Читать онлайн Дерзкий вызов, автора - Мартин Кэт, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дерзкий вызов - Мартин Кэт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 77)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дерзкий вызов - Мартин Кэт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дерзкий вызов - Мартин Кэт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Кэт

Дерзкий вызов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Притаившись в нише у окна, Дамиан не сводил глаз с двери. Наконец дверь медленно открылась, и Александра покинула библиотеку. Увидев, как она прошла по коридору и стала подниматься по лестнице в отведенные им апартаменты, он успокоился. Там ей не грозили ни любопытные взгляды, ни длинные языки.
Внутри еще оставалось непривычное тревожное чувство, связанное с недавним эпизодом. Такое с ним бывало редко. До знакомства с Александрой ему почти всегда удавалось владеть собой. С ней он то и дело срывался. За этот вечер уже дважды. Сначала он вышел из себя, когда заметил, что жена исчезла. После того как он нашел ее, произошло то же самое.
Хорошо еще, что все благополучно закончилось с Жюлем Сент-Оуэном.
Дамиан вздохнул и вышел на террасу. Слава Богу, подумал он, что между его женой и мужчиной ничего не было. Во всяком случае, Сент-Оуэн точно не был ее любовником. Он понял это, когда поцеловал ее, и окончательно уверился, когда завершилось их неожиданное соитие.
Действительно, она никогда не давала повода для подобных подозрений. В отчужденности, возникшей между ними, виновата не жена, а он сам.
Он проклинал себя за то, что допустил этот разлад, упрекал себя за подозрительность и стучал кулаками по шершавой каменной стене. В то же время Дамиан сознавал, что верить тоже непросто. Отец всегда верил его матери, но его доверчивость неизменно обращалась ею во зло. То же случилось и с ним. Он верил Александре, а она отдалилась от него. И раньше так было. Когда в детстве его отправили к бабушке во Францию, он надеялся найти в ее лице доброго защитника. Но обманулся.
Рэчел и Симона были два сапога пара. Позднее Дамиан часто думал об их сходстве. Бабка обращалась с ним скорее как со слугой, нежели внуком. Она была постоянно им недовольна и, чуть что, наказывала розгами. Естественно, он ее возненавидел. У матери было не лучше. Если бы не Филдхёрст, он бы, наверное, никогда не вернулся в ее дом.
Дамиан достал тоненькую сигару, зажал между зубами и подошел к факелу, освещавшему дорожку в сад. Прикурил и глубоко затянулся. Выпустил струйку дыма в ясное ночное небо и снова подумал о юности и Филдхёрсте. Встреча с этим человеком была его спасением. Их знакомство состоялось вот в такой же вечер, в Уэйтли – поместье отчима, недалеко от Хэмпстедской пустоши. Тогда ему только исполнилось пятнадцать.
Филдхёрст был давним другом лорда Таунсенда. Это был крепко скроенный, пышущий здоровьем мужчина, приверженный интересам нации в такой же степени, как истинный англичанин – привычке к крепкому чаю. Своим патриотизмом, сочетавшимся в нем с бескомпромиссностью и твердостью, он напоминал Дамиану отца и понравился ему с первой минуты.
Мужчина тоже проявил к нему симпатию. На следующий день они отправились на охоту, и каждый принес по отличной жирной куропатке. Британский офицер Энтони Филдхёрст, имевший тогда звание майора, предложил Дамиану во время поездок во Францию добывать полезную для Англии информацию. Первые поручения оказались несложными. Дамиан, вращаясь среди французов, должен был собирать интересные факты и сообщать о них по возвращении.
Когда настал 1794 год, ему довелось наблюдать, как поднимались по ступенькам гильотины Робеспьер и Сен-Жюст. Пали головы Дантона и Демулена. Погибли сотни людей. По настоянию бабки он присутствовал на экзекуциях. В первый раз при виде кровавого зрелища он бросился прочь из толпы и спрятался в кустах. Бабка смеялась и называла его трусом. С того дня он затаился и научился скрывать свои чувства. Дамиан не забывал первого впечатления и всегда вспоминал о нем с отвращением.
Те страшные события позже побудили его дать письменные обязательства выполнять опасные поручения Филдхёрста. Дамиану исполнился двадцать один год. В это время Наполеон только что вторгся в Сирию. Маленький корсиканец разбил турок под Абукиром и продвигался дальше.
Дамиан, изображая лояльность Франции, постепенно обрастал знакомствами в Париже. Поскольку второй муж Симоны занимал довольно высокий пост, его задача существенно упрощалась. В тот год он вышел на генерала Моро и начал передавать французам британские «секреты». Кроме них, он стал торговать сводками министерства обороны Англии. Они составлялись специально для французской разведки в целях дезинформации. Обо всем этом, помимо Филдхёрста, ставшего к тому времени полковником, знали всего несколько человек. В их числе был Уильям Питт Младший
type="note" l:href="#n_21">[21]
и сам король Георг. Теперь сэра Питта уже не было в живых, а король редко бывал в просветленном разуме. Таким образом, все связи замыкались на генерале Филдхёрсте.
Дамиан оперся о стену и стал смотреть в сад. Он представил Александру, стоящую на противоположном конце террасы. Почти явственно увидел ее каштановые волосы с огненным отливом в свете фонаря и прекрасные зеленые глаза, вспыхнувшие в момент его приближения.
Он не должен был на ней жениться. Эта мысль посещала его в тысячный раз и до сих пор не давала покоя. И все равно он ни за что не отказался бы даже от одной минуты, проведенной ими вместе. Если бы не опасность, которой он невольно подвергал жену, Дамиан никогда бы не позволил ей уехать.
Дамиан больше не появился. Ночь она провела в одиночестве в гостевых комнатах. Она радовалась этому и одновременно беспокоилась, теряясь в догадках. Куда он мог пойти?
И с кем?
Не надо обладать большой наблюдательностью, чтобы заметить пылкие взгляды, которые на него бросали некоторые дамы. Правда, успокаивало одно обстоятельство. После столь бурного завершения встречи в библиотеке вряд ли ему требовалась близость с другой женщиной. Когда Александра вспомнила об этом, жар бросился ей в лицо. Хотя она успокаивала себя этой мыслью, полной уверенности у нее не было.
Она все утро расхаживала в своей спальне, пока не устала. Остановившись возле шелковой шторы у высокого окна, она окинула взглядом поляны вокруг замка. Вероятно, ее муж не объявится до вечера. Большинство мужчин уехали на охоту, и Дамиан скорее всего с ними. Может быть, это и к лучшему. В его отсутствие она приведет в порядок чувства, трезво взвесит шансы на будущее и подумает, что ей делать. Кроме того, сейчас ей представлялась возможность осмотреть дворец и побыть с гостями. Кто знает, вдруг она выяснит что-нибудь полезное?
День прошел гораздо быстрее, чем она ожидала. В дамском обществе к ней отнеслись скорее дружелюбно, чем сдержанно. Благоволение генеральской жены обеспечило ей должный прием. Если не считать Дамиана и неопределенности в их отношениях, то в первую половину дня ее ничто не беспокоило, и она была довольна тем, как провела время. Дальше все оставалось без перемен, а примерно за час до заката ее ожидало интересное открытие.
В западном крыле замка – семейном флигеле – она наткнулась на кабинет генерала. Дверь в комнату была открыта. Но рядом с ней было столько людей, что Александра не посмела войти. Она разглядела через щель массивный письменный стол из розового дерева. На обтянутой кожей столешнице лежали какие-то бумаги. Они хоть и привлекли внимание, но заинтересовали ее гораздо меньше, чем сам стол. Похожий стол она уже видела. В кабинете у Рейна. Когда она была совсем маленькой девочкой, отец показывал ей потайное отделение. Таких столов, говорил он, по всей стране раз-два и обчелся. Их делал выдающийся французский краснодеревщик Фарье.
Александра прекрасно помнила отцовский стол. Письменный стол генерала был похож на него как две капли воды. Самые важные бумаги Рейн держал в потайном отделении.
А что хранит в том отделении генерал?
Игра стоит свеч, решила она.
Тем временем нужно было отправляться на ужин и затем на представление, которое должно было состояться поздно вечером. Дамиан наконец вернулся и уже одевался в своей комнате. Он был немногословен и выглядел подавленным. Вероятно, он сожалел о случившемся. Но об этом можно было только догадываться. С мужем, который редко говорил о том, что у него на уме, она никогда не могла быть ни в чем уверена.
Александра услышала, как он вошел, и обернулась. Он стоял в дверях в идеальном серо-перламутровом фраке и облегающих черных панталонах. Их покрой невольно вызвал у нее воспоминания о мужских достоинствах супруга. Она почувствовала, как по ней будто прокатилась горячая волна.
– Ты собралась? – спросил Дамиан, окидывая ее удовлетворенным взглядом. – Выглядишь ты просто очаровательно… впрочем, как всегда.
Она подошла к нему и приняла его руку.
– Спасибо.
– Я хочу извиниться за вчерашний вечер, – сказал он, к ее немалому удивлению. – Мне… жаль, что так получилось. Вчера я допустил много ошибок. Надо было внимательнее следить за тобой и не терять головы.
Александра подняла глаза и стала всматриваться в суровые черты, чувствуя, как гулко стучит ее сердце.
– Почему ты так себя вел?
– Из ревности, – сказал он после короткого молчания. Дамиан старался казаться безразличным, но его волнение выдавала кровь, бросившаяся в голову. От этого кожа над галстуком стала еще темнее. Раньше подобного она за ним не замечала. – Сент-Оуэн – красивый мужчина. И он, несомненно, увлечен тобой.
Она попыталась отогнать от себя удовлетворение, связанное с проявлением его чувств.
– Я могу только повторить то, что сказала вчера. Сент-Оуэн ничего для меня не значит.
– А я? – Темно-синие глаза впились в ее лицо. – Я для тебя что-нибудь значу, Александра?
Александра нервно облизнула губы. И все, и ничего одновременно.
Она не должна позволять себе никаких чувств к нему и даже мыслей. В сложившейся ситуации это было ни к чему.
– Ты… ты – мой муж.
Он кивнул, и его лицо вновь превратилось в непроницаемую маску. Но всего за долю секунды до этого она уловила промелькнувшее в его глазах разочарование.
– Пора присоединиться к гостям, – сказал он.
– Да, – согласилась она.
Чего он хочет от нее? Все равно он ничего не добьется.
Ужин прошел спокойно. Они мило беседовали, улыбались друг другу и во всем остальном вели себя почти безупречно. Наблюдая за ним, она продолжала ломать голову. Как получалось, что он мог так много выражать глазами и так мало словами? Как он мог говорить взглядом одно, а поступать совсем по-другому?
Ей вдруг захотелось выскочить из-за стола и убежать из залы. Если бы можно было по мановению волшебной палочки снова оказаться в Англии. Если бы можно было вернуться в то время, когда она еще не встретила его, когда был жив Питер и когда она была наивной и беззаботной девочкой, способной мечтать.
«Ты просто устала, – внушала она себе. – Тебя так долго втягивали в интриги, что теперь ты никак не можешь выкарабкаться».
Нет, это не так. Она знала, что ей делать.
Спустя несколько часов ей представилась блестящая возможность исполнить свое намерение.
Дамиан вместе с генералом и небольшой группой мужчин удалился. Сама она в это время беседовала с несколькими дамами. Заметив отсутствие мужа, Александра вскоре покинула свою компанию. Подобрав золотой шелк своих юбок, она прошла по краю гостиной к выходу и отправилась в западное крыло. По дороге она не встретила никого, кроме двух-трех лакеев, готовых предложить свои услуги. В коридоре возле генеральского кабинета не было ни души.
Она постояла немного поодаль. Потом с бешено стучащим сердцем осторожно открыла дверь и заглянула внутрь. Убедившись, что там никого нет, она быстро вошла и притворила за собой дверь.
В комнате с высокими потолками было темно. Александра собралась с духом и, медленно двинулась вдоль кромки ковра. От страха у нее сильно стучало в висках. Боже, что будет, если ее застанут здесь? Нетвердой походкой она продолжала идти к противоположной стене.
Дойдя до письменного стола, она отвела трясущимися руками шторы – в комнату проник лунный свет. Отодвинула чернильницы с песочницами и начала внимательно просматривать бумаги, лежавшие на темно-зеленой коже столешницы. Документы не показались ей заслуживающими внимания. В основном это были предписания по доставке провианта и оперативные приказы. Она стала искать небольшую деревянную ручку, чтобы открыть дверцу потайного отделения.
Однако там, где она предполагала ее обнаружить, ничего не оказалось. Пришлось обследовать еще несколько дюймов вправо и влево. Все это время с тревожным стуком в сердце она прислушивалась к звукам за дверью. Она продолжала безуспешно искать ручку, постепенно теряя надежду. Когда она уже хотела отказаться от своей затеи, пальцы нащупали на гладкой деревянной поверхности небольшую выемку. Александра торжествующе улыбнулась.
Письменный стол генерала оказался более совершенной конструкции, чем у ее брата. Ручка была замаскирована так искусно, что отыскать ее было почти невозможно. Александра осторожно потянула за нее и услышала звук защелки. Ящик выдвинулся до середины. Ощупав паз, она просунула руку к задней стенке и с силой надавила на нее. Дверца потайного отделения открылась.
Она начала шарить внутри его. Его стенки были гладкие, а само оно почти пустое. Наконец ее пальцы коснулись свернутых бумаг. Это был длинный свиток из нескольких слоев. Она торопливо достала его и положила на стол. Развязала крохотную золотую тесемку и развернула бумаги. Это были какие-то чертежи. Когда она бегло пробежала глазами бумаги, ее сердце неистово забилось.
Господи Иисусе!
Она начала лихорадочно перебирать листы, как вдруг услышала звук открывающейся двери.
– Дамиан…
Она съежилась в комок, когда дверь закрылась. При виде мужа, приближавшегося к ней решительным размашистым шагом, у нее затряслись руки. Косо падавший свет позволял различить суровые черты его лица, ставшего от ярости еще смуглее.
– Сумасшедшая, – еле выговорил он и, зайдя за стол, сгреб бумаги.
Дверь за его спиной снова распахнулась. Вместе со звуками тяжелых шагов в комнату хлынул свет от фонаря. В ту же секунду Дамиан с силой ударил ее по щеке, и она со стоном повалилась на пол.
– Какого черта ты пришла сюда? – сказал он, стоя над ней, напрягшись всем телом и сжимая кулаки. – Что ты здесь делала? – Он повернулся к подошедшему генералу и протянул коренастому мужчине длинный рулон. – Извините, господин генерал. У меня нет слов. Слуга сказал, что жена пошла сюда, и я побежал за ней. И вот увидел, что она роется в вашем столе. – Дамиан вздохнул и покачал головой. – Ни для кого не новость, что моя жена – великая патриотка. Это прекрасно, но, увы, ее преданность распространяется не на нас, а на нашего противника.
Генерал забрал у него бумаги. Александра, шатаясь, поднималась на ноги.
– Очень жаль, – сдержанным тоном сказал генерал, поглаживая кудрявые коричневые бачки. – Видимо, это так. – Единственное, что выдавало его недовольство, это легкое подергивание мышц на щеке. – И не менее очевидно, что мы с вами опять недооценили ее.
Он повернулся к Александре с суровым видом. Она стояла гордо подняв голову. У нее горела щека.
Выступившие слезы обжигали глаза. Но непереносимее всего была боль в сердце.
– А вы лихая женщина, моя маленькая англичанка, – сказал генерал. – Однако ваш поступок нельзя объяснить простым безрассудством. Как, по-вашему, мне следует поступить?
Боже милостивый! Что он может сделать?
Александра посмотрела на строгое, неподвижное лицо Дамиана и не прочла на нем ничего, кроме гнева. Ее муж не сказал ни слова в ее защиту, и ей хотелось знать, опасается ли он за ее судьбу.
– Скажите, друг мой, – спросил его генерал, – ваша хорошенькая маленькая жена все так же нравится вам?
Дамиан изогнул гладкую черную бровь, окинул глазами жену и сказал с кривой улыбкой:
– Вы полагаете, мой генерал, мужчине легко устоять перед ее прелестями? Я абсолютно согласен с вами. Это неслыханная дерзость. Моя жена взбалмошна и твердолоба. Даже мне, сильному человеку, трудно справляться с ней. Сплошное наказание, но… – Дамиан развязно провел рукой по ее груди. – В постели она прелесть. Маленький сгусток огня. Слишком мало времени прошло, чтобы я мог ею насытиться.
Генерал хихикнул, хотя ему было не до смеха. Когда он вновь заговорил, в его голосе звучало раздражение, а в глазах угадывался намек на приказ:
– Вряд ли это возвышает французского офицера. Как это ни прискорбно, но мы не можем предать данный инцидент огласке. Подумайте, как это будет выглядеть! Нас перехитрила маленькая англичанка! На сей раз… опрометчивый поступок вашей жены останется нашей тайной. Но я надеюсь, впредь вы будете держать ее в узде.
– Можете положиться на меня, – сказал Дамиан. Он схватил Александру за руку и придвинул к себе вплотную. – Я займусь ею сегодня же. Если позволите, господин генерал, мы сейчас же вернемся в Париж. – В заключение он усмехнулся и язвительно заметил: – У меня есть кое-какие планы. Я знаю, как научить мою леди уму-разуму. В следующий раз вы ее не узнаете. Обещаю вам, она будет являть собой образец благоразумия.
Молодая женщина содрогнулась от его слов.
Моро удовлетворенно кивнул:
– Будем надеяться, майор, что вам это удастся.
Виктор Лафон видел, как Дамиан Фэлон с каменным лицом поволок женщину из комнаты.
У его жены был такой же надменный и вызывающий вид, как в то туманное утро, когда он сам так же тащил ее из крохотной лодки вблизи Булони. Он хорошо запомнил эту женщину, но не только потому, что она вызвала у него презрение как предательница. Жена майора в не меньшей степени восхищала его своей смелостью.
В данный момент ему очень хотелось знать, что она сотворила на этот раз.
Он постучал в дверь кабинета и услышал скрипучий голос:
– Проходите, полковник.
Над письменным столом вился дымок сигары.
– Я видел, как от вас вышел майор Фэлон. Мне показалось, что он устроил выволочку своей жене.
Моро угрюмо взглянул на него:
– Его маленькая англичанка совсем вышла из повиновения. Чуть было не наломала дров. Мы с ним только что застали ее здесь. Рылась в моих бумагах.
– Мой Бог! – воскликнул Лафон.
– Вот именно, мой дорогой. Не каждый потерпит такие выходки!
– Боюсь, что вынужден вас огорчить, господин генерал. Оба хороши.
Моро кивнул.
– Значит, вы тоже обратили внимание. Вы что, наблюдали за ними?
– Практически с первого дня. Как только жена майора прибыла сюда.
– Это хорошо. – Генерал вздохнул и принялся рассматривать свою сигару, следя, как густой сизый дым штопором поднимается к потолку. – Неприятная штука – война… Но самое грустное, что никогда не знаешь, кто твои враги.
Лафон бросил взгляд на дверь.
– Вы правы, господин генерал. Но если майор – один из них, это непременно выяснится. Нужно только подождать. Она обязательно подведет его. Посмотрим, как Фэлон дальше будет опекать ее. Может быть, он и сам себя чем-нибудь выдаст. Или подловим их обоих. Конечно, не дай Бог этому случиться, но в любом случае наши люди будут начеку.
– Я знаю, что вы надежный человек, Виктор. Я был бы рад, если б майор Фэлон обладал половиной вашей преданности.
Александра, не сопротивляясь, позволяла мужу тащить ее в их шикарные комнаты. Она почти пришла в себя, но испуг остался. Без слов Дамиан велел горничной собрать вещи. Так же молча, с непреклонным видом он сопровождал Александру по лестнице и дальше до экипажа.
Как только они отъехали от дворца, выражение его лица немного смягчилось. К концу путешествия гнев и напряжение почти исчезли. Дамиан уже сидел в более непринужденной позе, свободно откинувшись на кожаном сиденье.
Она, напротив, чувствовала себя все хуже. Бумаги, обнаруженные ею в генеральском столе, были не просто важными, а не имели цены. Это были документы стратегического значения. А она не сумела ими завладеть.
Не говоря о том, что ее план с треском провалился, произошло нечто худшее. До сих пор никто не поднимал на нее руку, хотя раньше, возможно, она заслуживала этого. Александра часто бывала несдержанна и упряма, не любила признавать своих ошибок и вела себя эгоистично. Вероятно, ее следовало наказывать. Однако ни родители, ни Рейн, ни старший брат Крис никогда не делали этого. Они все слишком любили ее, чтобы причинить боль. Ее всегда прощали.
Этим они отличались от человека, который был ее мужем.
Боль от удара его тяжелой руки все еще не прошла. Когда она вспоминала, как потемнело от ярости его красивое лицо, у нее сжималось сердце. Она продолжала с ужасом думать о том, что могло произойти дальше, и прикрывала глаза, чтобы избежать страшных видений. И все равно ей снова представлялось, как он возвышался над ней, пока она лежала на полу в генеральском кабинете. И Александра не могла забыть его грубых слов. Он кричал на нее, как будто она была для него не более чем одной из его шлюх. Александра плотнее смыкала веки, изо всех сил стараясь сдержать подступившие слезы. Но это ей не удавалось. Они просачивались из-под ресниц и, оставляя горячие влажные дорожки на щеках, сбегали к маленькой ямочке на подбородке.
Когда она снова взглянула на Дамиана, то увидела, что тот наклонился вперед. Его беспокойный взор был устремлен на темнеющий кровоподтек на щеке жены. Дрожащей рукой он приподнял ее за подбородок. Свет, проникавший в карету от уличных фонарей, позволял ему рассмотреть ее лицо.
– Извини… я не хотел, – проговорил он срывающимся голосом. – Видит Бог, я не хотел причинить тебе боль. Я хотел смягчить удар, но не получилось. Нужно было создать видимость. Я должен был сделать это, чтобы все выглядело правдоподобно. Иначе я не смог бы их убедить. – Его пальцы с необыкновенной осторожностью повернули ее щеку сначала в одном, потом в другом направлении. Когда он как следует разглядел ее синяк и осознал, что наделал, его взор стал еще мрачнее. – Если бы я видел другой выход, я бы ни за что не ударил тебя. Мне бы в голову не пришло. – Александра чувствовала, как дрожали его пальцы, когда он прикасался к ней. – Я ни разу не ударил ни одной женщины, – продолжал он, глядя ей в глаза. – То, что первой оказалась ты, это… – Он не договорил. Его черты исказились тревогой. – Это невероятно. Первый раз в жизни я побил женщину. Мне страшно вспоминать об этом. Черт побери, я бы не сделал этого, не окажись они у меня за спиной. Никогда еще я не испытывал такого страха.
Александра с недоумением заморгала. Она засомневалась, что расслышала его слова.
– Страха? – спросила она. – За меня или за себя?
Пытаясь понять мотивы его поступка, она не могла без боли смотреть на мужа. У нее заныло сердце от одного его вида. Слезы вновь потекли по щекам.
– За нас обоих! Ради Бога, пойми меня, Александра. В этой стране шпионов расстреливают. Подвергают публичному наказанию, а потом расстреливают! Черт побери, как ты надумала такое? Как ты могла так рисковать?
– Ты… ты хочешь сказать, что это была инсценировка? Ты только прикидывался, что вышел из себя?
– Конечно, я разыграл это специально для них. Надо же было как-то выкручиваться.
– А как они узнали, что я там?
– Один из слуг увидел, как ты вошла в кабинет, и тут же доложил Моро. К счастью, он сначала решил разыскать меня. – Дамиан нахмурился при виде слез на ее лице, страдания и сомнения в глазах. – Вероятно, тебе трудно поверить, но… у тебя не должно быть никаких подозрений. – Его лицо еще больше исказилось болью. – Я неумышленно сделал это. Скажи, что веришь мне.
Она покачала головой:
– Не надо больше притворяться. Я все знаю, Дамиан. Я слышала ваш разговор с Моро в тот день, когда он был у тебя в кабинете. Все, что ты говорил мне о верности Англии, – ложь. Ты делал это для того, чтобы я была послушной и… хотел таким образом вернуть меня в свою постель.
Наступило тягостное молчание.
Александра закусила губу, чтобы она не тряслась так сильно.
– Проклятие, – мрачно сказал Дамиан. – Я хотел уберечь тебя. Я пытался спасти нас обоих.
– И поэтому солгал мне в тот день, когда мужчины были у тебя? Почему ты не сказал мне, что они приезжали?
– Я не хотел расстраивать тебя.
– Опять лжешь. Ты только этим и занимаешься.
– Да нет же, черт побери! Я не лгу. Я просто хочу, чтобы мы с тобой остались живы!
– Прекрати! – Александра демонстративно заткнула уши. Гнев и боль накатили с новой силой, сметая все заслоны. – Я больше не могу мириться с этим. Я просто не вынесу!
В беспамятстве она не заметила, как оказалась в его руках. Он был взволнован не меньше.
– Я обязан отправить тебя домой, – тихо сказал он. – Нужно подумать, как это сделать.
– Скажи мне правду, – умоляла Александра, ощущая, что ее сердце разрывается от неизвестности. – Признайся хотя бы сейчас, что ты лгал мне все это время. Я знаю, что ты работаешь на французов. Все, что происходило в кабинете у генерала, совершенно закономерно. Иначе и быть не могло.
Он еще крепче сжал жену в объятиях.
– Я не хотел причинять тебе боли, я пытался уберечь тебя. Мне нужно было убедить их. Черт возьми, я люблю тебя и…
Он вдруг замолчал и окаменел.
Александра с изумлением и недоверием смотрела на него.
– Что… что ты сказал?
Никогда еще в его лице не было большего смешения горечи и безграничной тоски. Его голос превратился в еле слышный шепот:
– Я сказал, что люблю тебя. Я не хотел произносить этих слов, но это правда. Ты ведь это хотела услышать от меня, да?
Александра медленно прикрыла глаза, теряя от волнения последние силы. Теперь ее держали только сильные руки Дамиана.
– Я бы никогда не посмел ударить тебя, – повторил он, притягивая ее еще ближе. – Просто не смог придумать ничего другого.
Ей так хотелось ему верить! Она была готова поклясться перед Богом, что не желала ничего на этой земле больше, чем его любви. Не в силах остановить поток слез, она плакала у него на плече. Он положил ей руку на спину и стал ласково гладить, чтобы она успокоилась. Затем вынул шпильки из волос и погрузил в них свои длинные смуглые пальцы.
– Не плачь, дорогая. Пожалуйста. Не надо плакать. – Он усмехнулся, чуть заметно и с легкой горечью. – Поверь, я не стою этих слез.
Она собрала всю свою волю, чтобы наконец остановиться. Когда она справилась с собой, он отклонил ее голову назад и поцеловал в губы.
– Я говорю правду, – сказал он. – И так было всегда. Я понимаю, что мне следовало рассказать тебе об их визите. Но я не хотел, чтобы ты волновалась. Я отдаю себе отчет, какой я человек, и прекрасно сознаю, как тебе должно быть нелегко со мной. – Он осторожно коснулся пальцем ее щеки. – Если бы ты могла видеть, что творится в моей душе…
Александра закрыла глаза, но все еще не могла унять слез.
– Я не могу так жить, Дамиан… – Она закачала головой и проглотила комок в горле. – Я вообще перестала что-либо понимать. Я не знаю, чему верить.
– Ну как я могу убедить тебя?
Она взяла протянутый носовой платок и вытерла глаза. Не было ли его признание пустыми словами? Любил ли он ее на самом деле? Как бы она хотела, чтобы это была правда!
– Ты должен мне все рассказать. Все по порядку, с самого начала. Объясни, как это случилось?
Дамиан поглядел за окошко. Они ехали по тихому безлюдному кварталу недалеко от Сены. Как хорошо, что Клод-Луи предусмотрительно посадил своего кучера. Он мысленно поблагодарил друга. Постучав в стенку, он попросил слугу остановиться. Сошел на мостовую и высадил Александру. Пока она оставалась в его руках, он ощущал у себя на щеке пряди ее волос и слышал устойчивое биение ее сердца.
Проклятый синяк снова попался ему на глаза, заставив испытать неприятное чувство. «Чертов ублюдок, – мысленно выругался он, – что ты принес ей, кроме горя?»
Он обнял жену за талию и повел по аллее вдоль реки. Луна пробилась через тонкое покрывало облаков и выглядывала, как новенькая серебряная монета. От ее света на воде пролегла блестящая дорожка.
– Я не знаю, что считать началом, – выговорил он наконец. Он остановился возле небольшой деревянной скамейки и повернул Александру к себе лицом. – Я уже много лет занимаюсь этим делом. Можно сказать, с детства. И это получается у меня неплохо, даже очень хорошо. Настолько хорошо, что я сросся со своей ролью.
Он рассказал ей о своей бабке. Объяснил, почему у них не сложились отношения. Поведал о дружбе с майором Филдхёрстом и приобщении к сбору разведывательной информации.
Окунувшись в воспоминания, он задумчиво качал головой и припоминал все новые подробности:
– Энтони умел найти подход. На это у него был особый дар. Он говорил: «Никто не обратит на тебя внимания. Мальчик и мальчик. Но ведь ты не мальчик, Дамиан?» И я гордо отвечал: «Я уже давно не мальчик».
Он заметил, как что-то промелькнуло у нее в глазах. Упаси Бог, чтобы это была жалость.
– Значит, все время, что ты находился во Франции, тебе приходилось добывать для них сведения?
– Сначала совсем немного. Одну или несколько наиболее интересных новостей. Постепенно число моих контактов росло. Когда я повзрослел, среди моих знакомых уже были люди, занимавшие высокие посты в правительстве. Они привыкли ко мне, уверовали в мою преданность и принимали меня как своего. Поэтому они с удовольствием приняли мое предложение. Это произошло в то лето, когда мне исполнился двадцать один год.
– И что ты им предложил?
– Передавать британские секретные данные. Я рассчитывал сыграть на их амбициях. Им должно было польстить, что выходец из аристократических кругов, английский граф, изъявил желание поставлять им такие сведения. За вознаграждение, разумеется. И все пошло, как мы планировали с Филдхёрстом.
После этого он рассказал ей, как передавал информацию, точнее, дезинформацию, чтобы пустить французов по ложному следу.
– А что было в тех документах, которые ты нес на пляже, когда Бьюик устроил облаву? – спросила она и вдруг поймала себя на том, что ей трудно сосредоточиться на его словах. Ее мысли постоянно возвращались к его признанию в любви.
– В них были фальшивые сведения о передвижении британских войск. Бумаги были очень толково составлены. Французы должны были поверить им. Для правдоподобия там было указано много конкретных данных, соответствующих действительности. Но в целом они были рассчитаны на то, что французы станут искать англичан совсем в другом месте.
– Скажи мне еще одну вещь, Дамиан. Кто мог сообщить Моро о нашем разговоре у тебя в кабинете в ту ночь? Кто шпионил за нами?
– Кто-то из слуг. Только не Клод-Луи и не Мари-Клер. Это не дом, а лабиринт с потайными комнатами и коридорами. Не случайно я предупреждал тебя, что нужно вести себя очень осторожно.
Несколько долгих мгновений она молча смотрела на него и наконец спросила:
– Для чего тебе понадобилось все это?
Он пожал плечами, ощущая неловкость от такого сугубо личного вопроса.
– Наверное, по нескольким причинам, – уклончиво сказал он. – Деньги, азарт. Возможно, еще и потому, что чувствовал в себе такие способности.
На самом деле первый шаг был связан с отцом. В пятнадцать лет Дамиан с мальчишеской наивностью считал, что только так сможет отдать дань уважения его памяти. Он был уверен, что отец гордился бы им. Став старше, он продолжал свою работу, потому что она возвышала его в собственных глазах. Ему было приятно сознавать, что он вносит лепту в прекращение войны. Тайная жизнь занимала особое место в его душе, поэтому он не желал делиться самым сокровенным ни с кем, даже с Александрой.
– Ну, кажется, я все рассказал. Или ты хочешь спросить еще что-нибудь?
– Почему же Филдхёрст не пришел на выручку, когда тебя держали под арестом?
– Потому что этот сукин сын Бьюик не дал мне поговорить с ним, – сказал Дамиан. – Как только все это закончится, я голову сниму с этого мерзавца. – Александра нерешительно повернулась к нему – возможно, в эти минуты в ее глазах отражалось чувство вины. – Вчера вечером в замке, – продолжал он, – у меня не было злого умысла. Все во мне перемешалось: гнев, обида и сумасшедшая любовь. Я вспомнил, как ты тогда бежала за мной по пляжу. Когда до меня дошло, что тебя могут убить, я… – Александра смахнула свежие слезы, покатившиеся по щекам. Он наклонился и поцеловал ее в лоб. – Ты поступила, как считала нужным. Сообразно убеждениям, и я горжусь тобой.
– О, Дамиан!
Она упала в его объятия. Его слова вызвали у нее полный разброд в чувствах. С одной стороны, ей хотелось верить ему, с другой – она никогда не сомневалась, что при его способностях он может убедить в чем угодно любого человека.
– Теперь ты мне веришь? – сказал он, прижимаясь к ней щекой, так что она ощутила покалывание его отросшей за день щетины.
– Я верю тебе.
Александра безумно хотела этого. В самом деле, почему бы ей не поверить? Теперь ему незачем лгать.
– Я позабочусь о тебе, – сказал он, обнимая ее еще крепче. – Ты уедешь домой. Обещаю. Только ты должна пообещать, что больше не будешь делать глупостей.
Подумав немного, она отодвинулась и посмотрела ему в лицо.
– Дамиан, я знаю, что было в тех бумагах. Их нужно забрать. Мы должны туда вернуться.
– Опомнись!
– Да ты знаешь, что в них? Чертежи кораблей с паровым двигателем. Они хотят оснастить такими весь флот. Ты представляешь, что это значит? Я думаю, ты понимаешь, как важно заполучить эти бумаги.
Ничего важнее тех документов он не держал в руках за все пятнадцать лет своей секретной службы.
– Я знаю, – ответил он.
– В прошлом году в Лондоне я видела, как вагончик с таким двигателем бегает по рельсам. Его показывали в огромном деревянном павильоне.
– Я тоже его запомнил. Та вагонетка называлась «Попробуй догони». Я читал о ней в «Хроникере».
– Если это изобретение годится и для кораблей, мы должны вернуться за чертежами.
– Мы ничего не должны. Ты в этом участвовать не будешь. Ты отправишься домой.
– Только с этими чертежами.
Она упрямо поджала губы и сверкнула зелеными глазами.
– Ты говоришь черт знает что, Александра! Я не позволю тебе заниматься этими делами.
– Когда ты сможешь снова там побывать? – продолжала она, не обращая внимания на его слова.
– Туда нельзя возвращаться.
– Почему?
– Потому что, – сказал он с тяжким вздохом, – теперь генерал наверняка переложит их в другое место и…
– Договаривай, Дамиан. Что ты еще имеешь в виду? Пожалуйста, скажи правду хоть раз.
– Вероятно, есть более простой способ.
– Какой?
Он посмотрел на реку. Мимо проплыла небольшая лодка, оставив после себя след на лунной дорожке.
– Я смогу получить их у самого изобретателя.
– Как ты найдешь его?
– Ты видела значок в углу листа?
– Да, я помню. Два маленьких треугольника в кружке. Похоже на миниатюрный парус.
– Так вот, я знаю, кому принадлежит эта отметка.
– Кому? – спросила Александра, вспыхнув от волнения. Дамиан выругался про себя. Черт дернул его за язык.
Ему совсем не хотелось подключать ее к этому делу.
– Салье. Это известный корабельный конструктор. Я уверен, что у него есть копии проектов.
– И наверняка в них есть график работ и указаны сроки выпуска. Как ты думаешь, может быть, там будет отмечено, где строят эти корабли? Мы сможем выяснить местонахождение верфей?
– Думаю, что шанс существует.
– Тогда нужно идти и доставать бумаги. Мы не можем допустить, чтобы эти суда спустили на воду. Если они уже существуют, Наполеон может в любое время пересечь пролив. С такой флотилией ему не нужно ждать попутного ветра. Он быстро осуществит свои планы под прикрытием тумана. Высадит свои войска, где ему захочется, а мы будем бездействовать.
Дамиан посмотрел на нее строгим взглядом.
– Я знаю.
Впереди них по аллее шли люди, поэтому он повернул и повел Александру к экипажу. Обратную часть пути оба не проронили ни слова. Когда в поле зрения показались их лошади, Александра остановилась и повернулась к нему.
– Ты осознанно говорил мне те слова, – тихо спросила она, не отводя глаз от его лица, – ну, перед тем как… то есть… когда мы еще были в экипаже?
– Вполне. Для такого человека, как я, это было непросто. Я люблю тебя, Александра. И думаю, что очень давно.
Она хотела сказать, что тоже любит его, но ей мешали воспоминания. В глазах стоял тот человек в кабинете у генерала – холодный, жестокий и чудовищно безжалостный. У нее до сих пор болела щека после удара. Еще не перестало щипать глаза от тех слез, что она выплакала. Слова застревали в горле.
Дамиан наклонился и поцеловал ее легким, нежным поцелуем. У нее все заныло внутри и сильнее забилось сердце.
Они молча дошли до экипажа. Дамиан помог ей подняться и занять свое место.
– Как я хочу домой, – сказала она. – Только там я буду счастлива.
Ее растревоженная душа болезненно воспринимала неопределенность.
– Да… – с обеспокоенным видом подтвердил он. Она по-прежнему не знала, о чем он думает.
Дай Бог, чтобы Дамиан считал своим домом Англию.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дерзкий вызов - Мартин Кэт



поскольку этот роман является заключительным в трилогии семейства Гаррик, я ожидала бОльшего, хотя бы потому, что в предыдущем романе ("сладкая месть")ГГ описана как весьма решительная девушка, а здесь же она - постоянно сомневающаяся личность, меня, например, утомили эти ее бесконечные "верю- не верю-люблю-не люблю - и снова - верю-не верю" в отношении мужа. как-то стоило бы поскорее определиться. да и политики многовато, на мой взгляд. в общем, не фонтан, как говорится...
Дерзкий вызов - Мартин КэтОльга
22.05.2013, 14.33





Интересный роман,довольно не плохой
Дерзкий вызов - Мартин КэтЛюдмила
12.08.2013, 8.30





Классный роман, автор молодец, все ыло интересно и захватывающе.
Дерзкий вызов - Мартин КэтНеля
18.10.2014, 15.49





ОЧЕНЬ скучно и неинтересно. Странно что у романа такой высокий рейтинг.
Дерзкий вызов - Мартин КэтАнна
19.10.2014, 11.27





То же удивляюсь высоким рейтингом .. Автору не занимать фантазии , все что знала вплела в эту книгу .. Месть , любовь , шпионов и патриотов , интриги войны , бордель , карты , вечно в сомнениях г героиня в отношеении мужа , за то другим доверяет запросто ... Но а конец это что то ," подсластить " педиком .. Мерзко и противно 2/10
Дерзкий вызов - Мартин КэтVita
18.11.2014, 7.31





Хорошая книга, мне понравилось. Из трилогии она правда самая слабая, особенно на фоне предыдущей о брате Александры Рейне, но тем не менее книга хорошая! Очень понравилась завязка событий, внезапное решение героя жениться, как менялось отношения его к Александре, как он начал понимать её истинную натуру, и осознавать, как сильно ошибся, считая её злобной и эгоистичной. Сомнения и терзания героини тоже вполне понятны, и как бы ни было, всё таки любовь победила в ней! Понравилась сцена, когда Дамиан купил её на аукционе в публичном доме, как они только одним взглядами сумели объяснить всё и понять друг друга. Хороший роман! Советую читать!
Дерзкий вызов - Мартин КэтТаня
26.01.2015, 12.32





книга весьма неплоха. делаю заключение, что вся серия очень даже ничего. не согласна, что книга слабая. она очень насыщенная и кардинально другая, чем первые 2. в плане закрученности. бесила гг-ня которая постоянно портила все и лезла не в свое дело. а так... очень понравилась.
Дерзкий вызов - Мартин Кэтлёлища
7.11.2015, 13.12





Voobşe to ne ploho daje necego +10
Дерзкий вызов - Мартин КэтAnya
7.04.2016, 9.46





Я восхищаюсь тем как это круто;). Я по пробовал я удивился! это жуть но да это правда когда я первый рас вызвал, и мне даже страшно было. Да, если у вас слабые нервы не повторяйте это, и всем пока.
Дерзкий вызов - Мартин КэтСергей
4.11.2016, 11.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100