Читать онлайн В плену сомнений, автора - Мартин Дебора, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В плену сомнений - Мартин Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В плену сомнений - Мартин Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В плену сомнений - Мартин Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Дебора

В плену сомнений

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

Дарси в нетерпении мерил шагами гостиную. Несмотря на поздний час, он вовсе не собирался отходить ко сну. На кушетке мирно дремал Оувертон. Дарси взглянул на часы: стрелки показывали три часа ночи. Черт бы их побрал, сколько же можно возиться? Вербовщики должны были уже давно схватить Моргана Пеннанта, но долгожданной записки Дарси так и не получил.
В дверь тихо постучали.
— Войдите, — рявкнул он.
На пороге со смущенным видом появился лакей.
— Что там? Записка? — нетерпеливо воскликнул Дарси.
— Не совсем, милорд. Там внизу вас дожидается мальчишка. Он сказал, что хочет говорить только с вами.
— Мальчишка?
— Да, но он отказался говорить, кто его послал, и настаивает на том, чтоб увидеть вас.
Дарси нахмурился. В кабачке Моргана должен был подкараулить наряд вербовщиков и задержать до отхода военного судна. Должно быть, они решили, осторожности ради, спросить у него совета касательно дальнейших действий. Дарси махнул рукой на дверь.
— Приведи мальчишку.
Когда лакей привел посетителя, Дарси с удивлением обнаружил, что юноша, посланный к нему, одет слишком уж опрятно. Вряд ли он мог быть послан хозяином такого захудалого и злачного местечка, как таверна «Бык и Луковица». Неужели тамошним слугам выдают столь приличное платье?
Жестом Дарси велел слуге выйти. Едва дверь за ним закрылась, виконт с нетерпением посмотрел на мальчишку:
— У тебя есть для меня новости?
— Я служу в «Белом дубе». Мой хозяин велел передать, что недавно там остановилась на постой ваша сестрица с каким-то мужчиной, которого она называет своим мужем.
Дарси ошарашенно уставился на юношу. Что? «Белый дуб»… Джулиана…
— Что ты, дьявол тебя возьми, такое плетешь?
Посыльный смущенно опустил глаза под взбешенным взглядом Дарси.
— Э-эти двое приехали к нам час назад… и сказали, что следуют в Лондон. Затем спросили комнату до отхода почтовой кареты. Мой хозяин узнал в приезжей даме вашу сестру.
Во время его сбивчивого рассказа проснулся Оувертон и, расслышав последние слова юноши, оторвал от подушки голову в съехавшем набок парике.
— Так что же там случилось с Джулианой?
— Может, это чья-то дурацкая шутка, или же этому бедняге просто померещилось, но парень утверждает, что Джулиана и какой-то мужчина сняли комнату в «Белом дубе».
Оувертон расхохотался.
— Джулиана? С мужчиной, одна, на постоялом дворе? Ну и шуточки! И с кем же это, по-вашему, она сбежала?
— С валлийцем, сэр, — с готовностью ответил юноша.
— Ну, это уж слишком! — прорычал Дарси. — Моя сестра не знается с валлийцами. Тем более что всю последнюю неделю она провела в своей комнате, где сейчас и находится, я уверен. Так что теперь говори, зачем вам понадобилось так шутить, а?
Посыльный нерешительно произнес:
— Это не шутка, сэр. Мой хозяин уверен, что это была ваша сестра.
— Откуда он знает ее? — не отступался Дарси.
— Мой хозяин частенько наведывался к вам в последнее время… видите ли, он ухаживал за Летицией, горничной вашей сестры. Он сказал, что видел вашу сестру однажды, когда был здесь. Он просил сказать, что у той женщины, что остановилась у нас, рыжие волосы.
Оба брата громко выругались. Вокруг сколько угодно женщин с рыжими волосами. Но…
— А почему твой хозяин так жаждет возвратить нашу сестрицу в родной дом?
— Не знаю, — пожал плечами юноша. — Может, потому, что ее горничная так и не взглянула на моего хозяина, вот он и решил отомстить ей, наказав ее госпожу.
Дарси задумался. Хозяину постоялого двора нельзя было доверять: он мог говорить правду, но мог и наплести с три короба. И потом, можно ли извлечь какую-нибудь пользу из случившегося?
— А кто тот валлиец, парень? — с издевкой поинтересовался Дарси. — Твой хозяин его тоже узнал?
— Он говорит, что его имя Воган. Это имя стояло в их брачном свидетельстве. Но имя женщины этот мистер Воган отказался назвать.
Воган! Дарси замер, словно пораженный громом. Оувертон, позабыв про сон, как на пружинах, вскочил с кушетки.
— Воган? Надеюсь, не этот проходимец Рис Воган? — Однако страшное подозрение привело его в мрачное расположение духа. — Хотя Воган, кажется, приходил сюда и что-то говорил о Джулиане. И о Ллинвидде. — Осененный внезапной догадкой, он ударил себя рукой по лбу. — Бог мой! Ллинвидд! Если Воган женится на Джулиане, он получает за ней Ллинвидд! Так вот каков был его план!
— Заткнись и дай мне подумать, — мрачно прервал его Дарси. Действительно, неделю назад Воган явился к графу и заявил, что где-то повстречал Джулиану. Но, судя по рассказу отца, этот наглец был, по-видимому, за что-то ужасно зол на нее.
Как бы там ни было, следовало проверить россказни этого мальчишки. Джулиана наверняка сейчас преспокойно спит в своей комнате. Впрочем…
— Оставайся здесь, — велел он посыльному. — Если ты говоришь правду, получишь хорошую награду. Ну, а если ты лжешь…
Он угрожающе взмахнул рукой, и юноша в страхе отшатнулся. В сопровождении брата Дарси спешно направился в гостиную. Пожалуй, не стоит будить всех, думал он. Тем более, что отец в отъезде, а мать можно держать в неведении до тех пор, пока не станет ясно, правду говорит мальчишка или же врет.
Подходя к комнате Джулианы, он почти сумел убедить себя, что сегодняшняя новость — всего лишь глупая шутка. Хозяин «Белого дуба» наверняка ошибся. Джулиана не могла бежать с таким негодяем, как этот Воган. Ведь, несмотря на все ее чудачества, она не так глупа, чтобы не понять, что Вогану только и нужны ее денежки да земли, которые отец так глупо записал на нее.
Дарси толкнул дверь комнаты сестры, но обнаружил, что она заперта. Холодный пот проступил у него на лбу. Джулиана никогда раньше не запиралась и тем более во время сна. Разве стала бы она запираться, если бы у нее не было оснований что-то скрывать?
Он еще раз постучал и прислушался. Ответа не последовало. Дарси постучал громче и позвал Джулиану. Но опять ответом ему была тишина. На пороге родительской спальни появилась мать и, кутаясь в шаль, Удивленно поглядела на сына.
— Что случилось?
— У меня в комнате находится мальчишка, — самым непринужденным тоном ответил Дарси, — который утверждает, что Джулиана сбежала с мистером Воганом и в самое ближайшее время они оба сядут в почтовую карету и укатят в Лондон. — Он кивнул на дверь сестриной спальни. — Джулиана не отвечает. Нужно, чтобы кто-то сходил за ключами.
Графиня Сент-Албанс смертельно побледнела.
— Погоди, у меня есть ключ. — Она исчезла в своей комнате и через мгновение снова появилась, протягивая ключ дрожащей рукой. — Возьми… у тебя выйдет лучше.
Дарси вырвал у нее ключ и отпер дверь. Вбежав внутрь в сопровождении брата и матери, он увидел, что Джулианы там нет. Найдя комнату пустой, графиня в ужасе вскрикнула, но поспешно зажала рот рукой.
— Посмотрите туда, — прошептала она, указывая на кровать. На подушке лежала записка, оставленная Джулианой. Мать поспешно схватила драгоценный клочок бумаги и принялась читать. Через минуту комнату огласили ее надрывные рыдания.
— Господи милосердный! Моя девочка, моя несчастная девочка! Ну почему я не почувствовала все тогда, когда она пытала меня своими глупыми вопросами… И как нарочно Гораций в отъезде! Надо же было ему уехать именно в тот момент, когда он больше всего нам нужен!
Пока она сквозь слезы поминала отсутствовавшего графа, не забывая оплакивать и свою «несчастную девочку» , Дарси взял у нее из рук записку и прочел вслух:
«Милые папа и мама! Очень прошу вас не беспокоиться обо мне. Рис Воган и я хотим пожениться, но, зная, что вы никогда бы не благословили наш брак, мы решили уехать. Пожалуйста, помолитесь за нас. Мы с Рисом ужасно любим друг друга. Я надеюсь, что когда-нибудь вы все-таки согласитесь признать наш брак.
С любовью, Джулиана».
Дарси в гневе скомкал записку.
— Только попадись мне в руки этот мерзавец, уж я разделаюсь с ним!
Оувертон задумчиво поглядел на брата.
— Парень сказал, что они уже обвенчаны, стало быть, она сбежала еще до ночи.
— Ты говоришь, обвенчаны? — воскликнула мать. — Она уже его жена?
Дарси не собирался обращать внимание на истерику матери и решил иметь дело только с братом.
— Ты думаешь, Вогану удалось добыть разрешение на брак?
— Пока не знаю. Епископ мог выдать ему такое разрешение. Ты ведь знаешь, он — валлиец и к тому же не слишком жалует отца.
А графиня тем временем не находила себе места от отчаяния.
— Ну что же вы здесь стоите? Скачите за ними! Спасите мою девочку от этого чудовища!
Но Дарси лишь мрачно посмотрел на мать.
— Что ж, если мы не смогли предотвратить венчание, то, по крайней мере, попытаемся вытащить Джулиану из его постели, а потом и расторгнуть этот брак. Пошли, Оувертон, — махнул он рукой брату, и оба быстро устремились вниз по лестнице к выходу.
Внизу они наткнулись на лакея, уже поджидавшего Дарси.
— Сэр, вестей из «Быка и луковицы» до сих пор нет.
Дарси лишь раздраженно отослал его прочь — в такой момент судьба Моргана совершенно его не интересовала. Затем виконт без промедления начал действовать: были отданы распоряжения задержать посыльного до выяснения исхода дела, взнуздать лошадей и принести оружие. А еще несколько минут спустя оба брата на всех парах скакали по направлению к харчевне «Белый дуб».
В голове Дарси зрели десятки планов, как разделаться с Рисом Воганом. Просто убить врага было бы приятнее всего, но такой способ был бы также и самым неразумным — слишком многие знали о ссоре отца и Вогана. Так что обнаружься в один прекрасный день его бездыханное тело, все семейство Сент-Албанс попало бы под подозрение, что нанесло бы огромный вред политической карьере самого Дарси.
Но и заполучить проклятого бунтовщика себе в зятья было тоже ничуть не лучше. Особенное же негодование Дарси вызывала мысль о том, как ловко удалось Вогану прибрать к рукам Ллинвидд. Что ж, Джулиана скоро сама поймет, что не любовь двигала помыслами ее муженька. Как бы там ни было, этот Воган обольстил ее обманом, уж Дарси-то это было прекрасно известно. Ему ли не знать, на что способны мужчины, потерявшие все свое состояние. Ясно, что Вогану было нужно лишь одно — богатство Джулианы.
Если же она по доброй воле бежала с этим негодяем, то ее будет не так-то легко вернуть домой. Что он тогда станет делать? Что, если Джулиана будет упрямиться, не желая расставаться со своим муженьком? А что, если уже поздно и брак их стал непреложным фактом? В любом случае Дарси был обязан во что бы то ни стало спасти сестру, от позора ли, от разочарования — все едино.
Едва он ступил на постоялый двор, как ему навстречу с радостью бросился хозяин, узнавший в гостях братьев Сент-Албанс.
— Милорд, надеюсь, я не ошибся, когда послал к вам своего мальчишку. Я уверен, что ваша сестра…
— Ты не ошибся, приятель, — нетерпеливо перебил его Дарси и вопросительно поглядел на темные окна гостиницы. — Сколько они уже там находятся?
— Больше часа, пожалуй. — Хозяин смущенно опустил глаза и нерешительно пробормотал: — Я думаю, что они… не теряли время даром…
— Я так и знал, — процедил сквозь зубы виконт, со злостью вцепившись в поводья. Проклятый валлиец! Слишком поздно, все, что могло между ними произойти, уже давно произошло. — Где они сейчас?
— Там в комнате, на самом верху. Сам мистер Воган спустился недавно взять еду и еще справиться, скоро ли прибудет карета. Я велел одному из слуг приготовить им ужин на скорую руку. Мистер Воган сейчас, должно быть, дожидается на кухне.
Дарси соскочил с лошади и бросил поводья подбежавшему груму. Его примеру последовал и Оувертон. Старший из братьев уже направился было к дому, но внезапно остановился. Так, значит, Воган сейчас один на кухне? Он сам дает им в руки все карты, и нужно все сделать так, чтобы не впутывать Джулиану. Дарси замер, обдумывая каждую деталь, каждый поворот, который могли принять события в ближайшее время.
Потом впервые за весь вечер он улыбнулся.
— Эй, хозяин! Послушай, что я тебе скажу. Пойди и постарайся под каким-нибудь предлогом выманить этого мошенника из дома… но не вздумай ничего говорить моей сестрице. Доставь его сюда, а уж мы займемся им как следует.
Хозяин с опаской поглядел на гостя.
— Что вы собираетесь с ним сделать, милорд?
— Не волнуйся, я не собираюсь его убивать. Мне нужно только, чтобы он убрался отсюда поскорее и позабыл мою сестрицу. И чтоб без всякого шума. — Он повертел перед ним увесистым кошельком с монетами, который, как и ожидалось, произвел должный эффект. Глаза хозяина блеснули алчным огнем. — Эти денежки станут твоими, если ты будешь впредь держать язык за зубами о том, что знаешь. И чтобы ни слова моей сестре! Понятно?
Хозяин, однако, нерешительно молчал, поглядывая на деньги, которые ему протягивал Дарси. Но вскоре жадность взяла верх над сомнениями, и он кивнул в знак согласия.
— Не понимаю, чего ты ждешь? — поинтересовался Оувертон. — Нужно только найти этого негодяя и перерезать ему глотку. И чем больше шуму будет, тем лучше. Пусть все видят, что ждет того, кому вздумается увести у нас сестру!
— Да, а потом они с наслаждением повесят тебя. Тут уж тебе не помогут отцовские связи, — насмешливо ответил Дарси, тем временем внимательно разглядывая что-то на земле. Затем наклонился и поднял увесистый камень размером в два кулака.
— Что ты, черт тебя дери, задумал?
— Оглушить его… пока. — Дарси жестко посмотрел на брата. — А потом я намерен окончательно разделаться с этим Воганом. И ни одна живая душа больше не узнает, что с ним сталось.
Весть о том, что почтовая карета прибыла и возница желает говорить с ним лично, воодушевила Вогана. Он покинул кухню и быстрым шагом направился во двор. К его удивлению, ничто — ни грохот колес, ни крики кучера — не свидетельствовало о том, что карета наконец вкатилась на постоялый двор. Хотя после событий сегодняшнего дня Воган мог просто не заметить этого — так трудно ему было сосредоточиться.
И все это, конечно же, из-за Джулианы, его обожаемой супруги. Супруга… Рис улыбнулся. Теперь Джулиана была его женой во всех отношениях. Позади были все мучительные ночи без нее, в холодной одинокой постели, мучительные дни без возможности говорить с нею.
Конечно, их ожидает еще множество трудностей впереди, но с Джулианой он все сумеет преодолеть. Нынешней ночью он был почти готов простить ее родных за все те беды, что они принесли ему. Да, пожалуй, поэты правы, воспевая силу любви. Он тоже, кажется, сошел с ума от любви. Но такое помешательство только приятно, когда предмет твоей страсти — Джулиана — рядом с тобой.
Рис с восторгом вспоминал, какую неискушенность и в то же время какую готовность разделить с ним восторги любви выказала она этой ночью. Пусть поначалу она немного нервничала, но потом долгие часы любви стерли в ее сердце тревогу. Они соединялись и раз, и два; и второй раз был самым неистовым и самым великолепным.
Несомненно, так будет всегда. Ему, конечно, пришлось нелегко, когда Джулиана дозналась, что до нее у Риса были и другие женщины. Но ему и эту трудность удалось преодолеть безболезненно. В будущем он сумеет заставить ее позабыть о них, ведь, кроме нее одной, ему в этой жизни никто больше и не нужен.
Воган распахнул дверь бокового входа и вышел во двор. В первое мгновение темень ночи ослепила его. Но потом он разглядел, что никакой кареты там вовсе и не было. Черт подери, неужели этот трактирщик повредился в рассудке?
Вдруг что-то тяжелое опустилось ему на голову, и Воган без чувств рухнул на землю.
Он очнулся от крепкого ругательства, прогремевшего У него над самым ухом. Оглядевшись, Рис обнаружил, что лежит на холодном земляном полу в помещении, по виду своему напоминающему подвал. Из-за приоткрытой двери до него долетали звуки громкой перепалки, но из-за ужасающей боли в голове он не мог понять ни единого слова. Воган с трудом втянул грудью зловонный воздух подвала и попытался распрямить затекшие ноги, и тут только понял, что крепко связан по рукам и ногам.
— Дьявол! — выругался он. Как долго он мог здесь проваляться?
За дверью, видимо, не услышали, что он очнулся, но зато кто-то, кто находился совсем рядом, удивленно воскликнул:
— Рис? Это ты? Черт бы их побрал, они и тебя взяли?
Воган без труда узнал того, кому принадлежал этот голос.
— Морган? Что ты, приятель, здесь делаешь?
— Проклятые вербовщики!.. Пока меня сюда тащили, я подслушал, что нас с тобой собираются сдать на военный корабль, отбывающий через пару часов. Вот мерзавцы!
Услышанное заставило Вогана похолодеть. Вербовщики! Этого не может быть. Еще недавно он дарил ласки своей возлюбленной Джулиане, а теперь… Он даже не мог представить, сколько времени ему пришлось проваляться в этой вонючей, грязной дыре.
— Где мы, Морган?
— Не знаю. Они накинули мне на голову мешок. Думаю, что мы в таверне, где-то неподалеку от портовых доков. Меня сцапали, едва я расстался с Летицией.
— Не может быть, чтобы это была вербовка, — вслух лихорадочно соображал Воган. — Этим людям не нужны такие, как мы… ремесленники, сквайры. Ведь их клиенты — это бродяги да преступники.
— Да еще бунтовщики.
Но Воган все еще не мог поверить в случившееся.
— Да, но зачем им мы? Какие из нас моряки? Не знаю, как ты, Морган, но для меня что парус, что простыня — все едино. И я не буду скрывать этого, слышишь?
— Не трать попусту слова, — устало пробормотал Морган.
Но Рису уже удалось принять сидячее положение, и, собравшись с силами, он крикнул по-английски:
— Эй, вы там! Мне нужно поговорить с вами!
За дверью все стихло. Затем на пороге появился крупный мужчина, которому пришлось пригнуться, дабы не зацепить головой дверной косяк. Войдя в комнату, он распрямился и поднял повыше масляную лампу. Рис взглянул на лицо вошедшего и вздрогнул: то был Дарси Сент-Албанс, виконт Блэквудский, наследник и будущий владелец Нортклиффа, а также и брат Джулианы.
Так, значит, виконту известно о том, что произошло между ним и Джулианой? Но каким образом? И что этот негодяй мог сделать со своей бедной сестрой?
Рис мысленно выругался, кляня собственное бессилие и невозможность выплеснуть всю ненависть в лицо врагу. И он постарался вложить в свои слова как можно больше высокомерия, как можно больше презрения. Кто бы он ни был, виконт или кто иной, ему это не сойдет так просто с рук.
— Что все это значит, Блэквуд?
Виконт смерил его взглядом своих, таких же, как у сестры, зеленых глаз, холодных, словно ледяная морская вода.
— Ты уж было решил, что дело сделано, верно? Что получил то, что хотел, и Ллинвидд нынче в твоих лапах? Но, слава Небесам, ты проиграл, Воган. Это все, что я тебе хотел сказать.
Рис с негодованием тряхнул головой. Наверно, Джулиана здесь ни при чем, и это к лучшему. Может, все дело в юридическом расследовании, затеянном им против Сент-Албанса?
— Не понимаю, к чему ты клонишь.
Лицо Блэквуда стало непроницаемым, словно он с трудом удерживался, чтобы не дать волю своему гневу.
— А к тому, что ты силой взял замуж Джулиану, чтобы завладеть Ллинвиддом, который отец отдает за ней в приданое.
Рис растерянно уставился на виконта.
— Завладеть Ллинвиддом? Не понимаю!
— Только не притворяйся, будто не знаешь, что Джулиана теперь единственная владелица Ллинвидда. Когда отец отыграл его у твоего родителя, Ллинвидд был отдан за ней в приданое. И чтобы защитить его от лживых посягательств таких мошенников, как ты, он юридически закрепил за ней неотторжимое право на владение.
— Что?! Ты лжешь! Она бы сказала мне об этом!
— Так ты ничего не знаешь? — Блэквуд на мгновение растерялся. Затем, подозрительно прищурившись, продолжал: — Ну, вот и славно. Тем не менее все так и обстоит. Ллинвидд теперь принадлежит ей. Твой стряпчий должен был тебя известить об этом, приятель, когда ты задумал жениться на Джулиане.
Так, значит, Ллинвидд принадлежит Джулиане? Быть того не может! А если это ложь, какая может в этом быть выгода для Блэквуда? Если же это правда, то почему сама Джулиана ничего не сказала ему об этом?
Воган холодно посмотрел на виконта.
— Клянусь, я ничего не знал об этом. Я женился на твоей сестре только потому, что люблю ее.
— Неужели? — Взгляд Блэквуда сделался жестким. — Что ж, это очень естественно. Но в любом случае сейчас это уже неважно. Нынче ночью ты поймешь, что не видать тебе ни Ллинвидда, ни моей сестры. Будь уверен.
Рис почувствовал, что страх, холодный и липкий, сжал ему горло. Если Блэквуд не лжет и Ллинвидд действительно принадлежит Джулиане, то существует единственный путь, которым этот подонок может избавиться от него.
— Ты убьешь меня?
— Нет. — Блэквуд поставил лампу на полку. — Я мог бы это сделать, но Джулиана умоляла меня не быть слишком жестоким с тобой. У моей сестрицы очень доброе сердце, даже если нужно вырвать тебя из него с корнем.
Рис побледнел как полотно.
— Джулиана?
— Представь себе. Став твоей женой, она страшно напугалась и, конечно же, сразу прибежала ко мне за помощью.
Воган с ненавистью процедил сквозь зубы:
— Что, черт возьми, это значит?
— Это значит, что Джулиана склонна ко всякого рода авантюрам, но потом неизменно бежит к нам за помощью. Но на этот раз она, кажется, зашла слишком далеко.
Рис понимал, что не должен верить тому, в чем пытается убедить его Блэквуд. Понимал, но не мог не верить. Однажды уже Джулиана предпочла побег, угодив в неприятную ситуацию. Однако не может быть, чтобы она…
— Так, значит, ты говоришь, она испугалась?
— Будь осторожен друг, он же из саксов, — процедил сквозь зубы по-валлийски Морган. Рис кивнул в знак того, что понял предостережение: так в старину валлийцы предупреждали друг друга о хитрости врага. Но все же…
— Подожди, мне нужно знать ответ, — ответил Рис и хмуро посмотрел на Блэквуда. — Ну, давай же, выкладывай.
Виконт присел на перевернутую вверх дном бочку и извлек из кармана табакерку.
— Все просто… вернее, все так, как обычно бывает У женщин. Когда вы явились в «Белый дуб», Джулиана поняла, что допустила большую ошибку — став твоей женой, она упустила прекрасную возможность найти мужа, равного себе по богатству и положению в обществе. Но если бы ты все же завладел с ее помощью Ллинвид-Дом, тебе пришлось бы еще доказать на него свои права. — Он сунул себе под нос понюшку табаку и выжидательно поглядел на Вогана. — Как и следовало ожидать, Джулиана пала жертвой твоего валлийского обаяния, а может, и клюнула на твои ухаживания. И только потом поняла всю глупость своего шага, связавшего ее навсегда с таким нищим бродягой, как ты, который только и ждет, как бы отхватить у нее кусок пожирнее. Сестрице часто случается поступать необдуманно, но, как правило, ей хватает ума, чтобы потом раскаяться.
Десятки тревожных мыслей роились в голове Риса… Он помнил, какой подавленной и испуганной была Джулиана сразу после венчания, а потом неожиданно повеселела… помнил, как она осталась одна с хозяином «Белого дуба», когда Рис отлучался за свадебным подарком… а после даже сама порывалась сбегать вниз и принести свой, заготовленный для Риса. Но, что хуже всего, ему припомнилась та ночь, когда он сделал ей предложение: Джулиана спросила его тогда, не из-за Ллинвидда ли он женится на ней? Упоминала ли она в тот раз, что Ллинвидд принадлежит ей? Если бы упоминала, то он наверняка бы запомнил.
Затем на смену дурным нахлынули приятные воспоминания. Ему вспомнилось, какой восхитительной была Джулиана в минуты, когда она отдавала себя ему. Нет, он готов был поспорить, что она всей душой хотела этого союза и, как залог, подарила ему чудесную ночь любви!
— Ты лжешь, Блэквуд. Джулиана хотела этого брака. Ни за что на свете она бы не покинула меня так трусливо и уж тем более не согласилась бы избавиться от своего мужа столь гнусным способом.
— Можешь верить или не верить мне, — пожал плечами виконт, — но откуда тогда нам стало известно, где тебя искать? — Он замолчал, словно бы давая Вога-ну минуту на размышление, затем презрительно посмотрел на противника: — Джулиана послала за мной, едва вы появились в «Белом дубе». Она, вероятно, хотела с нашей помощью избежать того, что должно было последовать этой ночью… — Блэквуд в бешенстве сжал кулаки. — Увы, весть слишком поздно дошла до нас, и мы не поспели вовремя. Но у нас еще есть возможность исправить ошибку.
— Да не слушай ты его, — не выдержал Морган. — Он все врет. Ты ведь знаешь, что леди Джулиана не может быть так вероломна.
— Морган прав, — подтвердил Рис. — Она, я уверен, не успокоится, пока не отомстит вам за то, что вы сделали!
— Можешь думать, что тебе угодно. Меня это не волнует. Как только ты окажешься на корабле, тебе конец, приятель. Еще никому не удавалось бежать из флота Ее Величества. И Джулиана будет наконец свободна. — Блэквуд злорадно улыбнулся. — Это ей пришла в голову отличная мысль выдать тебя вербовщикам. Узнав, что я собираюсь тебя убить, она предложила избавиться от тебя другим путем. — Он сунул еще табаку себе под нос. — Не думаю, что она точно знала, куда и для чего тебя завербуют, — только бы ты навеки исчез из ее жизни.
От неожиданности Рис не знал, что ответить. Он не мог себе даже представить, чтобы Джулиана предала его вербовщикам… сама эта мысль казалась ему абсурдной! Наверняка все это от начала и до конца было состряпано и исполнено самим ее братцем.
— У тебя ничего не выйдет, — процедил Рис сквозь зубы. — Офицеры флота Ее Величества не допустят, чтобы невинного человека отдали в неволю только по чьей-то прихоти, пусть даже графской!
— Джулиана сама постаралась, чтобы мне в этой прихоти не отказали. — Блэквуд улыбнулся, и его глаза злорадно блеснули. — Знаешь, она впала в настоящую истерику, кричала, что, должно быть, сошла с ума, раз согласилась выйти за тебя замуж. Она хотела избавиться от тебя, но твоя смерть показалась ей слишком жестокой, вот она и предложила наслать на тебя вербовщиков. И когда я ей сказал, что для этого должны быть разумные причины, она призналась, что слышала, будто бунтовщиков иногда отправляют служить во флот, а ты — именно такой бунтовщик. Джулиана порассказала мне о ваших делишках: как вы печатаете крамольные листовки, как потом раздаете их на улицах, — словом, все, что выболтала ей Летиция.
Рис услышал, как глухо выругался Морган; казалось, последние слова Блэквуда сломили в нем всякое сопротивление. Возможно, этому негодяю без труда удалось выведать, что Воган распространял среди валлийцев памфлеты. Но отпечатать их мог кто угодно в Кармартене или в любом другом месте Уэльса. Откуда же тогда ему стало известно, что печатал их именно Морган? Только от Джулианы.
— Не верю ни единому твоему слову, — стараясь сохранять самообладание, ответил Рис.
Виконт со скучающим видом разглядывал свои ногти.
— Еще как веришь, Воган. Джулиана мне все выложила и о твоей крамольной деятельности, и о том сборище, и о твоем выступлении на нем, только бы это помогло ей избавиться от тебя. Ну и, конечно, не забыла и о запрещенных брошюрах, что вы оба отпечатали.
В тишине, повисшей после его слов, Рис напряженно размышлял, кто еще мог их выдать. Если этот кто-то на самом деле существовал, то кто же он тогда?
— Знаешь, в любом случае, — продолжал Блэк-вуд, — я невероятно признателен Джулиане за то, что она помогла нам схватить тебя. Если ты сгинешь, никто и никогда не узнает об этом проклятом браке. Да и вообще, Ллинвидд — заманчивый кусочек для женихов по-достойнее тебя.
Рис с ненавистью посмотрел на Блэквуда.
— Я думаю, епископу найдется, что сказать в мое оправдание, ведь это он скрепил наш союз.
— А станет ли он затевать публичный скандал с моим отцом? — Блэквуд внимательно посмотрел на Вогана. — Вряд ли. Может, он и валлиец, но, однако ж, по-прежнему подчиняется англиканской церкви. Святые отцы не будут в восторге, узнав, что один из слуг Святого Престола снабдил разрешением на брак известного валлийского бунтовщика и восемнадцатилетнюю девицу без согласия ее родителей. Нет, твой епископ не станет вступаться за тебя. А даже если он и решится на это, мы все равно добьемся расторжения вашего брака. Конечно, нам бы хотелось избежать всех этих хлопот, но…
— Дьявол тебя забери! Ты сам Сатана во плоти! — Дотоле сдерживаемый гнев Вогана выплеснулся наружу, заставив Блэквуда осторожности ради отступить на безопасное расстояние. — Наш брак действителен, и у меня есть тому подтверждения!
— Думаю, у Джулианы на этот счет имеется другое мнение. Если ты не будешь присутствовать при публичном расторжении брака, для тебя все кончено, слышишь? Ну а ей останется подыскать себе жениха позавиднее и принести ему в приданое превосходное состояние.
В бессильной ярости Рис молчал. Будь он свободен, он сумел бы заставить наглеца ответить за свои слова, жестокие, но казавшиеся ему теперь горькой правдой. Он постарался вспомнить сейчас лицо Джулианы в минуту, когда пред алтарем она торжественно клялась ему, своему супругу, в вечной любви, почтении и верности. Нет, она была сама искренность, и он готов поспорить на что угодно, что это так.
Однако все же был кто-то, кто направил братьев по их следу. Не мог же Блэквуд выдумать все сам, раз ни единой душе было неведомо о тайных встречах Риса и Джулианы. И потом, она поклялась не писать прощальной записки родным. Да и он сам никому и словом не обмолвился, куда лежит их путь, даже епископу. Но все же на какое-то время Джулиана оставалась одна, наедине с хозяином «Белого дуба», пока Рис отлучался за свадебным подарком для нее…
Воган всячески пытался заглушить одолевавшие его предательские сомнения. Кому верить — ненавистному виконту или же своей возлюбленной Джулиане? Джулиана… Она обычно выбирала побег, едва попадала в затруднительную ситуацию… как и в тот вечер, после собрания… или когда отец запер ее в наказание… Рис невольно подслушал тогда в лесу, что Дарси отказал ей в своем заступничестве перед отцом, значит, Джулиане оставалось надеяться только на мать.
Да, это верно, Джулиана часто поступала не раздумывая, и позже, также не раздумывая, бросалась на попятный, только бы избежать неприятных последствий. Почему она скрыла от него, что Ллинвудд становится после свадьбы ее собственностью… Но хуже всего было то, что Джулиана действительно знала о том, что Морган отпечатал памфлеты. Ведь она всего лишь юная избалованная английская барышня, которая могла…
При одной этой мысли Рис глухо выругался. Он успел хорошенько узнать Джулиану: ее избалованную натуру, английское высокородное происхождение. Но могла ли она так просто отказаться от него, Риса? Этого он не знал.
Воган сурово поднял глаза на Блэквуда.
— Я не стану больше выслушивать твоих лживых слов о моей супруге. Супруге, слышишь? И ей быть моею до тех пор, пока я не вернусь. Ты, сукин сын, знай, что такой день обязательно настанет, и тогда я расквитаюсь с вами за это!
— Если ты попытаешься сбежать, тебе конец. — Виконт решительным жестом чиркнул себе по шее. — Тебя повесят как дезертира. Если тебе вздумается вернуться, я уж постараюсь, чтобы и здесь для тебя нашлась веревка. И для тебя, и для твоего дружка Пеннанта!
— Ты можешь держать меня, но отпусти хотя бы Моргана, — сквозь зубы процедил Рис. — Что бы ты там ни думал, он не имеет никакого отношения к этим памфлетам. Сознаюсь, это я отпечатал их в Лондоне, и если Джулиана утверждает обратное, значит, она лжет.
Мрачная улыбка заиграла на губах Блэквуда.
— И Летиция, по-твоему, лжет?
— Ах ты английский щенок! — взорвался Морган. — Если ты не прекратишь сию же минуту очернять эту женщину, я…
Резкий смех Блэквуда заставил их вздрогнуть, словно от ушата ледяной воды.
— Ну и олухи вы оба! Женщины трусливы, и я еще раз в этом убедился, порасспросив как следует Летицию. Девчонка выложила мне все как было, когда поняла, в какую передрягу она угодила. — Блэквуд холодно взглянул на Моргана. — Мне не оставалось ничего другого, как схватить и тебя, Пеннант, раз ты тоже из бунтовщиков. Нельзя допустить, чтобы вы сеяли смуту среди валлийцев, особенно нынче, накануне выборов. И Летиция это прекрасно усвоила.
— Нет, только не Летиция! — выкрикнул Морган. — Она ни за что бы не выдала меня. Она не могла…
— Не могла? Ты думаешь, она будет рисковать ради тебя своим местом? — Блэквуд с неожиданной злостью сунул табакерку в карман. — Когда ей пришлось выбирать между хорошим местом и валлийским смутьяном, она выбрала первое.
— Я не верю тебе, — прошептал Морган.
Но голос выдал его. Он уже почти поверил в клевету виконта. Рис же, мало знавший Летицию (кроме того, что та не одобряла их встреч с Джулианой), мало чем мог тут помочь.
Напоследок виконт смерил холодным взглядом обоих пленников.
— Все, хватит. Я и так слишком много времени потратил на болтовню с вами. Теперь, когда вам известно, в чем вас обвиняют, надеюсь, вы избавите всех от лишних вопросов. Вербовщикам слишком хорошо платят, чтобы они их не слышали.
Рис молчал. Он казался себе боксером, поверженным наземь после многочасового изнуряющего боя. Слова Блэквуда, словно меткие удары, один за другим поражали его в самые слабые места.
— Оставляю вас, джентльмены, наедине с приятными мыслями. — Виконт поднялся с бочки. — На корабле у вас не будет слишком много времени для отдыха. — Он направился к двери, но внезапно остановился и обернулся: — Но помните, что я сказал. Вернетесь обратно, и вам конец. Будете иметь дело со мной. — И вышел, хлопнув дверью и оставив их в полной темноте.
— Ты же видишь, он лжет, — громко сказал Рис по-валлийски, стараясь сам поверить тому, что говорит.
— Неужели Летиция могла рассказать Джулиане, кто напечатал памфлеты?
— Да, похоже, она это сделала.
— Значит, леди Джулиана все знала. — Морган выругался. — Я же велел Летиции ничего ей не рассказывать. Она мне клялась, что никто не услышит от нее ни единого слова.
— Ты же знаешь женщин, — с горечью ответил Рис, — они не умеют хранить тайн.
Воган слышал, каким натужным стало дыхание Моргана, когда тот попытался принять более удобную позу.
— Но не могла же она все выболтать Блэквуду? А если женщины тут ни при чем, то кто же тогда нас выдал?
— Может, среди «Сынов Уэльса» есть осведомитель? Кто-то из валлийцев?
— Ни один валлиец не знает, кто печатал брошюры. Я даже помню, что ты им однажды обмолвился, будто это дело рук лондонского печатника.
— Может быть, кто-то нас подслушал и все узнал. — Рис угрюмо смотрел в темноту, моля Бога, чтобы это предположение было ответом на все вопросы.
Кое-что из рассказанного Блэквудом не могло служить прямым обвинением против Джулианы. О тайных собраниях «Сынов Уэльса» виконт мог узнать от своих осведомителей, так же как и о злосчастных памфлетах, хотя в это поверить было уже труднее. Находилось и объяснение для того, почему Джулиана смолчала про Ллинвидд; вероятно, она до последнего момента не знала, что поместье переходит к ней после замужества. Значит, Блэквуд солгал о ее неискренности.
Однако по-прежнему без ответа оставался главный вопрос: откуда мог узнать виконт о месте, где молодожены провели первую брачную ночь? И здесь Рису не давала покоя мысль о необычной нервозности, неестественной пугливости Джулианы.
— Не о женском вероломстве нам следует думать в нашем положении, — прервал его грустные размышления Морган, — а о том, что мы валяемся здесь, как две овцы, которых волокут на продажу. Даже не представляю, как можно отсюда выбраться. У меня нет при себе никакого оружия, даже ножа. — И внезапно дрогнувшим голосом добавил: — Не будешь же вооружаться, отправляясь на свидание с девушкой.
«А уж тем более, когда идешь к алтарю», — с горечью подумал Рис.
— Ну, что же мы будем делать? — спросил Морган.
Рис старался вспомнить все, что он знал о военном флоте. Известно, что завербованным поручают самые трудные задания. Единственной причиной, почему правительству приходилось еще прибегать к насильственной вербовке во флот, были ужасающие условия существования, царившие на военных кораблях, отчего люди мерли, словно мухи, либо без оглядки дезертировали. Вогану не раз приходилось слышать об отвратительной и нездоровой пище, сеявшей многочисленные болезни в рядах моряков, о жесточайших наказаниях, назначаемых командирами за малейшую провинность. Теперь им суждено пополнить ряды тех, кто, выбирая между жизнью в неволе и смертью, предпочитал смерть.
Воган вздрогнул. Неужели такой участи желала ему Джулиана? Разумеется, Блэквуд утверждал, будто ей не было известно о том, что ожидает несчастную жертву вербовщиков. Дай Бог, чтобы хоть в этом он не солгал.
— Рис! Так что же нам делать? — вновь подал голос Морган.
Воган готов был поклясться, что парень думает о том же, что и он сам. В бессилии он сжал кулаки, чувствуя, как пальцы больно оцарапались о каменный пол.
— Мы выживем! Обязательно выживем и вернемся. Что бы там ни болтал этот подонок Блэквуд, чем бы ни грозил, мы обязательно рассчитаемся с ним.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - В плену сомнений - Мартин Дебора

Разделы:
Пролог

Часть I

1234567

Часть II

891011121314151617181920212223Эпилог

Ваши комментарии
к роману В плену сомнений - Мартин Дебора



роман на один раз,
В плену сомнений - Мартин Деборамарина
17.08.2013, 14.39





Первая часть немного нудная но вторую прочитала с удовольствием!
В плену сомнений - Мартин ДебораНата
18.08.2013, 14.53





Один из моих любимых романов!
В плену сомнений - Мартин ДебораМэри
15.09.2013, 9.49





СЮЖЕТ ПОНРАВИЛСЯ,НО КАК ТО ЗАТЯНУТО.КОНЕЦ ЕЛЕ ДОЧИТАЛА.7 ИЗ 10.
В плену сомнений - Мартин ДебораТАТЬЯНА
4.04.2014, 14.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100