину. Он возьмет ее этой ночью и освободится от страсти к Элизабет Вулкот, сводящей его с ума.
Как только желание его будет удовлетворено, память о том поцелуе в саду поблекнет. Все вернется на круги своя, и Элизабет снова станет его подопечной, и не более. Эта рыжеволосая девка ему в этом поможет.
Наклонившись, граф поцеловал ее в губы, сожалея о том, что вкус их не столь сладок, как тех, что ему довелось целовать в последний раз.


Тетя Софи поднялась с софы с серебристой обивкой, стоявшей перед камином великолепно обставленной гостиной, которую граф любезно предоставил в их с Элизабет распоряжение. Это была изысканная комната в серо-голубых тонах с камином из серого мрамора.
— Что ж, дорогая, пожалуй, я пойду спать. Косточки мои уже не такие молодые, как прежде, и требуют отдыха. — Зевнув, тетя Софи прикрыла рот пухлой ладошкой. — Спокойной ночи, моя милая, увидимся утром.
— Спокойной ночи, тетя Софи.
Дверь в спальню старушки закрылась, и Элизабет осталась одна. Она смотрела на красно-оранжевые язычки пламени, лизавшие каминную решетку, и думала о том, как было бы хорошо, если бы она тоже могла заснуть. Если бы любопытство не снедало ее весь вечер, не подталкивало к черной лестнице, призывая спуститься вниз и посмотреть, чем занимаются Рейвенуорт и его гости.
Она понимала, что не должна этого делать. Хорошо воспитанной молодой девушке нельзя даже мысли допустить о том, чтобы следить за графом и его беспутными друзьями. Но с каждой минутой желание это возрастало, пока наконец Элизабет не встала и не направилась к двери.
Она просто спустится вниз и нальет себе стакан молока, чтобы побыстрее заснуть, а проходя по холлу, между делом определит, где расположился Рейвенуорт и его гости, и на секундочку заглянет в комнату.
Только на секундочку, ведь нельзя же допустить, чтобы ее застали за этим постыдным занятием.
И потом, если она краешком глаза посмотрит, чем занимается граф, кому от этого будет хуже?
Так и не ответив на этот вопрос, Элизабет тихонько проскользнула к черной лестнице. Маршрут этот был ей хорошо известен и отработан: она пользовалась им десятки раз. У двери, ведущей в сад, стоял на посту один из охранников. Вернее, сидел, склонив голову на грудь и тихонько посапывая. Элизабет прошла мимо него на цыпочках и направилась дальше по коридору. В гостиных, расположенных внизу, никого не было. Элизабет прошла на кухню, налила в глиняный кувшин молока и направилась в холл, ведущий в другое крыло дома.
Издалека до нее донеслись приглушенные голоса и пронзительный женский смех. У Элизабет исступленно забилось сердце. Похоже, они находятся в розовой гостиной — огромной, богато украшенной комнате, расположенной в самом дальнем конце портретной галереи. В гостиную эту редко кто захаживал. Неслышно ступая, Элизабет направилась туда.
Подойдя к высокой позолоченной двери, она приложила к ней ухо. Из-за двери донесся тихий прерывистый шепот. Интересно, там ли граф, подумала Элизабет, и от ужаса, что он может там оказаться, к горлу подкатила тошнота. Взявшись рукой за большую серебряную ручку, Элизабет повернула ее влево. Послышался тихий щелчок, и дверь приоткрылась.
Элизабет была уверена: представшую перед ней картину она не забудет до конца дней своих. От неожиданности у нее даже перехватило дыхание. Развернувшаяся перед ней сценка, казалось, была списана с «Божественной комедии» Данте и воплощала ад — размалеванные полуголые девки и пьяные полуобнаженные мужчины. Рука Ричарда Тернера-Уилкокса под юбкой одной из девиц, другая девка, с голой грудью, расположилась на коленях барона Сент-Джорджа и покрывала поцелуями его жирную шею.
Элизабет судорожно сглотнула. Руки ее затряслись так сильно, что молоко выплеснулось из кувшина прямо на мраморный пол. Она принялась молить Господа о том, чтобы Николаса не оказалось в этом вертепе.
Не в силах оторвать взгляда и ругая себя за это, Элизабет осмотрела комнату. Грудь ее пронзила острая боль: Николас был там. Он возлежал в самом дальнем конце гостиной на софе с бархатной обивкой, пригвожденный к ней роскошным телом стройной рыжеволосой женщины. Платье женщины было расстегнуто, и смуглые пальцы графа ласкали ее грудь. Белая гофрированная рубашка распахнулась у графа на груди, и девица поглаживала его шею, одновременно жадно прильнув к его губам.
Элизабет покачнулась и побледнела. Пальцы соскользнули с дверной ручки, и дверь распахнулась. Элизабет тихонько вскрикнула, и глиняный кувшин с молоком выпал у нее из рук и с громким стуком ударился об пол.
Несколько человек повернули головы в ту сторону, откуда донесся шум, но Элизабет смотрела лишь на одного из них — Николаса. Он же словно не верил своим глазам. Слезы мешали Элизабет видеть развернувшуюся перед глазами сцену отчетливо, она не в силах была пошевелиться, лишь переводила взгляд с Николаса на рыжеволосую женщину. Яростно выругавшись, Николас вскочил с дивана, да так стремительно, что его подружка упала.
— Черт подери! — пробормотала она, но Николас, не обращая на нее внимания, уже несся к двери.
Круто повернувшись, Элизабет бросилась бежать. Ноги ее скользили по мраморному полу, но она упрямо мчалась вперед. Завернув за угол, она понеслась еще быстрее — пол здесь был уже не таким скользким. Еще один поворот, потом еще…
— Элизабет, подождите! — донесся до нее голос Николаса. Шаги его громыхали следом.
Краешком глаза Элизабет заметила, что он завернул за угол. Рубашка расстегнута, черные взъерошенные волосы упали на глаза.
— Оставьте меня в покое!
Она свернула в коридор, в конце которого находилась дверь, ведущая в сад. Выскочив на воздух, она не оглядываясь помчалась дальше. Не останавливаясь, Элизабет добежала до высокой березы, растущей у дальней стены сада, и остановилась, почувствовав острую боль в боку. Лицо ее было мокрым от слез, грудь тяжело вздымалась, к горлу подкатывала тошнота.
Рухнув на кованую скамейку, Элизабет уткнулась лицом в ее холодную спинку и зарыдала.
— Элизабет? — раздался хрипловатый голос Николаса Уорринга.
Элизабет не видела его, но догадывалась, что он стоит на тропинке всего в нескольких футах от нее. Она слышала его тяжелое дыхание, но не могла заставить себя взглянуть на него.
— Уходите, — прошептала она. — Прошу вас… уходите.
Он не ответил. Прошло несколько долгих секунд. Наконец Элизабет обернулась: Николас по-прежнему стоял на дорожке.
— Простите меня, — проговорил он. — О Господи! Как мне жаль, что все так получилось!
Элизабет покачала головой. Сердце болело невыносимо, словно Николас растоптал его. Но он не должен догадаться, какую сильную боль причинил ей. Она вскинула голову и гордо выпрямилась.
— Вы говорили, чтобы я сидела в своей комнате. Нужно было… вас послушать.
Она прерывисто вздохнула, надеясь, что в темноте не видно ее залитого слезами лица. Ну как, как он мог с такой страстью целовать ее в саду, а потом заниматься любовью с совершенно незнакомой женщиной?!
Николас сделал к ней шаг и протянул руку, словно собираясь коснуться ее. Элизабет вся сжалась, и рука его упала.
— Элизабет, прошу вас… Я знаю, что вы обо мне думаете, и не виню вас. — Голос его прозвучал хрипло, словно ему больно было произносить каждое слово. — До тех пор пока не увидел в дверях вас, я и не подозревал, насколько низко пал.
Элизабет не ответила. У нее было единственное желание: чтобы он ушел.
— Вы меня предупреждали, — повторила она, ненавидя себя за то, что не послушалась, что позволила себе думать о графе лучше, чем он есть на самом деле. — Я сама во всем виновата. — И с ужасом услышала, как дрогнул ее голос. — Я не должна была спускаться вниз.
В глазах Николаса промелькнула какая-то искра. Он крепко сжал кулаки, но не двинулся с места.
— Да, вы не должны были, — тихо проговорил он. — А я не должен был развлекаться в этом доме, в моем родовом поместье, с проститутками. Могу лишь пообещать вам, что с первыми лучами солнца ноги их здесь не будет. И еще я даю вам слово, Элизабет, что больше ничего подобного в этом доме не случится.
Элизабет молча смотрела на него, стараясь не вспоминать, как рыжеволосая публичная девка ласкала его шею, как рука его теребила ее соски.
Николас поднял голову вверх, взглянул на темное ночное небо, потом перевел взгляд на Элизабет. Она понимала, что, как ни старается скрыть боль, чувствовать которую вообще не имеет права, та явственно читается у нее на лице.
— Мне даже думать не хочется о том, что вы видели всю эту мерзость, происходящую в комнате. — Он помотал головой, и лицо его исказила гримаса боли. — Я даже не хотел ее, — добавил он так тихо, что Элизабет едва расслышала.
Она вытерла щеки.
— Тогда зачем же вы…
— Я думал, это поможет мне забыть… — полным раскаяния голосом прошептал граф. — Надеялся, что перестану думать о женщине, которую страстно желаю, но не могу иметь.
Сердце Элизабет сжалось.
— Леди Дэндридж… — уныло проговорила она.
— Нет, Элизабет. — Пронзительный взгляд его серебристых глаз, казалось, видел ее насквозь. — Женщина, которую я страстно хочу, — это вы.
У Элизабет на секунду остановилось сердце, и стало нечем дышать. Наконец она едва слышно прошептала:
— Я? И поэтому вы меня целовали в саду?
— Я был зол на вас тогда… Но в общем-то да, я поцеловал вас именно поэтому.
Элизабет отвернулась.
— Трудно поверить, что вы занимались любовью с той женщиной, потому что хотели меня.
Он проследил за ее взглядом — через весь сад до высокой каменной стены, — потом снова взглянул на Элизабет.
— Я хочу вас, Элизабет. Хочу с тех пор, как впервые увидел вас. И я занимался любовью с той женщиной, потому что я дурак.
Элизабет молчала. Она глядела на Николаса и старалась убедить себя, что лицо его сведено вовсе не судорогой боли.
— Я знаю, что испугал вас. Не бойтесь, Элизабет, я никогда не воспользуюсь преимуществом своего положения. Я не хочу вас обидеть, Элизабет. И я сделаю все, чтобы этого не произошло. Сегодня… сегодня я совершил ужасную ошибку.
Элизабет по-прежнему молчала.
— Надеюсь, со временем вы найдете в себе силы простить меня.
Он постоял еще несколько минут, показавшихся Элизабет вечностью, и, повернувшись, зашагал к дому.
Элизабет смотрела ему вслед, чувствуя, будто из нее вынули сердце. Он хочет ее… Так же как она хочет его. Впрочем, Элизабет понимала, что ее влечет к графу не просто желание, а нечто большее. Подобно Мириам Бичкрофт и дюжине других женщин, она пала жертвой обаяния Беспутного графа.
Элизабет устало поднялась со скамьи. Ноги у нее все еще дрожали. Перед глазами стояла картина: Николас в объятиях рыжеволосой девки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грешные обещания - Мартин Кэт



отличная книга, мне очень понравилась
Грешные обещания - Мартин КэтЕкатерина
3.04.2012, 20.45





Ochen ponravilsa roman. Nu i smelaya devushka eta Elizabet!
Грешные обещания - Мартин КэтAfa
19.04.2012, 16.40





Роман и правда очень хороший, и интересный! Оказалось много неожиданных "поворотов". Правда конец немного затянут.
Грешные обещания - Мартин КэтKatrin
13.02.2013, 20.19





Ой, напереживалась. Отличный роман!
Грешные обещания - Мартин КэтАнна
28.03.2013, 15.31





Роман и правда неплох,толко с побегом както наивно и глупо получилось.
Грешные обещания - Мартин КэтНюта
30.03.2013, 6.34





очень даже хорошо
Грешные обещания - Мартин Кэтнюша
13.05.2013, 13.04





Приключения и любовь... то что нужно! 10
Грешные обещания - Мартин Кэтелена:-)
25.02.2014, 22.40





Бесподобно! Получила огромное удовольствие от чтения! Легкий язык и слог, интересный сюжет, отличные герои. Ник - сын графа, осужденный за убийство и сосланный на Ямайку на 7 лет, вернувшись в Англию ведет беспутный образ жизни. Он одинок, и в глазах общества создал себе славу хуже, чем на самом деле есть. А на самом деле он очень честный, мужественный, добрый и благородный, радостно, что все эти качества он не растерял в ссылке. Мне его было очень жалко, прониклась я его болью и одиночеством, мечтами о семье, наследнике.rnЭлизабет - вот люблю я таких героинь! Верная, сильная, любящая, преданная, и пусть она до конца не уверена в его чувствах к ней, но готовая ради любимого на все, даже подвергнуться остракизму общества, ради возможности быть вместе, даже устроить побег из тюрьмы любимого(это было немного наивно и все как-то до глупости просто получилось) и бежать с ним из страны!!! Все равно где жить, ведь мир огромен, но главное вместе!!! Читала и восхищалась девушкой! Поверила я в их любовь! Именно любовь, основанная на дружбе, уважении, доверии, взаимопомощи, а не на плотской страсти, хотя и не без этого! И можно с уверенностью сказать, что их союз навсегда! И ни какие бури и штормы им не страшны, ибо они черпают силу в своей любви! 10/10
Грешные обещания - Мартин КэтNeytiri
10.04.2014, 14.34





Великолепный роман.Читалось так,что даже на минутку не хотелось отрываться!10 баллов.
Грешные обещания - Мартин КэтНаталья 66
11.04.2014, 12.18





интересный.9 баллов.
Грешные обещания - Мартин Кэтчитатель)
2.05.2014, 10.51





Прекрасная любовь, местами от горя и счастья были слёзы - написано так будто проживаешь это сама! Тут не поставить оценку, но это отличная книга!
Грешные обещания - Мартин КэтАнна
20.08.2014, 20.18





чудеснейший роман очень интересный нет слов чтобы выразить какие чувства вызывает этот роман когда читаешь его очень понравился любовь - красивая искренняя чувства прекрасные герои бесподобны главная героиня умничка так любить и отдавать себя без остатка любимому - это волнующе прекрасно и чувственно ни один мужчина не может устоять перед этим и главный герой этому доказательство
Грешные обещания - Мартин Кэтнаталия
11.09.2014, 12.59





чудеснейший роман очень интересный нет слов чтобы выразить какие чувства вызывает этот роман когда читаешь его очень понравился любовь - красивая искренняя чувства прекрасные герои бесподобны главная героиня умничка так любить и отдавать себя без остатка любимому - это волнующе прекрасно и чувственно ни один мужчина не может устоять перед этим и главный герой этому доказательство
Грешные обещания - Мартин Кэтнаталия
11.09.2014, 12.59





Неплохо
Грешные обещания - Мартин КэтВикушка
21.09.2014, 10.48





Хороший роман, но ....немного затянут
Грешные обещания - Мартин КэтОльга
14.11.2014, 8.07





Собой роман очень даже не плох. Читайте не пожалеете!!!
Грешные обещания - Мартин КэтВика
19.12.2014, 7.52





Собой роман очень даже не плох. Читайте не пожалеете!!!
Грешные обещания - Мартин КэтВика
19.12.2014, 7.52





Очень замечательный роман!Прекрасная история любви,сколько помех было на их пути но любовь их обрела только силу.Читайте,кстати про герцога Рэнда тоже есть роман"Ни о чём не жалея"
Грешные обещания - Мартин КэтАнна.Г
5.01.2015, 23.08





Хороший романчик. Даже прослезилась в конце)))
Грешные обещания - Мартин Кэтalina
6.07.2015, 23.04





видимо меня одну бесит гг-ня. только начала читать, а уже на нервы действует.((((
Грешные обещания - Мартин Кэтлёлища
3.10.2015, 18.29





Дочитала роман.Что сказать, настолько затянут,что не помню начала.Сюжет ничего,но затянут до невозможного,с 15 главы,просто пробегала глазами.
Грешные обещания - Мартин Кэтнюша
18.12.2015, 21.49





Очень достойный роман, Мне понравилось. Можно оценка-10!
Грешные обещания - Мартин КэтАнастасия
24.01.2016, 17.02





хочу составить оценку правильно, а не на 1х эмоциях. и так начну:rn1. жанр романтика и немного детектива- ро моему это +.rn2. сюжет очень захватывает и не бонален +rn3. главная героиня- умная, красивая девушка которая не вешается гг на шею, с характером, это +rn4. главный герой секси. +rn5. у каждого своя небольшая история+rn6. секс не расписан ни как, кому то нравится ну а кому то нет, так что +-rn7. ну не верю я что так кардинально меняются мужчины, хотя как сказка сойдет. +rn8. немного все затянуто-rn9. кто убийца сразу ясно, особой интриги нет-rn10. концовка чуть размыта, но все равно мило +.rnв общем впечатления от романа средненькое, не скажу что вау, но и неплохо. rnпочесть стоит, но разок.rn так что я ставлю 8
Грешные обещания - Мартин КэтТомоэ
2.03.2016, 23.07





8 баллов. Интересный роман, но не более, есть некоторые шероховатости. rnЯ чаще всего оцениваю роман опираясь на эмоции. Конечно во многом впечатление от романа зависит от начального эмоционального состояния, но тем не менее я считаю, что это наиболее верный критерий для оценки литературы в жанре ЛР. Не могу сказать, что этот роман запомнится на долго и сомневаюсь, что буду его перечитывать.
Грешные обещания - Мартин КэтНюша
5.03.2016, 2.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100