Читать онлайн В плену сомнений, автора - Мартин Дебора, Раздел - 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В плену сомнений - Мартин Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В плену сомнений - Мартин Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В плену сомнений - Мартин Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Дебора

В плену сомнений

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

20

Через час праздник в честь окончания сенокоса неожиданно окончился. Давно ожидаемый ливень тем не менее застиг всех врасплох. Подхватив на руки Джулиану, Рис бросился к коляске под смех и веселые крики фермеров. Потоки дождя застилали ему глаза, но он на бешеной скорости погнал лошадей к дому.
Когда же коляска наконец въехала под навес конюшни, оба промокли до нитки. Но Рис совершенно не чувствовал холода — он выпил столько эля, что никакая простуда, казалось, не могла его пронять.
Он спрыгнул с подножки и помог сойти Джулиане. Подбежавшие грумы взяли лошадей под уздцы и увели в конюшню. Дождь продолжал лить, а до дома еще нужно было добежать. А вот под навесом конюшни было тепло и сухо. Воган наклонился и поцеловал Джулиану в волосы, влажные, пахнувшие дождем и лавандой.
— Рис, — промолвила она.
— Да? — Он крепко держал ее за талию.
Ее глаза таинственно блестели.
— Спасибо за то, что ты сделал для Эвана. Ты спас мальчика от его жестокого отца. Я убеждена в этом.
Он засомневался, стоит ли рассказывать ей, что жизнь в Итоне, возможно, будет для Эвана тяжелее, чем дома, — розги и другие жестокие наказания там по-прежнему практиковались, хотя он слышал, что теперь они стали все же менее суровы, чем в его время.
Но он решил не говорить ей об этом. Как бы там ни было, для такого способного ребенка, как Эван, лучше быть в Итоне, чем попусту растрачивать свою жизнь на ферме.
— И еще, — продолжала она, — спасибо, что ты взял меня с собой. Я получила огромное удовольствие.
— Не стоит благодарности, — произнес он, целуя ее в лоб. Одно прикосновение к ее гладкой, мягкой коже — и в нем пробуждалось желание, мгновенное, как молния и столь же опустошающее.
— Я только надеюсь, что не выглядела совершенной дурочкой, когда плясала вместе со всеми, как десятилетняя девочка. — Джулиана наклонила голову, играя с пуговицами его жилета.
Он вспомнил, какой прекрасной она была, когда кружилась в танце, — волосы словно огненный нимб и сверкающие изумрудные глаза. Его вновь охватило мучительное желание.
— Нет, совсем не дурочкой. — Он взял ее лицо в свои ладони и посмотрел ей в глаза. — Ты была просто великолепна. — Рис провел указательным пальцем по ее пунцовым губам, побуждая их раскрыться. — Только одно могло бы сделать эту ночь еще приятнее для меня…
— Да? И что же это такое? — Джулиана сжала губами его палец и, шаловливо улыбаясь, лизнула его.
Он прижал ее к стене конюшни, давая ей почувствовать его отвердевшую плоть, рвущуюся наружу из тесно облегающих штанов.
— Угадай с трех раз, — пробормотал он, вынул из ее рта мокрый палец и провел им вдоль ее ключицы, затем погрузил его во впадинку между грудями.
— М-м-м… Чашечка горячего чая у камина?
— Нет. — Его пальцы пробрались под промокший до нитки корсаж и нащупали твердый, словно маленькая жемчужина, упругий сосок.
Ее грудь тяжело вздымалась, а он принялся поглаживать отвердевший от холодного дождя и ласк сосок.
— Может… шахматы? — задыхалась она.
— Определенно, нет. — Он рванул вниз мокрую ткань, освободил груди и приник ртом к ее влажной коже.
— Рис! — слабо протестовала она, отталкивая его голову. — Не можем же мы здесь заниматься любовью! Что, если кто-нибудь войдет?
— Что ж, это будет для них славным зрелищем! — Его глаза сияли.
Напустив на себя суровость, она натянула на себя корсаж и с трудом оттолкнула мужа.
— Не здесь, мой сластолюбивый муж!
Дождь все еще лил как из ведра, но Джулиана с радостным смехом выскочила из-под навеса. Она помчалась к дому и устремилась вверх по широкой парадной лестнице. Следом за ней выскочив под дождь, Воган с наслаждением позволил низвергавшимся на него потокам смыть с себя пот и грязь. Взбежав наконец вверх по лестнице, Джулиана остановилась, послала мужу воздушный поцелуй, распахнула дверь и, проскользнув внутрь, с хихиканьем закрыла ее за собой.
— Ах, ты вздумала дразнить меня, негодная девчонка! — Рис откинул с лица мокрые волосы и быстро поднялся по ступеням. Если это была игра, то пусть лучше Джулиана побыстрее станет серьезной. Он едва начал ее пробовать…
Но, когда Рис открыл дверь и вошел в переднюю, Джулиана больше не смеялась. А держала в руке запечатанный конверт. Рядом с ней стояла миссис Робертс, которая озабоченно взглянула на Вогана, едва тот появился на пороге.
— О, вот и вы, сэр. Но в каком же вы оба виде! Я говорю миледи, что лучше всего сразу снять мокрую одежду, пока простуда не прихватила вас и…
— От кого это письмо? — перебил ее Рис, встревоженный бледностью, покрывшей лицо Джулианы.
— Письмо? — ответила миссис Робертс. — Из Нортклифф-Холла. Его принесли, когда вы были в поле.
Из Нортклифф-Холла. Внезапно он почувствовал страх. Последний раз, когда принесли известия из Нортклифф-Холла…
— Это от Дарси, — прошептала Джулиана, и тут ему стало по-настоящему страшно.
— Откуда ты знаешь?
— Это его почерк.
Какое-то время она с сомнением разглядывала конверт, словно решая, как с ним поступить. Затем распечатала и извлекла письмо. Она быстро пробежала глазами строчки, и уголки ее рта печально опустились. Ее рука с зажатым в ней письмом бессильно повисла, и Джулиана уставилась в пространство.
— Что там? — спросил Рис, борясь с желанием выхватить у нее зловещее послание и бросить в камин.
Джулиана помотала головой, видимо пытаясь собраться с мыслями. Кивнув экономке, она произнесла:
— Спасибо, миссис Робертс. Это все на сегодняшний вечер.
Как только миссис Робертс с блестящими от любопытства глазами удалилась, Джулиана протянула ему письмо и направилась к лестнице.
Он углубился в чтение. Письмо адресовалось Джулиане, и под ним действительно красовалась подпись Нортклиффа. Очевидно, Нортклифф и Девоншир были связаны каким-то совместным предприятием, и теперь Девоншир угрожал выйти из дела, если Нортклифф или его брат не устроят ему встречу с Джулианой. «Одну последнюю встречу, — говорилось в письме, — чтобы убедить лорда Девоншира, что Воган не заставляет тебя оставаться замужем за ним против твоей воли».
«Против твоей воли». Рис громко выругался. Черт их побери! Как они смеют?
Хуже всего, что Нортклифф уже поддался на шантаж лорда Девоншира, согласившись организовать эту встречу. В письме было сказано, что Девоншир приглашен на обед в Нортклифф-Холл, назначенный через два дня, и Нортклифф просил, нет приказывал, чтобы сестра также на нем присутствовала.
В конце письма, правда, упоминалось, что Воган также может приехать вместе с ней. Но это ничуть не смягчило ярость Риса.
«Дьявол! — думал он, складывая письмо и убирая его в карман. — Какая наглая выходка!»
Рис нагнал Джулиану у самой лестницы.
— Ради Бога, Джулиана, куда ты идешь? Мы должны поговорить.
— Да, но не здесь. — Джулиана покосилась на дверь, ведущую в людскую.
Он стиснул зубы и последовал за ней в спальню. Она была права. Безусловно, нельзя обсуждать такое в присутствии слуг.
Тем более что, как Воган подозревал, она собирается принять это приглашение. Будь все проклято, но он ей этого не позволит!
Едва они оказались в спальне, он сорвал с себя промокший камзол и бросил на спинку стула.
— Ты намерена пойти, скажи мне?
— Нет, я не хочу идти, — сказала она, сбрасывая с себя мокрую одежду прямо на пол. Не в силах унять дрожь, она сдернула с вешалки сухую сорочку и шелковый пеньюар и натянула на свое продрогшее тело. — Но я должна. Я должна покончить с этим раз и навсегда.
Рис сжал кулаки.
— С этим все было покончено еще в день твоей помолвки. Я сказал Девонширу, что ты замужем, он расторг помолвку, и точка. Проклятье, он не имеет права возвращаться к тебе! Никакого права!
Тяжело дыша, Джулиана присела на краешек постели.
— Ты приказываешь мне не ходить туда, Рис?
Он еще сильнее сжал кулаки, пытаясь сдержать подступающий гнев.
— Да, — резко сказал он, — это будет неразумно с твоей стороны.
Рис ожидал, что его слова вызовут у нее яростную вспышку негодования. Ему было бы гораздо легче мириться с ее криком и возмущением, чем преодолевать молчаливое несогласие, наводящее на него страх.
Джулиана подняла на него свой взгляд, исполненный спокойствия, будто бы догадываясь о его слабости.
— Почему? Чего ты боишься? Что может случиться?
Эти разумные вопросы застали его врасплох. В нервном возбуждении он взъерошил пальцами волосы.
— Черт, Джулиана, но это же очевидно! Я не хочу, чтобы ты опять оказалась с этим проклятым Девонширом.
— Я это понимаю, но спрашиваю не об этом. Что, по-твоему, может случиться, если я окажусь рядом «с этим проклятым Девонширом»?
«Ты бросишь меня, — промелькнуло у него в голове. — Ты поймешь, чего тебе не хватает, и сбежишь от меня, как уже сделала однажды». Но Рис не осмелился произнести вслух эти слова. Вместо этого, сжав губы, он принялся сдирать с себя мокрую прилипшую одежду, моля Бога, чтобы Джулиана не заметила, как дрожат его руки.
Когда он рывком натянул на себя сухие шерстяные кальсоны и накинул халат, Джулиана встала с кровати и подошла к нему.
— И что, по-твоему, может сделать Стивен? Похитить меня и увезти в свое поместье? Я думаю, что даже мои братья вряд ли разрешат ему так поступить. Или представит доказательства незаконности нашего брака? Мы оба знаем, что он не может этого сделать — их просто нет. Почему же тогда ты превращаешься в зверя от одной только мысли, что я пообедаю с ним? Там будут присутствовать и другие гости… ты, например, поскольку ты тоже приглашен.
— Я присутствовал и на твоей помолвке, — скрипнул зубами Рис. Под ее необычайно серьезным взглядом слова застревали у него в горле. — И это не помешало тебе выбрать его. Если бы тогда я освободил тебя от брачных обязательств, ты бы осталась с ним. Тогда ты хотела развода. Ты сама говорила.
Джулиана вздрогнула и отвернулась. Она обхватила себя за плечи, словно пытаясь согреться.
— Да… я говорила, это правда. Но я была просто ужасно сердита в тот вечер. С тех пор между нами многое изменилось. За эти прошедшие две недели ты мог бы убедиться, что я просто счастлива быть твоею женой.
— Если ты так счастлива, зачем же тебе опять видеться с лордом Девонширом? — проворчал Рис.
Она положила руку ему на грудь.
— Почему ты не можешь понять его чувств? Невеста бросает его в день помолвки, и он даже не знает, что с ней случилось!
— Ему не может быть хуже, чем мне. Моя жена бросила меня в день свадьбы!
Она побледнела и отдернула руку.
— Ты… ты все еще вспоминаешь о той ночи, да? Ты все еще веришь, что я предала тебя. И поэтому так боишься сейчас. Ты боишься, что я сбегу с лордом Девонширом, что опять предам тебя.
Она угадала. Именно страх, тайный, мучительный страх, что Джулиана покинет его, не отпускал Риса ни днем, ни ночью. Но сознаться в этом значило сознаться, что он не верит ей. — Ты ошибаешься, дорогая! Я…
Но Джулиана этого не заметила. А только печально смотрела на мужа сквозь пелену слез, застилавших ей глаза.
— Если бы ты доверял мне, ты не боялся бы отпустить меня на этот обед. Ты бы верил, что я смогу устоять против любых предложений Девоншира.
Он закрыл глаза. До чего же она была рассудительна! Она не понимала, какой ужас и страх сжимали его сердце при одной только мысли, что Девоншир станет говорить с ней. Он почти лишился ее по вине этого самозванца и только силой смог вернуть обратно. Боже, как он вынесет, если потеряет ее, на этот раз окончательно?
Но, с другой стороны, не теряет ли он ее, отказываясь верить ей?
— Это не так просто. — Рис отвернулся, не в силах смотреть ей в глаза и читать в них прямой, искренний вопрос: «Ты веришь мне? Ты веришь мне?»
— Это очень просто. — Она подошла к нему сзади, обняла за талию и прижалась лбом к его спине. — Это так же просто, решить, веришь ты мне или нет.
Ее влажные волосы промочили ему халат, маленькие ручки обвились вокруг его талии. Две недели назад она не решилась бы так уверенно и легко дотронуться до него.
И такую ее он не хотел терять.
— Это не тебе я не верю. — Он старался говорить спокойно. — А твоим вероломным братьям… и Девонширу.
Она вздохнула.
— Они ничего со мной не сделают без моего согласия. Что они могут сделать? Завербовать меня во флот? Если ты так волнуешься за меня, поедем вместе. Я уже говорила, ты тоже приглашен.
Воган резко повернулся к ней.
— Да, и разве тебя это не удивляет? Твой брат зол на меня за то, что я сделал на собрании совета. С чего бы это ему приглашать меня в свой дом? — Он сделал паузу. — Это может быть ловушкой. Возможно, твой брат подстроил все нарочно. Использовал Девоншира, чтобы заманить тебя и, следовательно, меня в Нортклифф-Холл, а потом… потом…
— Что потом? Что он может с тобой сделать, Рис? Он не может снова отдать тебя вербовщикам, ведь тогда вмешаются твои друзья и у него будут крупные неприятности. Убить тебя он тоже не может. Если бы он хотел это сделать, то давно бы уже сделал. Все это просто твои отговорки, и ты это знаешь.
Конечно, она была права, но как еще можно удержать ее от встречи с этим распроклятым маркизишкой и ее хитрыми братьями?
— Рис, послушай меня. — Она коснулась его небритой щеки, отчего острая тоска сжала ему сердце. — Я говорила тебе, что не люблю лорда Девоншира. — Их глаза встретились, и она тяжело вздохнула. — Я люблю тебя. Почему я должна отказаться от замужества с человеком, которого я люблю, ради человека, которого не люблю?
Он застыл. «Я люблю тебя». Черт побери, он так долго ждал, когда она опять скажет ему эти слова! Он тосковал по ним, хотя сам не мог их произнести из-за какой-то глупой осторожности…
Но то, что они были наконец сказаны, утроило его страх. Что, если она произнесла их только для того, чтобы он уступил ее просьбе? Воган прижал ее ладонь к своей щеке.
— Если ты любишь меня, то никуда не поедешь. Ты останешься здесь со мной и не дашь им снова разлучить нас.
Он сразу же понял, что только навредил себе, когда увидел, как смертельно побледнела Джулиана и выхватила у него руку.
— Я открыла тебе сердце, и вот все, что ты можешь сказать? Все, на что ты способен, — это пользоваться моей любовью как средством для удовлетворения своих желаний?
— Боже праведный, Джулиана! — прошептал он, схватив ее за плечи. — Ты не понимаешь, о чем меня просишь!
— Понимаю. — Ее лицо исказилось от боли. — Я прошу тебя только верить мне. Но, увы, этого ты не можешь сделать.
Несмотря на закрытое окно и огонь в камине, казалось, будто в комнате царит смертельный холод. Дождь громко барабанил по стеклу. Лицо Джулианы превратилось в застывшую маску скорби. Она отвела глаза, видимо, не в силах смотреть на него. Черт побери, он ее теряет… он чувствует это. Несмотря ни на что, он теряет ее. Но этого не должно произойти.
— Я верю тебе, дорогая. Верю… — Джулиана молчала, и Воган с отчаянием понял, что она ускользает от него. Он искал подходящих слов, но нашел лишь те, которые произносил много лет назад. — И… и я люблю тебя.
Но она лишь безнадежно покачала головой, упрямо избегая его взгляда. Что ж, так и должно быть. Рис и сам едва верил, что нашел в себе силы признаться ей в своей любви. Но, по крайней мере, он говорил, что чувствовал. За последние две недели то прекрасное, что было между ними раньше, вернулось и дарило еще больше радости, чем прежде. Он понял, что сейчас любит ее так же сильно, как когда-то… может, даже еще сильнее. Не имело значения, предала она его или нет. Ничто не имело значения, кроме Джулианы.
— Да, я люблю тебя, — продолжал он, чувствуя себя мальчишкой, не умеющим объясниться со своей подружкой. Как убедить ее в искренности сказанных им слов, как сломать этот лед отчуждения, что возник между ними? — Я очень люблю тебя. Я полюбил тебя в тот день, когда впервые встретил на том собрании. И никогда не переставал любить тебя все эти годы ни на море, ни в Америке. — Джулиана молчала, и он тяжело вздохнул: — Именно поэтому такой убийственной казалась мне мысль о твоем предательстве. И потом увидеть тебя с этим чертовым английским лордом… — Он застонал.
— Рис, клянусь, он для меня ничего не значит. — Ее голос сорвался. — Абсолютно ничего. Я люблю тебя.
Он схватил ее руку и поцеловал в ладошку.
— Так докажи мне это. — И резким движением он притянул ее к себе. — Докажи мне. Давай любить друг друга прямо сейчас.
— Но, Рис…
Он не дал ей закончить, приникнув к ее губам, овладев ими, побуждая ее откликнуться на вызов. Сначала она сопротивлялась, но его горячий язык разомкнул ее уста, словно цветочный бутон, и Джулиана тихо застонала. Рис завладел ее ртом, как желал бы завладеть и ее сердцем, полностью, без остатка, чтобы не было ни единого уголка, который бы не принадлежал ему. Но Джулиана вырвалась из его рук.
— Рис, это ничего не решит… мы должны поговорить…
Воган дотронулся до ее губ. Его терзало дикое желание заставить ее забыть обо всем и вся, кроме него.
— Ты нужна мне. Разрази меня гром, нужна, и я люблю тебя… больше воздуха… больше жизни. Я должен узнать, насколько я нужен тебе. Я должен знать, что ты меня любишь.
— Я люблю тебя.
— Тогда давай займемся любовью, — хрипло потребовал он. — Докажи мне, что Девоншир ничего для тебя не значит.
Джулиана заколебалась, ее лицо исказилось от невыразимой муки. Рис положил ее руки себе на талию.
— Прошу тебя, — умоляюще прошептал он. Если сейчас она его отвергнет, он этого не переживет.
Их глаза встретились, затем она перевела взгляд на свои пальцы, лежавшие на поясе его шелкового халата. Казалось, она поняла — и приняла, — чего он от нее хотел, и стала развязывать узел.
Он не говорил ничего и не шевелился, пока она снимала с него халат. Видимо, она пришла к какому-то решению, и ее движения стали увереннее. Не говоря ни слова, она сбросила с себя пеньюар, который с легким шелестом соскользнул к ее ногам. Когда она освободилась от сорочки, Рис затаил дыхание, упиваясь открывшимся зрелищем — прекрасными скульптурными формами, женственными линиями и изгибами, нежной соблазнительной кожей.
Чувственно улыбаясь, она положила его руки себе на талию, поднялась на цыпочки и прильнула к нему в поцелуе. Воган задрожал от непереносимого наслаждения, от близости ее тела.
Ее твердые, словно маленькие камешки, соски прижались к его обнаженной груди, и он изо всех сил притянул ее к себе, раскрывая свои губы в ответном поцелуе. Его плоть налилась желанием, вздымаясь под тонкой тканью кальсон. Он с трудом сдерживал себя, боясь излить семя еще до того, как войдет в нее.
И, когда она нерешительно, словно пробуя, продвинула язык между его губ, ему показалось, что он сейчас лишится рассудка. Она делала все точно так, как он хотел, но он и представить себе не мог, как бурно будет реагировать его тело на эти ласки. Джулиана пробежала своим маленьким язычком по чувствительной коже его десен, а затем сладко, вкрадчиво и дразняще принялась играть с его языком.
Рис с жадностью овладел ее ртом, пронзая ее языком все глубже и глубже, в опьянении вдыхая нежный фруктовый аромат ее дыхания. Но он еще не успел насытиться, как она уже оторвалась от него и стала ласкать губами его шею, плечи, постепенно спускаясь к груди.
— Черт побери! — пробормотал он, когда Джулиана прикусила его сосок и провела язычком вниз по его груди, заросшей жесткими завитками волос. Едва она достигла впадинки пупка, Вогана пронзило такое острое наслаждение, что он запустил пальцы в ее густые волосы и прижал к себе ее голову, словно хотел остановить мгновение.
Но она еще не закончила. Ее пальцы стали быстро и ловко расстегивать пуговицы на его кальсонах. И когда они упали к его ногам, на свободу вырвался его пылающий, налитой силой член. Джулиана опустилась на колени, и сквозь туман возбуждения он вдруг осознал, что она собирается делать.
— Нет… — заплетающимся языком предупредил он. Ночное небо за окном внезапно рассекла молния, мгновенной вспышкой осветившая комнату. И когда Джулиана своим горячим язычком дотронулась до самого кончика его плоти и облизала натянутую чувствительную кожу, Рис вскрикнул так, будто его самого поразила молния. Подавив проклятие, он осторожно отстранился. — Нет… нет, это слишком… — Одним движением он сбросил кальсоны и, сгорая от нетерпения, притянул к себе Джулиану.
— Ох, какая же ты соблазнительница! — бормотал он, покрывая поцелуями ее щеки… влажные спутанные волосы… безупречный гладкий лоб.
— Просто я делала то, о чем ты просил. — Она, изгибаясь, прижималась к его готовому взорваться члену.
— Я просил заняться со мной любовью, а не сводить с ума. — В бешеном порыве он впился в ее грудь поцелуем, глубоко всасывая ее нежную плоть.
Она с трудом оттолкнула его, обошла вокруг и встала за его спиной. Он чувствовал ее дыхание, ее руки, скользившие вниз по его напряженным мышцам. Внезапно она обхватила руками его бедра, возбужденно поглаживая и сжимая их.
Воган откинул голову назад и закрыл глаза.
— О, черт! — хрипло прошептал он, когда Джулиана обхватила его за плечи и плотно вжалась в него сзади. Он кожей чувствовал влажные, мягкие завитки ее волос внизу живота, прильнувшего к его бедрам. Это показалось ему очень возбуждающим. Но, когда она еще теснее прижалась к нему и ее пальцы скользнули к орудию страсти, изнывавшему от желания оказаться внутри нее, Рис широко раскрыл глаза.
— Так ты наказываешь меня за всю мою к тебе несправедливость? — прохрипел он. — Намеренно мучишь меня?
Джулиана замерла.
— Ты действительно думаешь, что я могла бы так поступить с тобой, Рис?
— Не знаю.
— Не знаешь? — Ее голос за спиной прозвучал приглушенно. — Конечно же, ты теперь знаешь, что я никогда не причинила бы тебе вреда. Ты сомневаешься в моей любви?
Переведя взгляд выше, он увидел их отражения в большом зеркале, висевшем в простенке рядом с кроватью, — ее руки у него на бедрах, ее голова высовывается из-за его плеч. Схватив Джулиану за руку, он повернулся и заставил ее встать рядом.
— Посмотри туда. — Рис указал глазами на зеркало. Сперва он дотронулся их переплетенными руками до ее молочно-белого плеча, а потом до своего — изрезанного глубокими шрамами. — Ты, вся такая нежная, гладкая и прелестная, как твоя кожа, а я, уродливый, злой и угрюмый. Я все это время мучил тебя, намеренно обижал, хотя ты отвечала на мою злость одной добротой. Черт подери, если я сомневаюсь в твоей любви, то только потому, что не могу поверить в нее. Меня ведь особо не за что любить.
Она повернулась к нему, и в ее глазах он прочел желание.
— Не за что любить? Ты просто слепой дурачок!
Он наблюдал в зеркале, как она гладила руками его плечи, любовно ощупывая его шрамы.
— Я люблю тебя за то, что ты остался в живых, — шептала она, нежно поглаживая следы порок и битв, оставленные на его коже. Потом откинула назад его волосы и потрогала шрам на виске. — За то, что ты наказал моего брата и вышел победителем. — Легкая улыбка тронула ее губы. — Я люблю тебя за то, что ты сделал для Эвана. — Улыбка исчезла, когда она дотянулась до его лица и взяла его в свои маленькие ладони. — А больше всего за то, что ты отказался от мести и стал по-настоящему моим мужем. За это я всегда буду любить тебя. Разве ты не понимаешь, что я не могу не любить тебя? Всю жизнь, до самого моего последнего вздоха для меня не будет существовать никого, кроме тебя.
Со стоном, в котором смешались и страсть, и раскаяние, и нежность, он подхватил ее на руки и понес к кровати. Осторожно опустил ее и лег сверху.
— Я не стою тебя, но мне все равно. Я люблю тебя и так сильно тебя хочу, что, кажется, просто погибну.
— Так возьми же меня, — прошептала она, открываясь ему.
Рис потерял голову. Гортанно вскрикнув, он вошел в нее, погрузился в ту благословенную теплоту, к которой так стремился. Ее лоно было тугим и влажным. Она извивалась под ним, увеличивая вожделенное трение, и он понял, что теряет рассудок.
— Джулиана… моя сладостная Джулиана… — хрипло повторял он, двигаясь с ней в едином ритме, погружаясь в нее, мечтая отдать ей всю душу, утопить все свои страхи в ее горячем теле.
Ее тело пахло дождем, костром и лавандой. Он хотел поглотить ее, или пусть она поглотит его… но только бы стать ее частью, чтобы уже никогда она не смогла его оставить… никогда больше.
Дождь барабанил по крыше, вторя ритму его сердца и мощных толчков, погружавших его все глубже и глубже в ее лоно. Джулиана порой вскрикивала и тихонько постанывала, отчаянно билась в судорогах наслаждения, стремясь к вожделенной вершине. Он так хотел, чтобы она достигла ее… обрела ее вместе с ним, но приходилось сдерживать себя, чтобы не излиться раньше, чем это произойдет с ней. Рис прижался губами к ее груди, прикусил ее крошечный отвердевший сосок и почувствовал, как судорожно забилась под ним Джулиана.
Он застыл в диком напряжении. «Я дольше не вынесу», — подумал он, и в это мгновение ее голова откинулась назад, и тело задергалось в сладостных конвульсиях.
— Да, любимая, — хрипло шептал он, — да, сейчас…
Словно в ответ она изогнулась дугой от настигшего ее наслаждения.
— О, Рис… мой любимый… мой муж!
Она впервые назвала его «мужем», и это настолько обострило его ощущения, что он не смог больше сдерживаться. И с глухим стоном он оросил семенем ее горячее шелковистое лоно.
— Боже праведный, — сорвалось с его губ, и он обрушился на нее всей тяжестью своего тела, чувствуя, как она вздрагивает от острейшего наслаждения. Он не испытывал ничего подобного ни с какой другой женщиной. Ни с кем, кроме Джулианы. Его переполняли трепет, наслаждение, любовь…
За окном по-прежнему неистовствовала гроза, а здесь, в их уютном гнездышке, с горящим камином и зажженными свечами, Рис чувствовал себя в безопасности. Ее тело под ним было теплым и податливым. Он хотел бы, чтобы она вечно вот так же прижималась к нему. Ведь в этом и был смысл брака. Соединиться со своей возлюбленной и не нуждаться во всем остальном мире.
Вовсе не из-за отсутствия веры в нее он хотел, чтобы Джулиана осталась здесь с ним, убеждал себя Воган, скатившись с нее и устраиваясь рядом. А только из-за любви. Он откинул в сторону ее просохшие волосы и поцеловал в плечо.
— Я люблю тебя.
— Я тоже люблю тебя, — прошептала она.
Рис приподнялся на локте, чтобы заглянуть ей в лицо. Ее глаза были закрыты, и дыхание постепенно успокаивалось.
— Джулиана?
— А? — сонно пробормотала она.
— Тебе нравится быть со мной, да?
— М-м-м, — промурлыкала она, теснее прижимаясь к нему. — Это чудесно.
— Теперь-то ты понимаешь, почему я не могу разрешить тебе ехать в Кармартен? Ты останешься здесь со мной. Ты не бросишь меня.
В ответ на его слова она лишь уютнее прижалась к нему. Еще через несколько минут ее дыхание стало глубоким и спокойным, и он понял, что она уснула.
«Да ну их всех к черту!» — подумал Воган, натягивая покрывало и устраиваясь поудобнее на подушке. После сегодняшней ночи она поймет его чувства. И утром, когда они поговорят более разумно, Джулиана согласится с его доводами. А сейчас пусть поспит, решил он.
Но Джулиана вовсе не спала. Свернувшись калачиком подле Риса, она изо всех сил старалась дышать ровно. Как она и подозревала, занятия любовью ничего не изменили. Во всяком случае, для него. Но для нее изменилось многое. Она не может больше продолжать так жить. Нужно наконец смело повернуться лицом к тому, что на самом деле произошло шесть лет назад. Судя по его безумной ревности и страху отпустить ее от себя, Рис по-прежнему не верит в ее невиновность.
Хотя это и не помешало ему признаться, что он любит ее. Вне всякого сомнения, он смирился с этой любовью, объяснив себе, что она изменилась, что ее предательство больше не имеет значения, что все уже в прошлом.
Но никогда ничто не может быть только в прошлом. Как глубоко застрявшая заноза, которая непременно воспалится, если ее вовремя не удалить, так и его сомнения будут разъедать его душу и его любовь к ней, если он не взглянет правде в лицо.
И она заставит его это сделать. Для этого есть лишь один способ. Пойти на обед, с ним или без него. Уехать сегодня, пока он не может помешать ей. Затем молиться, чтобы Рис последовал за ней… или не оттолкнул с презрением, когда она вернется.
Гроза наконец прекратилась, и теперь за окном моросил лишь мелкий дождь. Ехать верхом в такую погоду не слишком приятно, но если она не отправится прямо сейчас, то завтра он ее не отпустит.
Перевернувшись на спину, она украдкой взглянула на мужа. Его дыхание было ровным, глаза закрыты. Рис крепко спал. Она смотрела на слегка приоткрытые полные губы, на небритый подбородок, на разгладившийся во сне лоб. Страх и гнев оставили его чело, уступив место миру и спокойствию.
У Джулианы сжалось сердце, и она отвернулась. Что, если тот дерзкий шаг, который она задумала, подорвет то слабое доверие, которое он начал к ней испытывать? Что, если она все разрушит?
Джулиана закусила губу. А что, если она все же откажется от своего намерения? Как долго его еще будет пожирать страх предательства и он неотрывно будет держать ее около себя? Как долго она будет бороться против его бессмысленных, разрушающих их любовь требований?
«Нет, — решилась она, — я должна это сделать. А он должен убедиться, что достаточно сильно любит меня, чтобы побороть свои страхи. Иначе наша любовь обречена на гибель».
Приняв решение, она выскользнула из кровати и начала собирать вещи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - В плену сомнений - Мартин Дебора

Разделы:
Пролог

Часть I

1234567

Часть II

891011121314151617181920212223Эпилог

Ваши комментарии
к роману В плену сомнений - Мартин Дебора



роман на один раз,
В плену сомнений - Мартин Деборамарина
17.08.2013, 14.39





Первая часть немного нудная но вторую прочитала с удовольствием!
В плену сомнений - Мартин ДебораНата
18.08.2013, 14.53





Один из моих любимых романов!
В плену сомнений - Мартин ДебораМэри
15.09.2013, 9.49





СЮЖЕТ ПОНРАВИЛСЯ,НО КАК ТО ЗАТЯНУТО.КОНЕЦ ЕЛЕ ДОЧИТАЛА.7 ИЗ 10.
В плену сомнений - Мартин ДебораТАТЬЯНА
4.04.2014, 14.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100