Читать онлайн Дерзкий вызов, автора - Мартин Кэт, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дерзкий вызов - Мартин Кэт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 77)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дерзкий вызов - Мартин Кэт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дерзкий вызов - Мартин Кэт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Кэт

Дерзкий вызов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Дамиан попробовал размять затекшие мышцы, но со связанными впереди руками сделать это оказалось непросто. Он выглядел ужасно. Его бриджи были заляпаны грязью. Разорванная рубашка висела лохмотьями. Свалявшиеся волосы тяжелыми жгутами свисали на лоб.
Он шел по берегу впереди Бьюика и его солдат, сгорая от нетерпения попасть в условленное место. Через несколько минут должен состояться обмен, после чего он окажется в стенах родного дома и увидит свою жену. Дамиан не сомневался, что она жива и невредима, но все равно беспокоился. Теперь он на собственном опыте убедился, что она может вести себя импульсивно и непредсказуемо. Сумеет ли он когда-нибудь приспособиться к ее порывистой натуре? Или и впредь ему не избежать подобных инцидентов?
Пока он сидел в камере, его ни на минуту не покидали тревожные мысли. Дамиан то молил Бога о ее спасении, то ругал ее. Потом ругал себя за то, что по неосмотрительности позволил ей впутаться в его дела.
Сейчас он не сводил глаз с черного горизонта, высматривая ее или лодки, которые должны доставить ее к берегу. Завеса тумана простиралась как раз вблизи побережья и уже щупальцами подбиралась к нему и солдатам, скрывая их движения. До десяти часов – времени, назначенного для встречи, – оставалось совсем немного. Лафон был пунктуальным человеком. Только какие-нибудь непредвиденные осложнения могли помешать ему прибыть вовремя.
Бьюик что-то сказал одному из солдат, а затем переключился на Дамиана:
– Тебе повезло, Фэлон. Я так и не получил ответа на свои вопросы, а тебя отпустят домой, во Францию.
– Полковник, ты, кажется, забыл, что мой дом в этом замке.
– Ах да. Конечно. Надо думать, тебе будет его недоставать, когда ты уедешь?
– В этом я могу согласиться с тобой. Мне будет его недоставать.
– А как насчет жены, Фэлон? Ее тебе тоже будет недоставать?
У него защемило сердце.
– Да, и ее тоже, – сердито ответил он. Бьюик довольно заулыбался:
– Не беспокойтесь, ваша светлость. Ваша жена не останется без присмотра. Я постараюсь развеять ее печаль от расставания с мужем. Может быть, графиня найдет утешение в моей постели.
Дамиан рванулся к нему, но охранники, шагавшие по бокам, схватили его за плечи и оттащили обратно.
– Лучше поберегите себя, лорд Фэлон. Иначе получите еще один урок хороших манер, прежде чем прибудут ваши друзья.
Дамиан ничего не сказал. Он уже ясно различал темные контуры двух парусников, вошедших в полосу тумана. Через несколько секунд лодки должны быть у берега.
Расчет оказался правильным. Лодки неслись на полной скорости, и вскоре их носы плавно вошли в песок. Лафон и другие мужчины стали перелезать через борт, ступая в воду. Когда полковник протянул руки Александре, Дамиан облегченно вздохнул.
Она была дома, и ей ничто не угрожало. Все остальное не имело значения.
Французы медленно приближались. Бьюик толкнул Дамиана к ним. Он споткнулся и попытался сохранить равновесие. В эту минуту налетевший ветер стащил капюшон с головы Александры, и он наконец увидел ее лицо. Щеки были бледны. Намокшие пряди каштановых волос прилипли к шее и плечам. Но ее лицо оставалось по-прежнему прекрасным и приковывало к себе не меньше, чем тогда, когда он увидел ее в первый раз. Внутри его все сжалось. У него пересохло во рту. Захотелось обнять ее и не отпускать много-много часов, пока она полностью не насытится его ласками. Под наплывом чувств он подумал – что же будет делать без нее?
– Торопитесь, ваша светлость. Вам пора домой.
Бьюик опять подтолкнул его. Дамиан продолжал шагать по песку, мягко поскрипывая сапогами. Ее глаза внимательно следили за ним. Он пытался понять, о чем она думает. Сможет ли простить его?
Александра не отрываясь смотрела, как он идет навстречу ей. Один глаз у него почернел и настолько затек, что почти полностью закрылся. В уголке рта осталась полоска запекшейся крови. Сквозь разодранную рубашку даже при бледном свете луны она могла видеть его ребра, покрытые синяками.
Боже, что они с ним сделали!
Даже жестокое избиение не изменило его походки. Он двигался, как обычно, – изящно и плавно. Александра отметила лишь некоторую скованность, но кости, насколько она понимала, были целы. Вид у него был хотя и измученный, но не побежденный. Он шел с поднятой головой, выпрямив спину и расправив плечи. В эти минуты в ней боролись два человека. Ей мучительно хотелось подбежать к нему и броситься в его объятия, но в то же время она осуждала его за предательство и считала недостойным любви.
Они стояли лицом к лицу, разделенные узкой полоской песка: на одной стороне он с Бьюиком и солдатами, на другой – она с Лафоном и его небольшой группой.
– Извините, мадам, – сказал Лафон, – но мы не можем создать иных условий для вашего прощания с мужем.
Александра выпрямила спину и, стараясь не думать об утрате, твердо сказала:
– Какое это имеет значение. Я не собираюсь говорить ничего особенного.
– Еще раз извините.
Слова полковника подстегнули ее. Она выступила вперед, и то же сделал Дамиан. Его глаза встретились с ее, но он как всегда умел скрывать эмоции. Ей удалось сделать лишь два неуверенных шага, как в воздухе прогремел выстрел. Она резко обернулась на звук, и вслед за ней – Дамиан. Мужчины – и англичане, и французы – начали кричать и размахивать оружием. Со стороны послышался топот сапог.
– Это западня! – закричал Лафон. У нее оборвалось сердце.
Прежде чем она сообразила, что ей делать, кто-то из французов схватил ее и заломил руку за спину, развернул и начал толкать к воде.
– Нет! – закричала она. – Я не пойду с вами!
Она пыталась освободиться, но они были уже совсем недалеко от лодок. Француз стал тянуть ее в море и, когда они подошли к лодке, перебросил ее через планшир, намочив ей юбку застоявшейся соленой водой на днище. Александра ринулась к носу, зовя на помощь и лихорадочно отыскивая глазами Дамиана, в то время как лодка уже уплывала в море.
Александра видела, как он боролся с двумя солдатами Бьюика. Ударом все еще связанных рук он свалил одного, отшвырнул ногами второго и после этого побежал к воде. Раздался выстрел. Она поняла, что стрелял Лафон, находившийся в другой лодке. Его пуля попала во второго британского солдата, нападавшего на Дамиана. С бешено бьющимся сердцем она следила, как ее муж, одолев еще двух человек, снова ринулся вперед, чтобы спастись бегством.
Она поймала себя на том, что непроизвольно начала молиться за него. Захваченная переживаниями, она не замечала, что по ее щекам бегут потоки слез. Ее надежды начали меркнуть, когда их крошечное суденышко, рассекая волны, все быстрее удалялось от берега. В последний момент Александра увидела, как он через полосу прибоя бросился ко второй лодке с Лафоном и остальными мужчинами.
Обезумев от отчаяния, она продолжала возносить к небу свои молитвы: «Боже милостивый! Помоги ему. Пожалуйста!»
Она просила Бога – если Бог был англичанином, – чтобы он закрыл глаза на грехи французов и помог спастись ее мужу.
Однако ей не удалось узнать, догнал ли он лодку. В воздухе затрещали выстрелы, и она почувствовала, как грудь опалило огнем. Она вскрикнула от боли. Из раненой плоти изверглась кровь. Головокружение, подобное внезапно обрушившейся волне, почти заслонило окружающий мир.
– Боже мой, – сказал один из мужчин в лодке, – маленькую англичанку подстрелили.
– Надо спасать бабенку, – сказал здоровяк, которого, как она слышала, звали Руже.
– Дамиан… – прошептала она, пытаясь понять, что происходит.
Боль усиливалась. Зажимая пальцами рваную рану в нескольких дюймах от сердца, Александра силилась высмотреть вторую лодку. Но в это время они вошли в туманную гряду, и все ее попытки оказались тщетными. Она не знала, происходит ли это на самом деле, но ей казалось, что до нее доносится плеск воды от погружающихся весел.
– Нужно остановить кровотечение, – сказал первый мужчина. – Приложи что-нибудь к ране.
– Зачем? Майор Фэлон спасен. Женщина нам больше не нужна. Тем более после всего, что она натворила. Если мы дадим ей помереть, это будет только справедливо.
Первый мужчина взвешивал слова товарища:
– Я, конечно, не питаю любви к англичанам. И майор вряд ли захочет иметь дело с женой, предавшей его, но… – Он улыбнулся хладнокровной улыбкой хищника. – Я думаю, для красивой женщины найдется место получше, чем сердитое море.
– Не понимаю, что ты имеешь в виду, – сказал Руже.
– Чего тут непонятного? Если она дотянет, то приедем в Париж и отправим ее к мадам Дюмен в «Мир удовольствий». Там и оставим ее с проститутками. За такой подарок нам хорошо заплатят – деньгами, а может, и чем-нибудь поприятнее.
– А если майор узнает?
– Он не задержится во Франции. Его пошлют шпионить куда-нибудь еще. А там он ее вряд ли встретит. Майор не из тех, кто ходит в такие места.
Руже кивнул.
– Я знаю, у него есть любовница.
– Даже не одна. Во всяком случае, так говорят.
– А вдруг она умрет? – сказал Руже, прижимая грязную тряпку к плечу Александры.
– Если она умрет… – Первый мужчина пожал плечами.
Грубый мужской хохот был последним, что она слышала. Александра еще глубже погружалась в пучину жестокой боли, пока не провалилась в темноту.
Солнце уже встало, но горизонт еще не расчистился от густых расплющенных облаков. Над берегом южнее Булони дул резкий, холодный ветер.
Дамиан ходил взад-вперед и смотрел на море.
– Черт подери, где же они? – сказал он по-французски скорее самому себе, нежели стоявшему рядом мужчине.
Виктор Лафон смотрел в том же направлении. В то утро впадины на его худых щеках бросались в глаза больше обычного.
– Двоих убили на пляже. Остались Руже и Моннар. Грести вдвоем в штормовом море – дело трудное. Лодку могло снести куда-нибудь. Тогда они высадились в другом месте. В любом случае у них есть жесткое предписание как можно скорее возвращаться в Париж.
– Если так, то им потребуется какое-то время. Полковник кивнул:
– Да, конечно. Подождем еще. Если лодка не появится через два часа, оставаться бессмысленно.
Два часа. Это время показалось Дамиану дольше двух дней. Все ли благополучно с Александрой? На этот раз рядом с ней не было Лафона. Дамиан не имел представления о тех двух французах. Было лишь известно, что их включили в экипаж как опытных моряков. Потому он не мог предугадать, как они будут обращаться с англичанкой. Оставалось только рассчитывать, что, являясь его женой, Александра будет в безопасности.
В тысячный раз он проклинал Бьюика.
Отпущенные два часа истекли. Небо не стало чище. Лодка так и не появилась.
– Я думаю, надо уходить. – Лафон подошел к кромке берега, где продолжал вышагивать Дамиан. – На поездку в Париж уйдет несколько дней. Вы же, наверное, захотите попасть туда до их приезда? Не так ли?
Дамиан молча кивнул. Он боялся за Александру, но не хотел, чтобы Лафон понял, что он так сильно беспокоится о ней. Участнику их опасной игры обнаруживать истинные чувства было непозволительно.
Александра стала его ахиллесовой пятой. В один прекрасный день враги могли использовать это против него. Он не мог позволить им воспользоваться его слабостью.
– Как ваше самочувствие? – спросил полковник, когда они пошли к экипажу, ожидавшему их на некотором расстоянии от берега.
– Как будто по мне прошлась вся чернь, бросившаяся на Бастилию.
– Потерпите, майор. Вернемся в Париж – поправитесь, и с женой все уладится. Вот увидите, скоро ваша малютка будет у вас в постели. Хотя, должен сказать, в этом плане я вам не завидую.
Дамиан выдавил фальшивую улыбку. Нужно было входить в роль бесстрастного, черствого человека. В их глазах ему не полагалось выглядеть сентиментальным.
– Да, вы правы. Ее патриотизм слишком силен. Тут я допустил промашку. Не подумал вовремя, приходится расплачиваться. – Дамиан бросил взгляд на шагавшего рядом ушлого человека. – Но она моя жена, стало быть, вопрос о ее лояльности с повестки снимается. Жена должна быть во всем верна своему мужу. Скоро она получит хороший урок. А то, что Александра возвратится в мою постель, само собой разумеется. Это тоже входит в ее обязанности. И здесь, я надеюсь, она скоро выдаст мне все что положено и сполна.
К своему немалому изумлению, он почувствовал, как много для него значит последнее из сказанного.
– К вам полковник Лафон, мсье, – доложил невысокий смуглый дворецкий.
Дамиан сидел в своем кабинете за письменным столом. Вот уже два дня он находился в своем городском доме на улице Сен-Филипп в пригороде Сент-Оноре. Французы называли его парижскую резиденцию гостиницей.
Прошло два дня, но до сих пор не было никаких известий об Александре.
С приходом Лафона у него беспорядочно заколотилось сердце.
– Спасибо, Пьер, – сказал он дворецкому. – Пригласи его сюда.
Маленький человек с напомаженными, прилизанными волосами кивнул и поспешно вышел из комнаты. Через несколько секунд он снова открыл дверь и впустил Лафона. Достаточно было взглянуть на худощавое лицо полковника, чтобы по его сдержанно-хмурому выражению предположить отсутствие хорошей вести. Дамиан приподнялся в кресле, упершись ладонями в деревянные подлокотники.
– Ну что? Они объявились?
– Присядьте, друг мой. Дамиан не двинулся.
– Говорите, что с ней?
Одетый в безукоризненно чистую сине-белую форму, Лафон прошел к нему и остановился перед столом. Они стояли друг перед другом, разделенные полированной поверхностью розового дерева.
– Ваша жена была ранена. Пуля попала ей в грудь, когда их лодка уходила от берега. Рана оказалась слишком опасной, и ваша жена не перенесла дороги.
Дамиан медленно опустился в кресло.
– Не может быть.
– Мне очень жаль, майор.
– Вы… вы уверены? Здесь какая-то ошибка.
– Капрал Руже находился рядом с ней до самой смерти. Он сказал, что она умирала без страданий.
– Где… где ее тело?
Дамиан старался сохранять спокойствие, но тщетно. Бурлившие чувства рвались наружу.
– Я еще не все вам рассказал. Недалеко от берега их лодку опрокинуло волной. Тело мадам Фэлон унесло в море.
Дамиан медленно прикрыл глаза. Боже праведный! Это невероятно.
У него защемило сердце и так сжало грудь, что он с трудом дышал.
– Бьюик. Я не успокоюсь, пока не увижу своими глазами труп этого ублюдка. Клянусь, я убью его.
– Это нам нужно было держать ухо востро, а не полагаться на честность англичан.
Дамиан не стал возражать.
– Спасибо, что известили, полковник. – Он проглотил комок в горле и собрал волю, чтобы не выдать волнения. Наконец он взял себя в руки и, подняв глаза на Лафона, медленно покачал головой. – Никогда не думал, что мою жену постигнет такая участь. – Он старался говорить сухо. – По правде говоря, я уже успел привыкнуть к ней.
– Конечно, такая очаровательная молодая женщина. Я вам сочувствую, майор. Самым искренним образом.
Дамиан отодвинул кресло и обошел стол. Дай Бог, чтобы Лафон не заметил, как у него дрожат ноги.
– Спасибо, полковник. – Он вздохнул. – Наш брак был недолгим. И чего скрывать, в этом деле были замешаны деньги. Но меня очень привлекало ее прелестное, изящное тело. Не я первый, не я последний. Увы, такие вещи для нашего брата нередки.
– Да, женщины умеют пользоваться нашими слабостями, – сказал Лафон, направляясь к двери.
– Судьба, кажется, сыграла со мной злую шутку. Вы не согласны, полковник? Останься я в Англии, я бы мог быть очень состоятельным человеком. Как видите, рок может оказаться самым безжалостным врагом, не правда ли?
– Да, майор. Судьба переменчивее самой ветреной женщины.
Дамиан подождал, пока уйдет полковник, и, закрыв за ним дверь, тяжело привалился к ней. Желудок словно наполнился свинцом. Стучало в голове. В ушах начался рев, вытеснивший все другие звуки. О ужас! Он просто не мог поверить в эту кровавую историю. Не зря всю неделю его преследовало странное чувство, предвещавшее беду.
Он направился в угол комнаты к резному буфету рядом с камином. Вынул дрожащими руками пробку из хрустального графина с коньяком и не глядя плеснул в рюмку. Сделал длинный глоток, чтобы хоть немного успокоиться, затем еще один.
В считанные секунды Дамиан допил рюмку. Снова наполнил и опять выпил до дна. Ему хотелось напиться, чтобы отлегло от сердца. Хотя он понимал бесполезность занятия, все же надеялся на время притупить боль.
Александра погибла из-за него. Он не мог избавиться от этой мысли. До конца жизни ему будет недоставать ее.
Боль разрасталась и распространялась с каждым ударом сердца – сверлящая, рвущая, скручивающая. Жестокие, мучительные ощущения заполняли все суставы и мышцы, проникали в вены подобно кипящему маслу.
Сколько лет он жил, ни о ком и ни о чем не беспокоясь. Был короткий период, когда он чувствовал себя счастливым. Пока был жив Питер. Когда его не стало, он почувствовал себя одиноким. И потом, как в быстро промелькнувшем сне, он пробыл с Александрой, открыв в себе новые чувства, о которых не подозревал. Теперь и Александра покинула его, хоть и не по своей воле. Ему снова больше не о ком заботиться.
Он забрал графин с коньяком и вернулся к письменному столу. Тяжело опустился в кожаное кресло, свесил голову, держа перед собой пустую рюмку.
Несомненно, ему было тяжело после смерти Питера, но те ощущения не шли ни в какое сравнение с его теперешними страданиями. Он чувствовал себя так, словно ему растоптали душу.
Боль, несмотря на большую дозу коньяка, не ослабевала. Ему казалось, что из груди у него вырвали сердце, что он уже мертв и горит в адском огне.
Дамиан вновь наполнил рюмку и тотчас осушил ее. Пальцы до боли сжимали стекло. Когда он снова потянулся к графину, то поймал свое отражение в небольшом серебряном медальоне, висевшем у него на шее.
Только сейчас Дамиан заметил, что лицо его мокро от слез.
Селеста Дюмен тихо стояла в ногах старой железной кровати. Белая краска, покрывавшая латунные дуги, во многих местах полопалась и облупилась. Под изношенным стеганым одеялом из розового атласа лежала спящая девушка. Двадцать лет назад Селеста была такой же хрупкой, как она. Сейчас некогда подтянутое тело обрюзгло, грудь утратила упругость, а кожа – эластичность. Длинные, орехового цвета, волосы начали редеть и терять блеск. А когда-то она была красавицей ничуть не хуже этой девушки.
Селеста обошла кровать и встала сбоку. Девушка все еще дышала часто и поверхностно. Было видно, как трепещет тонкая жилка на шее. Селеста протянула руку и провела пальцем по белой коже, убедившись в ее нежности. В лучах лампы огромный рубин, который она всегда носила на среднем пальце, на фоне бледной шеи девушки казался каплей крови.
Селеста легким движением еще раз прошлась по необыкновенно гладкой коже с редкостным оттенком слоновой кости. Никогда еще она не встречала такого прекрасного лица и яркого цвета волос. Они были каштановые с медным отливом и напоминали полированное розовое дерево. Женщина пригладила их и разложила веером на подушке.
Она наклонилась еще ниже. Переливающаяся масса тяжелых волос словно обжигала пальцы, и она почувствовала, как у нее под черным кружевным халатом отвердели соски. Чем дольше она смотрела на девушку, тем туже становились кончики под шероховатой тканью и быстрее бежала кровь в венах. Она чувствовала, что начинает пылать огнем страсти.
Селеста нагнулась и приподняла одеяло. Пониже повязки, прикрывавшей рану молодой женщины, плавно вздымалась и опадала грудь – изумительной формы, полная и упругая, с возбуждающе выступающими сосками. У нее задрожала рука, когда он обхватила с одной стороны эту дивную плоть. Кожа раненой была по-прежнему горяча. Лихорадка не спадала, заставляя девушку ворочаться и метаться.
Селеста с неохотой опустила одеяло. Давно ее не обуревало столь сильное желание. Сам объект страсти, будь то мужчина или женщина, не имел значения. Главенствующая роль в ее влечениях принадлежала красоте и совершенству форм. Элегантность, изящество и дух непорочности, исходившие из всех пор этого молодого тела, превращали ее кровь в огонь и заставляли ощущать влагу между ног.
Что за восхитительное создание, думала она с давно забытым ощущением плотского голода. Приятное предвкушение нарастало в ней с той же быстротой, что и чувство напряжения в груди. Теперь это создание принадлежало ей. Девушка должна жить. Она лично выходит ее. И как только подопечная поправится, Селеста займется ею, осторожно, не спеша, как объезжают дорогую лошадь. Она должна найти такой подход, который позволит с наибольшей выгодой использовать самое ценное и вместе с тем не убить души. Деньги, конечно, будут на первом плане. Прибавка в кошельке – немаловажное дело. Однако при надлежащем обращении с девушкой от нее можно будет получить гораздо больше.
У Селесты были собственные виды на прекрасную молодую особу.
Раздался настойчивый стук в дверь. Дамиан, находившийся в спальне, привстал, но так и остался в кресле.
Ручка повернулась, и в распахнувшуюся дверь вошел его камердинер, высокий статный человек с темно-русыми волосами. Клод-Луи Арно был всего двумя годами старше Дамиана. Его жена тоже служила у Дамиана экономкой.
– К вам генерал Моро. Он сейчас внизу. Сидит у вас в кабинете.
Моро. Господи! Как снег на голову. Что его заставило прийти?
– Скажи ему, что я нездоров и приношу извинения. Объясни, что я даже не одет, чтобы принять посетителей. Скажи, что я позже приеду к нему в министерство.
Клод, как заметил Дамиан, с облегчением вздохнул. Дамиан знал, что его друг беспокоится о нем.
– Как прикажете. Я пойду распоряжусь, чтобы приготовили ванну, и принесу свежую одежду.
Дамиан кивнул, как всегда благодарный другу за неизменную преданность, и заставил себя оторваться от кресла, придвинутого незадолго до его прихода к камину. Огонь уже погас, и было бессмысленно оставаться здесь. Несколько дней Дамиан провел один в четырех стенах и до сих пор сидел с немытыми волосами, небритый, в запачканной, мятой одежде. Он отшвырнул пустой графин из-под коньяка и не заметил, как наступил на разбитую рюмку. Под каблуком захрустели осколки.
– О Господи, – пробормотал он, проходя мимо высокого зеркала. Граф с шумом втянул воздух, увидев свое лицо, больше напоминавшее лик дьявола в аду.
И чувствовал он себя так же.
Он него несло перегаром. Голова раскалывалась от боли. Шершавый язык едва поворачивался во рту, словно обвалянный в перьях. Если бы можно было заползти в бутылку, Дамиан сделал бы это, хотя, по сути, этим и занимался последние четыре дня. Но спиртное ему не помогало. Невозможно было уйти от себя навсегда.
Александра мертва. Он никогда не простит себе ее гибели. Печаль в душе останется надолго. Но ему придется скрывать свои чувства. Его отсутствие скоро будет замечено, и все поймут, как глубоко он переживает утрату. Этого допускать нельзя.
В спальню снова вошел Клод-Луи. Этот мужчина был одним из тех, кого называли ci-devants
type="note" l:href="#n_15">[15]
, представителем прежней аристократии, йmigrйs
type="note" l:href="#n_16">[16]
, возвратившихся домой. Если бы не произошло революции и Луи оставался королем, Клод сейчас был бы графом. Однако превратился в слугу… или, точнее, выполнял обязанности лакея. Во всяком случае, внешне это выглядело именно так.
– Я рад, что вам лучше, – сказал Клод. – Вы правильно делаете, что возвращаетесь к нормальной жизни.
У него за спиной слуги уже тащили кадку с горячей водой. Дамиан хотел, чтобы со стороны ничего не было заметно, и потому сказал:
– Это была глупость с моей стороны. Никакая женщина не стоит, чтобы по ней так убивались.
Клод-Луи подождал, пока удалятся слуги, и закрыл дверь.
– Я все вижу. Со мной вам незачем притворяться. Мы знаем друг друга достаточно давно. Надеюсь, вы не держите меня за полного идиота? Не так ли?
Дамиан вздохнул.
– Нет, не держу, друг мой. Но, в общем-то, я и не разыгрываю ничего особенного. – Дамиан провел рукой по волнистым черным волосам. – Иногда перестаешь понимать, где кончается игра и начинается реальность.
– Вы правы, мой друг. Я полагаю, это касается нас обоих. Дамиан снял с себя одежду и опустился в дымящуюся медную ванну, радуясь горячей воде и возможности обрести чистоту тела. Он положил голову на бортик и медленно прикрыл глаза. Перед ним встало улыбающееся лицо Александры. Она восхищалась его птицами и радовалась его словам, сияла от восторга и счастья. Он видел ее сверкающие глаза, когда Александра, разговаривая с его матерью, вставала на его защиту, тогда как ей самой нужно было обороняться.
Воспоминания возвращали его к тому дню на пляже, когда она бежала к нему. Море эмоций отображалось на ее прекрасном лице – страх, сожаление и глубокая печаль. От всех этих образов у него так защемило сердце, что он вдруг мгновенно вышел из забытья.
Он потянулся трясущейся рукой за полотенцем, которое стоявший наготове Клод-Луи поспешил расправить для него.
– Вы ослабли. И не мудрено. Нельзя же не есть столько времени. Сейчас шеф Массой принесет поднос. Вы подзаправитесь, и дело пойдет лучше.
Дамиан промолчал. Разговоры о пище вызвали неприятные ощущения в желудке. Но все равно нужно было заставить себя что-то съесть. И он все еще не выполнил задание. Нужно было как-то исхитриться и найти способ исправить положение. В работе было легче забыться, так как именно она до сих пор составляла смысл его жизни. Сейчас он должен был просто ухватиться за эту возможность. Он был обязан оставаться верным своему делу, хотя сознавал, что сейчас это будет труднее, чем когда-либо. Слишком тяжело было смириться с потерей. И любой успех, если таковой его ждет, будет несопоставим с ценой, которую пришлось заплатить за него.
– Ну, моя красавица, как ты себя чувствуешь? Александра пристально посмотрела на кричаще одетую женщину, сидевшую напротив нее в кресле с обивкой из выцветшего вощеного ситца.
– Спасибо, мадам Дюмен. Сейчас благодаря вам хорошо. Можно сказать, почти как раньше.
Они сидели вдвоем и не спеша пили кофе. Тонкие фарфоровые чашки с мокко совершенно не вязались с убогой обстановкой безвкусно обставленной комнаты.
– Вот и прекрасно. Я думаю, через пару дней ты сможешь показаться на публике. Воображаю, что начнется, когда они увидят такое чудо.
Александра побледнела.
– Мадам, я знаю, что вы были великодушны ко мне. Я обязана вам жизнью. Но умоляю вас, отпустите меня.
– Милая, мы уже обсуждали эту тему тысячу раз. Я вложила в тебя кучу денег. Целое состояние. А сколько часов я провела у твоей постели! Сколько я ухаживала за тобой, кормила, поила и оберегала от разных бед! Долги положено платить.
– Но вы знаете, я очень состоятельная женщина. Если бы вы позволили мне уйти, я смогла бы вернуться в Англию и…
– Ба, в Англию! Нет, ты останешься здесь.
– Я уверена, что…
– Хватит, моя голубка. С прошлым покончено. И чем скорее ты это поймешь, тем лучше сложится твоя жизнь здесь. Теперь я – твоя хозяйка, и тебе придется делать то, что я скажу. – Мадам строго поджала губы. Ее лицо стало неумолимым. Она была жестокая женщина. Ей полагалось быть такой. Если когда-либо ей и была присуща какая-то мягкость, то она была давно вытравлена ее прошлой жизнью. И все же… в голосе женщины вдруг появилась какая-то вкрадчивость, нечто похожее на заискивание: – Поверь мне, дорогая, это не слишком трудно. Конечно, придется иметь дело с мужчинами, и их здесь будет довольно много. Но ты достаточно умна и сможешь быстро сообразить, как угодить им. Если здраво рассудить, это не такая уж плохая жизнь.
Александра содрогнулась, представив эту жизнь.
– Пожалуйста, мадам, сжальтесь. Как мне убедить вас? В который раз Александра просила о снисхождении.
Сколько часов взывала внять ее мольбам. Любая попытка к бегству была бы напрасной. Снаружи окна были защищены прочными железными прутьями, а за дверью ее каморки постоянно дежурил дюжий страж – бородатый арап.
– Тс-с, милочка, – сказала мадам Дюмен. – Время разговоров кончилось. Пора оставить эти мысли. Может быть, со временем твой долг будет погашен. Тогда и поговорим. А пока, – добавила она с улыбкой, – ты принадлежишь мне. И твоим телом распоряжаюсь я одна.
Александра ничего не ответила, чувствуя, как похолодела спина от убийственного страха. И так же молча проводила взглядом немолодую женщину с расплывшейся талией. За дверью послышался вкрадчивый голос арапа, дававшего ей какие-то советы. Потом они вместе захохотали.
У нее начался озноб. Что ее ждет? Когда появится первый мужчина? Каким он окажется? Как станет обращаться с ней?
Она подумала о Дамиане и чуть не закричала от горя. Где он сейчас? Жив ли? В ее теперешнем положении не было никакой возможности узнать что-либо о муже. От сознания собственной беспомощности она впала в уныние и отчаяние.
Потом она вспомнила о Бьюике, и ее сердце наполнилось ненавистью. Из-за него и его вероломства она оказалась здесь. Она имела глупость поверить ему, а он подло предал ее.
Если он не помог ей тогда, то, естественно, не поможет и теперь.
Сейчас ей никто не сможет помочь.
И сама он бессильна сделать что-либо для собственного спасения.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дерзкий вызов - Мартин Кэт



поскольку этот роман является заключительным в трилогии семейства Гаррик, я ожидала бОльшего, хотя бы потому, что в предыдущем романе ("сладкая месть")ГГ описана как весьма решительная девушка, а здесь же она - постоянно сомневающаяся личность, меня, например, утомили эти ее бесконечные "верю- не верю-люблю-не люблю - и снова - верю-не верю" в отношении мужа. как-то стоило бы поскорее определиться. да и политики многовато, на мой взгляд. в общем, не фонтан, как говорится...
Дерзкий вызов - Мартин КэтОльга
22.05.2013, 14.33





Интересный роман,довольно не плохой
Дерзкий вызов - Мартин КэтЛюдмила
12.08.2013, 8.30





Классный роман, автор молодец, все ыло интересно и захватывающе.
Дерзкий вызов - Мартин КэтНеля
18.10.2014, 15.49





ОЧЕНЬ скучно и неинтересно. Странно что у романа такой высокий рейтинг.
Дерзкий вызов - Мартин КэтАнна
19.10.2014, 11.27





То же удивляюсь высоким рейтингом .. Автору не занимать фантазии , все что знала вплела в эту книгу .. Месть , любовь , шпионов и патриотов , интриги войны , бордель , карты , вечно в сомнениях г героиня в отношеении мужа , за то другим доверяет запросто ... Но а конец это что то ," подсластить " педиком .. Мерзко и противно 2/10
Дерзкий вызов - Мартин КэтVita
18.11.2014, 7.31





Хорошая книга, мне понравилось. Из трилогии она правда самая слабая, особенно на фоне предыдущей о брате Александры Рейне, но тем не менее книга хорошая! Очень понравилась завязка событий, внезапное решение героя жениться, как менялось отношения его к Александре, как он начал понимать её истинную натуру, и осознавать, как сильно ошибся, считая её злобной и эгоистичной. Сомнения и терзания героини тоже вполне понятны, и как бы ни было, всё таки любовь победила в ней! Понравилась сцена, когда Дамиан купил её на аукционе в публичном доме, как они только одним взглядами сумели объяснить всё и понять друг друга. Хороший роман! Советую читать!
Дерзкий вызов - Мартин КэтТаня
26.01.2015, 12.32





книга весьма неплоха. делаю заключение, что вся серия очень даже ничего. не согласна, что книга слабая. она очень насыщенная и кардинально другая, чем первые 2. в плане закрученности. бесила гг-ня которая постоянно портила все и лезла не в свое дело. а так... очень понравилась.
Дерзкий вызов - Мартин Кэтлёлища
7.11.2015, 13.12





Voobşe to ne ploho daje necego +10
Дерзкий вызов - Мартин КэтAnya
7.04.2016, 9.46





Я восхищаюсь тем как это круто;). Я по пробовал я удивился! это жуть но да это правда когда я первый рас вызвал, и мне даже страшно было. Да, если у вас слабые нервы не повторяйте это, и всем пока.
Дерзкий вызов - Мартин КэтСергей
4.11.2016, 11.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100