Читать онлайн В плену сомнений, автора - Мартин Дебора, Раздел - 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В плену сомнений - Мартин Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В плену сомнений - Мартин Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В плену сомнений - Мартин Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Дебора

В плену сомнений

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

17

«Уже середина утра, а этот лентяй до сих пор спит», — подумала Летиция, останавливаясь у двери спальни. И ее лицо осветилось счастливой улыбкой, когда она увидела Моргана, распростершегося поперек кровати, словно герой-победитель. Ну ладно, все же сегодня воскресенье, к тому же накануне он полночи провел в городе.
Ей до сих пор с трудом верилось, что Морган здесь рядом, что он больше никуда не исчезнет. Все эти годы она страшно тосковала по нему, втайне мечтая о нем даже в объятиях Дарси. Отныне же он принадлежал ей и душой и телом. Отныне и навсегда. Скоро их свяжут узы, которые не в силах расторгнуть даже могущественный лорд Нортклифф.
Она рассматривала знакомое лицо, загоревшее от долгого пребывания на море, и длинный тонкий шрам, который четко рассекал его небритую щеку пополам. Ее улыбка потухла. «Бедный ты мой», — прошептала она. Эти ужасные шесть лет… Сможет ли он когда-нибудь забыть, что она была с другим мужчиной… с его врагом? Морган, казалось, почувствовал ее присутствие. Он медленно открыл глаза, откинул со лба прядь темных непослушных волос. Увидев, что она наблюдает за ним, улыбнулся и хрипло произнес:
— Доброе утро, дорогая. — Похлопал по кровати и подвинулся, приглашая сесть рядом.
Летиция проскользнула в комнату и присела рядом с ним.
— Доброе утро, мой кандидат в парламент.
Он рассмеялся.
— Значит, ты все-таки расслышала то, что я так путано выложил тебе сегодня ночью. Из твоих «гм» и «ухм» я понял, что ты спишь.
— О, я прекрасно все слышала! Кроме того, пока ты полдня спал, о вас с Рисом заговорил весь город.
— Неужели? — Он подхватил ее на руки и прижал к себе. — И что же говорят?
— Все только и говорят, что ты будешь «силой, с которой придется считаться», и другие подобные глупости.
— О? А они не говорят, какие мы башковитые ребята, раз побили Нортклиффа в игре, которую он сам же и затеял?
Улыбка быстро исчезла, с ее лица.
— Черт с ним, прости меня, милая, — пробормотал Морган, мгновенно став серьезным. — Я не собирался вспоминать о нем…
Летиция наклонила голову и поцеловала его.
— Все в порядке. Мы ведь не сможем все время умалчивать о Дарси. Нельзя забыть то, что произошло, если просто об этом не говорить.
Он нежно погладил ее по плечам.
— Думаю, ты права. Но как бы я хотел стереть то, что было! — Он помрачнел. — И полностью вычеркнуть этого негодяя из твоей памяти.
— Тебе не о чем беспокоиться. Все эти годы я словно блуждала в тумане. Несколько дней с тобой реальнее всех лет, прожитых с Дарси.
Морган посмотрел на нее изучающим взглядом.
— И все же тебе, быть может, неприятно, когда я говорю о Дарси со злостью.
— Нет. — Она играла прядью его волос. — Я понимаю, почему ты хочешь заставить его расплатиться за все, что он сделал. Но не жди, что я буду чувствовать то же самое. Я уже заставила его страдать, когда бросила его. Мой уход был для него настоящим наказанием. — Летиция заметила по его глазам, что он понял ее, и опустила голову ему на грудь.
Морган погладил ее волосы и обернул один из локонов вокруг своего пальца.
— Ты знаешь, если бы он не сделал того, что сделал, он бы даже нравился мне. Его отец не умел вести дела и оставил их сыну в безнадежном состоянии. Норт-клифф же в короткий срок сумел сделать свои земли доходными. У этого человека хорошие мозги. Жаль, что он их использует, чтобы завладеть властью.
Она кивнула и с улыбкой положила голову ему на грудь.
— Да, но долго он не продержится. С деньгами и влиянием Риса мы скоро будем писать после твоего имени «член парламента», и Дарси придется посторониться. — Она поцеловала его в небритый подбородок. — Я надеюсь только, что ты не решишь, будто стал большой шишкой, когда тебя изберут в парламент. Я этого не потерплю.
Он хмыкнул и шутливо ткнул ее в живот.
— Я уже становлюсь большим… кое в чем другом, моя прелесть. Как ты думаешь, ты сможешь это «потерпеть»? — И с хитрой улыбкой задрал ей юбки.
— Морган! — закричала она. — Эдгар может войти и увидеть нас!
Он положил ей руку на бедро и игриво ущипнул ее.
— Что ж, ему будет чему поучиться у своего старого папочки!
— Морган Пеннант! — с негодованием воскликнула Летиция. Но рука Моргана уже протиснулась между ее ног, и имя его сорвалось с ее губ на сей раз со вздохом, а не с протестом.
— Дай я хотя бы запру дверь, — прошептала она, когда он прижался к ее губам. — Подожди, Морган…
Но вдруг раздался шорох, и Летиция испуганно подняла голову. Неподалеку стоял Эдгар и смущенно смотрел на них своими круглыми, как блюдца, глазами. Летиция быстро одернула юбки и выпрыгнула из кровати под проклятия Пеннанта.
— Что ты делаешь с папой? — поинтересовался Эдгар, засунув палец в рот.
Удивительно, но Эдгару хватило одного дня, чтобы освоиться с мыслью, что Морган — его отец. Видимо, он считал, что отцы волшебным образом появляются из-за моря каждый Божий день.
Летиция присела на корточки и вытерла с его щеки следы овсяной каши.
— Мама и папа… м-м-м… играют в одну игру, мой дорогой. Почему бы тебе не доесть кашу, а потом поиграть с тем корабликом, что папа купил тебе вчера? — Она оглянулась на Моргана, не сводившего с нее своего жадного взгляда. — Мама с папой будут… заняты еще некоторое время, а потом мы вместе придумаем что-нибудь интересное. Хорошо?
Он серьезно кивнул и удалился. Летиция закрыла дверь, но не успела накинуть засов, как услышала робкий стук.
— В чем дело, сынок? — рявкнул Морган.
Наступила пауза, потом Эдгар тихо спросил:
— А мистера Сент-Албанса тоже можно угостить овсянкой?
Летиция так быстро распахнула дверь, что Эдгар испуганно отшатнулся.
— Мистера Сент-Албанса?
Эдгар кивнул.
— Он на кухне. Он пришел к вам с папой. Он попросил меня позвать вас, но я могу ему сказать, что вы играете в игру. Только, может, он тоже хочет овсянки и…
— Хорошо, — пробормотала Летиция, поспешно оправляя юбки и приглаживая волосы. — Я сейчас выйду и поговорю с мистером Оувертоном.
Она беспомощно взглянула на Моргана, но он уже вылез из постели и одевался.
Когда они втроем появились на кухне, Оувертон сидел за столом, глядя в миску с кашей, будто пытаясь найти в ней ответ на какой-то мучивший его вопрос.
— Не хотите ли овсяной каши? — прощебетал Эдгар и сел рядом с ним.
Оувертон поднял голову и настороженно посмотрел на Моргана, который встретил его взгляд с не меньшей враждебностью.
— Я… я не голоден, — ответил он Эдгару. — Послушай, мой мальчик, мне нужно поговорить с твоими… родителями. Ты не мог бы немного поиграть в саду?
Разочарованно пожав плечами, Эдгар промямлил:
— Думаю, могу. — Потом его лицо прояснилось. — Но только если вы разрешите мне покормить вашу лошадь. В последний раз, когда вы приезжали, вы разрешали.
— Ну, конечно. — Оувертон проводил глазами Эдгара, вприпрыжку направившегося в сад. — Он, кажется, ужасно любит лошадей.
— Да, мой сын много что любит, — жестко произнес Морган. — К сожалению, я только сейчас начинаю узнавать, что именно.
Оувертон страшно покраснел, и Летиция мягко дотронулась до руки Моргана.
— Все в порядке. Оувертон всегда был другом нам с Эдгаром.
Она почувствовала, как напрягся Морган, но, к счастью, он ничего не сказал.
Сент-Албанс встал со стула и заложил за спину сцепленные руки.
— Я не всегда был вам другом. Дарси действовал не в одиночку, когда отправлял вас, мистер Пеннант, и мистера Вогана к вербовщикам, и вы это знаете. Я тоже замешан во всем этом. Я должен был рассказать вам правду с самого начала, но Дарси…
Он замолчал, но Летиции больше и не было никакой надобности слушать. Она знала Дарси. И она знала Оувертона. Если бы Дарси попросил Оувертона выйти в море в утлом, дырявом челне, тот бы, без сомнения, подчинился, настолько был верен своему брату.
— Собственно говоря, я уже знаю всю правду, — уверенно произнесла Летиция, не обращая внимания на застывшего Моргана. — Дарси уже признался мне во всем.
— Что ж… если вам все известно… — пробормотал Оувертон. — Но на самом деле, я пришел не за этим.
— Зачем же тогда вы пришли? — прогрохотал Морган.
Но Оувертон твердо встретил взгляд Пеннанта.
— Потому что мне нужна ваша помощь. — В его голосе чувствовалось напряжение. — Я… я беспокоюсь о Джулиане. Она одна в поместье с… этим безумным Воганом.
— Он не безумный, — встрял Морган.
— Разве? Я слышал, что он натворил этой ночью на собрании совета. При поддержке валлийцев-радикалов он… он…
— Выдвинул меня кандидатом? — закончил за него Морган.
Оувертон кивнул.
— Мне это все равно. Меня не волнует эта чертова политика, и мне безразлично, кто член парламента, лишь бы им был не я. — Он поджал задрожавшие от волнения губы. — Но я слышал, что Воган собирается вложить в вашу кампанию все свои средства. Не безумие ли это! Он потеряет все, пытаясь побороть моего брата.
— Я думаю, он с удовольствием рискнет, — сухо произнес Морган. — Но я не понимаю, почему вас-то это заботит?
— Мой брат ненавидит Эббрелла и ему подобных. Он просто не мог дождаться, когда они придут на собрание совета с дубинами в руках, чтобы выдать их всех полиции. А теперь вы нарушили его планы…
— Минуточку! Откуда ваш брат узнал, что «Сыны Уэльса» собрались бунтовать?
— Потому что… ну… — Он неуверенно взглянул на Летицию.
— Продолжайте, — она улыбнулась. — Мой муж может быть грубоватым, но он не обидит вас.
— Не слишком обольщайся на мой счет, — пробормотал Морган, но она вцепилась ему в плечо, и он добавил: — Только скажите мне правду. Я человек вполне разумный.
— У Дарси есть свой осведомитель среди «Сынов Уэльса», — тихо закончил Оувертон.
Летиция увидела, как у Моргана сжались кулаки, и встала между мужчинами.
— Выслушай его, Морган, пока ты не потерял контроль над собой. — Ее напугал темный огонь в глазах Моргана.
— Я хочу знать, кто этот негодяй! — заорал Морган.
— Я… я согласен сказать. — Оувертон без колебаний назвал имя, которое было знакомо и Летиции. — Именно он донес на вас с Воганом шесть лет назад. И поэтому Дарси удалось сдать вас вербовщикам.
Морган смотрел на Оувертона широко раскрытыми глазами.
— Вы имеете в виду… что это не связано с… Летицией и Джулианой?
Оувертон отрицательно покачал головой.
— Нет, за исключением того, что мы с Дарси однажды ночью подслушали ваш разговор с Летицией. Тогда Дарси впервые узнал об этом. Затем он заплатил этому человеку за более подробную информацию. Ему нужно было убедить вербовщиков арестовать вас, не разрешив заплатить выкуп, как это иногда делалось.
Побледнев, Морган повалился в кресло.
Аетиция придвинулась к нему и положила на плечо руку.
— Но это также значит, что моя хозяйка была верна Рису. И не предавала его.
Оувертон начал задыхаться в своем тугом воротничке.
— Именно так и было. Она ничего не знала об этом, пока Воган и вы, мистер Пеннант, не оказались далеко в море.
Летиция улыбнулась. Они с Морганом долго спорили, ведь он никак не решался поверить леди Джулиане. Но она-то всегда чувствовала, что хозяйка невиновна, несмотря на любые мнимые обвинения, выдвигаемые в ее адрес.
— Как же вы тогда нашли ее и Риса? — спросил Морган. — Если не она сказала вам, куда…
— Ее опознал трактирщик и сразу же послал за нами.
— Трактирщик? — воскликнула Летиция. Ей сказали, что Риса схватили в трактире, где он был с Джулианой, но она не спросила…
— Как назывался этот трактир?
— Как, разве ты не знаешь? «Белый дуб».
Теперь настала очередь Летиции без сил опуститься в кресло. «Белый дуб» и этот мерзкий трактирщик…
— Он сказал, что знает Джулиану еще с тех времен, когда ухлестывал за тобой, — добавил Оувертон.
Морган вопросительно посмотрел на нее, и она утвердительно кивнула. Бормоча ругательства, Пеннант вскочил с кресла.
— Трактирщик предупредил вас в ту ночь, а потом все время врал, так?
— Да. — Оувертон глубоко вздохнул. — Дарси хорошо ему заплатил.
— Черт возьми, мы должны все рассказать Рису! Он все еще думает, что Джулиана предала его.
— Я знаю. — Оувертон побледнел. — Я для этого и пришел. Я хочу поехать в Алинвидд и все ему рассказать, но боюсь сделать это один. Он может просто не пустить меня на порог. Но вас он не станет гнать и, может быть, меня вместе с вами.
— Почему вы не рассказали всю правду раньше? — прошептала Летиция, думая о том, как страдала Джулиана, живя с человеком, который считал ее способной на предательство. — Почему Дарси продолжал настаивать, что она хотела развестись с Рисом? Милосердный Боже, она же ведь его сестра! И ваша тоже.
Оувертон закусил губу.
— Все это ужасно, я понимаю. Я не хотел, чтобы Дарси так поступал, но он считал, что Джулиана заслуживает лучшего мужа, чем какой-то валлийский сквайр. Я… я думал, что, возможно, он прав. Кроме того, он пригрозил уменьшить мое содержание, если я проговорюсь.
— Да, но почему он продолжал врать на той печально знаменитой помолвке? — спросил Морган.
— Он боялся ярости Вогана. И еще того, что тот обернет против него свое нынешнее влияние в политических кругах. К тому же он считал, что Воган так влюблен в Джулиану, что никогда не станет ее наказывать. Поэтому он решил не рисковать из-за нее своим положением.
— А что думаете вы обо всем этом? — спросила Летиция.
У Оувертона задрожал голос.
Сегодня ночью Воган доказал, сколь умело и хладнокровно он может расправиться с противником. Кто знает, какие еще планы мести вынашивает он? Я не хочу, чтобы ярость его обрушилась на нашу бедную невинную Джулиану.
— О, я не думаю, что Рис сможет… — успокаивающе улыбнулась Летиция.
— Никогда нельзя точно знать, на что способен Рис, когда он в гневе, — перебил Морган, бросив на нее предостерегающий взгляд.
Летиция нахмурилась и открыла рот, чтобы возразить. Но сразу же поняла, куда клонит Морган. Если сейчас Оувертон облегчит свою совесть и успокоится, он, возможно, не захочет рассказать Вогану всю правду. А именно теперь очень важно, чтобы Рис узнал ее. Хотя из несвязной ночной болтовни Моргана она поняла, что Рис без ума от своей жены, но не станет доверять ей, пока не убедится в ее невиновности. Рис слишком осторожный человек, чтобы связать свою судьбу с женщиной, которая, как он считает, однажды его предала.
— Итак, — Оувертон глянул на Моргана. — Вы едете со мной в Ллинвидд?
— Ну, конечно, мы поедем! — воскликнула Летиция.
Морган отрицательно покачал головой.
— Поеду я, любовь моя, а ты — нет. Рис не слишком расположен к тебе. Он все еще верит в твое участие во всей этой истории. Будет лучше, если поеду я. — Он повернулся к Оувертону: — И будет лучше, если я поеду один.
— Я должен увидеть сестру, — с горячностью заявил Оувертон. — Я должен убедиться, что с ней все в порядке. — Его лицо исказилось от волнения. — И объяснить, почему мы причинили ей столько зла. Вы не поедете без меня.
— Как хотите, — кивнул Морган. — Дайте мне время одеться, и мы сразу же отправимся.
Когда он вышел в соседнюю комнату, Летиция подошла к Оувертону и взяла его за руку.
— Не беспокойтесь о Джулиане. В конце концов все будет хорошо. Я в этом уверена.
Пожав с благодарностью ее руку, Оувертон слабо улыбнулся.
— Надеюсь, ты права.
Какое-то время они стояли молча. Потом Летиция подняла глаза на Оувертона.
— Как там Дарси?
Его лицо помрачнело, и он отпустил руку Летиции.
— Чего же ты ожидала? Ведь с тобой из его жизни ушел свет.
— Он сильно переживает? — сочувственно спросила Летиция.
— Да.
— Мне его очень жаль.
— Это не твоя вина. Было глупо играть твоей жизнью и не ожидать, что ты его за это возненавидишь.
— У меня нет к нему ненависти. Я его жалею. — Она вздохнула.
Оувертон пристально смотрел на нее.
— Знаешь, Летиция, когда Дарси только влюбился в тебя, я этого не понимал. У него была богатая красивая невеста, он наследовал графство. Я считал, что он просто сошел с ума, раз позволил себе волочиться за горничной.
— Он и сошел с ума, — пролепетала Летиция, пытаясь засмеяться.
Оувертон серьезно покачал головой:
— Нет. За последние несколько лет я хорошо узнал тебя и думаю, что он должен был дать тебе больше, нежели просто сделать своей любовницей. Он должен был жениться на тебе.
— Не говорите глупостей, — пробормотала она. Но его слова были ей приятны. Жители Кармартена презирали ее. Никто не порицал Дарси за измену жене, но Летицию осуждали все, ибо она была его содержанкой.
Иногда ей даже казалось, что они правы. И мысль о том, что у нее не было тогда иного выбора, не уменьшала боли и сомнений. В какой-то момент она даже решила, что не создана, чтобы быть женой… И что, отобрав у нее Моргана, Господь показал ей, что она не достойна счастливой доли.
Морган вошел в комнату, и она ослепительно улыбнулась ему. Слава Богу, время доказало, что она не права. Время вернуло ей Моргана.
А теперь Морган должен вернуть Джулиане ее мужа.
Был полдень, и в доме царила тишина, но Джулиана никак не могла сосредоточиться на делах. Она проверяла кладовую, пытаясь выяснить, что же из провизии необходимо закупить в Кармартене. Уже несколько раз она порывалась дописать список заказов, но ее мысли текли в совершенно другом направлении.
Правда, всегда вокруг одного и того же предмета. Рис все еще спал, но рано или поздно он должен был появиться. Она приказала камердинеру не будить его.
С ее стороны это было не столько заботой о нем, сколько желанием уберечь себя, отсрочить неизбежное. Когда прошлой ночью он пообещал воспользоваться ее одиночеством и слабостью, этот чертов хитрец прекрасно сознавал, как подействуют на нее эти слова. Теперь она все время думала, когда это случится… где… как… Эти мысли неизбежно навевали воспоминания о жарких поцелуях и возбуждающих ласках.
Черт возьми! Джулиана отложила неоконченный список. Она должна была запереть его в парадной спальне. Тогда бы она не беспокоилась о том, что он застигнет ее врасплох… или как она при этом будет себя вести.
Запереть его? Она улыбнулась. Неплохая месть, а? Конечно, какой-нибудь дурень-лакей в конце концов выпустит его, но было приятно представить Риса беспомощным и отданным на ее милость…
— Миледи? — раздался голос у двери, мгновенно отвлекший ее от приятных планов о мести.
Джулиана повернулась и увидела миссис Робертс.
— Да?
— К хозяину пришли посетители. Я сказала, что он спит, но они настаивают…
— Кто это?
— Ваш брат. Младший. И мужчина по имени Пеннант.
Новость несказанно удивила ее. Оувертон пришел к Рису? Появление Пеннанта она еще могла понять после рассказа Риса о событиях вчерашнего вечера, но зачем здесь Оувертон? Предатель, как он осмелился прийти, будто бы ничего не произошло!
— Пришлите их сюда, — слегка задыхаясь, произнесла Джулиана. — Я сама поговорю с ними.
«О да, я поговорю с моим милым братцем, — подумала она. — И на этот раз ему придется выслушать неприятные слова!»
Миссис Робертс, кивнув, вышла и очень скоро вернулась с Оувертоном и Морганом. Джулиана поднялась им навстречу.
Какое-то время она молча смотрела на брата. Слезы душили ее. Оувертон избегал смотреть ей в глаза и лишь смущенно переминался с ноги на ногу.
— Не могу поверить, что у тебя хватило наглости прийти сюда после всего того, что ты сделал. — В ее тихом голосе звучала горечь. — Ты пришел рассказать Рису еще какую-нибудь ложь обо мне?
Оувертон резко поднял голову.
— Я пришел сказать ему правду.
— А тебе не кажется, что ты немного опоздал? — Плечи Джулианы внезапно вздрогнули от подступающих рыданий. Страдание, прозвучавшее в ее голосе, испугало его.
— Он обидел тебя, да? — Оувертон пристально рассматривал сестру, с ужасом ожидая увидеть синяки и раны на ее теле.
Но Джулиана намеренно молчала, наблюдая, как его беспокойство только усиливается с каждой минутой. Пусть поволнуется, думала она. Это ему будет даже полезно.
— Он тебя обидел? — повторил Оувертон, и его кулаки сжались. — Если так, то я убью его, я…
— Нет, — поспешно сказала Джулиана. Меньше всего ей бы хотелось кулачного боя между Оувертоном и Рисом. Она вздохнула. — По крайней мере, не в физическом смысле.
Оувертон явно не знал, что ответить, и Морган также хранил упорное молчание. Ей с трудом удалось улыбнуться. Она не хотела создавать ложного впечатления и внезапно поняла, что совершенно не желает делиться с гостями подробностями своих бурных отношений с Рисом.
— У меня все в порядке. — Она обвела рукой комнату. — Как видишь, я хозяйка в этом доме и… — Ее голос дрогнул. — В любом случае, тебе не нужно беспокоиться.
— Но я беспокоюсь, — запротестовал Оувертон.
— Неужели? И когда же это с тобой произошло? Ведь меньше недели назад ты публично объявил меня бездушной ведьмой и предательницей. Ты оболгал меня перед моим мужем, у которого и так были причины презирать меня. Как тебе не пришло в голову, что ложь может превратить страдающего человека в безрассудного тирана?
Ужас и раскаяние смешались во взгляде Оувертона.
— Прости меня, Джулиана. О Боже, я так сожалею! Я жалею, что позволил Дарси убедить меня лгать тебе все эти годы. Я жалею, что хранил в тайне то, что он сказал твоему мужу. И отчаянно жалею, что не сказал всю правду на твоей помолвке, но Дарси…
— Дарси то, Дарси это! — вскричала Джулиана. — Это все он сделал? Как же он должен меня ненавидеть, чтобы так лгать!
— Это не ненависть. — Оувертон страдальчески поморщился — плечи его дрожали. — Ты должна понять — Дарси считал, что Воган женился на тебе, чтобы вернуть Ллинвидд. Он думал, что спасает тебя, когда отдал твоего мужа вербовщикам.
Она закрыла глаза, чтобы не видеть скорбного выражения, написанного на лице Оувертона. Какое он имеет право огорчаться? Он не пострадал от своей лжи. А вот она — да.
— Когда вернулся Воган, — продолжал Оувертон, — Дарси думал, что он спасает тебя, настаивая на своей лживой истории. Он считал, будто Воган захочет избавиться от тебя, если убедится, что ты его предала.
Морган возмущенно фыркнул.
— Видно, ваш братец не понимал, как сильно Рис привязан к своей жене.
Джулиана открыла глаза, чтобы взглянуть на Моргана. Оувертон же продолжал, словно не заметив его слов:
— Когда Дарси осознал, что Воган собирается отомстить, он запаниковал. Он… он боялся, что Воган уничтожит его.
— И конечно, совсем не учитывалось, что Рис может уничтожить и меня, не так ли? — прошептала она.
Оувертон побледнел.
— Что он с тобой сделал? Не лги мне, Джулиана. Если он жестоко обращался с тобой или…
— Ничего такого не было. Я… я просто имела в виду, что Дарси разрешил Рису поступать со мной, как он пожелает.
Она отвернулась, чтобы скрыть внезапно охватившие ее чувства. Рис не обращался с ней жестоко… в том смысле, который имел в виду Оувертон. Но он чуть ли не ежедневно попирал ее достоинство. Скоро ей будет безразлично, что он считает ее лживой ведьмой. Скоро он сожмет в руке ее сердце, в то время как свое надежно спрячет. Было ли это жестоким обращением? Она не знала.
— Где сейчас Рис? — поинтересовался Морган.
— Спит. Но это ведь не удивляет вас, мистер Пен-нант? Он вернулся поздно ночью после того, как по вашему настоянию уехал ломать копья с Дарси. Мне кажется, вы и мой муж хотите, чтобы вас еще раз арестовали.
Но голос Моргана был абсолютно спокоен.
— Я думаю, Нортклифф не настолько глуп, чтобы пытаться это сделать сейчас.
Ее охватил внезапный страх. Она слишком хорошо знала, как отчаянно ведет себя Дарси, когда его загоняют в угол. Один раз из страха он уже пожертвовал ее благополучием…
— Вы недооцениваете моего брата: Дарси не из тех, кто покорно проглатывает унижение. Он обязательно рассчитается с Рисом.
— Вы, кажется, беспокоитесь о вашем муже, этом «безрассудном тиране», как вы его называете? — спросил Морган.
Их взгляды встретились. На его лице появилось нечто вроде торжествующей ухмылки, но Джулиане было все равно. Она должна заставить его понять, в какое рискованное предприятие они с Рисом пустились.
— Конечно, я беспокоюсь. Я не хочу снова потерять Риса.
Видимо, заявив это, она была слишком откровенна. Однако Морган с облегчением вздохнул. У Оувертона же в глазах вспыхнула надежда, впервые с тех пор, как он появился в ее доме.
— Значит, у тебя с мужем все хорошо? Правда?
— Я уверен, все будет много лучше, как только он узнает правду, — с удовлетворением произнес Морган. — Я уверен, когда вы объясните ему, откуда тогда узнали, где найти вашу сестру…
— Да, откуда вы узнали? — перебила Джулиана. — Это единственная вещь, которую я не могу понять.
Оувертон переминался с ноги на ногу.
— Трактирщик опознал тебя и послал к нам своего слугу.
У нее перехватило дыхание. Теперь все встало на свои места. Да, тогда ей даже показалось, что она где-то раньше видела этого негодяя-трактирщика. Значит, вот как они обо всем проведали! Если бы она тогда спросила у трактирщика, не знакомы ли они… если бы ей только пришло в голову спросить…
— Когда мы объясним все насчет трактирщика, которому Дарси заплатил приличную сумму за ложь, Воган поймет, что ты не имеешь к этому никакого отношения, что ты совершенно ни в чем не виновата.
Слова брата внезапно прервали ход ее мыслей. Она слишком увлеклась, попрекая Оувертона, и не оценила по достоинству его намерений. Он пришел сказать правду. Целиком оправдать ее перед мужем. Наконец-то!
Надежда, казалось, наконец замаячила перед ней. Они раскроют Рису глаза на то, что на самом деле случилось той ночью. Он, соответственно, раскается и попросит у нее прощения. Все уладится, и это ужасное время останется позади.
До следующего раза.
Неожиданно надежду сменил гнев. Не в первый раз Рис под воздействием различных обстоятельств думал о ней самое худшее. Шесть лет назад он обвинил ее в слежке за «Сынами Уэльса» и признал, что ошибся, только когда отец пригрозил ее сурово наказать.
Всякий раз, когда она утверждала, что невиновна, он отказывался ей верить. Только свидетельства других могли доказать ему обратное. Несмотря на все, что она сделала для Ллинвидда, несмотря на все ее оправдания, он продолжал верить в ложь, рассказанную ему Дарси той роковой ночью.
И вот теперь Оувертон пришел сюда с важным видом, чтобы поведать все Рису и впредь вести себя так, будто этих шести лет не было вовсе. Оувертон думает, будто можно стереть годы несколькими словами.
Хуже всего то, что Рис поверит Оувертону. Рис не желает верить ей, но поверит ее брату-лжецу. Она сжала кулаки. А потом ее муж также сделает вид, будто ничего не случилось, будто она не была публично оклеветана и предана ими всеми.
Черт его побери! И всех их тоже! Как они смели подумать, что стоит им только прибежать сюда и сказать несколько слов, как все устроится само собой! Что ж, она не даст им такого шанса, и Рису тоже. На этот раз не даст. Она сказала ему, что невиновна. У него было время решить, верит он ей или нет.
Она сделала все от нее зависящее, чтобы убедить его в своей искренности, но он по-прежнему отказывался верить ей. Как они могут жить дальше вместе, если он подозревает ее в самом худшем и с готовностью соглашается с обвинениями других? Это недоверие не кончится никогда.
Хотя она страстно желала, чтобы они оправдали ее перед Рисом, это было бы лишь временным решением стоявшей перед нею проблемы. Брак должен быть построен на доверии. И никто не сможет научить этому Риса. Он должен сам научиться ей верить.
— Я не хочу, чтобы вы говорили ему правду, — твердо заявила она.
Морган и Оувертон уставились на нее с таким удивлением, будто она только что сказала какую-то непристойность.
Джулиана гордо выпрямилась, в ее взгляде застыл вызов.
— Я не хочу, чтобы вы с ним говорили. Уходите, пока он не проснулся.
— Чего же тогда ты хочешь, черт побери? — взорвался Оувертон.
Морган смотрел на нее со странным выражением, но молчал. Джулиана набралась решимости и заявила:
— Вероятнее всего, он поверит вам, если вы скажете ему правду. Но мне этого мало. Я хочу, чтобы он сам научился доверять мне. А если вы сейчас оправдаете меня в его глазах, он этому так и не научится.
— Но, Джулиана… — начал Оувертон.
Морган положил руку ему на плечо.
— Она права. Будет лучше, если Рис сам увидит правду. — Он внимательно посмотрел на Джулиану. — Но понимаете ли вы, чего от него хотите? Он перенес страшные страдания, даже гораздо более страшные, нежели я. Годами топтали его гордость, его достоинство, хотели превратить его в животное. И он прожил эти шесть лет, веря, что попал туда по вашей вине. И до этого в его жизни было мало людей, на которых он мог бы положиться. Вы просите его зачеркнуть все свое прошлое. Я говорю вам как его друг и как человек, который высоко его ценит, — я не уверен, что он сможет это сделать.
— Тогда наш брак обречен, — глухо проговорила Джулиана. — Вы, кажется, забыли, что страдал не только он. Хоть я и не провела шести лет в изгнании и меня не пороли, но я постоянно жила в преддверии ада, не зная, что с ним случилось, жена я или уже вдова. Я прошла через ад, оплакивая его, когда человек, нанятый Дарси, сообщил мне, что Риса уже нет в живых. А теперь, когда он вернулся, он относится ко мне с презрением, которого я не заслужила.
— Да, но если мы ему расскажем… — начал Оувертон.
— Если вы ему все расскажете, он просто попросит прощения, и все будет опять прекрасно, так? Мужчины! Вы думаете, что несколько слов извинений могут заглушить боль, причиненную вашим упорным отказом понять душу женщины? — Она устремила пристальный взгляд на брата: — В общем, я не разрешаю тебе искупать свою вину таким легким способом… Либо Рис научится доверять мне, либо он будет жить, пожиная плоды своего недоверия. Но легкого пути у нас с ним не будет. — Слезы показались у нее на глазах, но она сдержалась. — Я не могу этого допустить, если хочу, чтобы наш брак продолжался.
Какое-то время все молчали. Мужчины видели, что Джулиана старается уверить себя в собственной правоте. И в самом деле, ее уже начали одолевать сомнения. Не слишком ли суровому испытанию она собирается подвергнуть Риса?
— Ты ведь любишь его? — пробормотал Оувертон. — Ты по-прежнему еще любишь этого проклятого валлийца? Иначе тебе было бы все равно, удастся ли вам сохранить этот брак.
Она замешкалась с ответом. Мучительная правда оказалась слишком болезненной для нее. О да, она любит Риса. Несмотря ни на что, она все еще любит его. Она любила его всегда, даже когда он в Нортклифф-Холле предъявил ей чудовищные обвинения. Она тяжело вздохнула.
— К сожалению, я люблю его. Хотя это сейчас и кажется глупо.
Внезапно оробев, Оувертон нерешительно подал голос:
— Тогда, мне кажется, я могу раскрыть и другую причину моего визита.
Морган удивленно взглянул на Сент-Албанса.
— Что это за другая причина?
С раскаянием глядя на Моргана, Оувертон достал из жилетного кармана сложенный лист бумаги и запечатанный конверт.
— Ну… вы понимаете, Пеннант… я не считал нужным говорить вам об этом, потому что не был уверен, одобрите ли вы. Но я обещал передать это Джулиане. — Оувертон протянул ей бумагу и конверт.
Джулиана развернула бумагу. В глаза ей бросился до боли знакомый герб, венчавший послание, и имя, стоявшее внизу. Сильно побледнев, она опустилась в кресло и прочла письмо на гербовой бумаге, а потом распечатала конверт и ознакомилась с его содержимым.
— Черт побери, что там такое? — раздраженно поинтересовался Морган, когда она подняла голову и растерянно уставилась в пространство.
— По-видимому, — объяснила она сдавленным голосом, — лорд Девоншир решил возобновить нашу помолвку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - В плену сомнений - Мартин Дебора

Разделы:
Пролог

Часть I

1234567

Часть II

891011121314151617181920212223Эпилог

Ваши комментарии
к роману В плену сомнений - Мартин Дебора



роман на один раз,
В плену сомнений - Мартин Деборамарина
17.08.2013, 14.39





Первая часть немного нудная но вторую прочитала с удовольствием!
В плену сомнений - Мартин ДебораНата
18.08.2013, 14.53





Один из моих любимых романов!
В плену сомнений - Мартин ДебораМэри
15.09.2013, 9.49





СЮЖЕТ ПОНРАВИЛСЯ,НО КАК ТО ЗАТЯНУТО.КОНЕЦ ЕЛЕ ДОЧИТАЛА.7 ИЗ 10.
В плену сомнений - Мартин ДебораТАТЬЯНА
4.04.2014, 14.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100