Читать онлайн В плену сомнений, автора - Мартин Дебора, Раздел - 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В плену сомнений - Мартин Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В плену сомнений - Мартин Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В плену сомнений - Мартин Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Дебора

В плену сомнений

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

18

Что-то щекотало Рису нос, медленно пробуждая его от тяжелого сна. Он застонал, подумал о Джулиане, и руки его тут же сомкнулись вокруг чего-то мягкого. Слишком мягкого. Он открыл глаза и обнаружил, что прижимает к лицу подушку, из которой вылезло перышко и щекочет ему нос.
С проклятиями он отбросил ее и сел, прислонившись к изголовью кровати. Он поднял глаза и взглянул на украшавший противоположную стену пестрый гобелен со скачущими херувимами и нимфами — одно из декоративных излишеств, оставшихся от отца. Рис наблюдал этих проклятых изгибающихся нимф уже четыре ночи подряд, мечтая о Джулиане. Неудивительно, что все закончилось объятиями с подушкой.
Он застонал, рассматривая массивную парадную кровать с шелковыми вышитыми драпировками цвета слоновой кости. Она была слишком велика даже для троих человек его роста.
Очень жаль, что он спал в ней один. Один. Внезапно им овладела такая острая тоска, что он изо всех сил сжал кулаки. Воган и не предполагал, что зайдет так далеко в своей мести. Он не предвидел, что сам себя обрек на жизнь с незнакомкой, которую он выучил ненависти. Не знал, что сердце может так рваться от одиночества.
Решение, казалось, было так близко, но оставалось, однако ж, недостижимым, дразня его постоянно возможностью удачи. С каждым днем он желал Джулиану все больше, хотя боролся с собой и пытался не допустить ее в свою жизнь. Но обладать ее телом казалось ему слишком малым; его влекла улыбка, озарявшая ее лицо, когда он рассказывал смешную историю, и милые обороты речи, и острый ум…
Не то чтобы он был лишен всего этого полностью. Улыбки и милые беседы выдавались ею очень небольшими порциями, чтобы обострить его аппетит. Как бы он хотел, чтобы она стала его женой во всем! Чтобы она делила с ним не только постель, но и мысли, планы, надежды на будущее.
У него заныло сердце при взгляде на эту комнату, явно предназначенную для счастливой четы, с этой гигантской кроватью и ореховыми комодами. Интересно, каково было бы просыпаться рядом с ней по утрам? Чувствовать ее всей своей кожей? Помогать ей одеваться, медлить, застегивая крошечные пуговки, которые он расстегивал позапрошлой ночью?
Ему оставалось только воображать, поскольку он никогда не жил с ней… никогда не проводил с ней в одной комнате больше ночи. А воображение рисовало невыносимо соблазнительную картину…
Рис спустил ноги на пол. Это томительное, мучительное желание становилось просто нестерпимым. Если он хочет, чтобы Джулиана целиком принадлежала ему, он может этого добиться.
Он знал, что и она готова принадлежать ему. Но для этого ей нужно было только одно — его доверие. Его вера в нее. Вчера он сказал, что не может заплатить так дорого, сегодня же он подумал — а почему бы и нет? Конечно, она предала его один раз, но это было давно. Случалось ли ей предавать его и после возвращения?
Нет. Джулиана не желала покоряться ему, но то было совсем другое дело. Упорное стремление участвовать вместе с ним на равных в управлении имением вызывало у него только уважение, а никак не недоверие. Она не пыталась подстрекать против него братьев… не пыталась сбежать. Она терпела его мелкое тиранство с изяществом и снисходительностью.
Разве так уж невозможно согласиться и уступить ей?
Раздумывая над этим, Рис начал одеваться. Он глянул на часы и ужаснулся. Боже, уже почти час пополудни! Должно быть, она приказала слугам не будить его и, несмотря на его бесцеремонный отъезд накануне, все же дала ему сегодня отдохнуть.
Воган усмехнулся. .Конечно, была и другая причина, по которой ему дали поспать. После прошлой ночи его непокорная жена, возможно, готовит крупный переворот… вооружает против него лакеев или приказывает кухарке кормить его жидкой овсянкой, чтобы лишить его последних сил для соблазнения. От Джулианы можно ожидать чего угодно…
Желание скорее увидеть ее было теперь столь сильным, что Рис быстро завершил туалет и вышел в холл, размышляя, где же она может быть в такое время. Из гостиной до него донеслись голоса, и он прямиком направился туда. Наверно, она беседует с миссис Робертс, хотя непонятно, зачем они закрыли дверь. Видимо, чтобы не разбудить его.
Чем ближе он подходил, тем более отчетливыми — и менее знакомыми — становились голоса. Он слышал голос Джулианы, но остальные… Это не миссис Робертс и не мистер Ньюнс.
Слышались два голоса. Два мужских голоса. Он ускорил шаги и, подойдя к двери, прислушался. Затем нахмурил брови и остановился. Во имя всего святого, кто это?
— Итак, что мне сказать ему, Джулиана? — произнес мужской голос. — Ты прочла письмо. Лорд Девоншир настаивает на встрече с тобой и просит нас с Дарси организовать ее. Что мне ему передать, Джулиана?
«Это Сент-Албанс», — мелькнуло у него в голове. Сент-Албанс пришел отобрать у него жену.
Его обуяла ярость, и он толкнул дверь с такой силой, что она со всего размаху грохнула по стене. Джулиана и Сент-Албанс разом обернулись. Ему не требовалось даже глядеть на виноватое лицо Джулианы или читать ужас в глазах Сент-Албанса, чтобы понять, что он помешал разговору, который был предназначен не для его ушей.
— Черт побери! — проревел Рис. В два огромных прыжка он пересек комнату и схватил шурина за воротник. — Ты должен сказать этому самозванцу Девонширу, что Джулиана — моя жена! — Он туго перехватил воротник вокруг шеи Сент-Албанса, не давая ему вздохнуть. — И если я когда-нибудь опять увижу, что ты приносишь письма от него, клянусь, я свяжу тебя и брошу в Тауи!
— Рис! — закричала Джулиана, бросаясь к нему. — Отпусти его! Прошу тебя!
— Что он здесь делает? — рявкнул Рис и как следует тряхнул Сент-Албанса, лицо которого посинело от удушья. — Во имя всего святого, что он здесь делает? Приносит тебе письма от Девоншира?
— Оставь его, Рис. — В его помраченное яростью сознание проник другой голос. Прошло несколько секунд, прежде чем он его узнал, после чего немедленно отпустил придушенного Сент-Албанса, повернулся и увидел Моргана.
— Морган? Что ты здесь делаешь?.. — Он замолчал и посмотрел на Сент-Албанса, который ловил ртом воздух, словно выброшенная на берег рыба. — Вы же не могли прийти сюда вместе…
Но, безусловно, именно так и было, и Воган это понимал. Он недоверчиво переводил взгляд с Моргана на жену, не понимая, что происходит.
Морган первым нарушил молчание:
— Сент-Албанс хотел убедиться, что с Джулианой все в порядке. Я только проводил его, потому что он опасался, что ты не разрешишь ему с ней повидаться.
— Конечно, я бы не разрешил! — отрезал Рис. — Особенно если бы знал, что он служит почтальоном у проклятого маркиза! Как ты мог допустить, чтобы он явился сюда уговаривать мою жену уйти от меня? Какой ты после этого друг?
— Я не знал, что у него были с собой письма от Девоншира, — начал Морган.
— Ну-ка, успокойтесь! — Джулиана со сверкающими глазами повернулась к Рису. — Как ты смеешь решать, от кого я могу, а от кого не могу получать письма? Оувертон принес письмо, адресованное мне, и я имею право его прочитать.
Рис потерял всякий контроль над собой и завопил:
— И сколько таких писем он тебе доставил? Сколько раз он проскальзывал сюда за моей спиной и тайно приносил корреспонденцию от твоего экс-женишка?
— Не говори глупости! — процедила Джулиана. — Как будто кто-нибудь может проскользнуть сюда мимо лакеев, дворецкого и целого батальона горничных. Оувертон пришел сюда в первый раз, и, уверяю тебя, я не знала, что у него были письма от Стивена.
«Письма, — подумал он. — Значит, там было не одно, а несколько писем». Эта мысль и еще то, что она назвала Девоншира по имени, окончательно вывели его из себя.
— Что ж, в последний раз его нога ступила через этот порог. И больше не будет никаких писем от твоего драгоценного Стивена, даже если для этого мне придется запереть тебя в спальне!
— Джулиана! — испуганно крикнул Сент-Албанс. — Ты должна разрешить мне рассказать Вогану, что…
— Нет! — отрезала Джулиана, не спуская глаз с Риса. — Уезжай домой, Оувертон. Благодарю тебя за визит, а также и за твое предложение. Но я справлюсь со всем сама.
— Да, поезжай домой, Сент-Албанс, — поддакнул Рис. — И не возвращайся!
Джулиана, подбоченившись, решила не отступать.
— Не обращай внимания на моего мужа. Он совершенно теряет рассудок, когда при нем упоминают имя лорда Девоншира.
— Теряет рассудок? — загремел Рис. — Я теряю рассудок? Только потому, что я рассердился, когда моя жена…
— Поезжай домой, Оувертон! — приказала Джулиана. Она кивнула Моргану, стоявшему позади Вогана: — Морган, уведите его и уезжайте. Прошу вас!
— Пошли, парень, — услышал Рис слова Моргана.
— Не могу же я оставить ее с этим сумасшедшим! — запротестовал Сент-Албанс, но, когда Рис бросил на него кровожадный взгляд, он побледнел и дал Моргану вытащить себя из комнаты.
Дождавшись, когда они вышли, Рис подошел к двери и запер ее.
— Письма! — приказал он, подойдя вплотную к Джулиане. Он щелкнул пальцами. — Дай мне письма, которые он принес!
Ее лицо полыхало от возмущения.
— Ты не имеешь права читать мои письма!
— Я твой муж! У меня есть право на все, что относится к тебе!
У нее был такой решительный вид, словно она намерена отказать ему. Но она лишь пробормотала:
— О, проклятый глупец! — Она взяла два листка бумаги с лакированного столика и бросила ему: — Вот, держи. Читай мою «тайную» переписку, если хочешь! Мне все равно!
Он схватил листки, не дав им упасть на пол, и с жадностью принялся читать. Оба письма были от лорда Девоншира. В первом, адресованном лорду Нортклиффу и Сент-Албансу, тот в изысканных выражениях просил их устроить ему встречу с Джулианой, дабы обсудить с ней вопросы личного свойства. Но второе предназначалось «леди Джулиане, моей единственной возлюбленной». Полное многословных извинений и жарких комплиментов, оно свидетельствовало о недвусмысленном желании лорда Девоншира возобновить ухаживание, если она сможет развестись с мужем.
Письмо разозлило бы Риса еще сильнее, если бы не одна деталь. Лорд Девоншир, вероятно, писал по собственному почину, к чему Джулиана не подавала никаких поводов.
Рассудив таким образом, Воган немного смягчился.
— Значит, твой титулованный горе-жених ищет свидания? — Рис скомкал письма и бросил их в камин. — Что ж, он его не получит!
Джулиана наблюдала, как бумага превращается в пепел и рассыпается в прах.
— Рис, я знаю, что тебе это очень неприятно, но ты должен разрешить мне объяснить Стивену, что…
— Ему уже объясняли! — При мысли о ее свидании с лордом Девонширом его охватила такая ярость, что он уже не выбирал слова. — Я запрещаю тебе видеться с ним, писать ему, связываться с ним любым другим способом! Я настаиваю на этом, Джулиана!
— Ну почему ты так упрям? Я ведь поклялась тебе, что не люблю его. Что плохого в том, что я напишу ему письмо, объясняющее, что… что…
— Что «что»? — От ревности он не мог держать себя в руках. — Что твой жестокий муж не даст тебе развода? Он это знает. Или ты предложишь ему альтернативу… может быть, любовную связь, предоставишь ему то, в чем отказываешь мужу?
Ужас в ее глазах отрезвил его, но он слишком поздно осознал, как далеко зашел.
— О Боже, прости, Джулиана! Я не имел в виду…
— Нет, имел. — Она отвернулась, ее плечи задрожали от подступавших рыданий. — Что бы я ни делала, ты по-прежнему считаешь меня презренной женщиной, которая обязательно обманет и предаст тебя.
Рис вспомнил, что когда шел к ней, то собирался рассказать о своих чувствах, о том, что хочет изменить их отношения. Вместо этого он дал волю ревности и все испортил.
— Нет… — начал он.
— Ты не удовлетворишься, пока я не получу по заслугам за то, что будто бы с тобой сделала… и за то, что сделала на самом деле, скрыв наш брак. — Ее глаза наполнились слезами, а голос прервался и перешел в болезненный шепот. — Тебе недостаточно сделать меня пленницей в моем доме, оторвать от моей семьи, отказаться от моей помощи в управлении имением. Нет, тебе нужно гораздо больше! Ты решил постоянно напоминать мне о своем недоверии. Ты решил ежедневно мучить и наказывать меня! — Он отрицательно покачал головой, но Джулиана смотрела на него с диким блеском в глазах. — Так давай же я помогу тебе, чтобы покончить со мной уже раз и навсегда!
Она промчалась мимо него к двери. Он хотел последовать за ней, но, к его удивлению, она дрожащим голосом позвала экономку.
— Какого дьявола… — начал он.
Миссис Робертс скорее всего опять подслушивала под дверью, поскольку появилась почти сразу.
— Что угодно, миледи?
Джулиана перевела дыхание.
— Здесь я составила список покупок. Большинства из них вы не найдете на нашем рынке, но, я уверена, Симмз сможет добыть их на одном из военных кораблей в Кармартене. Мне нужны сухари, самые жесткие и заплесневелые, какие только можно достать… еще соленая говядина… и… и грог… Важно не забыть грог.
— Джулиана! — взорвался Рис, но она не обратила внимания. Ее голос звенел от напряжения, когда она перечисляла миссис Робертс провизию, водившуюся, по ее мнению, на военных кораблях.
— Но, миледи, — запротестовала миссис Робертс, — почему вы и хозяин хотите…
— О, это не для хозяина. — В ее голосе появились истерические нотки. — Это будет моя диета. Хозяин будет есть обычную пищу… Но я в следующие… три года или вроде этого… я бы хотела…
— Довольно! — Рис схватил ее за руку, всерьез обеспокоенный тем, что все это она говорила с совершенно серьезным видом. Он втащил ее обратно в гостиную и обернулся к испуганной экономке. Миссис Робертс застыла, от изумления раскрыв рот. — Ваша хозяйка получила неприятное известие. Не стоит обращать внимания на тот вздор, что она тут вам наговорила. Она переутомилась и…
— Не вздумайте игнорировать мои распоряжения, миссис Робертс! — крикнула Джулиана, в то время как Рис пытался заслонить ее от экономки.
— Не обращайте внимания и ступайте отсюда! — Он захлопнул дверь перед самым носом миссис Робертс.
В глазах Джулианы застыла мука.
— Вижу, что мое наказание не кажется тебе достаточно суровым, — прошептала она, отворачиваясь от мужа. — Мне ведь не под силу пережить то, что довелось пережить тебе. Я… я хочу сказать, что не смогу удовлетворить твою жажду мести простым недоеданием.
— Не говори глупостей. Я вовсе не хочу тебя наказывать. — Он пытался успокоиться, но ощущал все нарастающий страх при виде ее странного, блуждающего взгляда. Казалось, она даже не слышит его. Джулиана заламывала руки, испуганно озиралась по сторонам.
— Возможно, тебя удовлетворили бы порки. Конечно, трудно найти слугу, который бы согласился регулярно пороть меня, но, может, кто-то из фермеров…
— Джулиана, успокойся, — настойчиво повторил Рис, встревоженный паникой, нараставшей в ее голосе. Он осторожно приблизился к ней. Но она бросилась за диван, теперь ее руки потирали одна другую в непрестанном безумном ритме.
— Но ведь даже порки не смогут зачеркнуть те годы, что ты провел в Америке. Ведь я права? — Ее жалобный голос разрывал ему сердце. — Ты был ранен, оторван от своего дома и…
— Ради Бога, Джулиана…
— Я… я даже не знаю, что я могу предпринять в этом отношении. — Она замерла, словно пытаясь сосредоточиться. В ее широко распахнутых глазах застыл испуг.
В мгновение ока он обогнул диван и схватил ее в охапку. Джулиана попыталась сопротивляться, но он крепко прижал ее к себе, чувствуя, как дрожит ее тело.
— Тише, дорогая, — прошептал он в полном отчаянии. Воган никогда еще не видел ее такой. Никогда. Будь он проклят со своими глупыми обвинениями! — Тише, я не желаю тебе зла.
Джулиана с трудом дышала, слезы катились по ее щекам.
— Т-ты должен помочь мне придумать подходящее наказание, Рис. Скажи мне, чего ты хочешь… какого искупления. Я смогу… принять его, и со всем этим адом будет покончено.
— Я не хочу искупления, — настаивал Рис, с трудом удерживая ее в руках. — Видит Бог, я не хочу, чтобы ты страдала, как я. Клянусь!
— О нет, ты хочешь! — не унималась она, хотя истерические нотки в ее голосе стали немного слабеть. — Ты хочешь лишить меня всего… сделать своей рабыней…
Он застонал и еще сильнее прижал ее к себе.
— Нет. Это не так.
Джулиана затихла и подняла к нему залитое слезами лицо.
— Чего же ты от меня хочешь? — Дрожащими пальцами она вцепилась в него. — Скажи мне, чего же ты от меня хочешь?
— Я хочу, чтобы ты была моей женой. И ничего больше. — От ее безучастного взгляда его словно прорвало: — Я хочу делить с тобой жизнь. Хочу забыть прошлое и продолжать жить дальше. — Джулиана молчала, и он испугался, что слишком опоздал со своим признанием. — Ты помнишь, как ты сказала, что мы должны строить мир вместе? Я хочу этого, Джулиана. Я хочу мира. С тобой. Здесь, в Ллинвидде.
— Слишком поздно. — Она покачала головой. — Тебе нужно только мое тело, и ты определенно не хочешь мира. Ты говорил мне, что даже не знаешь, что это такое. И теперь я тебе верю.
Джулиана отвернула от него свое лицо, на котором застыло такое безысходное отчаяние, что ему опять стало страшно. Эта молчаливая покорность беспокоила его больше, чем любые вспышки гнева.
Он отпустил Джулиану, но только для того, чтобы взять ее голову в ладони и заставить взглянуть себе в глаза.
— Ты сказала, что будешь учить меня искать мир, дорогая. Я ловлю тебя на этом обещании.
Она прикрыла глаза, пытаясь от него спрятаться, и прошептала:
— Я… я не смогу…
— Нет, сможешь. — Большим пальцем он стер слезинку с ее щеки.
— И ты снова обидишь меня…
— Нет! — Он искал слова, которые бы вытащили ее из этой бездны. — Не говори мне, что ты от меня отказываешься. Если ты от меня откажешься… я… я превращусь в злобное чудовище. Я буду терроризировать арендаторов и тиранить слуг.
Она содрогнулась, но произнесла только:
— Это не имеет значения.
Боже, она была такой слабой в его руках, будто бы и на самом деле ей все было безразлично.
— Я отменю уроки Эвана. Я даже не отдам ему бумагу, которую ты вчера приготовила…
«Помогло», — подумал он, когда она открыла глаза.
— Ты не посмеешь! Бедный мальчик за всю жизнь не сделал ничего плохого! Я не дам тебе… — Она замолчала, услышав вздох облегчения, сорвавшийся с губ мужа. — Ты ведь не обидишь его?
Перемена ее настроения несказанно обрадовала его, и Воган пробормотал:
— Кто знает, на что я способен без тебя? Я могу быть монстром, ты ведь знаешь.
— Я знаю. — Она пристально разглядывала Риса. Потом тяжело вздохнула. Когда же она заговорила вновь, голос ее был полон сарказма: — Мне это слишком хорошо известно.
Рис не смог сдержать улыбки. Отчаявшаяся мученица куда-то исчезла, осталась Джулиана — непокорная бунтовщица. Слава Господу!
Он отнял руки от ее лица, взял за плечи и привлек к себе.
— Так укроти монстра. Только тебе это под силу.
— Я не могу похвастаться большими успехами на этом поприще. Очевидно, я делала все неправильно.
Воган наклонился и поцеловал ее в висок, чувствуя, как учащенно запульсировала жилка под его губами.
— Нет. Ты довела меня до безумия своим телом. А это, безусловно, первый шаг в укрощении монстра.
Джулиана неуверенно подняла на него свои зеленые, словно луга Ллинвидда, глаза.
— Я не знаю. Я думаю, ты становишься невыносимым, когда хочешь меня. Ты… становишься таким ревнивым и…
— И говорю одни только глупости, — закончил он. — Да, я знаю. Я не должен был говорить так о тебе и Девоншире. Я просто схожу с ума от мысли, что он пытается вернуться в твою жизнь. Но это потому, что я безумно хочу тебя и не могу удовлетворить своего желания. — Он обвил прядь ее шелковистых волос вокруг своего пальца, поднес к губам и поцеловал. — И потому, что все время вспоминаю аромат твоих волос и вкус твоих губ.
Ее дыхание участилось, и Джулиана попыталась отстраниться.
— Сейчас ты говоришь мне такие чудесные слова, а в следующую минуту…
— Я знаю, но я переверну старую страницу и начну новую. — Он постепенно накручивал ее локон себе на руку, пока пальцы его не коснулись Шеи Джулианы. Это прикосновение пронзило его до дрожи. — Я обещаю не быть больше монстром, — прошептал он, склоняясь к ее лицу, — если ты удовлетворишь это страстное, пожирающее меня желание. — Он провел губами по ее щеке. — Только ты можешь утолить этот голод. — Он приник к ее губам, опасаясь, что она не ответит на его поцелуй.
Замерев на мгновение в его руках, Джулиана послушно подалась навстречу. Рис медлил, упиваясь ее горячим прерывистым дыханием, желая продлить эти волшебные минуты.
Черт возьми, она великолепна! И она принадлежит ему. Целиком, понимает она это или нет.
Не торопясь, Рис наслаждался горячим атласом ее рта, проникая своим языком в самые сокровенные его места. Он не давал ей времени подумать, опомниться. И, когда Джулиана обняла его за талию и прижалась к нему, он прочел в этом жесте приглашение к еще более смелым ласкам. Умелыми прикосновениями он возбуждал ее, пока она не изогнулась в истоме под его рукой.
— Правильно, дорогая, — прошептал он в ее раскрытые губы и осыпал поцелуями ее гладкую влажную щеку и нежное ушко. — Это верный способ укротить монстра.
— Ты не похож на укрощенного, — недовольно возразила она. Но, когда он провел языком по контуру ее ушка, она задохнулась и, впившись пальцами ему в спину, выгнулась, как кошка, и прижалась к Рису.
— Ты тоже. — Он скользнул руками по ее груди и нащупал крючки, стягивавшие корсаж.
— Рис! — воскликнула она, когда он принялся их расстегивать. — Ради Бога, сейчас день, и мы с тобой в гостиной, у всех на виду!
— Да, и, памятуя вчерашний день, именно здесь мы и останемся. Я не хочу опять потерять тебя по дороге в спальню.
— Но Рис…
Он закрыл ей рот поцелуем, расстегнул корсаж и, Она слышала его прерывистое дыхание, чувствовала на себе его горящий взгляд. Изнемогая от желания, она вся напряглась, не умея понять, как же ему так легко удалось добиться своего.
Рис подхватил ее на руки и понес к дивану. Положив ее на шелковое покрывало, он опустился рядом и, взяв ее лицо в свои ладони, заставил посмотреть себе в глаза. Она задрожала, когда прочла в них такое же страстное, сжигающее его желание.
— Тебе нечего бояться, дорогая. Я хочу только доставить тебе наслаждение. — Он провел пальцем по ее губам.
— А не себе?
Улыбаясь, он легко коснулся поцелуем ее губ.
— Да, и это тоже. Ты ведь не откажешь мне. Я провел столько ночей, мечтая коснуться твоего «сладкого тела, что соблазнит и монаха».
Эти слова ее ошеломили. Она узнала строчку из стихотворения Робина Дду.
— Это нечестно. Ты знаешь, я не могу устоять, когда ты читаешь мне стихи.
Он громко фыркнул.
— Я знаю. — Он поцеловал ее в лоб. — «Твое чело белоснежно, словно цветок маргаритки». — Затем откинул назад ее волосы, и они рассыпались по покрывалу. — «Твои волосы словно языки пламени». — Губами он коснулся ямочки под ее ключицей, потом его язык скользнул ниже, пока не добрался до грудей и твердого маленького соска. — «Твоя шея нежна безмерно, твои груди — полные сферы». — Он оттянул зубами сосок, и сладостная молния пронзила тело Джулианы. Она застонала и впилась ногтями ему в спину. Его губы двигались дальше, язык в своем стремлении вниз на мгновение проник в углубление пупка. — «Твой живот подобен спелому персику», — нараспев произнес он, гладя языком ее кожу.
— Это не… слова Дду, — пролепетала она, в то время как его губы легко коснулись мягкого треугольника волос внизу ее живота.
— Да, это мои слова, — прошептал Рис. Он обогнул напрягшееся от ожидания лоно и поцеловал шелковистую внутреннюю поверхность ее бедра. — «Твои бедра гладкостью подобны полированному буку».
— Пожалуйста, не надо, — задохнулась она, когда его язык, опускаясь все ниже, подобрался туда, где дотоле не бывали его губы.
— Не надо чего? Стихов? — простонал он. — Или этого?
Он не стал дожидаться ответа. Раздвинув пальцами нежные складки ее лона, он нацелился языком на крохотный бугорок, и Джулиана почувствовала, что умирает от наслаждения.
Ей казалось, она отдана на милость всем стихиям — то молния пронзала ее тело, то обжигал ее солнечный жар, то ласкал холодный лунный свет. Она билась и содрогалась под Рисом, стремясь к большему, и уже не верила, что может ослабнуть в ней сводящее с ума напряжение, лишь нараставшее с каждым ударом его языка.
Он сменил положение и погрузился лицом в ее сладкое лоно. Его язык лизал ее, словно языки пламени, омывал, дразнил. Она стремилась навстречу этому восхитительному огню, желая чего-то недостижимого, чувствуя, что напряжение усиливается с каждой секундой.
— О… Рис… Рис!
Внезапно он отнял свои губы, и Джулиана застонала, безуспешно пытаясь справиться с достигшим апогея желанием.
— Я не могу… ждать… дольше, — хрипло произнес он.
Джулиана открыла глаза и увидела, что он вскочил и нетерпеливо срывает с себя штаны. И через мгновение ее взору предстал его восставший член.
Она широко раскрыла глаза от удивления и испуга. В первую ночь с Рисом Джулиана была слишком смущена, слишком наивна, чтобы рассматривать ту часть его тела, которая, погружаясь в нее, доставляла столь сказочное наслаждение. Но за эти шесть лет она стала любопытнее.
Приподнявшись на локте, она протянула руку и коснулась его, погладив гладкую натянутую кожицу. Рис шумно вздохнул, и она увидела его напряженное, покрасневшее лицо. Видимо, он изо всех сил старался держаться спокойно.
Но все же не удержался и слегка подтолкнул ее руку. Она инстинктивно обхватила пальцами его обжигающую плоть. Но Рис тотчас же сжал ее запястье.
— Нет! — простонал он. — Если ты будешь так меня трогать, я извергну… — он встал над ней на колени, — …то, что хочу извергнуть в тебя.
«В меня! — возбужденно подумала она. — Это то, чего я хочу. Он так же, как и я, жаждет этого!»
Рис немедля опустился на нее, раздвинув коленом ей ноги.
— Я хочу тебя, Джулиана, — прошептал он, прижимаясь к ее лону. — Боже, как я хочу тебя!
В мозгу ее мелькнула тревожная мысль. В первый раз, когда они занимались любовью, он сказал ей: «Я люблю тебя». Но сейчас он просто вошел в нее, и она забыла обо всем, кроме настоящего.
— Мой Бог, ты не пропускаешь меня, словно девственница! — На его лице вспыхнула радость. — Будто мы первый раз занимаемся этим…
Господи, неужели он действительно думал, что она могла заниматься любовью с кем-то еще? Вот негодяй! Она сердито заерзала под ним, но от этого он только сильнее погрузился в ее лоно, прокладывая себе путь глубже, побуждая ее неопытное тело помочь ему.
— Ты единственный, кто касался меня, — стонала она от обиды и наслаждения.
Рис начал двигаться медленно и резко.
— Я всегда буду единственным, кому позволено касаться тебя, милая, — заявил он. Его смуглое лицо напряглось, и он увеличил темп своих толчков. — О Боже… Джулиана… как долго я ждал…
Джулиана почувствовала, как от его движений в ней с новой силой зреет желание. Тяжело дыша, она прижалась к нему и притянула его бедра к себе, словно желая удержать их между своих ног. Она ощущала, как напрягаются и перекатываются мускулы на его теле всякий раз, когда он обрушивается на нее и заполняет ее целиком… Она закричала от наслаждения.
— Да, да, дорогая, — шептал Рис, словно стремясь прорваться своим стальным острием прямо к ее сердцу. — Если бы ты знала, как это чудесно…
И она это знала. Знала, каким чудесным было ощущение, когда он вонзался в нее, словно ослепительная молния, подводя все ближе и ближе к страстно ожидаемому взрыву. Когда их тела сливались в едином порыве, она, безумно извиваясь, как попавшая в ловушку тигрица, старалась прижаться к нему еще плотнее.
Он склонился к ее лицу и приник к губам. Джулиана укусила его за нижнюю губу, он зарычал и, просунув ей в рот язык, стал двигать им, вторя бешеному ритму толчков. Она отвечала на его поцелуи с безумной жадностью, со страстным желанием убедить его, что он напрасно в ней сомневался.
Слова «я люблю тебя» жгли ей губы, но ее гордость не позволила их сказать. Зато она целиком отдала ему свое тело и была уверена, что наступит день, когда она подарит Рису и эти слова…
Внезапно что-то словно взорвалось в ней и запылало белым, ослепительным пламенем. Она задохнулась. Ощущение нарастало, и какая-то неведомая сила заставила ее тело пульсировать и сотрясаться.
— Господи! — воскликнул Рис и вонзился в нее последний раз. Его тело содрогнулось, изливая семя в ее лоно. — Джулиана… милая… моя… вся моя!
Уткнувшись лицом ей в плечо, он в беспамятстве бормотал валлийские нежные словечки. Любовь обессилила Джулиану, и она лежала под ним в полном изнеможении, без сил и без желаний. Но то было приятное ощущение. Она испытывала глубочайшее удовлетворение, находясь в объятиях своего красавца-мужа, зная, что только что доставила ему удовольствие… и сама получила его в полной мере. Ее радовала даже сама тяжесть его тела, распростертого на ней.
Некоторое время спустя, когда биение их сердец немного утихло, Рис поцеловал ее в шею.
— Вот так, моя дорогая, и нужно укрощать монстров.
— М-м-м, — промурлыкала она, проводя пальцем по его блестевшей от пота спине. — Я постараюсь делать это чаще.
Он озорно улыбнулся.
— Да, уж постарайся. Собственно говоря… — Он вновь тесно прижался к ней.
Джулиана почувствовала, как вновь становится твердой его плоть.
— Рис! — потрясенно прошептала она. Боже праведный, разве это нормально для мужчины — так скоро после…
Его взгляд обжигал ее.
— Шесть лет — долгий срок, дорогая. И вопреки тем злобным словам, которые я сказал в нашу первую ночь, ты была единственной женщиной, которую я действительно хотел все это время.
У Джулианы отлегло от сердца. Ее сводили с ума мысли о женщинах, которые ублажали его в Америке.
— Поэтому, как ты понимаешь, за шесть лет я порядком оголодал. И потребуется по меньшей мере еще шесть лет, чтобы утолить мой голод, приблизив к обычному уровню. — Он соскользнул с нее и протянул руку. — Но этот диван не слишком удобен, а то, что я собираюсь с тобой сделать, требует другой обстановки.
Со вспыхнувшим от смущения лицом она взялась за его руку и села.
— Но ты же не хочешь сказать, что…
— Именно так. — Он окинул ее долгим сладострастным взглядом. — Пойдем, жена. Давай продолжим любить друг друга в нашей спальне. У нас целый день… и целая ночь… и я собираюсь использовать с толком каждую минуту.
При мысли о том, что она проведет целый день в постели с Рисом, ее сердце опять гулко заколотилось. Она с нетерпением поднялась с дивана.
Они не стали облачаться во все одежды, которые еще недавно сбрасывали друг с друга, ограничившись лишь тем, чтобы прикрыть наготу, но зато обменялись множеством быстрых поцелуев. Когда они покинули гостиную, вокруг не было ни души. Но не успели они сделать и шага, как их настигла миссис Робертс. Очевидно, она подслушивала и уже поджидала их в холле.
— Миледи, у вас все в порядке? — с тревогой спросила она, заметив дезабилье Джулианы.
В любое другое время Джулиана с пониманием отнеслась бы к беспокойству экономки, но не сейчас.
— У меня все в порядке, — ответила она, посмотрела на Риса и засмеялась. — Ступайте на кухню, миссис Робертс. Все прекрасно.
Экономка с подозрением следила, как Рис и Джулиана рука об руку направлялись в парадную спальню. Только на пороге Джулиана остановилась.
— Да, миссис Робертс, скажите слугам, что я лично уволю каждого, кто осмелится зайти сюда в ближайшие несколько часов.
Рис хмыкнул и втащил Джулиану в комнату.
— А тебя не беспокоит, что подумают слуги, госпожа жена?
Она взглянула на него сияющими от счастья глазами.
— Они подумают, что я решила разделить постель с мужем. — Она намеренно повторяла его слова, произнесенные несколько дней назад. — Я надеюсь, они это поймут.
С радостным криком он подхватил ее на руки. И она не протестовала, когда он понес ее к супружескому ложу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - В плену сомнений - Мартин Дебора

Разделы:
Пролог

Часть I

1234567

Часть II

891011121314151617181920212223Эпилог

Ваши комментарии
к роману В плену сомнений - Мартин Дебора



роман на один раз,
В плену сомнений - Мартин Деборамарина
17.08.2013, 14.39





Первая часть немного нудная но вторую прочитала с удовольствием!
В плену сомнений - Мартин ДебораНата
18.08.2013, 14.53





Один из моих любимых романов!
В плену сомнений - Мартин ДебораМэри
15.09.2013, 9.49





СЮЖЕТ ПОНРАВИЛСЯ,НО КАК ТО ЗАТЯНУТО.КОНЕЦ ЕЛЕ ДОЧИТАЛА.7 ИЗ 10.
В плену сомнений - Мартин ДебораТАТЬЯНА
4.04.2014, 14.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100