Читать онлайн В плену сомнений, автора - Мартин Дебора, Раздел - 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В плену сомнений - Мартин Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В плену сомнений - Мартин Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В плену сомнений - Мартин Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Дебора

В плену сомнений

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

23

На второй день пребывания в Нортклифф-Холле Джулиана решила, что Рис не приедет. Иначе бы он, конечно, уже появился. Она думала, что он прискачет вчера, разгневанный и непреклонный, чтобы увезти ее из волчьего логова. Однако он не приехал.
Ей стало грустно. А что, если он вообще не приедет? Как она сможет находиться с ним рядом, зная, что он ее не уважает?
Грустные размышления Джулианы прервал лакей, появившийся на пороге гостиной.
— Миледи, посыльный принес это для вас, — сказал он и протянул сверток.
К обернутой в дорогую бумагу коробке не было приколото никакой карточки. Зато внутри Джулиана обнаружила кошелек из узорного шелка и еще узкую полоску бумаги, на которой было выведено лишь несколько слов: «Все, чем я владею, твое».
«Рис!» — молнией мелькнуло у нее в голове.
— Где мужчина, который это принес?
— Коробку принес мальчик, сударыня. И он ушел.
Она опустилась в кресло и почувствовала, как сердце ее учащенно забилось. Это послание могло быть только от Риса. Она узнала его почерк. Но что все это значит?
— Мальчик сказал, от кого подарок?
— Нет, сударыня. К сожалению, не сказал.
У нее затеплилась слабая надежда. Рис прислал подарок, значит, он, по крайней мере, не сердится на нее. Может, вслед за подарком явится и он сам.
Прошло два часа и прибыл второй подарок — золотой медальон в форме сердечка с кельтским орнаментом. На этот раз полоска бумаги внутри коробочки гласила: «Мое сердце — твое».
Она радостно улыбнулась, но ее улыбка быстро померкла. Почему он так делает? Ей нужен он, а не его подарки, сколь бы дороги они ни были.
Еще через пару часов подоспел и третий подарок — изящный томик Дэфидда Джоунза «Антология валлийца». Джулиана помедлила, прежде чем открыть его, боясь обнаружить очередную записку столь же смутного содержания, ни словом не намекавшую о планах Риса. Однако она все же открыла книжку и прочла на фронтисписе: «Моя душа принадлежит тебе».
«О дорогой, и моя душа тоже принадлежит тебе. Но если ты отдал мне душу, ты должен мне верить. Тогда где же ты?»
Проведя целый час в томительном ожидании, она решила более не терзать себя и быстро переоделась к обеду. Несмотря на ее самые дурные предчувствия относительно Риса, она выбрала лучшее платье, которое прихватила с собой из Ллинвидда. Джулиана знала, что изумрудный атлас удачно подчеркнет блеск ее зеленых глаз и сияющую белизну кожи, хотя все это не имеет значения, поскольку Рис не приехал. Ничто больше не имеет значения, если он отказался быть с нею рядом.
Тяжело вздохнув, она спустилась в гостиную и разложила его подарки на письменном столе. Что он пытался ими сказать? Если он просил у нее прощения, то выбрал для этого весьма театральный способ. Рис всегда был артистичен. Это было одно из качеств, которые она в нем любила. Он знал, как увлечь публику. Трудность заключалась, однако, в том, что на этот раз она ждала от него большего, нежели все эти подарки и нежные слова. И она боялась, что не получит этого. Что, если он засыпает ее подарками, только чтобы отвлечь ее и сделать безболезненным свое отсутствие? Это так на него похоже! Он и раньше приносил ей стихи, когда приходил с повинной.
Джулиана понуро опустила голову. Но тогда он любил это делать собственноручно. На сей раз он изменил своей привычке. Что ж, если это попытка загладить вину, то она напрасна. Он знал, чего она от него хотела. Вовсе не подарков.
Нынче после долгих и сумбурных размышлений она пришла к окончательному выводу. Если он не исполнит ее просьбы, если не предоставит доказательств своей любви и доверия, значит, он на самом деле не тот мужчина, который ей нужен. Она больше не сможет жить с ним под одним кровом, сознавая, что он ни на грош не доверяет ей.
И его подарки — очаровательные и так тонко продуманные — не заставят ее изменить свое решение.
Джулиана поглядела на часы. До времени, назначенного лорду Девонширу, осталось четверть часа. Мама, Дарси и Оувертон были еще у себя, наверху. Она попросила их не спускаться до тех пор, пока она не встретится со Стивеном и не переговорит с ним наедине.
При мысли о предстоящем нелегком разговоре Джулиана нахмурилась. Она не хотела разговаривать со Стивеном. Не хотела обедать ни с ним, ни даже со своей семьей. Она хотела обедать только с Рисом. Но, похоже, это еще не скоро вновь произойдет.
Неожиданно в дверях гостиной появился лакей.
— Миледи, прибыл еще один подарок, и тот, кто его принес, хочет поговорить с вами.
Она кивнула головой, и ее сердце бешено заколотилось. Последний подарок мог значить только одно — отказ приехать и быть с ней рядом. Вместо себя он прислал еще один подарок с кем-то, кто, чтобы смягчить ее боль, принесет ей извинения. Жалкий трус! Почему же ему было так трудно приехать?
В полном молчании она проследовала за лакеем в переднюю. Ей хотелось бы вырвать сердце из груди, чтобы оно так не болело.
Посреди просторной передней стоял и серьезно смотрел на нее… Рис Воган.
От волнения Джулиана перестала дышать. Одет он был необычайно изысканно: штаны из переливчатого шелка и темно-синий камзол, так чудно оттенявший его голубые глаза, его лучший вышитый жилет, безукоризненно повязанный галстук, белоснежная рубашка.
Рис выглядел как подобает истинному джентльмену, намеревающемуся отобедать в обществе титулованных особ. Однако, судя по его бледности и поджатым губам, это далось ему нелегко. Аицо его было совершенно непроницаемо, а поза, в которой он держался, говорила о чудовищном напряжении всех нервов. Перед нею предстал надменный человек, который против собственного желания был вынужден подчиниться воле другого.
И это делало его появление еще более удивительным.
— Оставьте нас, — коротко бросил он лакею, который немедленно исчез.
Джулиана с трудом удержалась от улыбки. Его надменность осталась при нем. Но он все-таки приехал за ней, и это было единственным, что в настоящий момент имело значение.
Она хотела было броситься к Рису, раскрыть ему свои объятия и долго целовать его, но что-то в выражении его лица остановило Джулиану. Она медленно подошла к нему, и ее дыхание участилось. Рис смотрел на нее страстным пылающим взглядом.
— Я принес тебе еще кое-что, — хрипло пробормотал он и протянул ей украшенную драгоценными каменьями шкатулку.
Дрожащими руками она приняла ее. И сразу узнала. Значит, он обнаружил, где она хранила «ложку любви»? Как прекрасно, что он опять вручает ей этот символ вечной любви и верности!
Но когда она открыла крышку и отвернула ткань, то увидела, что ее «ложка любви» разломлена на две равные половинки. Сердце чуть не выпрыгнуло у нее из груди. Боже праведный, что это значит? Не хочет же он сказать…
Их взгляды скрестились, и Джулиана задохнулась от тревоги. Она видела, как его голубые глаза потемнели и стали совсем темно-синими.
— По своей глупости и неосторожности я сломал ее. — Он взял у нее из рук шкатулку и извлек оттуда обломки. Вложил две деревянные половинки в руку Джулианы и накрыл ее своими руками. — Теперь, моя любовь, я хочу, чтобы ты помогла мне ее починить. Я не смогу жить в мире, если отдельно будут существовать эти две половинки. И я надеюсь, что их еще не поздно соединить.
Она вдруг поняла, что Рис говорит уже не о поломанной деревянной ложке. А об их браке, о том, что это он сломал его своим недоверием. И теперь просит ее помочь воссоединить то, что разодрали на части ее братья. То, что он отверг так безрассудно.
В его взгляде смешались страх и неуверенность, напряжение и беспокойство, и ее сердце исполнилось любви. Ведь он смог наконец побороть свою гордость и пришел за ней.
Рис был не слишком уживчив и прост. Годы, проведенные на море, сделали его нетерпеливым и нетерпимым ко всему. Но он остался искренен и правдив, даже в своей надменности. И он любит ее, и это написано у него на лице.
— Еще не поздно, — радостно произнесла Джулиана. — Никогда не может быть поздно.
Ее слова стерли последний страх в его душе. С приглушенным стоном он сжал ее в объятиях, осыпал поцелуями ее лицо, жадно приник к губам. Поцелуй был таким нежным и таким страстным, что Джулиана поняла — она запомнит его на всю жизнь.
— Никогда больше не оставляй меня, — прошептал он, когда наконец оторвался от нее. Он взял ее лицо в свои руки. — Попроси меня сделать что угодно, и я это сделаю. Попроси меня дать тебе все, что угодно, и я отдам тебе это. Но никогда не оставляй меня.
— Не волнуйся, я не собираюсь оставлять тебя ни сейчас, ни когда-нибудь после. — Она нежно поцеловала его.
Рис крепко прижал ее к себе, опустив голову ей на плечо.
— Хорошо, — пробормотал он, покрывая поцелуями ее шею. — Последние два дня стали для меня сущей пыткой. Если ты хотела наказать меня, ты в этом преуспела.
— Я не хотела наказывать тебя. Я лишь хотела, чтобы ты понял, что должен верить мне.
— Я понял, — словно клятву, произнес Воган. — Я понял, что, если я не буду верить тебе, я перестану верить всему в этом мире, потому что ты мне дороже всего мира.
— О Рис, — растроганно прошептала Джулиана. — Я так долго ждала этих слов. — И теперь уже она осыпала поцелуями его лицо — побледневшие щеки, нежную кожу век, кончик надменного носа.
— Я одного только не могу понять, любовь моя. — Отстранившись от него, она лукаво улыбнулась. — Почему ты прислал мне все эти подарки? Я боялась, что они должны заменить твой приезд. Но, похоже, я была не права.
Он провел губами по ее лбу.
— Возможно, во мне еще не совсем умер поэт. Я хотел открыть тебе мое сердце, но боялся просто предстать перед тобой, держа его в руках. Я думал, ты сердишься на меня за то, что я долго не ехал, и не захочешь говорить со мной. Подарки должны были смягчить тебя.
Джулиана широко улыбнулась.
— И ты предложил мне все, что имеешь, да? — Ее улыбка погасла. — Но для меня самое главное — владеть твоим сердцем и душой, так же как ты владеешь моими. И твоим доверием. Наконец, после стольких лет!
Он прижался лбом к ее лбу.
— Я был таким глупцом, любовь моя! Я так часто оказывался глупцом, что даже и не знаю, с чего именно начать извинения, но…
Внезапный стук в дверь заставил их обоих вздрогнуть и осознать, что они находятся в передней Нортклифф-Холла.
Джулиана тяжело вздохнула и слабо улыбнулась.
— Мне бы очень не хотелось прерывать твои любовные признания, мой дорогой супруг. Но это, кажется, лорд Девоншир.
К чести Риса, ему удалось сохранить спокойствие на лице.
— Я должна впустить его, понимаешь? — добавила она.
Он грустно вздохнул.
— Да. Полагаю, что должна.
— И, возможно, будет лучше, если я сначала встречусь с ним одна. — Она подняла на него умоляющий взгляд.
— Делай, как считаешь нужным. Я приехал сюда потому, что ты посчитала это нужным. — Воган внезапно помрачнел. — Но не думай, что я это одобряю.
— Да, было бы удивительно, если бы ты одобрил. — Она протянула ему половинки «ложки любви», которые до сих пор держала в руках, и указала на дверь в столовую. — Ступай туда и подожди меня. Обещаю, что буду говорить с ним недолго.
Рис кивнул. Но, когда она пошла отпирать дверь, он поймал ее за талию и впился в ее губы долгим страстным поцелуем. Его язык уже ворвался к ней в рот, требуя и подчиняя.
Когда он отпустил ее, Джулиана была словно в тумане.
— З-зачем ты это сделал? — пролепетала она.
На его лице промелькнула слабая улыбка.
— Я только хотел, чтобы ты об этом помнила, когда будешь говорить с Девонширом. — И, таким образом обретя уверенность, он зашагал в столовую.
Джулиана весело рассмеялась, помотала головой, чтобы окончательно прийти в себя, и побежала отпирать, надеясь опередить лакея, уже спешившего на нетерпеливый стук.
Отстранив его властным жестом, она отперла входную дверь.
На пороге действительно стоял Стивен. Он, казалось, удивился, что Джулиана сама открыла ему дверь, но не подал виду.
— Добрый вечер, Джулиана.
Она протянула ему для поцелуя затянутую в перчатку руку. Его галантность привела ее лишь в доброе расположение духа, но не больше.
— Добрый вечер, Стивен. Заходи, пожалуйста.
Он вошел в дом, передал лакею плащ и шляпу. Стивен не сводил с нее взора, словно старался прочесть ее мысли. Она же не смела поднять на него глаз. Чувство вины не давало покоя ее душе, и Джулиана долго не могла решиться заговорить с ним первой. Но говорить нужно было, и чем скорее, тем лучше.
— Еще никто не спускался к обеду, поэтому мы можем подождать в гостиной.
Девоншир смиренно пожал плечами.
— Как хочешь.
Они прошли в гостиную, и она плотно затворила за собой двери. Теперь, когда они оказались лицом к лицу, она по-прежнему не могла найти нужных слов. Напряженно-прямая осанка, отчужденно-достойный вид делали его столь величественным, что она и не знала, как к нему подступиться. Неужели ей суждено было когда-то связать свою жизнь с этим человеком, делить с ним постель, носить под сердцем его детей? Без всякого сомнения, они стали бы вполне сносной супружеской парой. Но по сравнению с той жизнью, что ожидала ее с Рисом, этот брак был бы всего лишь жалкой заменой.
Словно почувствовав ее неловкость, Девоншир заговорил первым:
— То, что я вижу тебя, уже ответ на один из моих вопросов. Судя по всему, Воган не держит тебя в Ллинвидде как пленницу.
— Нет. — Ей удалось через силу улыбнуться. — Знай, Стивен, я осталась в Ллинвидде только потому, что сама выбрала для себя эту судьбу. Я там счастлива.
Он высокомерно вздернул подбородок и скептически взглянул на нее.
— С ним? Я знаю, ты всегда любила Ллинвидд и предпочитала жить там, но с ним? Мне страшно и подумать, что он обращается с тобой так, как обошелся в день нашей помолвки.
Джулиане было тяжело даже вспоминать того Риса. Но, слава небесам, с тех пор он так изменился!
— Я не отрицаю, у меня были трудные времена. Но теперь все изменилось к лучшему. И мы обоюдно порешили, что вполне устраиваем друг друга.
— Да, но разве этого достаточно? — Вся бесстрастность Стивена внезапно исчезла. Он шагнул к ней и сжал ее руку. — Джулиана, скажи мне правду. Ты счастлива с ним?
У него был такой жалкий, такой одинокий вид, что ей ужасно захотелось утешить его. Но ответ ее был, однако, тверд и безжалостен:
— Да, я очень счастлива с ним. Нам удалось опять обрести то, что было между нами раньше.
Отпустив ее руку, Стивен поджал губы и отвернулся.
— Понимаю.
— Стивен, я не могу даже надеяться, что ты когда-нибудь простишь меня за обман. Если бы у меня были хоть малейшие сомнения в его смерти, я никогда бы не приняла твоего предложения. Но я действительно думала, что Рис мертв — Дарси представил мне свидетельство о его смерти. Я знаю, я должна была сказать тебе, что была замужем, но Дарси был против. Он требовал, чтобы я все скрывала и «сохранила доброе имя семьи». Он так и сказал.
Стивен кивнул, стараясь не глядеть на Джулиану.
— Да. Оувертон рассказал мне кое-что из того, что случилось шесть лет назад. Я считаю, твои братья прямо повинны в том, что случилось с тобой и твоим супругом. И в том также, что ты скрыла от меня свой брак.
— Да, — подтвердила Джулиана, удивившись, как много он знает. Может, именно поэтому он грозится выйти из всех коммерческих предприятий, затеянных вместе с Дарси. — Знаешь, ты не должен их винить. Они думали, что действуют ради моего же счастья.
Он скептически взглянул на нее.
— Оувертон… быть может. Но не Дарси. Тот занят только своими собственными интересами.
— Да, это правда. — Ей было трудно защищать Дарси, ведь в глубине души она разделяла мнение Стивена. И все же ей не хотелось, чтобы из-за нее пострадали дела брата. Тот и так уже достаточно наказан за свое непомерное властолюбие. — Но его ложь не возымела бы успеха, если бы Рис тогда не поверил ему. Если бы Рис попытался как-то уведомить меня… прислать посыльного, я никогда бы не обручилась с тобой. — Она отвела взгляд. — Я тоже сыграла не последнюю роль во всей этой истории. Мне не следовало позволять тебе ухаживать за мной, зная, что сердце мое будет всегда принадлежать другому. И поэтому твой гнев на Дарси прежде всего должен пасть на меня.
Стивен молчал. Джулиана вздохнула.
— Ты можешь не поверить мне, но мне кажется, что Рис вовремя вернулся. Если бы мы успели с тобой пожениться, я вряд ли бы смогла стать целиком твоей. А ты не заслуживаешь жены, которая тебя не любит.
Он отшатнулся, но с трудом выдавил из себя:
— Я был бы счастлив в любом случае.
— Нет, не был бы. Поверь мне, Стивен, семейная жизнь приносит гораздо больше удовлетворения, если любишь супруга.
Его взгляд пронизывал ее до глубины души.
— А ты любишь своего супруга, Джулиана?
— Да, я люблю его. И он любит меня.
Он вздрогнул, словно от удара, но быстро овладел собой.
— Что ж, я полагаю, теперь для меня уже бессмысленно оставаться на обед. Ты четко изложила свою позицию, и мне ничего не остается, как принять ее.
Джулиана почувствовала облегчение. Ей не придется целый обед страдать, глядя, как Рис и Стивен не сводят глаз друг с друга. Но ей ужасно не хотелось, чтобы Стивен ушел таким несчастным.
— Я надеюсь, когда-нибудь ты простишь меня, — прошептала она. Боже, да она повторяет недавние слова Дарси! У нее, верно, и нет никакого права просить у Стивена прощения, ибо ее ложь была поистине отвратительной.
Девоншир скорбно улыбнулся и со вздохом сказал:
— Пожалуй, другого выхода у меня и нет. Вражда между нами ни к чему не приведет.
Она мысленно попыталась сравнить его с Рисом. Стивен никогда бы не позволил эмоциям взять верх над собой. Рису же беспрерывно приходилось бороться, чтобы чувства не захлестнули его. Может, когда-нибудь Стивен все же встретит девушку, которая завладеет его сердцем? Но Джулиана уже не будет иметь к этому отношения.
Она тяжело вздохнула. Осталось еще кое-что, что требовало прояснения.
— Мне не совсем удобно говорить об этом, Стивен, но я обещала Дарси, что поговорю с тобой о вашем общем предприятии.
— Тебе не о чем беспокоиться, — сразу понял Стивен. — Я обнадежил твоего брата, что не откажусь от участия в его деле, если он поможет мне встретиться с тобой. Так что он выполнил все, в соответствии с договоренностью. — Он понизил голос: — Надеюсь, ты не станешь винить меня, если я просто порву с ним дружеские отношения?
— Нет. Я думаю, даже сам Дарси не станет тебя за это винить.
Наступило неловкое молчание.
— Пойдем, я провожу тебя, — наконец произнесла Джулиана, открыв дверь.
— Да, это будет самым благоразумным в настоящий момент. — И он последовал за ней к выходу.
В передней Джулиана колокольчиком вызвала лакея. Тот сразу же явился на зов, и одновременно на пороге гостиной возник Рис. Воган двигался к ним с нарочитой небрежностью, однако на лице его застыла мрачная решимость.
— Его светлость уходит, — пробормотала Джулиана, обращаясь к лакею. — Принеси плащ и шляпу.
Лакей поспешно вышел. Лорд Девоншир твердо встретил угрюмый взгляд Вогана.
— Вы не останетесь на обед, Девоншир? — напряженно спросил Рис.
Стивен быстро глянул на Джулиану, затем перевел взгляд обратно на Риса.
— Нет. Я должен признаться, что я ошибался наваш счет, Воган.
Она почти физически ощущала, как напряжение покидает Риса.
— Что ж, вы достаточно честны, чтобы это признать. — В свои слова Рис вложил нечто похожее на уважение.
— Честность здесь ни при чем, — сдавленно проговорил Стивен и принялся поспешно одеваться. — Я хочу сказать вам одну вещь, Воган. Если я когда-нибудь заподозрю, что вы обращаетесь с Джулианой так, как в тот день, когда вы отобрали ее у меня, обещаю — я сделаю все возможное, чтобы похитить ее у вас.
Джулиана взглянула на него с изумлением. Обычная сдержанность на минуту покинула Стивена, и Джулиане пришло в голову, что она недооценила глубину его чувств.
Рис обнял ее за талию подчеркнуто собственническим жестом.
— Я не дам вам такого шанса. Можете быть уверены, я сознаю, какой ценностью владею.
Впервые за все время своего визита Стивен улыбнулся.
— Тогда я желаю вам удачи. Многие сознают это, только когда лишаются того, чем владеют. — И с этими словами он вышел вон.
Едва дверь за ним закрылась, Рис заключил Джулиану в объятия. Она была готова поклясться, что каждая черточка его лица выражала необыкновенное облегчение.
— Надеюсь, ты понимаешь, что за последние десять минут я умирал тысячу раз.
Она не удержалась от упрека:
— И поделом тебе. Теперь ты понял, как страдала я эти два дня, не зная, приедешь ты или нет.
— Нет, ты не могла страдать сильнее, чем страдал я в эти дни. — Он привлек ее еще теснее к себе. — Слуги в Алинвидде тебе расскажут, что я стал сущим чудовищем после твоего отъезда.
— Боюсь, что ты должен еще немного пострадать. — Она высвободилась и дернула за шнурок звонка, сзывающего всех на обед. — И вытерпеть общество моих братьев.
Рис простонал.
— Ты прекрасно знаешь, чем можно меня доконать.
— Да. — Она усмехнулась, встала на цыпочки и поцеловала его в лоб. — Но если ты будешь очень-очень послушным и совсем не чудовищем, я обещаю так вознаградить тебя, что тебе будет о чем вспомнить.
— Я ловлю тебя на этом обещании, моя возлюбленная жена, — пробормотал он, проводя рукой по ее бедру. Глаза его сияли. — И я желаю получить свою награду как можно скорее.
Рука Джулианы покоилась на сгибе его локтя. Рис наблюдал, как Нортклифф в сопровождении матери и младшего брата спускается по лестнице в гостиную. На какой-то момент он удивился, не заметив рядом с графом его жены, но тут же отогнал эту мысль, когда встретился с ним взглядом.
Они не встречались с тех пор, как Нортклифф с позором покинул зал заседаний городского совета, и Рис был поражен изменениями, происшедшими в этом человеке за столь короткое время. Вся его былая самоуверенная надменность исчезла; он ссутулился и страшно исхудал, и кожа его приобрела какую-то нездоровую бледность.
И все же он по-прежнему умело пользовался маской высокомерия, которую и на этот раз ему удалось надеть.
— Рад вас видеть, Воган.
Рис сдержался и никак не отрагировал на столь лицемерное приветствие. Ради Джулианы он постарается быть вежливым сегодня.
— Добрый вечер, Нортклифф.
Нортклифф повернулся к сестре.
— Где лорд Девоншир?
— Он ушел, — ответила Джулиана. Нортклифф побелел, и она поспешно добавила: — О, не беспокойся! Он сказал, что не собирается прерывать ваши деловые отношения.
Обойдя застывшего на месте брата, Оувертон подошел к Вогану и протянул ему руку.
— Я рад, что вы приехали, Воган. — Он покосился на сестру, и Рису захотелось узнать, что же ему теперь известно об их отношениях с Джулианой. Затем Оувертон поднял глаза на Риса и широко улыбнулся. — Да, мы очень рады вас видеть.
— Вы хорошо выглядите, сэр, — произнесла вдовствующая графиня, высокомерно поглядывая на Риса. — Моя дочь рассказала мне, что Ллинвидд процветает благодаря вашим заботам.
Рис вопросительно обернулся к жене.
— Неужели? — На мгновение он почувствовал страх. Что еще она рассказала матери о нем, об их браке?
Склонив голову, Джулиана сказала:
— Думаю, мама просто сомневалась, сможешь ли ты обеспечить мне жизнь, достойную дочери графа. Но я успокоила ее на этот счет.
Джулиана произнесла эти слова со смирением, но и с оттенком сожаления. И в этой интонации, словно в зеркале, отразились ее отношения с матерью. Нет, она не могла ей ничего сказать. Вдовствующая графиня, безусловно, не была тем человеком, кому Джулиана могла довериться.
Ему даже стало чуточку жаль эту надменную женщину. Просто удивительно, что при таких родителях его обожаемая жена не превратилась в избалованную аристократку.
— Прошу к столу, — сказала ее мать. — Слуги уже, верно, вовсю сплетничают о нас. Пора положить этому конец и занять свои места за столом.
Нортклифф прикоснулся к ее руке.
— Мама, возьмите с собой Джулиану и Оувертона и идите. А нам с Воганом нужно кое о чем потолковать. Я хочу сказать ему пару слов наедине.
Джулиана сжала руку Риса.
— Только в моем присутствии.
— И в моем тоже, — прибавил Оувертон.
Нортклифф остолбенел.
— Очень хорошо. Тогда прошу в мой кабинет. Мама?
Графиня оскорбленно обвела всех взглядом.
— Раз вы все трое решили поощрять слуг в их сплетнях, полагаю, мне одной придется отправиться к обеду. Я жду вас в столовой. — Царственно выпрямившись, она подобрала юбки и проплыла в столовую.
Нортклифф повел всех к себе в кабинет. Рис был почти уверен, что догадывается о намерениях графа, и потому, едва переступив порог его рабочей комнаты, заявил:
— Прежде чем вы начнете, Нортклифф, я кое-что скажу сам.
Три пары глаз устремились на него. К своему неудовольствию, он обнаружил, что братья и сестра Сент-Албанс чрезвычайно похожи друг на друга. Слава Богу, что по своим душевным качествам Джулиана намного превосходит своих братьев. Однако внешнее сходство было слишком очевидно. К сожалению.
Рис глубоко вздохнул.
— Вы отвратительно лгали мне, обвиняя мою жену в предательстве. Я думаю, вы солгали мне даже дважды. В ночь, когда меня схватили по вашему приказу, и в день ее помолвки с Девонширом. И теперь я требую объяснений.
Нортклифф быстро взглянул на Оувертона.
— Я ничего не рассказал ему, — заявил Оувертон. — Но сделал бы это, если бы разрешила Джулиана.
Теперь настал черед удивляться Вогану. Он вопросительно повернулся к Джулиане.
Она не могла поднять на него глаз.
— Это было главной причиной, почему Оувертон приехал тогда в Ллинвидд. Он хотел рассказать тебе все. Объяснить, что трактирщик когда-то ухаживал за Лети-цией и поэтому узнал меня, а потом сообщил им, где нас искать. Он хотел рассказать тебе об осведомителе среди «Сынов Уэльса». Вот почему Морган согласился тогда пойти с Оувертоном и привез его к нам в дом.
— Но Джулиана так и не разрешила нам ничего сказать, — вмешался Оувертон.
Рис накрыл ее руку своей.
— Почему? Если бы они мне тогда открыли всю правду…
— То ты бы им поверил. Я знаю. Но тогда я не хотела, чтобы ты поверил им. Я хотела, чтобы ты поверил мне. И предпочла дождаться, пока ты не поверишь мне, несмотря ни на какие свидетельства.
Рис вспомнил день приезда Оувертона в Ллинвидд, и его окатила такая безумная волна ненависти к себе, что он вздрогнул. Черт побери, после того как она пожертвовала собой ради их брака, он обвинил ее в неверности! Неудивительно, что у нее началась истерика! Проклятье, он заслужил самой суровой кары!
Но вместо этого она отдала ему свое тело… И свое сердце, хотя тогда он не осознавал этого…
Вне себя от стыда он опустил глаза.
— Я был гораздо более страшным монстром, чем думал. Как ты можешь теперь простить меня?
— Как я могу не простить? — Она сжала его руку. — Правда тогда для тебя не имела значения. Ты верил, что я предала тебя, что я превратила твою жизнь в ад. И все-таки в тот день ты простил мне все, сделав своей женой. Так что я просто не могла поступить иначе.
Их взгляды встретились, и оба почувствовали, как что-то глубоко проникновенное, трепетное возникло между ними, что-то, чего раньше они никогда не испытывали. Внезапно Воган осознал, что отдал бы душу, только бы сохранить румянец на ее лице, улыбку и обожание в ее взоре. Потому что без нее жизнь лишилась бы смысла, превратившись в череду шагов — один за другим — в пустоту.
— Я понимаю, что мое признание уже как бы не к месту, — нарушил молчание Нортклифф.
Рис повернулся и смерил его гневным взглядом.
— Вовсе нет! Джулиана объяснила, как все случилось, как вам удалось убедить меня в ее предательстве. Но я по-прежнему не понимаю, почему вы поступили столь подло. То есть я понимаю, что прежде всего вам нужно было убрать меня из ее жизни. У вас были насчет нее другие планы. Но зачем вы лгали мне той ночью? И почему продолжали лгать позже?
Со страдальческим вздохом Нортклифф отвернулся от всех и уставился в камин, судорожно сцепив за спиной руки.
— В первый раз я лгал в тщетной, как я сейчас понимаю, попытке отговорить вас вернуться обратно в Уэльс.
— А после того, как я вопреки вашим стараниям вернулся?
— Я думал, если вы поверите, что она предала вас, то согласитесь на аннулирование брака.
Рис постарался вспомнить все, что произошло той ночью.
— Да, но я ясно дал понять, что не соглашусь на расторжение брака. Но вы все равно продолжали лгать. Почему же вы делали это даже тогда, когда знали, что я любой ценой постараюсь удержать около себя вашу сестру?
Нортклифф замер.
— Причина, по которой я так поступил, столь низка, что я не уверен, что смогу об этом рассказать.
Джулиана впилась пальцами в руку Риса.
— Он боялся, что ты навредишь ему, если узнаешь, что все это его рук дело, — произнесла она жестким холодным голосом. — Когда ты рассказал о своем нынешнем богатстве и влиянии в политических кругах, он испугался, что ты употребишь свою власть, чтобы уничтожить его. Поэтому он и бросил меня между вами. Я должна была принять на себя всю тяжесть твоего гнева.
Потрясенный до глубины души, Воган пристально взглянул на жесткий, властный профиль ее брата, а затем на искаженное болью лицо Джулианы. О Боже, что она перенесла! Как мог брат спрятаться за юбками сестры и оставить ее наедине с разгневанным мужчиной? Нортклиффа нужно пристрелить… нет, выпороть так же безжалостно, как пороли Риса, а потом пристрелить.
Но… Разве события той ночи были только на совести Нортклиффа? Если бы Рис не упивался так своим гневом и постарался докопаться до правды, от скольких бы страданий он спас и себя, и Джулиану! Вместо этого он позволил графу использовать свою сестру в качестве щита, не желая слышать правды, поддался гневу, обнаружив, что она помолвлена с другим.
— Прости меня, любовь моя, — прошептал он. — Прости за все, что тебе пришлось испытать. Мы на самом деле в последнее время превратили нашу жизнь в ад.
Джулиана легко дотронулась до его щеки.
— Все было не так уж плохо. И я должна взять часть вины на себя. Если бы я не позволила Дарси уговорить меня скрыть наш брак, многого бы можно было избежать.
Нортклифф повернулся к ним:
— Нет, все это дело только моих рук. Я играл жизнями людей и заставил Оувертона последовать моему примеру. Все, что я могу предложить, так это принести мои глубочайшие извинения.
Джулиана резко повернула голову:
— Извинения? Ты думаешь, твои извинения смогут облегчить страдания, которые мой муж вынес по твоей вине? Ты думаешь, они вернут шесть лет супружества, которые мы потеряли, я в слезах, а Рис в изгнании? Как ты смеешь предлагать такую ерунду, как извинения!
Нортклифф отступил, словно пораженный молнией.
— Все в порядке, любимая. — Рис прижал руку Джулианы к своим губам. — Я ценю твой гнев… и разделяю его. Но у меня есть более продуктивный ответ на предложение твоего брата.
Он серьезно взглянул на графа.
— Поскольку вы, Нортклифф, и ваш брат никогда не сможете расплатиться с нами за эти шесть потерянных лет, у вас остается единственный шанс продемонстрировать свое раскаяние. В Ллинвидде есть валлийский мальчик, чьи способности пропадают даром из-за неразумия его отца и нежелания ваших соотечественников позаботиться об его образовании. Я посылаю его в Итон, поскольку здесь, в Уэльсе, у него нет иной возможности учиться. Но есть и другие дети, и у них также нет покровителей, но есть острейшая тяга к знаниям. Так дайте же им возможность учиться! Пусть валлийцы видят не только ваше английское властолюбие. Употребите часть ваших денег и влияния и откройте колледж, такой же престижный и уважаемый, как Итон, где смогут получить образование валлийские дети, которые когда-нибудь обязательно прославят свою отчизну.
Он взглянул на Джулиану, которая кивнула головой, затем опять повернулся к Сент-Албансам.
— Уверяю вас, это удовлетворит нас обоих больше любых извинений. А через несколько лет это удовлетворит также и вас.
— Идет! — с охотой откликнулся Оувертон.
Нортклифф какую-то долю секунды колебался, потом нехотя кивнул головой.
— Хорошо, я посмотрю, что можно сделать для этого.
Рис улыбнулся. Сейчас он был доброжелателен ко всему миру, даже к Сент-Албансам. Его обожаемая супруга была рядом с ним и излучала любовь и надежду на будущее, казавшееся ему теперь безоблачным. У них был Ллинвидд, и они были вместе. И, может быть, скоро у них будут и дети.
Жизнь была прекрасна!
Оувертон шагнул вперед и со вздохом облегчения сказал:
— А теперь, друзья, давайте закрепим наше соглашение обедом. Я боюсь, если мы дольше здесь задержимся, мама вообще забудет о нашем существовании.
Пробормотав что-то утвердительное, Нортклифф повернулся к двери, и Джулиана последовала за братьями.
Но Рис поймал ее за руку.
— Мы будем через минуту, — крикнул он удалявшимся Сент-Албансам, — я хочу сказать жене пару слов наедине.
Братья обменялись понимающими взглядами и немедленно удалились.
С трудом дождавшись их ухода, Рис наконец смог обвить руками ее талию и прильнуть к ее губам, упиваясь их удивительной мягкостью и податливостью.
Она позволила поцелую длиться целую вечность, а затем со смехом отстранилась.
— Правильно ли я поняла, что ты хотел сказать мне «пару слов»? Теперь же мне кажется, о мой нетерпеливый муж, ты затевал что-то другое. Увы, но сейчас не время и не место для этого.
Он подумал о напыщенном семействе, ожидавшем их за обеденным столом, о слугах, сплетничающих о его появлении и о внезапном отъезде лорда Девоншира. Он подумал, что им придется провести два долгих часа за столом, пока не будет найден какой-нибудь вежливый предлог, чтобы удалиться. Рис таинственно улыбнулся и пошел к двери кабинета. Сент-Албансы заставили его страдать так невыносимо долго, а значит, и они смогут еще немного подождать, пока он согласится играть роль послушного зятя.
Воган плотно прикрыл дверь и повернул ключ в замке.
— Рис! — воскликнула Джулиана.
Но ее глаза уже загорелись желанием, и она устремилась навстречу мужу. Он вновь заключил ее в свои объятия и прижал ее к своему жаждущему телу.
Она с притворной суровостью погрозила ему пальчиком.
— Клянусь жизнью, вы ужасный развратник, Рис Воган!
Нежно покусывая ей мочку уха, он начал нетерпеливо расстегивать крючки ее корсажа.
— Да, дорогая. Ужасный развратник. Но, подозреваю, не больший, чем моя жена. Давай проверим?
Ее дыхание участилось, сопротивление ослабло, и она обвила руки вокруг его талии.
— Что ж… я полагаю, мы сможем присоединиться к ним только за завтраком…
И заглушила его смех долгим поцелуем.





загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - В плену сомнений - Мартин Дебора

Разделы:
Пролог

Часть I

1234567

Часть II

891011121314151617181920212223Эпилог

Ваши комментарии
к роману В плену сомнений - Мартин Дебора



роман на один раз,
В плену сомнений - Мартин Деборамарина
17.08.2013, 14.39





Первая часть немного нудная но вторую прочитала с удовольствием!
В плену сомнений - Мартин ДебораНата
18.08.2013, 14.53





Один из моих любимых романов!
В плену сомнений - Мартин ДебораМэри
15.09.2013, 9.49





СЮЖЕТ ПОНРАВИЛСЯ,НО КАК ТО ЗАТЯНУТО.КОНЕЦ ЕЛЕ ДОЧИТАЛА.7 ИЗ 10.
В плену сомнений - Мартин ДебораТАТЬЯНА
4.04.2014, 14.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100