Читать онлайн Дерзкий вызов, автора - Мартин Кэт, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дерзкий вызов - Мартин Кэт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 77)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дерзкий вызов - Мартин Кэт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дерзкий вызов - Мартин Кэт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Кэт

Дерзкий вызов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Почтовая карета с бешеной скоростью неслась по неровной проселочной дороге, накреняясь и подпрыгивая на ухабах. Сара тревожно смотрела на Александру, прижавшуюся к жесткой коже сиденья. Они только что проехали Рай и свернули на север к побережью. Путешествие из Лондона в Фэлон подходило к концу.
– Как вы себя чувствуете, моя милая? – спросила горничная, выглядывая из-за плеча плотного лавочника с огромным животом. – А то, я вижу, вы бледнее лилии. Сделали приятное леди Джейн, а сами захворали.
– Я отлично себя чувствую, Сара. Просто устала, и больше ничего.
Она рассказала Саре, что с леди Джейн на самом деле не было ничего серьезного, больше разговоров и слез. К тому времени, когда они приехали, ее подруга была уже на ногах и почти забыла о своей болезни.
– Леди Джейн теперь в полном здравии, а вам плохо. Нужно было хорошенько подумать, прежде чем ехать к ней. Ваш муж здорово рассердится, когда узнает, чему вы себя подвергали.
Ее муж. Боже, что она наделала? Рассказала полковнику Бьюику правду. Поделилась всеми своими подозрениями. От этих воспоминаний ей стало невыносимо больно. И помимо боли, возникло чувство вины.
«У тебя не было выбора, – говорила она себе в сотый раз, хотя от этого внушения легче не становилось. – Дамиан использовал тебя в своих целях. Ему наплевать на тебя. Он женился на тебе из-за денег и, может быть, в угоду похоти, которую вызывало в нем твое тело».
И все равно ее не покидало чувство вины.
Александра думала о предстоящем возвращении мужа и документах, которые, несомненно, будут в его распоряжении. Полковник Бьюик со своими солдатами устроит засаду для французов, когда они придут забирать бумаги с секретными сведениями. И всех их схватят.
Дамиан попадет в тюрьму.
Или ему уготована даже худшая участь. Предателей вешают. Неужели и с ним поступят так же? Где-то в глубинах сознания она допускала такую возможность, но отказывалась верить в ее реальность. Она не хотела для мужа такого жестокого наказания, но, желая покончить с его двойной жизнью, невольно обрекала его на гибель.
В ней опять всколыхнулась боль, упорная, жестокая, всеобъемлющая. Почему это случилось? В чем она провинилась, чтобы заслужить такого мужа?
Как она могла полюбить его?
Сознание того, что она сама распорядилась своей судьбой, удвоило ее страдания. Она пыталась не допустить этого, противилась всеми фибрами души, но, как ни опасалась, худшее все же произошло. О Боже! Как ей мог понравиться такой мужчина? Она вновь и вновь задавала себе этот вопрос и не могла найти ответа. Горькая правда точила ее как червь и не давала ни минуты покоя.
Наконец они вернулись в Фэлон. К этому времени Александра была совсем без сил. С болью в сердце и ощущением безысходности она пошла прямо в свою спальню. Сара поставила ей в ноги таз с теплой водой и принесла чашку бульона. Монти, обеспокоенный ее состоянием, велел повару приготовить целебный отвар. Никто, кроме нее самой, не знал причины ее недуга. Она погубила свою жизнь. Ее болезнь стала следствием ее глупости. Кожа Александры сделалась тусклой и серой, у нее не высыхали слезы и угасала душа.
Тикали часы, отсчитывая минуту за минутой. Медленно набегали часы и складывались в сутки. Дни казались нескончаемо долгими. Но она знала, что скоро он будет здесь. Встреча с французами была назначена на сегодняшний вечер. Такой человек, как Дамиан, не мог не прибыть вовремя.
Внизу у входа сначала послышались шаги и невнятные голоса, потом раздались громкие приказы. Александра насторожилась. Она поняла, что вернулся граф.
– Где она?
Несомненно, это был его неподражаемый голос, сочетающий в себе твердость стали и нежность шелка. В этот час за окнами уже начал проступать мрак надвигающихся сумерек.
Дамиан вернулся, чтобы завершить свою миссию.
– Наверху, милорд, – сказал дворецкий. – Горничная отнесла ей бульон. Может, теперь госпоже станет лучше.
Перескакивая через ступеньки, Дамиан бросился наверх. У нее оборвалось сердце. Она знала, что будет трудно, но не ожидала такой мучительной боли, словно сжигающей ее изнутри.
– Александра! – Он возник в дверях, соединявших их комнаты. – Что случилось? Монти сказал, что ты заболела. – На нем были белая батистовая сорочка, бриджи из оленьей кожи и сапоги для верховой езды, сидевшие в обтяжку на длинных ногах. Растрепавшиеся черные волосы при свете лампы отливали синевой. – Как ты себя чувствуешь?
– Хорошо, – сказала она, глядя в сторону. – Если не сегодня, то через день-другой все будет в порядке. Я уверена. Так что не стоит беспокоиться. Возможно, я что-то подхватила у Джейн.
Сейчас, подумала она, ему непременно захочется услышать о ее поездке в Лондон.
Он взял ее за руку, наклонился и коснулся губами лба.
– Монти сообщил мне о твоей маленькой экспедиции. Нельзя ездить по дорогам одной. Для женщины это небезопасно. – Он улыбнулся с такой нежностью, что у нее вновь перевернулось сердце. – Сейчас я просто обязан взять тебя на колени.
Слезы тотчас навернулись ей на глаза, но Александра остановила их усилием воли.
– Мне не хватало тебя, – сказала она.
Это было действительно так, хотя ей хотелось, чтобы все было наоборот. Но, увы, это была правда. Ей не хватало его ежесекундно. Не хватало даже тогда, когда она рассказывала Бьюику о его тайне. Не хватало, когда представляла, что должно произойти сегодня вечером. Александра должна была ненавидеть его, видеть в нем изменника, каковым он и являлся на самом деле, но все оказалось иначе. Когда она смотрела на его волевое лицо, она видела только невероятно красивого мужчину, покорившего ее сердце.
– Мне тоже было очень одиноко без тебя, – сказал он хрипловатым голосом. – Мне так хотелось скорее вернуться домой. Я представлял, как приеду и мы будем предаваться любви. Четыре дня я ни о чем другом не мог думать. – Он коснулся ее губ легким поцелуем. – Но теперь, наверное, придется подождать.
Неужели он действительно думал о ней? И был ей верен? Вряд ли она когда-нибудь сможет узнать правду.
– Завтра мне будет лучше, обещаю тебе, – сказала она, хотя знала, что ничего хорошего у них уже никогда не будет. – Может быть, сядем в карету и прокатимся в деревню? Или устроим пикник на берегу.
Она прикрыла глаза. Иначе ей было не оторваться от бездонной синевы. Александра не могла выдержать его взгляда даже одной секунды. Если бы ей не была известна правда о нем, она бы поверила, что Дамиан скучал без нее и его забота искренняя.
– Даю тебе срок до утра. Если завтра ты у меня полностью не поправишься, пошлю за доктором.
Она молча кивнула. Завтра это уже не будет иметь никакого значения. Завтра с прежней жизнью будет покончено.
– Отдыхай, дорогая. Я тоже пойду. Мечты о постели придется оставить, раз ты заболела.
Дамиан улыбнулся и снова поцеловал жену со щадящей нежностью, хотя по выражению его лица было видно, как он изголодался по ней.
Неподдельность его чувств вызвала у нее стеснение в груди. Жестокая боль вновь окутала сердце. От отчаяния Александра была готова кричать, рыдать, топать ногами. Хотелось браниться и ругать судьбу за все происходящее.
Она наблюдала, как он выходил из комнаты, и позже прислушивалась к его шагам в спальне. Он о чем-то разговаривал с Монти. Потом пожилой человек оставил его одного.
Внезапно у нее начался озноб. Сколько времени остается до прихода мужчин? Или, может быть, Дамиан встретится с ними на берегу? В любом случае ей следовало быть начеку. Она должна быть там, где они, и увидеть своими глазами, чем кончится дело.
Пальцы не слушались Александру, когда она переодевалась в повседневное платье из темно-коричневой шерсти. Молодая женщина заплела волосы в свободную длинную косу и, обернув плечи одеялом, чтобы унять дрожь, села у окна. Сквозь наползавший густой туман смутно просвечивал узкий полумесяц. Было слышно, как разбиваются о берег волны. Такими же глухими ударами им вторило ее сердце.
Она не знала, где сейчас находится Бьюик со своими людьми. Неизвестно, привел он их в окрестности Фолкстона, как обещал, или нет. Она слышала, что вблизи Фолкстона находилась часть солдат из гарнизона, занимавшего позиции на нескольких башнях Мартелло. Эти береговые сооружения были предназначены для защиты от нападения французов с моря.
Дом опустел. Тиканье часов из золоченой бронзы действовало угнетающе. Вдруг послышался шум. Александра сразу встрепенулась. Это Дамиан снова стал ходить по комнате. Его широкие шаги можно было распознать безошибочно. Вскоре до нее донесся звук захлопнувшейся двери – он вышел в холл. Собравшись с духом, стараясь не поддаваться охватившей ее панике, она взяла свою тяжелую шерстяную накидку. Завернулась в нее, надвинула на самый лоб капюшон и, подождав секунду, последовала вниз за мужем. Дойдя до черного хода, она остановилась и с бешеным стуком в сердце стала следить за тем, как он движется к скалам. Затем она осторожно вышла из дома и на некоторое время затаилась в тени, дожидаясь, когда он начнет спускаться к берегу. После того как он исчез из вида, она заторопилась. С тяжелым, прерывистым дыханием она бежала по узкой тропинке в том же направлении. Наверху у скал она снова остановилась, высматривая обезумевшими глазами французов и Бьюика с его солдатами.
В полосе прибоя промелькнули две небольшие лодки. Когда они приблизились к берегу, шестеро мужчин остались в воде, а трое зашагали по песку. Дамиан шел им навстречу. Под мышкой у него была продолговатая кожаная сумка. Видимо, в ней находились бумаги, за которыми прибыли эти люди.
Внезапно ее взору предстала картина, заставившая ее замереть. Она пригнулась и спряталась за валунами. Внизу по пескам, скрытые изгибом берега и выступами скал, незаметно двигались Бьюик и его солдаты. Солдаты, одетые в ярко-красную форму, шли с мушкетонами и штыками наголо. Бьюик нес вынутую из ножен шашку, зловеще поблескивавшую при свете крохотного рожка луны.
Александра перевела взгляд на Дамиана, и у нее замерло сердце. Она вдруг представила, как он обнимает, целует ее, шепчет страстные и нежные слова. Ей вспомнилась ночь в гостинице, когда он, переполошившись, ворвался к ней в комнату и как безумный бросился ее защищать. Потом она вспомнила, как он заступался за нее перед своей матерью, как он переживал из-за этой женитьбы, как обвинял себя в предательстве брата. Она вспомнила также о его прекрасных птицах, о прогулках по пляжу и разных мелочах, которыми он хотел доставить ей удовольствие.
И вдруг Александра словно прозрела. Молодая женщина поняла, что, несмотря на все, что он сделал, она никогда не сможет смириться с мыслью о заключении его в тюрьму или громком судебном процессе. Для нее было невозможно представить, что его могут избить или ранить во время неизбежного столкновения.
Тем более она не хотела и думать о том, что неожиданно встало в ее воспаленном воображении, – о смертельном исходе.
«Боже милостивый, что же я наделала?» – шептала она.
Александра бегом бросилась за ним.
Возможно, ей удастся опередить англичан, огибающих мыс, и она сможет предупредить его. Тогда он убежит вместе с французами. Если они успеют добраться до лодок и уплыть во Францию, Дамиан будет спасен.
Александра мчалась вдоль скал, не обращая внимания на жестокий ветер, обжигающий щеки. Нужно было во что бы то ни стало вырвать у него сумку с документами. Если у нее получится, тогда и Англия не пострадает, и Дамиан сможет скрыться.
Цепляясь за выступы, оступаясь и скользя, она торопливо спускалась по сыпучей тропе. Камни царапали ей колени, резали руки и рвали одежду. Когда она достигла пляжа, ее туфли были полны грязи и мелкой острой гальки, впивавшейся в ноги. Она сбросила обувь и продолжала бежать. Вязкий песок сковывал мышцы. Вдобавок сильно болел порез на ступне. Она приглушенно застонала и ускорила бег.
До сих пор мужчины не заметили ее, поэтому она не посмела окликнуть их. Ноги горели огнем. Легкие едва не разрывались от горячего воздуха. Сердце бешено билось. Но она все гнала себя вперед. Оставалось всего несколько ярдов. И тут Дамиан резко обернулся к ней. В ту же секунду она настигла его и без труда вырвала сумку, так как он не ожидал от нее нападения.
– Это ловушка, – сказала она и, прижимая сумку к груди, побежала назад. Она задыхалась от быстрого бега и говорила с трудом: – Солдаты. Они прямо за мной. Тебе нужно бежать!
Даже при тусклом свете луны она увидела, как он побледнел.
– Боже мой! Александра, что ты наделала?!
Он приближался к ней, но она продолжала отступать. У нее тряслись ноги. По щекам бежали горячие слезы.
– Сейчас не время для разговоров. Ты должен бежать. Иначе будет поздно.
Теперь он увидел их. Они обошли мыс и спешили наперерез, низко пригнувшись к песку. Прогремел первый выстрел. Пуля прорезала воздух – раздалось смертоносное жужжание – и пролетела в нескольких дюймах у них над головами.
– Беги к скалам. – Прикрыв собой Александру, Дамиан схватил ее за руку и потянул наверх. – Поднимайся туда и спрячься.
Последовало еще несколько выстрелов. Град пуль посыпался на французов. Ночной воздух наполнился едким запахом пороха. Бьюик выкрикивал один приказ за другим. И каждый раз Дамиан прикрывал ее своим сильным телом.
– Не надо этого делать, – задыхаясь, говорила она, не в силах понять его действий, так как ее ум был парализован страхом за его жизнь. – Тебе нужно уходить отсюда! Пожалуйста, Дамиан.
Почему он не пытался бежать? О Боже! Он рисковал собой ради нее и отказывался использовать шанс на спасение. С минуты на минуту его могли схватить.
В воздухе вновь засвистели пули. Пока солдаты перезаряжали оружие, Дамиан поднял ее на ноги и потянул к тропе, ведущей в скалы. Он все еще надеялся увести ее от опасности.
– Дамиан! – крикнула она, но было уже слишком поздно. На него навалились сразу шестеро солдат Бьюика. Они стали тащить его вниз, на песок.
В ту же секунду Александра почувствовала, как кто-то зажимает ей рот рукой. Одновременно широкая ладонь обвилась вокруг ее запястья.
– Нет! – закричала она, когда один из французов, огромный мускулистый мужчина с черными волосами, начал тянуть ее к морю. – Пустите!
Александра пыталась сопротивляться, вырваться на свободу, но он был непоколебим. Осыпая ее непристойной бранью, он тащил ее за собой, заставляя идти вброд. Они добрались до одной из лодок. Тогда похититель поднял ее на борт и грубо толкнул вниз. Затем влез сам.
– Дамиан! – крикнула она, оглянувшись на берег.
Он был в окружении солдат. Его били кулаками и ногами. Удары сыпались на него один за другим. Французы стреляли из своих пистолетов и попали в нескольких британских солдат. Их безжизненные тела остались лежать на песке.
– Faites vite!
type="note" l:href="#n_10">[10]
– раздался чей-то приказ. – Быстрее! Мужчина на веслах начал грести прочь от берега. Александра попыталась выпростаться из рук верзилы, но тот мгновенно заставил ее утихомириться. Мужчина втиснул ее между небольшими бочками, а сам тем временем открыл огонь по группе солдат, бежавших по берегу вслед за ними. Остальные мужчины в лодке спешно поднимали паруса. В считанные минуты берег остался за кормой. Маленькое суденышко некоторое время боролось с волнами и наконец, пробив одну из них, вынырнуло с другой стороны как раз в тот момент, когда расправился белый холст, подхваченный ветром. Лодка на парусах понеслась в открытое море. По-прежнему были слышны пистолетные выстрелы, но теперь уже единичные, приглушенные и смазанные.
Александра тупо смотрела на воду, понимая, что в холодной черной бездне исчезает последняя надежда на побег. Она понуро осела вниз, но вдруг вскочила на ноги, подумав, не прыгнуть ли ей за борт. Интересно, как далеко она смогла бы отплыть, прежде чем намокшая одежда утянет ее на дно?
– Ah, поп, anglaise
type="note" l:href="#n_11">[11]
, – сказал могучий мужчина, прервав ее мысли. Он сдавил ее плечи с такой силой, что она поморщилась от боли. – Я бы, конечно, предпочел видеть тебя утопленницей, – продолжил он также на французском, – но ты нужна нашему полковнику.
– Веди себя приличнее с леди, – сказал высокий, представительный мужчина, стоявший у него за спиной. Это был темный шатен с проседью и чертами лица, в которых было что-то мученическое. – Это жена нашего друга. Вряд ли ему будет приятно узнать, что мы ее обижали.
– Эта маленькая шлюха предала нас!
– Ты не можешь этого утверждать. – Полковник приблизился и вынул сумку из ее дрожащих пальцев. До этой минуты Александра даже не сознавала, что она все еще держит ее в руках. – Может быть, она наша союзница, n'est pas
type="note" l:href="#n_12">[12]
? Посмотрите-ка, что она принесла нам. Как раз то, что мы так долго пытались заполучить.
Она едва не задохнулась от ярости. Сама того не желая, она сыграла им на руку.
– Подлый французишка! Никакая я вам не союзница! Полковник тихо засмеялся.
– Мы знаем, кто вы, мадам Фэлон. Мы знаем, что ваша семья – одна из самых состоятельных в Англии. Возможно, ваши соотечественники будут крайне заинтересованы получить вас обратно. А мы взамен потребуем кое-кого вернуть нам.
Неожиданное заявление француза вселило в нее надежду и вместе с тем обеспокоило.
– И кто же вам нужен?
– Ваш муж, естественно. Майор – человек с кучей доблестей.
– Мой… мой муж – майор? Она начинала вскипать.
– Офицер Grenadiers de Cheval
type="note" l:href="#n_13">[13]
. Это элитная гвардейская кавалерия Наполеона. Исключительно почетное звание и вполне заслуженное. Хотя здесь его возможности теперь исчерпаны, для человека с таким опытом найдется другое место. – Мужчина смерил ее строгим взглядом. – Так что, мадам, благодарите судьбу – вы еще можете быть полезны.
Дамиан поднес руку к своему разбитому лицу и застонал от дергающей боли в суставах. Губы распухли, тело покрылось черно-синими кровоподтеками. Из-за сломанных ребер даже дышать и то было больно. Поморщившись, он привстал и сел на грязном соломенном тюфяке в углу камеры. Старое здание с толстыми отсыревшими стенами находилось на задах гарнизона, дислоцированного в Фолкстоне. Дамиан сделал усилие, чтобы встать и пройтись, но почувствовал тошноту.
Черт подери, похоже, на нем не осталось живого места. Приходилось благодарить судьбу, что он вообще остался жив. Вряд ли бы его пощадили, если бы не собирались обменять на Александру.
Стоило ему вспомнить о ней, как его охватило бешенство. Волею Божьей она стала его женой и посмела его предать. Из-за нее его избили до полусмерти, и теперь он должен чахнуть в темной грязной камере с полчищами крыс. Его душила ярость, когда он думал о том, что ей хватило смелости на противостояние. С какой дерзостью Александра бросила ему вызов! Не важно, почему она вышла за него замуж. Александра должна была если не доверять ему, то хотя бы не вставать поперек дороги.
Однако тут он вспомнил, как она бежала к нему тогда, на берегу. В памяти ожили ее глаза в горячих слезах и влажные дорожки на щеках. Может быть, жена в конце концов одумалась? Может быть, в ней возобладало чувство долга, и потому, рискуя собой, Александра спасала ему жизнь?
Подумав об этом, он сменил гнев на милость и даже невольно восхитился ею. Нужно было обладать невероятной храбростью, чтобы решиться выступить против него. Далеко не каждая замужняя женщина позволила бы себе проявить неповиновение супругу. К тому же следовало принимать во внимание особенности ее семьи. Ситуация могла привести к грандиозному скандалу, в который бы был втянут ее брат. Совершенно очевидно, что Александра была человеком принципа. Она поступила так, как подсказывали ее убеждения и чувства. Поэтому какая-то часть его разума была на ее стороне и заставляла гордиться ею.
Дамиан вздохнул в темноте, стараясь не замечать того, что исходило от другой части его «я». Эта часть, в отличие от первой, хотела, чтобы Александра была безоговорочно предана ему. Эта часть предпочитала видеть их отношения не омраченными никакими его поступками, политическими взглядами и этой кровавой разрушительной войной. Он вспоминал о той нежности и страсти, которые они дарили друг другу в минуты близости, и о том, как она засылала в его объятиях. И, перебирая в памяти те ночи, он пытался представить ее теперешние чувства. Вспоминает ли она о том времени так же, как он? Вероятно, да. Вероятно, поэтому она хотела помочь ему, невзирая на пули, едва не перерезавшие ее пополам. Он содрогнулся от этой мысли.
Даже такое слабое движение вызвало приступ боли. Не говоря о том, что избиение на пляже было достаточно жестоким, ему сильно досталось и потом, когда его доставили в Фолкстон. Допрос длился несколько часов. Бьюик хотел любой ценой выжать из него что только можно. Похоже, офицера больше устраивал сам факт получения ответов, нежели их содержание и степень достоверности.
– Кто эти люди, с которыми ты встречался на берегу? – спрашивал Бьюик, наверное, в двадцатый раз. – Кто передавал тебе сведения? Назови его имя.
– Я уже сказал, что не буду разговаривать с тобой. Пусть меня допросит генерал Филдхёрст.
– Нет, ты будешь отвечать мне, поганый ублюдок. И расскажешь все, что меня интересует!
– Что с моей женой? – снова повторил вопрос Дамиан, несмотря на второй увесистый удар в живот. Сержант с квадратной челюстью, казалось, захлебывался от удовольствия, выполняя распоряжения Бьюика.
– Твоя очаровательная жена – не чета тебе. Она-то любит родину. Единственная ее ошибка, что она захотела помочь тебе удрать. Если твои товарищи по оружию ничего не сделают с ней, то мы позаботимся, чтобы она вернулась домой.
Александра была вне опасности. В этом Дамиан не сомневался. В последний момент перед пленением он успел заметить, что ее посадили в лодку к Лафону. Хотя в политике полковник проявлял повадки змеи, он все-таки был офицером Grande Armee
type="note" l:href="#n_14">[14]
и джентльменом. Вряд ли он позволил бы обидеть женщину, тем более жену человека, все еще нужного им. Так что Александра должна быть живой и невредимой. Во всяком случае, этого следовало ожидать. И если бы его не утешала эта мысль, то все испытания, выпавшие теперь на его долю, стали бы просто непереносимыми.
– Послушай, Дуглас…
– Что?! Ты еще смеешь разговаривать со мной, словно всю жизнь ходил у меня в друзьях? Я уже забыл, когда это было… если было вообще.
Он кивнул сержанту-мордовороту, и тот отвесил Дамиану такой удар, что у него откинулась голова и острая как нож боль пронзила виски.
– Извините… полковник Бьюик, – сказал Дамиан, выплевывая кровь, – и все же я ничего не скажу, пока не увижусь с Филдхёрстом.
– А почему с ним? Разве это так важно, что нужно сообщать непременно ему, а не мне?
– Филдхёрст – человек чести. Ему можно доверять. Я должен быть уверен, что моя жена благополучно вернется домой при любых обстоятельствах.
– У генерала есть дела и поважнее. Тебе не остается ничего другого, как признаться. Назови имя своего сообщника и расскажи, что было в тех бумагах. А я позабочусь о возвращении твоей жены.
Дамиан отрицательно покачал головой. Сержант опять ударил его. Переведя дух, Дамиан криво усмехнулся.
– Ты все равно ничего не добьешься, – насмешливо сказал он Бьюику, лезшему из кожи вон, чтобы унизить его. – А возвращением моей жены тебе так или иначе придется скоро заняться. Как только о случившемся узнает ее брат, можешь быть уверен, он всех поставит на ноги.
Бьюик побелел от ярости и дал очередной знак сержанту с квадратной челюстью и накачанными мышцами. Дамиан снова почувствовал, как у него взорвалась голова от боли. Он подумал об Александре. Представил ее замечательное лицо и мысленно помолился о ее спасении. Последнее, что проплыло в его сознании, это ее глаза, полные слез. Он окончательно отключился, когда могучие кулаки сержанта взялись снова молотить его истерзанное тело.
– Между прочим, мерзавец прав.
Эти слова принадлежали лейтенанту Ричарду Осборну, худосочному, жесткому человеку. Лейтенант был помощником Бьюика и его ближайшим другом. Разговор происходил в одной из адъютантских казарм Фолкстона, опрятной комнате с белыми стенами и небольшим количеством мебели. Бьюик прохаживался возле камина и прикидывал, что делать дальше.
– Как только в Лондоне узнают, что женщина попала в плен, – сказал Осборн, – с нас головы снимут.
Снимут. Как пить дать. Слова лейтенанта врезались Бьюику в мозг. Буйный норов полковника в отставке Гаррика мог нагнать страх даже на самого стойкого человека. Так что Бьюик понимал, что Осборн близок к истине.
– Черт побери, как мне не хочется отпускать этого сукина сына.
Бьюик подошел к буфету и налил им обоим бренди. Он протянул Осборну стакан и сделал глоток из своего. Заметив кусочек нитки, прилипшей к его алой тунике, он отцепил его и отбросил в сторону.
Лейтенант отпил бренди.
– Я вас прекрасно понимаю, – сказал он, – но тут уж ничего не поделаешь.
Бьюик знал, что его помощник прав, но ему не хотелось сдавать позиции.
– Курьер уже вернулся? – спросил он.
– Нет, но должен вот-вот появиться, – ответил Осборн. – Я сам его жду.
– Думаю, переговоры прошли успешно. Французы примут наши условия. Время и место встречи должны их устроить.
– Естественно. Это почти рядом с Фэлоном. Этот участок побережья они знают как свои пять пальцев.
– Наверное, – согласился Бьюик. Он отхлебнул бренди и стал любоваться янтарной жидкостью, болтая ее в стакане. И вдруг улыбнулся, чувствуя, как стихает раздражение и вместо него зарождается возбуждение. – Но будем надеяться, что кое-чего они не учтут. Возможно, они еще не знают про пещеры, что расположены под скалами вокруг мыса.
– Пещеры?
– Ну да. А что вы думаете, Ричард! Может быть, у нас в руках окажутся и девушка, и… предатель!
Лицо Осборна выражало неуверенность, тогда как Бьюик улыбался. Он смотрел на свое отражение в зеркале и уже видел блеск золота на мундире. Продвижение по службе было ему почти обеспечено. В эту минуту он считал, что игра сделана.
Александра остановилась перед лестницей, стараясь дышать размеренно и пытаясь успокоиться. Что готовит ей грядущий день?
Из кухни долетал аромат свежеиспеченного хлеба. Слышалась французская речь. Кухарка непрерывно отчитывала провинившегося сынишку.
Держась за перила, Александра спустилась в комнаты. Это был хоть и небольшой, но очень удобный фермерский дом, с толстыми стенами из белого камня, черепичной крышей, хорошей мебелью и безукоризненной чистотой внутри.
– Так. Я вижу, вы уже готовы. Хорошо. Надеюсь, пребывание в этом доме не оставит у вас слишком неприятных воспоминаний?
«Слишком неприятных воспоминаний». Она пристально посмотрела на мужчину, стоявшего внизу лестницы, и заставила себя улыбнуться.
– Грех жаловаться, господин Годен. Вы были исключительно гостеприимны и благожелательны. Тем более с учетом обстоятельств. Я очень благодарна вам и полковнику Лафону.
Минула неделя с тех пор, как лодки пристали к берегу у небольшого рыбацкого поселка южнее Булони. Александру поселили в доме человека по имени Андре Годен, хотя слово «поселили» не вполне соответствовало данному случаю.
Если говорить точно, то она находилась под домашним арестом.
– Прелестная женщина – всегда желанный гость в доме. Вы не согласны, крошка? А политика – дело второе.
Господин Годен, немолодой мужчина с копной седых волос, круглый как бочка, олицетворял собой терпение и отеческую заботу. Пока Александра жила в его доме, он мирился с ее неуравновешенным характером. Он не обращал внимания на требования отпустить ее и не сердился, когда женщина раздражалась или пребывала в дурном настроении.
– Насколько мое присутствие здесь оказалось желанным, не знаю, – сказала она, – но мне было у вас комфортно, и за это вам большое спасибо.
– А за приятную компанию? Разве вас так уж тяготило наше общество?
Услышав этот вопрос, она улыбнулась самым искренним образом. На такого человека, как Годен, невозможно было обижаться. Хотя его патриотизм не вызывал сомнений, он сочувственно относился к ее положению и тем самым вселял в нее уверенность. Вместо ожидаемой грубости она встретила мягкость и доброжелательность, принесшие облегчение ее душе. Как только она ступила на порог его дома, Годен заявил, что здесь она не встретит жестокого обращения. От него Александра узнала, что рано или поздно ее отправят обратно в Англию, а мужа доставят во Францию.
– Вы будете сожалеть о разлуке с ним? – спросил однажды француз, застав ее у окна.
На далеких холмах, расположенных намного выше Булони, был виден старинный замок с ветхими стенами.
– Мой муж – предатель. Мне бы надо желать, чтобы его посадили в тюрьму, а я…
– Что?
– Я скучаю по нему. Мне будет недоставать его. Я знаю, что мне следует забыть его, но не могу ничего с собой поделать.
– Может быть, когда закончится война, вы воссоединитесь во Франции.
– Нет, мсье Годен, это невозможно.
Александра знала, что не сможет вернуться к нему. Если даже она и нужна Дамиану, он наверняка не станет с ней жить после того, что она сделала.
Француз вздохнул и сдвинул густые седые брови. Его лоб сразу покрылся рябью морщин.
– Злая это штука – война, не правда ли?
– Да мсье, действительно, очень злая.
Так она сказала тогда и так же думала сейчас, стоя у крыльца.
На ней было то же коричневое шерстяное платье, в котором ее схватили в ту ночь на берегу. Только теперь оно было отстирано и выглажено, так же как и ее тяжелая накидка.
Господин Годен притронулся к ее руке и мягко пожал ее.
– Может, еще когда-нибудь встретимся. Она улыбнулась:
– Я была бы рада.
– Будем надеяться, Господь поможет вам.
– Спасибо, мсье. Если бы все французы были такие, как вы, нашим странам не пришлось бы воевать.
Польщенный ее словами, он с довольной улыбкой подошел к двери. Когда он открыл ее, они увидели на крыльце полковника. Виктор Лафон был в темно-синем с белым мундире Grenadiers de Cheval. На солнце ярко сверкали начищенные медные пуговицы. По-видимому, такое же обмундирование имелось и у ее мужа. Виски с серебряными прожилками резко контрастировали с его густыми темно-каштановыми волосами.
– Лодки ждут, мадам. Надеюсь, вы готовы?
– Готова, полковник.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дерзкий вызов - Мартин Кэт



поскольку этот роман является заключительным в трилогии семейства Гаррик, я ожидала бОльшего, хотя бы потому, что в предыдущем романе ("сладкая месть")ГГ описана как весьма решительная девушка, а здесь же она - постоянно сомневающаяся личность, меня, например, утомили эти ее бесконечные "верю- не верю-люблю-не люблю - и снова - верю-не верю" в отношении мужа. как-то стоило бы поскорее определиться. да и политики многовато, на мой взгляд. в общем, не фонтан, как говорится...
Дерзкий вызов - Мартин КэтОльга
22.05.2013, 14.33





Интересный роман,довольно не плохой
Дерзкий вызов - Мартин КэтЛюдмила
12.08.2013, 8.30





Классный роман, автор молодец, все ыло интересно и захватывающе.
Дерзкий вызов - Мартин КэтНеля
18.10.2014, 15.49





ОЧЕНЬ скучно и неинтересно. Странно что у романа такой высокий рейтинг.
Дерзкий вызов - Мартин КэтАнна
19.10.2014, 11.27





То же удивляюсь высоким рейтингом .. Автору не занимать фантазии , все что знала вплела в эту книгу .. Месть , любовь , шпионов и патриотов , интриги войны , бордель , карты , вечно в сомнениях г героиня в отношеении мужа , за то другим доверяет запросто ... Но а конец это что то ," подсластить " педиком .. Мерзко и противно 2/10
Дерзкий вызов - Мартин КэтVita
18.11.2014, 7.31





Хорошая книга, мне понравилось. Из трилогии она правда самая слабая, особенно на фоне предыдущей о брате Александры Рейне, но тем не менее книга хорошая! Очень понравилась завязка событий, внезапное решение героя жениться, как менялось отношения его к Александре, как он начал понимать её истинную натуру, и осознавать, как сильно ошибся, считая её злобной и эгоистичной. Сомнения и терзания героини тоже вполне понятны, и как бы ни было, всё таки любовь победила в ней! Понравилась сцена, когда Дамиан купил её на аукционе в публичном доме, как они только одним взглядами сумели объяснить всё и понять друг друга. Хороший роман! Советую читать!
Дерзкий вызов - Мартин КэтТаня
26.01.2015, 12.32





книга весьма неплоха. делаю заключение, что вся серия очень даже ничего. не согласна, что книга слабая. она очень насыщенная и кардинально другая, чем первые 2. в плане закрученности. бесила гг-ня которая постоянно портила все и лезла не в свое дело. а так... очень понравилась.
Дерзкий вызов - Мартин Кэтлёлища
7.11.2015, 13.12





Voobşe to ne ploho daje necego +10
Дерзкий вызов - Мартин КэтAnya
7.04.2016, 9.46





Я восхищаюсь тем как это круто;). Я по пробовал я удивился! это жуть но да это правда когда я первый рас вызвал, и мне даже страшно было. Да, если у вас слабые нервы не повторяйте это, и всем пока.
Дерзкий вызов - Мартин КэтСергей
4.11.2016, 11.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100