Читать онлайн Дерзкий вызов, автора - Мартин Кэт, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дерзкий вызов - Мартин Кэт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 77)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дерзкий вызов - Мартин Кэт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дерзкий вызов - Мартин Кэт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Кэт

Дерзкий вызов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Настал день венчания. Утро выдалось серое и тусклое. Такое же, как ее настроение. По дороге в церковь Александра была мрачной и задумчивой. Элегантный черный экипаж брата с фамильным гербом Стоунли – медведем и золотистой змеей на дверце – проезжал по окутанной туманом дороге. Александра в бледно-голубом шелковом платье с высокой талией сидела как деревянная на обитом бархатом сиденье рядом с Джо. Невестка то и дело подбадривала ее, пожимая руку:
– Если ты любишь его, то все будет хорошо.
Джослин повторяла это как заклинание. Ее уверенность основывалась на собственном опыте. Они с Рейном не сразу приладились друг к другу. Вначале у них были невероятные разногласия, которые они, однако, преодолели и с тех пор жили в любви и согласии. За это судьба послала им очаровательное дитя, теперь уже годовалого мальчика, и они подумывали об увеличении семьи. Джо полагала, что если ей удалось найти счастье с мужем, то и Александра сможет познать любовь с графом.
Естественно, Джослин не представляла, каков Дамиан на самом деле. Она не знала того, что было известно Александре. Ни Джо, ни Рейн не подозревали, насколько Фэлон несправедлив и жесток, чудовищно беспощаден и опасен. Однако исходившая от него опасность в то же время вызывала у нее интерес и притягивала к нему, как мотылька к сжигающему огню. Александра поняла это в тот момент, когда впервые увидела Дамиана Фэлона. Он был очень скрытной личностью. Ее это возбуждало. Ей хотелось изучить его, добраться до истинной сути этого человека. Правда, могло оказаться, что непостижимого мужчины, пробудившего ее от безмятежного сна и подчинившего своей воле, вовсе не существовало.
У нее не было возможности узнать Фэлона за столь короткое время. Ей довелось наблюдать его лишь мимоходом, бросая незаметные беглые взгляды. О каких-то качествах она могла судить по его поведению, манере держаться. Она никогда не видела, чтобы граф дурно обращался со слугами, кем-то помыкал или плохо отзывался о людях.
И необычайное впечатление произвели на нее его прикосновения, когда Дамиан застегивал ее платье. Александра запомнила также его внимание, пока он помогал ей в таверне спускаться с лестницы. Незабываемыми были первый поцелуй под луной, а также короткий ночной эпизод, когда Дамиан забыл про гнев и отпустил ее.
Потом он весьма неожиданно повел себя при встрече с лордом Бичкрофтом. Почему-то Фэлон забеспокоился, что об их свидании станет кому-то известно.
Но может быть, ничего этого не было?
Александра выглянула из оконца. Дорогу развезло, так что из-под колес вылетали тяжелые комья черной грязи. Трава у обочин стояла в воде до уровня лодыжки. Одни гуси чувствовали себя привольно при такой погоде. Они с важным видом расхаживали вперевалку по колеям, заполненным водой.
Девушка подумала о Рейне, о его мрачном настроении в последние три дня. Наверное, еще не поздно отменить венчание. Она могла открыть ему правду или по крайней мере часть ее. Можно было сознаться, что она все еще девственница и согласилась выйти замуж за этого человека, чтобы не навредить ему, своему родному брату. У нее была другая возможность уговорить его не бросать вызов лорду Фэлону. Она могла просить, умолять и привлечь на помощь Джослин.
Рейн должен был их послушаться.
С другой стороны, Александра хорошо знала неукротимый характер брата, и поэтому полной уверенности у нее не было.
Александра с содроганием думала об ожидающей ее жизни. Однако она со смирением воспринимала все происходящее. Избранный путь казался ей почти предопределенным. Хотя девушка и понимала, что легко может сжечь себя, подобно крошечному ночному мотыльку, ее все равно влекло к опасному пламени.
– Мы приехали, Алекс. – Ласковый голос Джослин нарушил ход ее мыслей. – Постарайся не думать о плохом. Отбрось все тревоги, дорогая. Если ты не питаешь к нему особых чувств, совсем необязательно сразу ехать к нему. Поступай, как подсказывает сердце. Женщине иногда не вредно положиться на свои чувства.
Слова невестки ободряли и придавали смелости, тем более что ей вспомнилась ужасная игра лорда Фэлона, в которой он был намерен победить. У нее вдруг возникло щемящее чувство, как будто она попала в западню.
Позади старой деревянной церквушки стояла увитая плющом часовня. Дамиан ждал у входа. Много лет, чуть ли не со дня похорон отца, он не бывал в храме. Тогда ему, одинокому, осиротевшему мальчику, было девять лет. Он старался сохранять мужество, борясь с искушением уцепиться за материнскую юбку. Потом молча шел за гробом, который несли обратно в замок, чтобы зарыть на принадлежавшем семье участке земли. Отец, насколько он помнил, любил это место на холме, откуда открывался вид на море. Оттуда они вместе любовались водной гладью, и во время похоронной процессии эти воспоминания помогали мальчику сохранять самообладание.
Ветер шевелил его волосы, пока он стоял у могилы, стараясь не заплакать. Мальчик боялся обронить слезу, потому что с той минуты становился главой семьи. Он бросил пригоршню земли на крышку гроба и пошел за матерью в дом, желая успокоить ее и надеясь, что она разделит его горе.
Напрасно Дамиан рассчитывал на утешение. Вместо этого мать оставила его в одиночестве. На следующий день она собрала свои вещи и, наскоро попрощавшись, уехала в Лондон. Мать объяснила, что ей нужно приобрести одежду черного цвета и пожить вдали от замка, где все напоминало об утрате.
Это была первая из ее бесконечных поездок. После отъезда матери Дамиан впервые осознал, с каким безразличием она в действительности относилась к нему. В его жизни произошел поворот. Вспоминая те дни, он глядел на алтарь и думал, что сейчас произойдет важнейшее событие в его жизни.
Непонятно, как его осенило обзавестись женой. Графа никогда не интересовали сколько-нибудь прочные отношения с женщинами. Что, если Александра нарожает ему кучу детей? Как бы он ни старался, вероятность появления потомства в результате их союза не исчезнет. Если это произойдет, то каким он будет отцом? Конечно, из него не получится такого преданного семьянина, каковым был его отец. С полной уверенностью можно сказать, что таким родителем, какого Бог послал ему на первые девять лет жизни, ему не стать.
Фэлон осмотрел часовню, мерцающие свечи, обтянутый белым алтарь, позолоченный потир на помосте рядом с раскрытой Библией. В нескольких шагах от него коренастый лысый священник тихо беседовал с высоким и крепким виконтом. Рейн Стоунли приехал раньше и не преминул повторить свое предостережение.
– Будьте к ней добрее, – пригрозил он, – иначе не ждите пощады. Во всей Англии не найдется клочка земли меньше квадратного дюйма, где бы я не разыскал вас.
Дамиан подумал об Александре и клятве, которую предстояло произнести. Он понимал, что ему не следует находиться здесь. На его месте следовало отказаться от венчания. Нужно испытать судьбу на дуэли, отказаться от Александры Гаррик и навсегда забыть об этой несуразной истории.
Однако при мысли о том, что сейчас в дверь войдет Александра, кровь ударила ему в голову. Он пригладил лацканы темно-синего фрака, но не потому, что в его костюме было что-то нарушено, а чтобы чем-то занять руки. Затем граф поправил галстук и белоснежные манжеты батистовой сорочки.
Может, его невеста еще и не придет.
Казалось, это невозможно, но его напряжение возросло, как только она наконец показалась в дверях. Вместо ожидаемого ощущения неловкости Дамиан почувствовал облегчение. Происходящее волновало его. Александра возбуждала в нем странные чувства, и это заставляло его сердиться. В какой-то момент он даже почувствовал себя растерянным, одиноким мальчуганом. Вероятно, поэтому граф приказал себе успокоиться. Он постарался избавиться от неуверенности и принять независимый вид.
– Доброе утро, любимая. – Фэлон улыбнулся и подошел к тому месту в дверях, где она остановилась, переминаясь от волнения. – Вы как всегда очаровательны.
Он говорил правду.
Хотя ее щеки были бледны и светло-голубое платье слегка измялось', граф подумал, что она поразительно красива.
– Спасибо, – сдержанно ответила девушка.
– Вы не очень пунктуальны. Я, было решил, что вы, возможно, передумали.
– С чего бы это? – сказала она с немного обиженной улыбкой.
Дамиан усмехнулся.
– Действительно, с чего? – Он повернулся к лысому священнику. – Может быть, пора начинать? У нас впереди длинная дорога. Дай Бог, если мы за два дня доберемся до замка.
В нескольких шагах от приземистого священника стояла его жена, а рядом с ней – широкоплечий виконт со своей милой супругой. Кроме них, в часовне никого не было.
– В замок? – повторила Александра, побледневшая еще сильнее, чем раньше. – Вы хотите сказать, что мы поедем на побережье сегодня же?
– Мне казалось, что это для вас не новость. Я уже управился со всеми делами, так что настало время возвращаться к своим обязанностям, я и так слишком долго отсутствовал. Мы уедем отсюда сразу же, как только святой отец завершит церемонию.
– Но я думала, что мы вернемся в Стоунли и побудем там хотя бы день-два. У меня даже не собраны чемоданы.
Он заглянул в ее глаза цвета сочной листвы и прочел в них отчаяние. Неужели она так сильно ненавидит его? Подумав об этом, Дамиан рассердился и заставил себя подавить остатки жалости.
– Ваша золовка соберет ваши вещи и пришлет в гостиницу, где мы остановимся.
– Но…
– Брачная ночь все равно не за горами. Можете в этом не сомневаться, Александра. Наступит она для вас сегодня или в конце следующей недели – разница небольшая.
Девушка отвела глаза, но прежде граф успел заметить блеск показавшихся слез. При виде ее отчаяния внутри его что-то словно надорвалось.
– Будем считать, что этот вопрос решен, – сказал Фэлон угрюмо, но после слегка пожал ей пальцы и осторожно взял под руку.
Александра чувствовала себя окончательно сломленной. Граф выглядел рассерженным и отчужденным, тогда как ему следовало быть довольным. Как-никак он удовлетворил свое самолюбие. Разве не он одержал победу в игре? Скоро Дамиан станет владельцем ее состояния, и ей придется выполнять свои супружеские обязанности.
Александра никогда не сможет понять этого человека. Не научится распознавать, что происходит в его душе. Что у него на уме сейчас, размышляла она, и как он обойдется с ней сегодня ночью?
Когда граф подвел ее к алтарю и встал рядом, тревога сдавила девушке грудь. Тем временем священник нараспев произнес слова, провозглашавшие их мужем и женой. Помещение с низким потолком словно потускнело и окрасилось в мрачные серо-синие тона. Бледно-голубое платье неожиданно стало неудобным я словно душило Александру.
Краешком глаза девушка заметила хмурое выражение лица Рейна, потом она посмотрела на Джослин, пытавшуюся улыбаться сквозь слезы. Позади священника на алтаре поблескивали свечи. Одна из них с оплывшим в чашечку воском вдруг забрызгала шипящими каплями и через секунду погасла.
Александра собралась с духом и срывающимся голосом повторила клятву. Потом стала вслушиваться в слова графа, с поразительной четкостью произносившего свой обет. Когда с этой частью обряда было покончено, он поднял короткую воздушную вуаль, покрывавшую ее густые каштановые волосы, обнял и поцеловал жену в губы.
Вместо предполагаемого холодно-сдержанного прикосновения ее ожидал нестерпимый огонь. Властный, дурманящий поцелуй вызвал у Александры головокружение. У нее от смущения заполыхали щеки. Она мечтала дать ему пощечину и согнать улыбку с красивого, надменного лица. Ей хотелось повернуться и убежать из церкви, но в то же время хотелось, чтобы он вновь поцеловал ее.
Выражение его лица слегка изменилось. Граф стал чуть суровее, и она опять задумалась. Какие коварные планы вынашивает он теперь?
– Александра, – сказала Джо, ласково обнимая невестку, промокая слезы и, как неисправимая оптимистка, радостно улыбаясь, – прими наши поздравления. Мы от всей души желаем тебе счастья.
– Да… – добавил Рейн, – ты знаешь, что мы хотим тебе добра.
Александра заставила себя улыбнуться.
– Спасибо.
Священник с женой тоже произнесли поздравления. Затем были поставлены все необходимые подписи, и через несколько минут новобрачные собрались уезжать.
– До скорой встречи в родном доме, – сказал им Рейн, обнимая могучей рукой талию жены и уводя ее к выходу.
Александра подняла глаза на графа, потом посмотрела на брата.
– Рейн, я… боюсь, что так не получится. Лорд Фэлон хочет, чтобы мы уехали.
– Что?! – громовым голосом вскричал виконт.
– Нет, вы не можете просто так покинуть нас, – вмешалась Джо. – Мы приготовились отпраздновать это событие. Приедут леди Джейн с герцогом и еще несколько близких подруг Александры. – Она умоляюще посмотрела своими темными глазами на графа. – Пожалуйста, лорд Фэлон. У женщин венчание бывает только раз в жизни.
Граф прочистил горло. Александра подумала, что услышит слова отказа.
– Я полагаю, – между тем сказал он, – нам все равно придется где-то перекусить. В нашем распоряжении несколько часов. Поэтому я не вижу особых препятствий, мешающих нам ненадолго задержаться здесь. Джослин просияла от радости. Она усмотрела в уступке графа нечто обнадеживающее в отношении будущего своей золовки.
– Мы вам очень благодарны, милорд, – сказала она.
Их пребывание в Стоунли продлилось намного дольше, чем ожидала Александра. Гостей набралось человек двадцать. Они один за другим преподносили подарки. Стол ломился от яств. По случаю торжества в Западном салоне для них музицировал приглашенный из Лондона пианист.
Граф вел себя приветливо, хотя и несколько сдержанно. Фэлон принимал поздравления даже с большей галантностью, чем Александра могла предположить. Все это время он стоял подле нее и улыбался с безупречной учтивостью придворного, так что она почти поверила, что не совсем ему безразлична. Однако она не могла не вспоминать о том, что граф женился на ней, желая избежать пули. Может быть, к тому же он хотел завладеть ее деньгами. Как бы то ни было, по мере приближения их отъезда Александра чувствовала, что в горле медленно растет комок.
– Рейн, спасибо тебе за все. – Стоя на широких каменных ступенях перед входом в дом, Александра приподнялась на цыпочки и поцеловала брата в щеку. Он же крепко обнял ее. Потом она наклонилась к Джо и обняла ее. – Я безумно люблю вас обоих.
Рейн отвел взгляд. Джослин приложила платок к глазам.
– Напиши нам при первой возможности, – сказала она.
– Береги себя, – с мрачным видом добавил Рейн.
– Постараюсь, – пообещала Александра.
Рейн, к ее удивлению, протянул руку лорду Фэлону. Тот, в свою очередь, удивил ее тем, что ответил на рукопожатие.
– Желаю счастья, – сказал ее красавец брат.
– Спасибо, – ответил граф.
Александра приняла его руку и собралась уходить, как вдруг увидела Джейн Торнхилл, пробиравшуюся к ней сквозь кольцо друзей. Словно угадав мысли жены, граф отошел в сторону, давая им возможность остаться на минуту одним.
– Мне будет тебя недоставать, – сказала Джейн, нежно обнимая подругу. – Надеюсь, когда-нибудь ты меня простишь.
– Прощу тебя?
Александра послала ей записку, в которой сообщила правду о том, что произошло в гостинице. Джейн прислала ответ с выражением сочувствия и поддержки.
– Если бы я могла предположить… если бы я только на минуту могла допустить, что все так обернется…
– Не надо, Джейн, – остановила ее Александра. – Ты здесь ни при чем. Это моя ошибка. Исключительно моя, и ничья больше. Если бы я с самого начала послушала тебя, ничего подобного бы не случилось.
– Боже мой, Алекс! Что ты собираешься делать?
– То же, что делала бы в том случае, если бы брат сам подобрал мне мужа. Придется смириться. Я постараюсь стать графу примерной женой и буду молить небо, чтобы он тоже оказался достойным мужем.
Джейн только кивнула. В глазах у нее стояли слезы.
– Вы готовы? – спросил граф.
Для женщины Александра обладала достаточно высоким ростом, но лорд Фэлон был намного выше. Кроме того, он был еще и крепок. Каждая клетка его тела излучала силу и мощь. При той усталости, какую Александра накопила за день, в этот раз она была благодарна ему за помощь.
– Я готова.
Из-за наступившего похолодания им пришлось сменить легкий экипаж графа на дорожную карету Стоунли. Граф помог ей подняться внутрь, после чего подсадил ее маленькую горничную Сару.
Рейн настоял, чтобы Александру сопровождала опытная служанка, за что она была ему чрезвычайно признательна. Она хорошо знала Сару, и у них были достаточно доверительные отношения. Невысокая пухленькая блондинка была не горничной, а скорее компаньонкой для ее невестки. Джослин приютила девушку-сироту после того, как та в поисках средств к существованию оказалась на лондонских улицах. Сара быстро научилась всему, что от нее требовалось, и успешно справлялась со своими обязанностями. Она была жизнерадостной и уравновешенной. В непривычной обстановке замка Фэлонов присутствие Сары должно было помочь Александре освоиться и напоминать о доме и семье.
Александра смотрела через окошко в сторону огромного каменного особняка Стоунли, где прошло ее детство. Друзья, стоявшие у массивных двустворчатых дверей, махали им на прощание. Лакеи заняли места с задней стороны кареты, и кучер уселся на свое сиденье. Затем невысокий человек подхватил поводья и стегнул четверку крепких гнедых. Экипаж выкатил через тяжелые железные ворота и направился в сторону Лондона, чтобы оттуда продолжить путь дальше на побережье, до Фолкстона.
Предполагалось, что они остановятся на ночлег в гостинице «Белый лебедь» недалеко от Вестерхэма. Этой ночью граф должен заявить свои супружеские права. У нее было время подготовиться и попытаться представить себя в роли счастливой новобрачной. Однако от этих мыслей ее бросало то в жар, то в холод.
Фэлон опять победит.
Она снова задавала себе вопрос: что он захочет получить от нее, прежде чем закончится эта игра?
Дамиан наблюдал за женой со своего места. Она переоделась в дорожное платье. Ее неповторимые каштановые волосы были зачесаны назад и убраны под серую шляпку того же тона, что и платье. Довольно сдержанный наряд, бледность и налет усталости в глазах придавали ей безучастный и отстраненный вид. Скрывавшееся за всем этим напряжение угадывалось по тому, в какой скованной позе она сидела и как сильно прижимала к коленям свой ридикюль.
Дамиан, нахмурившись, смотрел на тусклые желтоватые проблески в надвигающейся темноте. Похоже, они не доберутся до гостиницы даже за несколько часов. От такой немилосердной гонки лошади выдохнутся. Александра уже сейчас, судя по виду, лишь с грехом пополам сможет подняться по лестнице. Чего после этого ожидать от нее в постели? Едва ли в таком состоянии они испытают от близости радость. Значит, этот вечер будет больше похож на поминки, нежели на праздник. Нетрудно вообразить, каков будет ее ответ. И все же Дамиан пообещал себе, что овладеет ею.
Ожидание и так затянулось. Питер слишком долго оставался не отомщенным. Какое-то время Дамиан чувствовал себя не в своей тарелке из-за решения с женитьбой. Он испытывал нечто большее, чем неуверенность и неловкость. В нем отсутствовала прежняя твердость, он как-то размяк. Александра теперь у него в руках, и он собирался лишить ее невинности. Будет ли она усталой или нет, захочет покориться или станет сопротивляться, он пробьет эту брешь и покончит с волокитой.
Во всяком случае, так Фэлон говорил себе по дороге. Незадолго до полуночи они добрались наконец до гостиницы. Он взял руку своей юной жены и помог ей выйти. Она пошатнулась и едва не упала к нему на руки.
Фэлон повел ее по лестнице в маленькую спальню над залой, повторяя про себя слова клятвы. То же самое граф сделал, когда отпер дверь. Однако вместо того чтобы остаться, как собирался вначале, он передал ее на попечение маленькой белокурой горничной, не забыв сделать соответствующий наказ.
– Ее светлости потребуется ваша помощь перед сном, – сказал он. – Побудьте с ней. Я распоряжусь, чтобы вам обеим принесли что-нибудь поесть. Позаботьтесь о графине, чтобы у нее было все необходимое.
Недосказанным осталось только то, что он присоединится к ней. Обет, данный во время венчания, должен быть исполнен этой же ночью.
Дамиан ни на мгновение не забывал о своей цели. Видит Бог, он добьется своего.
Между тем, пока граф пил бренди у камина внизу, перед его мысленным взором по-прежнему стояло красивое лицо Александры. Он видел усталость и бледность в очаровательных чертах, а также скованность от огромного напряжения. Внезапно в его перегруженное сознание вторглась жалость. Потом к этому чувству примешалось что-то еще.
Фэлон перебирал в памяти разные эпизоды: как обменивался с ней жаркими поцелуями – глубокими, страстными, порождавшими ощущение близости, обещавшими божественный апогей вспыхнувшего в них обоих желания. И тогда он неожиданно понял, что она нужна ему не на одну ночь. Дамиан хотел от нее большего, нежели кроткое подчинение, когда он привычными движениями станет проторять дорогу между ее красивыми бедрами.
Ему хотелось видеть глаза, горящие от страсти – страсти к нему. Он жаждал вызвать в своей жене такое же сильное влечение, какое испытывал к ней сам.
Подняв рюмку, он допил бренди и повернулся к лестнице, все еще раздумывая, как поступить.
– Боже мой, Сара, где он?
Александра в прозрачной белой рубашке, свадебном подарке Джослин, мерила шагами пол перед камином в небольшой спальне с низким потолком.
– Может, его светлость и вовсе не придет, мисс.
– Придет. Придет хотя бы ради того, чтобы причинить мне страдания. Он не упустит возможности лечь со мной в постель.
– Мне показалось, что граф очень устал. Может, он чувствует, что для мужских подвигов у него сегодня силенок маловато. Или хотел получше подзаправиться, да не рассчитал и переел барашка.
– Говорю тебе – он придет. Обязательно придет. Александра повернулась в очередной раз и метнулась в обратном направлении. На этот раз Сара преградила ей дорогу.
– Ну хватит, моя миленькая. Забирайтесь лучше в постель. – Сара потянулась к шнурку колокольчика. – Я сейчас попрошу, чтобы принесли вам чашку молока и горячего хлеба. А то от этих ледяных простыней окоченеть можно. Вот уложим вас под одеяло и…
– Не надо, Сара. – Александра отрицательно покачала головой. – Иди отдыхай. Незачем тебе сидеть здесь и ждать вместе со мной всю ночь.
– Но…
– Пожалуйста, Сара, иди. Мне действительно лучше побыть одной.
Маленькая блондинка кивнула и, подхватив поднос с остывшей, почти нетронутой бараниной и сыром, пошла к двери. Александра продолжала расхаживать по комнате, ломая голову, почему не идет граф. С одной стороны, она испытывала неимоверное облегчение, с другой странное беспокойство. Может быть, он не хочет ее?
Через несколько часов, так и не дождавшись мужа, она залезла на широкую кровать с пуховой периной и натянула одеяло. Отругав графа за предательство, Александра уронила голову на подушку и моментально уснула. Между тем до рассвета оставались считанные минуты. Едва свет серого утра проник в комнату, как послышался тихий стук в дверь.
– Его светлость просил разбудить вас, – сказала Сара, суетясь. Разница в их возрасте составляла каких-нибудь два года. Но поскольку условия, в которых каждая находилась до недавнего времени, были совершенно несопоставимы, по сути, девушек разделяла чуть ли не целая жизнь. – Он собирается звать кучера и велел нам идти в столовую. Сказал, что позавтракаем и сразу поедем. Граф хочет выехать пораньше.
Если до этой минуты Александра не могла справиться с сонливостью, то теперь окончательно проснулась.
– Пораньше?
Она едва не порвала тонкую рубашку, когда торопливо стаскивала ее с себя. Подойдя к комоду, Александра налила в тазик воды из цветастого фарфорового кувшина и наскоро умылась. Сара уже достала ее дорожное платье из прочной темно-зеленой бумазеи с золотым кантом и короткий жакет из такой же ткани.
– Ну вот и хорошо, – сказала белокурая девушка, когда Александра покончила с умыванием. – Дайте-ка я помогу вам причесаться.
Напрасно прождав графа, Александра так и легла с распущенными волосами. Теперь они растрепались и перепутались. К счастью, Сара расчесала их в два счета и заплела в косу, которую затем уложила узлом на затылке. Как только с туалетом было покончено, Александра распахнула дверь и поспешила вниз.
Дамиан застал ее на лестничной клетке как раз в этот момент – сердитую, с горящими щеками, хотя в целом лицо ее выглядело даже бледнее, чем накануне вечером.
– Где вы были этой ночью? – строгим голосом спросила она, приближаясь к нему. – Почему вы не пришли ко мне в комнату?
Он с иронией изогнул бровь.
– Извините, любовь моя. Если бы я знал, что вы будете разочарованы, ничто бы меня не остановило. Однако вчера мне показалось, что вы предпочли бы скорее увидеть меня в аду, нежели на пороге вашей спальни.
– Я прождала вас полночи и уверена, что вы это знали. А в остальном вы абсолютно правы. Я действительно считаю, что вам самое место в аду, поскольку вы и есть дьявол.
В уголках его рта мелькнула усмешка.
– Коль скоро моя невоспитанность доставила вам столько огорчений, могу заверить, что сегодня не повторю эту ошибку.
Александра передернула плечами.
– Какую бы игру вы ни вели, милорд, она уже подходит к концу. Сегодня, если вы придете ко мне в комнату, у вас ничего не выйдет. Дверь будет заперта.
У него на скулах вздулись желваки.
– Если вы закроетесь от меня, мадам, можете быть уверены, что я взломаю дверь. – Он подошел ближе, но она отшатнулась. – Я намерен взять свое, Александра. Так что готовьтесь заранее.
– Для такого ответственного дела никакого времени не хватит. До конца века не подготовиться.
Первой его реакцией был гнев, сменившийся вскоре раскаянием. Оказывается, она с характером, эта женщина, на которой он женился. По-видимому, в ней есть какое-то мощное начало, подстегивающее к борьбе с любыми трудностями и позволяющее выходить победительницей. Дай Бог, чтобы их брачный союз обошелся без серьезных трений и им не пришлось ломать копий.
Он сидел рядом, пока Александра с холодным видом заканчивала короткий завтрак, состоявший из чашки какао и нескольких вафель. Затем они пошли к экипажу.
Дамиан вздохнул. Он не ожидал, что она так рассердится. По его представлениям, Александра должна была радоваться, что он оставил ее одну. Из-за этого теперь между ними снова возникла неприязнь. Сейчас девушка была явно не в духе и не скрывала враждебности, бросая на него свирепые взгляды и бормоча под нос неподобающие леди слова.
Он чуть было не улыбнулся. Лучше такая реакция, чем безразличие, подумал он. Мысленно граф уже перенесся на несколько часов вперед, мечтая о предстоящей ночи. Может быть, в постели ему перепадет хоть часть этого огня?
Александра неподвижно сидела в карете, делая вид, что смотрит прямо перед собой. Сама же незаметно наблюдала за игрой чувств на красивом лице мужа.
Несмотря на то, что он был явно напряжен, лицо его выглядело умиротворенным. Она же была бледной и угрюмой. Такой же унылой казалась и природа за окном. Небо было затянуто плоским покрывалом из плотных черных облаков. Ветер с силой хлестал согнувшиеся ветки деревьев.
Александра плотнее запахнула жакет. Непонятно, как у Сары хватило духа вызваться ехать наверху вместе с возницей? Наверное, после стольких лет ежедневных мытарств она привыкла к холоду.
– Вы не озябли? – спросил Фэлон.
– Нет.
– У кучера под сиденьем есть одеяло. Если захотите, я велю остановиться и с радостью услужу вам.
– Я сказала, что мне не холодно.
Больше граф ничего не говорил. Когда он снова повернулся к окну, Александра принялась изучать его четкий профиль. Брови вразлет, высокие скулы, блестящие черные волосы и проницательные, синие, как кобальт, глаза. Что бы ни составляло его сущность, он был невероятно притягательным мужчиной. Интересно, находит ли он ее привлекательной? Значили ли для него что-нибудь слова, сказанные в садике у церкви? Если да, то почему граф не пришел к ней этой ночью? Гораздо больше, однако, ее занимал другой вопрос. Что, если он не придет к ней сегодня? Монотонный стук колес нарушал царившее безмолвие, но не мог заглушить эха бесконечных вопросов, звучавших в ее мозгу.
Наконец Александра не выдержала и заглянула ему в лицо.
– Почему? – спросила она, заставив его отвлечься от созерцания дороги и полей. – Почему вы это сделали? Вы не раз повторяли, что не ради денег. Если дело не в этом, то объясните, зачем вы женились на мне?
Фэлон не отрываясь смотрел на нее. Несколько длинных томительных секунд буравил ее глазами, беспокойными, как бурлящее море. Под его взглядом она даже слегка поежилась.
– Моя женитьба никоим образом не связана с деньгами, – спокойно ответил он. – Это было вознаграждение, на которое я не рассчитывал. – Он посмотрел на нее долгим строгим взглядом. – Я сделал это ради моего брата.
– Вашего брата? – с недоумением повторила она.
– Да. – Его губы изогнулись в усмешке. – Вы должны его помнить. Лорд Питер Мелфорд. Насколько мне известно, вы достаточно близко знали друг друга.
Она откинулась на сиденье. Мысли вихрем завертелись в голове. Александра хотела удостовериться, что в его словах не было ошибки:
– Питер? Лорд Питер был вашим братом?
– Да.
Краткий ответ взорвался в ее сознании подобно орудийному залпу. Она вцепилась в сиденье, чтобы не свалиться. Боже, что он говорит?
– Вы не можете быть братом Питера. Его брата звали Ли.
– Совершенно верно, мадам. Дамиан Ли Фэлон. Питер – мой брат по матери, но от этого он был мне не менее близок.
Темнота застлала ей глаза, словно ее затянуло в подземный тоннель.
– Нет. – Александра качала головой из стороны в сторону, отказываясь воспринимать его слова. – Я не верю вам. Вы опять лжете. Видимо, иначе вы не можете.
Однако теперь она не была так в этом уверена.
Питер очень редко говорил о своем брате. За все время их знакомства его старший брат оставался своего рода темной лошадкой и типом, которого не очень-то жаловала собственная мать.
– Я именно тот, за кого себя выдаю.
Боже милостивый, только не это! Александра совсем упала духом. Последние два года она делала все возможное, чтобы забыть о трагическом происшествии с ее другом Питером Медфордом. Она поборола угрызения совести, перестала проклинать себя, постаралась отодвинуть прошлое и наладить жизнь.
– Питер, – прошептала она. – Боже мой! Этого не может быть. – У нее заныло под ложечкой и начало мутить. Глаза заволокло пеленой. На секунду ей показалось, что она сейчас упадет в обморок. – Остановите карету, кажется, мне плохо.
Лорд Фэлон громко постучал кучеру. Тот изо всех сил натянул вожжи. Александра чувствовала себя все хуже. Тошнота подступила к самому горлу. Распирающее ощущение сделалось невыносимым, казалось, желудок не выдержит и вот-вот лопнет. Девушка боялась конфуза. Не дожидаясь остановки, она распахнула дверцу и нагнулась к небольшим железным ступенькам.
– Черт побери, что вы делаете?! Дайте я вам помогу. Вы что, хотите убиться?
Граф преградил ей путь, спрыгнул на землю и протянул руки. Она почувствовала, как он обхватил ее за талию и опустил вниз. Едва туфли коснулись земли, Александра побежала к обочине. Нагнулась к канаве, и ее желудок изверг содержимое. Опять нагнулась, и ее вновь вырвало. Сначала она не заметила, что граф поддерживает ее. Александра также не обратила внимания, что он отвел в сторону полы ее одежды. В поисках опоры она невольно привалилась к нему.
– Все хорошо, – сказал Дамиан, убирая пряди волос у нее со щеки. – Не бойтесь, я держу вас. Через минуту вам станет легче. – Она ответила слабым кивком. – Стойте здесь, – приказал он. – У кучера наверху есть вода. Я сейчас вернусь.
Через несколько секунд граф появился с брезентовым мешком в длинных пальцах и смоченным носовым платком с вышитыми инициалами – Д.Л.Ф.
– Прополощите рот и сплюньте. – Она несколько раз сделала, как он велел, и действительно почувствовала облегчение. Граф обтер ей лицо влажным платком и дал выпить воды. – Только не все сразу. Пейте медленно и спокойно.
Когда Александра закончила пить, Фэлон повел ее обратно и помог влезть в карету. Она привалилась спиной к тугим подушкам, обитым черной кожей, и закрыла глаза. Обессиленная и смущенная, Александра чувствовала себя более несчастной, чем когда-либо.
Дамиан не сводил глаз с бледного лица с темными полумесяцами под прикрытыми веками. Из тысячи возможных реакций, какие он мог вообразить, изучая ее последние несколько месяцев, такая не приходила ему в голову.
Граф никогда бы не поверил, что Александре небезразлично то, что произошло с его братом. Размышляя о случившемся несколько минут назад, он не сомневался в ошибочности своих прежних суждений. Только что Дамиан видел боль в ее глазах. При всем желании он не мог этого отрицать. Смерть Питера, несомненно, принесла ей страдания. Она переживала его гибель так же сильно, как и он. Может быть, даже больше.
Это было прозрением, взволновавшим графа до глубины души. И вдруг Дамиан подумал, не было ли у нее…
– Значит, вы любили друг друга? – осторожно спросил он. В его намерения не входило ни задавать ей этого вопроса, ни получать на него ответ. Возможность услышать правду непонятным образом пугала его. И все же что-то подталкивало графа узнать хотя бы часть ее.
Александра медленно открыла глаза. В них по-прежнему отражалось страдание. Он понимал, что глубоко запрятанная тревога еще не изжита. От этого ощущения его собственная боль обострилась. За короткое время общее горе сделало их близкими, как никогда до этой минуты.
– Да, я любила его, – сказала девушка, и от ее признания в груди у него что-то перевернулось. – Я была к нему сильно привязана. Но это не те чувства, которые вы, должно быть, имеете в виду. Питер был мне другом.
У Фэлона словно гора свалилась с плеч, и он сам поразился, сколь велико было облегчение. После этого в его сознании произошел поворот. Он считал ее эгоцентричной, избалованной особой, заботящейся только о собственных интересах и ни в грош не ставящей всех остальных. В его глазах она была бессердечной тварью вроде его матери. Теперь ему стало ясно, что Александра вовсе не была бесчувственной.
– У вас есть все основания ненавидеть меня, – тихо сказала она. – В том, что случилось с вашим братом, есть доля моей вины. Я… я была слишком поглощена светской жизнью и собственной персоной. У меня не нашлось достаточно времени для Питера. Я проглядела его. – Слезы хлынули у нее из глаз и ручейками побежали по щекам. – Я бездумно кокетничала. Мне были неведомы его чувства… до тех пор, пока не оказалось, что уже слишком поздно. Возможно, не будь я такой взбалмошной и безрассудной… – Александра закусила дрожащую нижнюю губу и вытерла увлажненное слезами лицо. Одинокая слезинка продолжала упорно катиться к маленькой ямочке на подбородке. – Но у меня и в мыслях не было причинить ему зло.
Дамиан старался дышать глубоко и размеренно, но грудь его была стеснена. Все, что сейчас происходило внутри его, никак не вязалось с его намерениями. Никоим образом. До этой минуты он предвкушал сладость возмездия. Теперь он был так же расстроен, как и она.
– Сколько вам лет?
– Девятнадцать.
Два года назад, когда погиб его брат, ей было семнадцать. Дамиан мысленно чертыхнулся. Он думал, что она старше.
Александра чихнула, и граф полез доставать носовой платок, но спохватился. Он уже использовал его, когда вытирал ей лицо. Тогда Фэлон отобрал у нее ридикюль, порылся внутри и вынул белый платочек с кружевом. Она взяла его дрожащими руками и приложила к глазам.
Дамиан подумал, что должен утешить ее, но слова застряли в горле. Он хотел извиниться – сказать, что неправильно понял ее и поступил нехорошо, вынудив принять его предложение.
Но вместо этого он продолжал молча сидеть, откинувшись к стенке и прислушиваясь к тихим всхлипываниям. Даже перестав плакать, Александра не открывала глаз. Она избегала смотреть на него и много позже, когда изрядно стемнело и они уже почти подъехали к небольшой таверне. В этой гостинице он не планировал остановки. Здесь отсутствовали и те удобства, и тот уют, которые так ценил Дамиан. Но сюда можно было добраться быстрее, чем до первоначально намеченной им «Бригантины». Поскольку граф беспокоился, что Александра провела слишком много времени в пути, он спешил устроить ей отдых.
В гостинице было полно самого разнообразного люда. Помимо путешественников, торговцев и фермеров, здесь остановилась шумная группа солдат, направлявшихся из своего гарнизона в Фолкстоне в Лондон. Возле стойки слышались громкий хохот и непристойные шутки вперемежку с визгливыми голосами полногрудых девок, обслуживающих всю эту ораву. Солдаты рассказывали разные истории о войне, костили Наполеона и болтали о возможной высадке на континент. Эти слухи Дамиан слышал и раньше.
Несмотря на то, что гостиница была заполнена почти под завязку, ему удалось обеспечить для них несколько комнат, Хозяин без звука выделил им помещения, потому что получил вдвое больше, чем стоили номера в этой дыре. Дамиан заказал пищу для слуг и для них с Александрой – голубиный пирог, капусту и пирожки с яблоками. Он распорядился принести еду в номер и пошел через зал к выходу, где возле лестницы его дожидалась жена.
Она взглянула на него с такой же опаской, как смотрела в течение всего дня, и, быстро повернувшись в сторону комнат, сказала:
– Теперь я понимаю, почему вы не пришли ко мне прошлой ночью.
– Я решил не оставаться у вас, потому что вы устали. Вы должны были понять это. Я подумал, что… может быть, сегодня вечером вы будете чувствовать себя лучше.
Александра понимающе кивнула, как бы говоря, что знает, чего ей ждать, считает свою участь закономерной и готова подчиниться. Не дожидаясь его, она стала подниматься по лестнице.
– Александра…
– Да?
– Вам нужно поспать. Я отлично представляю, как можно расстроиться после подобных разговоров. Завтра… возможно, мы спокойно обсудим эти вещи.
Она нахмурилась.
– Я не понимаю, что вы собираетесь обсуждать.
– Я считаю, что прежде всего вам необходимо выспаться. Поэтому не стану… беспокоить вас до тех пор, пока вы не отдохнете как следует.
– Однако же…
– Я сказал, все откладывается до нашего разговора.
– Но я… я думала… после того как сегодня… Боюсь, что я все-таки ничего не понимаю.
Он поднес руку к ее щеке.
– Я тоже. Может быть, завтра что-то прояснится.
Его слова дали ей пищу для размышлений. Вряд ли что-то могло измениться после их разговора. Все и так яснее ясного. Мужчина, за которого она вышла замуж, по ее милости потерял брата и решил наказать ее за совершенное преступление. Жажда мщения толкнула его на этот брак. Ситуация предельно простая.
Александра хотела бы ненавидеть и презирать его за то, что он прибег к такому средству для достижения желаемого. Однако сердцем она понимала его стремление восстановить хотя бы для себя истину во имя справедливости.
Время возмездия пришло. Александра убедилась, что теперь ее ждут бесконечные дни кары за погубленную жизнь его брата, ее друга, преданного ею по легкомыслию.
И все же у девушки не было в этом абсолютной уверенности.
Дамиан Фэлон в очередной раз ставил ее в тупик. После того разговора в экипаже, когда он услышал от нее о Питере, граф смотрел на нее совсем иначе. Его черты утратили суровость. Он больше не казался ей таким жестоким и непреклонным, каким она воспринимала его начиная с той ужасной ночи в гостинице. Казалось бы, когда Александра признала за собой часть вины в смерти его брата, он должен был ожесточиться еще больше. Однако вместо этого девушка видела в его глазах нежность и озабоченность.
Неизвестно только, испытывал ли Дамиан такие чувства, или это был плод ее воображения.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дерзкий вызов - Мартин Кэт



поскольку этот роман является заключительным в трилогии семейства Гаррик, я ожидала бОльшего, хотя бы потому, что в предыдущем романе ("сладкая месть")ГГ описана как весьма решительная девушка, а здесь же она - постоянно сомневающаяся личность, меня, например, утомили эти ее бесконечные "верю- не верю-люблю-не люблю - и снова - верю-не верю" в отношении мужа. как-то стоило бы поскорее определиться. да и политики многовато, на мой взгляд. в общем, не фонтан, как говорится...
Дерзкий вызов - Мартин КэтОльга
22.05.2013, 14.33





Интересный роман,довольно не плохой
Дерзкий вызов - Мартин КэтЛюдмила
12.08.2013, 8.30





Классный роман, автор молодец, все ыло интересно и захватывающе.
Дерзкий вызов - Мартин КэтНеля
18.10.2014, 15.49





ОЧЕНЬ скучно и неинтересно. Странно что у романа такой высокий рейтинг.
Дерзкий вызов - Мартин КэтАнна
19.10.2014, 11.27





То же удивляюсь высоким рейтингом .. Автору не занимать фантазии , все что знала вплела в эту книгу .. Месть , любовь , шпионов и патриотов , интриги войны , бордель , карты , вечно в сомнениях г героиня в отношеении мужа , за то другим доверяет запросто ... Но а конец это что то ," подсластить " педиком .. Мерзко и противно 2/10
Дерзкий вызов - Мартин КэтVita
18.11.2014, 7.31





Хорошая книга, мне понравилось. Из трилогии она правда самая слабая, особенно на фоне предыдущей о брате Александры Рейне, но тем не менее книга хорошая! Очень понравилась завязка событий, внезапное решение героя жениться, как менялось отношения его к Александре, как он начал понимать её истинную натуру, и осознавать, как сильно ошибся, считая её злобной и эгоистичной. Сомнения и терзания героини тоже вполне понятны, и как бы ни было, всё таки любовь победила в ней! Понравилась сцена, когда Дамиан купил её на аукционе в публичном доме, как они только одним взглядами сумели объяснить всё и понять друг друга. Хороший роман! Советую читать!
Дерзкий вызов - Мартин КэтТаня
26.01.2015, 12.32





книга весьма неплоха. делаю заключение, что вся серия очень даже ничего. не согласна, что книга слабая. она очень насыщенная и кардинально другая, чем первые 2. в плане закрученности. бесила гг-ня которая постоянно портила все и лезла не в свое дело. а так... очень понравилась.
Дерзкий вызов - Мартин Кэтлёлища
7.11.2015, 13.12





Voobşe to ne ploho daje necego +10
Дерзкий вызов - Мартин КэтAnya
7.04.2016, 9.46





Я восхищаюсь тем как это круто;). Я по пробовал я удивился! это жуть но да это правда когда я первый рас вызвал, и мне даже страшно было. Да, если у вас слабые нервы не повторяйте это, и всем пока.
Дерзкий вызов - Мартин КэтСергей
4.11.2016, 11.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100