Читать онлайн В плену сомнений, автора - Мартин Дебора, Раздел - 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В плену сомнений - Мартин Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В плену сомнений - Мартин Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В плену сомнений - Мартин Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Дебора

В плену сомнений

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

16

Рис нерешительно топтался в передней, буквально раздираемый желанием отыскать Джулиану и немедленно приступить к тому, что им помешали довершить несколько минут назад. Но он знал также, что должен и исполнить свой долг перед другом. Сжав зубы, он достал из кармана смятую записку Моргана и перечел ее еще раз.
«Член парламента от нашего округа Джон Миддлтон умер. Нортклифф попытается протащить сегодня на его место своего кандидата. „Сыны Уэльса“ готовы штурмовать городской совет и положить конец его проискам. Они были просто в ярости, когда узнали, как поступил с нами Нортклифф, и твердо решили его проучить. Если они сегодня выступят, боюсь, будет кровопролитие. Но тебя они послушают. Все, как обычно, встречаются в книжной лавке. Ты должен прийти и помочь мне остановить их, пока не поздно».
Скомкав записку в руке, Воган уставился в окно. День быстро клонился к закату, а Кармартен был в целых двух часах езды верхом. Собрание совета назначено, по всей видимости, на восемь. Если он немедленно отправится в дорогу и будет гнать во весь опор, тогда, возможно, поспеет вовремя.
Но его отъезд будет значить также и то, что он потеряет то драгоценное преимущество, которого добился, решив заставить Джулиану стать его женой на деле.
Он сунул записку в карман и крепко выругался. Почему сейчас? Почему Миддлтон должен был умереть именно сейчас? Член парламента был умеренным либералом, устраивавшим обе стороны, но если Нортклифф заменит его своим человеком…
Рис вздохнул — у него не было выбора, он должен был действовать.
Шесть лет назад ему нравилось быть в гуще народа, призывать к борьбе, силой своего слова вдалбливать идеи свободы в крепкие лбы обывателей Кармартена. Но война сделала его осмотрительней. Он понял, что иным должен быть истинный путь к решительным переменам в Уэльсе. Америка научила его многому.
У восставших американских колонистов был ряд преимуществ, которых не было в Уэльсе, — океан, отделявший их от угнетателя, огромная армия и флот, большие деньги. Если «Сыны Уэльса» рассчитывают избавиться от англичан, нанеся поражение нескольким бюргерам, их ждет жестокое разочарование.
И хотя сегодняшнее решение выйти на улицы было принято без него, Рис чувствовал себя ответственным за судьбу своих товарищей. Нельзя допустить, чтобы его братья-валлийцы пострадали из-за своего желания отомстить за их с Морганом страдания.
И Джулиана была просто обязана понять это.
«Может, она бы и поняла, если бы ты ей все объяснил, — прошептала Вогану его совесть. — Но ты ей ничего не станешь объяснять».
«Разрази меня гром, я не могу этого сделать!» — спорил он сам с собой, взявшись за ручку двери. Если он скажет ей, что происходит, она может предупредить Нортклиффа о планах «Сынов Уэльса» до того, как Рис сам до них доберется и убедит действовать иначе. Тогда произойдет кровопролитие, независимо от того, каков будет исход сегодняшнего собрания совета.
Однажды она уже предала его и его друзей. Она легко может предать их снова.
«Джулиана не предательница, — твердил ему внутренний голос, когда Воган влезал на лошадь. — И ты это прекрасно знаешь».
Кивнув человеку Моргана, Рис пустил лошадь во весь опор, надеясь, что быстрая езда отвлечет его от невеселых мыслей. Но безумной скачки по дороге на Кармартен оказалось недостаточно, чтобы изгнать из его мыслей образ Джулианы. Той Джулианы, которая учила валлийских детей на их родном языке. Которая умудрялась подчинить себе валлийских слуг одним движением пальчика. Которая говорила о своей невиновности с праведным гневом и гордым достоинством.
Он будто вновь слышал рассказ Эвана о том, как она плакала. И видел ее лицо, на котором отразилось столько чувств, когда она назвала его, Риса, «особенным».
Мышцы его свело в болезненной судороге. Что, если он ошибается на ее счет? Что, если он действительно не прав? Если Джулиана невиновна, то отказ доверять ей она восприняла как пощечину. Должно быть, сейчас она его ненавидит.
После сегодняшнего вечера он не сможет вынести ее ненависти. Сегодняшний вечер… О Боже, его плоть восстает при одной мысли о том, как охотно она раскрылась перед ним, как приникла к нему, с каким восторгом стремилась навстречу ему, такая тугая, влажная и горячая…
«Черт побери!» — прорычал он, подхлестывая лошадь. Он не мог больше так себя мучить. Он поступил правильно, ничего ей не объяснив.
В конце концов, вольно или невольно Джулиана постоянно срывала его планы. Наверняка ей бы вздумалось и на этот раз помешать ему, дай он ей такую возможность. Эта негодница за его спиной вертела слугами, как хотела, вызывающе вела себя с ним, отказывалась делить постель…
От злости Воган сильнее вцепился в поводья. Сегодняшней же ночью пора положить конец всему этому. Он больше не намерен терпеть. Он заставит ее забыть это глупое противостояние. Рис представлял себе, как будет ласкать ее восхитительное тело, пока она не начнет стонать и извиваться от желания, умоляя подарить ей наслаждение.
И даже если Джулиана исполнит свою угрозу и не придет к нему в спальню, не станет же она запирать от него свою дверь. Воган знал это, потому что однажды ночью он вошел и долго смотрел, как она спит, раздираемый желанием и своим решением взять ее, только когда она сама захочет. Тогда он сумел подавить в себе искушение взять ее силой прямо во сне.
Сегодня он не будет противиться своему желанию обладать Джулианой. Но сначала займется «Сынами Уэльса».
Ругательство сорвалось с его губ. Боже, как бы он хотел, чтобы они не вмешивались в его дела! Чтобы защитить его честь, ему не нужна кучка повстанцев, у большинства из которых еще молоко на губах не обсохло! Но среди них были и те, кто обременен семьей и детьми. Уж им-то не следовало дразнить власть в лице Нортклиффа, ибо последствия могут быть ужасны.
Он пришпорил лошадь и понесся еще быстрее, принуждая посланника Моргана не отставать от него ни на шаг. Они должны поспеть вовремя, иначе ему придется отвечать за все глупости, которые могут наделать эти горячие головы. И, судя по тону записки Моргана, тот разделял его опасения.
Но как он будет действовать, когда окажется на месте? Вспыльчивые «Сыны Уэльса» по сути правы. Нельзя допустить без борьбы, чтобы Нортклифф посадил своего человека на освободившееся место в парламенте. Рис не сомневался, как поступит молодой граф. Все, что ему нужно, так это убедить горожан, будто время для выборов уже упущено, и их следует отложить, что сделает заведомо невозможным избрание для большинства кандидатов. Не секрет, что членство в парламенте — предприятие весьма дорогостоящее и нелегкое, поэтому в Кармартене вопрос с кандидатом обычно не решался в одночасье. Но если победа достанется кандидату Нортклиффа…
Этого нельзя было допустить. Рис нахмурился. В голове у него вертелись несколько вариантов… разумеется, тех, которые не приведут к кровопролитию. Вдруг его осенило, и Воган улыбнулся. О да, это может сработать. Это обязательно должно сработать.
Когда же он и его спутник после двухчасовой изнурительной скачки добрались наконец до книжной лавки, план действий окончательно оформился в его голове. Судя по шуму, который доносился из подвальчика, он приехал не слишком рано.
«Странно, что городская стража их еще не разогнала», — мрачно думал Рис, спускаясь по лестнице.
У кафедры на возвышении он увидел Моргана, тщетно пытавшегося привлечь к себе внимание собравшихся. Но толпа была слишком возбуждена, чтобы прислушиваться к его словам. Всеобщее внимание было приковано к темпераментному молодому рабочему, стоявшему в противоположном конце комнаты. Он призывал к немедленному восстанию.
Знакомые запахи книжного клея, пыли и пота вернули Риса на шесть лет назад, в те времена, когда он был таким же юным, пылким и так же пламенно ораторствовал с этой самой кафедры. То был первый и последний раз, когда он призывал к революции. Аудитория, внимавшая ему тогда, была той же — те же недовольные властью торговцы и фермеры, те самые отчаянные националисты-радикалы.
Все было так же, как прежде. За исключением одного — в руках у людей он увидел оружие. Смуглолицые молодые люди с молотками и дубинами стояли здесь плечом к плечу с мужчинами постарше, принесшими с собой кирки и топоры. И все они вторили крикам оратора о справедливости.
«Справедливость!» — с горечью думал Рис, прокладывая себе путь сквозь бушующую толпу. Он тоже хотел справедливости, но потом узнал, что добиться ее чертовски трудно.
Морган наконец заметил Риса, и на его лице отразилось огромное облегчение. Воган взобрался на кафедру и сквозь рев толпы прокричал Моргану:
— Давно это все продолжается?
— Уже час. Собрание совета начнется через полчаса, и они хотят силой убрать кандидата Нортклиффа. Они давно уже пытаются давить на него, запугивать, чтобы он отказался от своей кампании.
— Да. Когда это произошло в последний раз, пятерых участников арестовали и приговорили к службе во флоте. — Рис показал на молодого оратора. — Кто он?
— Его зовут Том Эббрелл. Это все, что я знаю о нем.
— Послушайте меня! — крикнул Рис, но сам не услышал своего голоса. Неподалеку он заметил мужчину, который размахивал увесистой дубинкой буквально перед самым носом Вогана.
В одно мгновение Рис уже вырвал из его рук грозное оружие и, крепко зажав его в кулаке, ударом разнес в щепки ближайший стул.
Только теперь толпа обратила внимание на новоприбывшего. Гомон постепенно стих, и даже Эббрелл уставился на Риса, открыв рот от удивления.
И Рис не замедлил воспользоваться наступившей тишиной:
— Для тех, кто не помнит меня, представлюсь. Я Рис Воган, — начал он по-валлийски. — Я тот, кого Норт-клифф выдал вербовщикам.
По толпе пробежал ропот. Том Эббрелл подошел к Рису и протянул руку.
— Я много слышал о вас, сэр. Я читал ваши памфлеты еще подростком и благодаря им узнал, как обманут и угнетен Уэльс. Ваши памфлеты разбудили мое сердце.
После секундного колебания Рис пожал ему руку.
— За эти памфлеты я надолго угодил в английский военный флот. — Он сказал это громко, чтобы слышали все.
— Это не из-за памфлетов, а из-за этого дьявола Нортклиффа, — вмешался Эббрелл. — После смерти старого Нортклиффа он только и думает, что о своем человеке в парламенте и считает, что сэр Дэвис — самая подходящая для этого кандидатура. Но мы ему еще покажем!
Толпа согласно заревела, но, когда Рис поднял руку, мгновенно угомонилась.
— Вы выбрали благородный путь борьбы. — Он вложил в голос всю силу своего былого революционного энтузиазма. Прошло чертовски много времени с тех пор, как он обращался к людям по-валлийски, и он боялся, будут ли его слова понятны юному поколению «Сынов Уэльса». Однако ж он продолжал, надеясь страстностью заменить недостаток былого красноречия. — Мы должны сорвать планы Нортклиффа. — Он поднял вверх дубинку. — Но дубинками и топорами тут не поможешь. Этим вы добьетесь лишь того, что вас всех уволят — диких необузданных людей, чьим мнением можно пренебречь.
В толпе послышался сердитый ропот, а взгляд Тома Эббрелла вспыхнул от гнева.
— Как вы можете так говорить? — воскликнул он. — Вы не хотите увидеть, как восторжествует справедливость, как падет Нортклифф? Куда делись все ваши слова о свободе Уэльса?
Рис обвел взглядом аудиторию.
— Свобода имеет свою цену. И иногда во имя ее мы должны следовать благоразумию, вместо того чтобы с криками рваться вперед, как стадо буйволов.
Он пристально вглядывался в лица раздраженных усталых мужчин и неожиданно подумал об их женах и детях. Интересно, сколько жен возражало против политической активности своих мужей? Шесть лет назад ему не было до этого дела, даже когда Летиция осудила их действия на том памятном собрании. Но сегодня… лица Эвана и Джулианы не шли у него из головы… и рассказ мальчика о том, как она плакала после его исчезновения.
Рис громко продолжал:
— Колонии прибегают к открытой борьбе, только когда у них нет представительства в парламенте. Но у нас есть право представительства…
— Да уж! — крикнул кто-то рядом. — Для представительства у нас есть марионетка, послушная Норт-клиффу!
Сердитый гомон заполонил комнату.
— Если вы уберете человека Нортклиффа, — продолжал Рис, — ему просто найдут замену. А вас заклеймят как грубых, необразованных валлийцев, посмевших прибегнуть к насилию. Вас отдадут вербовщикам, как и меня, заставят служить тем самым людям, которых вы ненавидите, и все это ради того, чтобы дать выход вашему раздражению!
Один из мужчин взобрался на стул.
— Почему мы слушаем этого труса? Нортклифф устроил для него судьбу хуже смерти, а он вернулся и женился на его сестре! Он сам стал нашим врагом…
— Враг! Он враг! — заголосила толпа.
Кровь бросилась Рису в лицо, и он рванулся вперед, чтобы как следует вздуть человека, обвинившего его в трусости. Но Морган удержал его, словно напоминая ему об истинной цели их присутствия здесь.
Рис мрачно кивнул Моргану и постучал дубинкой по полу, еще раз привлекая к себе внимание.
— Я снял бы с Нортклиффа шкуру с не меньшей радостью, чем вы! Может, даже с большей, поскольку это он оторвал меня от моей жены, которая сочувствует нашему делу и к тому же прекрасно знает валлийский! — Рис понимал, когда произносил эти слова, что говорит правду, хотя бы наполовину. Не важно, какой каприз заставил Джулиану отречься от их брака, но она никогда не питала ненависти к валлийцам. В этом он был абсолютно уверен. Что же касается Нортклиффа, то он был причиной ее страданий, и Рису не повредит, если они станут думать, что она — жертва своего брата. Никто так не любит романтические истории о несчастных влюбленных, как валлийцы.
Когда слушатели успокоились и с напряженным вниманием стали ждать продолжения, Воган не замедлил воспользовался временным затишьем.
— Если я и научился чему-нибудь за границей, так это тому, что единственный путь Уэльса к свободе — это получить свой голос в парламенте. Сегодня вы собираетесь убрать оттуда один голос — проанглийский голос. Но все, что это даст, — просто отсрочка неизбежного.
— Верно, — подтвердил Эббрелл. — Но что еще мы можем сделать? Сложить оружие и бежать, как овцы, на живодерню?
— Нет, — с твердостью ответил Рис молодому человеку и опять повернулся к толпе. — У меня есть идея получше, чем бренчание оружием или же капитуляция. — Он замолчал и обвел взглядом напряженные мужские лица. — Я предлагаю выдвинуть нашего собственного кандидата. Сегодня же. Тогда у нас будет свой голос. И это первый шаг к свободе.
Толпа ошеломленно притихла. Рису казалось, что он слышит биение их сердец.
Потом взял слово Том Эббрелл.
— Это невозможно. Хотя, мне кажется, многие в совете не любят Нортклиффа так же, как и мы, но они все его боятся. И у нас нет кандидата, который мог бы сравниться с ним по богатству и влиятельности. — Мужчины закивали в знак согласия. — Вы, сэр, могли бы подойти, но вы не здешний. Нортклифф опротестует вашу кандидатуру.
— Поэтому я и не выдвигаю себя кандидатом. — Он быстро взглянул на Моргана, и тот утвердительно кивнул головой. — Но я предлагаю использовать все мое влияние и богатство для другого человека. Кандидат, которого я предлагаю, родом из этого города и у него есть собственные средства. Он также имеет влияние в Лондоне, а кроме того, поддерживает свободных землевладельцев. — Он повернулся и обнял Моргана за плечи. — Это — Морган Пеннант!
Лишь на мгновение толпа замерла в молчании, а затем разразилась бурей приветственных криков. Морган всегда был любимцем «Сынов Уэльса», и Рис был уверен, что никто не станет завидовать деньгам, нажитым его другом в колонии. Морган был образованнее большинства «Сынов» и при этом чистокровный валлиец. Слава Богу, он удовлетворяет всем требованиям!
— Ты не возражаешь, друг мой? — тихо спросил он у Моргана.
— Нет, — серьезно ответил тот. — У меня есть основания посчитаться с Нортклиффом. И, я подозреваю, даже порка не задела бы его так сильно, как этот вызов.
— Значит, все согласны? — крикнул Рис в толпу. — Вы бросаете оружие и выдвигаете Моргана Пеннанта кандидатом? Если мы выставляем подходящего кандидата, совет будет вынужден разрешить выборы и предоставит время для избирательной кампании. Что вы скажете? Вы пойдете со мной на собрание и поддержите его кандидатуру? Будете участвовать в кампании, которая навсегда опозорит Нортклиффа?
— Да! — улыбаясь, крикнул Том Эббрелл, подошел к Моргану и похлопал его по плечу.
— Да! — отозвалась толпа.
Рис одарил всех победной улыбкой и, отбросив в сторону дубинку, взметнул кулак над головой.
— За Моргана! — крикнул он.
Раздался грохот брошенного на пол оружия.
— За Моргана! За Моргана! — кричали все вокруг.
«И за Уэльс!» — подумал Рис с былым воодушевлением. Но на этот раз он будет умнее. На этот раз он будет сражаться с противником его же оружием. И на этот раз даже вопреки своему шурину он завоюет свободу для своей страны.
Тремя часами позже Рис и Морган верхом неторопливой иноходью покинули городской совет. Рис с веселой усмешкой взглянул на друга.
— Ну что, Морган? Каково чувствовать себя кандидатом в члены парламента?
Морган рассмеялся.
— Спроси меня об этом завтра. Думаю, утром у меня будет более трезвый взгляд на происшедшее.
— Без сомнения, — криво улыбнулся Рис.
— Ты знаешь, сегодня нам удалось добиться лишь небольшой победы. Легко зарегистрировать кандидата, особенно когда совету смертельно надоели напыщенные английские дворяне типа Нортклиффа. Но поставить человека вроде меня у власти не так-то просто.
— И все же стоит попытаться.
— Да. Но эта идея может лишить тебя твоих последних средств. Борьба за место в парламенте почти всегда разоряет проигравшего. А иногда и победителя. Все эти банкеты, за которые надо платить, взятки и…
— Я знаю. — Рис смотрел вперед на освещенную луной дорогу. — Мне это хорошо известно. Один раз отец собрался выставить себя кандидатом от Прибрежного округа, но передумал, когда подсчитал будущие расходы. Но я — не мой отец. И ты тоже. Мы оба гораздо ответственнее. — В его голосе прозвучала горечь. — И очень маловероятно, чтобы мы разорились в игре, не успев употребить наши деньги на более благородные цели. Честно говоря, я верю, что мы справимся.
Морган потрепал свою лошадь по шее.
— Надеюсь. — Он ухмыльнулся. — Ты видел лицо Нортклиффа, когда ты согласился пожертвовать деньги на ремонт городского совета? Я боялся, что у него глаза вылезут из орбит. Он же не дурак. Он знает, как легко купить голоса горожан. А хуже всего, что ты покупаешь их для меня. Отнять у него место в парламенте после того, как я уже отнял у него любовницу, — это величайшее унижение.
— Отнял у него любовницу? — Рис метнул взгляд на Моргана. — У нас сегодня так и не было возможности поговорить. Значит, Летиция перешла жить к тебе?
— Да. И как только состоится оглашение, мы поженимся, — твердо сказал Морган. — Она и Эдгар — теперь моя семья.
— Понятно. — Рису не удалось скрыть зависти, прозвучавшей в его голосе. Семья. Они с Джулианой тоже могли бы быть семьей. Если бы он этому не препятствовал. Если бы смог доверять ей.
Морган бросил на него сочувственный взгляд.
— Из твоих сегодняшних слов я было решил, что ты изменил свое мнение о Джулиане и Летиции. Я понимаю, что вы с женой по-прежнему в ссоре?
Седло заскрипело от резкого движения Риса.
— В ссоре? Иногда я думаю, что мы всегда будем в ссоре.
— Значит, ты все еще ей не доверяешь?
— Я не знаю, Морган. Я больше не знаю, что думать. По правде говоря, эта женщина сводит меня с ума. — Он мрачно хмыкнул. — В ночь той проклятой помолвки в Нортклифф-Холле она угрожала, что превратит мою жизнь в ад, если я не буду ей доверять. Я думал, она просто станет злющей мегерой или, как ребенок, перестанет слушаться меня. Это бы я еще смог перенести.
Он вспомнил сегодняшний вечер и невыносимое желание, которое она пробудила в нем. Он помнил ее слова: «Не рассчитывай, что найдешь меня здесь, когда вернешься».
С его губ сорвался стон.
— Но потом я открыл, что существуют другие виды ада.
— Это я хорошо могу себе представить, — засмеялся Морган.
Рис сжал зубы.
— Не могу поверить, что хрупкая английская леди может так терзать меня. Это заставляет меня усомниться в собственном здравом уме.
— Летиция говорит, что Джулиана стала жертвой Нортклиффа, и убеждена, что она ни за что не пошла бы на предательство. Летиция даже не побоялась сказать ему это в лицо.
Еще пять дней назад Рис бы страстно спорил с Морганом. Сама мысль о невиновности Джулианы казалась ему абсурдной. Теперь же абсурдность ее значительно поуменьшилась.
— И что он ответил ей?
Тяжелый вздох Моргана прозвучал особенно громко в ночной тишине.
— Он продолжает настаивать на своей искренности. К сожалению, похоже, нет возможности узнать правду, раз трактирщик и братья Сент-Албанс настаивают на своей версии. Даже у Летиции нет весомых доказательств в пользу твоей жены.
— Значит, Летиция считает, что Джулиана могла предать нас?
— Нет. Летиция согласится с ее виновностью, только если Джулиана сама в этом признается.
Рис подавил проклятие. Черт побери, никто не хочет думать плохо о Джулиане. Просто раздражает, с какой готовностью ллинвиддские горничные подчиняются ее распоряжениям, не обращая внимания на его слова! И еще поглядывают на него, как на волка, терзающего бедную овечку!
Действительно, бедная овечка! Эта овечка быстро обвела всех в доме вокруг своего пальчика. Недавно он обнаружил, что на ее стороне даже его собственный камердинер.
— Одну вещь ты должен твердо знать, — продолжал Морган. — Нортклифф признался, что не передал мое письмо Летиции. Значит, скорее всего он так же поступил и с твоими письмами.
— Да, это возможно. Возможно даже, что Нортклифф врет. Но как ты объяснишь расхождение во времени и тот факт, что кто-то сообщил Нортклиффу, где нас искать? И почему Джулиана скрывала от всех свое замужество с самого начала?
— А какие причины приводит она?
— Молодость… страх… слабость…
— Веские причины…
— Все это причины, чтобы уклониться от замужества. Разве ты не понимаешь? Она его скрывала, потому что хотела от него избавиться. А поскольку она желала этого, она предала меня.
— Возможно, все не так просто.
— Я не знаю. Я больше не в состоянии правильно мыслить. Я хочу доверять ей, хотя знаю, что она способна лгать.
— Может, как раз это и есть правильная мысль — доверять ей. — Морган замолчал, затем нерешительно продолжил: — А тебе не приходило в голову, что ты предпочел неверие по совсем иным причинам?
— Во имя всего святого, что ты имеешь в виду?
Морган пожал плечами.
— Если ты признаешь, что она не предавала тебя, то не сможешь заставить ее быть твоей женой против ее воли, правда? Ты должен будешь предоставить ей выбор между браком и свободой. Тогда ты рискуешь потерять ее, как я чуть не потерял Летицию, предоставив ей выбрать между мной и Нортклиффом. А ведь ты не хочешь так рисковать?
Рис изо всех сил сжал поводья. В словах Моргана было много правды, слишком много правды. Действительно, если Джулиана невиновна…
Если она невиновна, то как он был несправедлив, как жесток с ней! Жестоко он поступил с ней и сегодня — ушел, ничего не сказав, не доверившись ни в чем! Черт побери, если она невиновна…
Он не должен даже думать об этом.
— Она не может быть невиновна. Не может. — Рис пытался придать голосу твердость, но в глубине души вовсе не был так уж уверен в своей правоте.
Морган пожал плечами.
— Тебе виднее.
Риса разозлил скрытый упрек в словах Моргана. К счастью, они уже подъезжали к повороту на Ллинвидд. Сейчас он, распрощавшись с приятелем, сможет побыть один. Когда Рис свернул на дорогу, Морган остановил лошадь.
— Разве ты не останешься сегодня в городском доме? Уже почти полночь, луна скоро зайдет за облака. Ты ничего не разглядишь в темноте.
Воган думал о Джулиане, лежащей с открытыми глазами в своей постели. Она сказала, что не будет его ждать, но он не должен упустить такую возможность. Вечерняя схватка настолько обострила его желание, что он не успокоится, пока не утолит его.
— Нет, я поеду домой. Все будет в порядке. Через несколько дней я приеду в город и мы составим план избирательной кампании.
— Прекрасно. — Морган махнул рукой, а затем неожиданно добавил: — Удачи тебе.
Удача… Рис с тяжелым вздохом поскакал к Ллинвидду. Сегодня ночью ему необходима была удача.
Джулиана рывком села в постели и прислушалась. Ну вот, опять. Резкий металлический звук. Засов на двери! Кто-то пытается открыть закрытую на засов дверь.
Она тяжело вздохнула, когда услышала за дверью тихое проклятие. Только один человек может ломиться в ее спальню среди ночи. Черт его подери! Он что, не слышал ее прощальных слов? Неужели действительно надеялся, что она будет ждать его в постели, горячая и трепещущая от желания?
Услышав сильные удары в дверь, она инстинктивно натянула на грудь стеганое одеяло.
— Уходи! — закричала она.
— Джулиана, открой дверь! — приказал Рис. — Я должен поговорить с тобой.
«Ах, теперь это называется „поговорить“, — усмехнулась про себя Джулиана. Хотя ей было совсем не до смеха. Она едва удержалась от искушения впустить его, заключить в объятия и забыть, что он думает о ней, погрузившись в бездумное наслаждение.
Бездумность… Это то, чего он добивается от нее. Бездумный союз для удовлетворения их общих желаний. Но она хочет большего. И если сейчас она сдастся, то не получит ничего.
— Джулиана! — Его кулак опять бухнул в дверь. — Открой дверь! Сейчас же!
— Нет. — Она пыталась говорить твердо. — Я сказала тебе, что не буду делить с тобой постель, пока ты не докажешь, что веришь мне.
С другой стороны двери воцарилось долгое молчание.
— Открой дверь, и я скажу тебе, где был сегодня ночью, — наконец произнес он. — Пожалуйста, Джулиана.
Это «пожалуйста» почти поколебало ее решимость. Она вылезла из постели и подошла к двери, затем остановилась, держа руку на засове. Может, это просто один из его трюков, и он лишь хочет пробраться к ней и соблазнить? После сегодняшнего вечера он убедился, что стоит ему только поцеловать ее, и она превращается в воск в его руках. Она вздохнула и убрала руку с засова.
— Я был на собрании «Сынов Уэльса», — заявил он из-за двери. — Они собирались бунтовать, и Морган попросил меня прийти и остановить их.
У нее замерло сердце. Только не это! Неужели он собирается опять связаться с ними? Она не вынесет, если потеряет его еще раз.
— И ты пошел? Не сказав мне зачем? Не думая о том, как это опасно и глупо и…
— Я должен был пойти. — Он тяжело вздохнул. — Пожалуйста, Джулиана, открой, и я все объясню.
Она прислонилась к двери. Он имеет в виду «открой дверь, и я обниму тебя и заставлю забыть мое недоверие к тебе». Закрыв глаза, она произнесла:
— Ты можешь объяснить все оттуда.
— Я рассказал тебе то, что ты хотела знать. — В его голосе прозвучало раздражение. — Разве этого недостаточно?
— Почему ты не сказал это перед тем, как уехать?
Наступила еще одна долгая пауза.
— Потому что… твой брат собирался быть на собрании совета и… ну…
Его неуклюжая попытка объясниться все поставила на свои места. Дарси упоминал, что будет продвигать своего кандидата на ближайшем собрании городского совета. Естественно, «Сыны Уэльса» этого не хотели, и Рис был только счастлив помочь им сорвать планы своего врага. Даже если для этого нужно было бросить ее и мчаться в Кармартен.
— Ты думал, я могу предупредить его, да? — прошептала она.
— Я не хотел, чтобы ты беспокоилась…
— Нет! Не лги мне! Ты знаешь, что не потому ушел, не сказав ни слова. Ты не хотел, чтобы я предупредила Дарси… как будто я могла это сделать! Ты ведь даже не разрешаешь мне взять лошадей из собственной конюшни, или карету, или… — Она замолчала, чувствуя, что сейчас разрыдается.
— Черт побери, прости меня. — Джулиана почти слышала, как он тщательно взвешивает свои слова. Когда он заговорил вновь, ей показалось, что он задыхается. — Я был не прав, что уехал без объяснений. Это был порыв. Я не думал… Я просто…
— Не доверял мне. — Она больно закусила губу, чтобы, не расплакаться.
Он даже не отрицал ее слова.
— Давай помиримся. — Его жалобный голос не оставлял сомнений в том, как он намерен мириться. — Открой дверь, дорогая, и дай мне доказать тебе, что я раскаиваюсь.
Джулиана напряглась, ее тело стремилось ответить на его призыв. Почему бы и нет? На какой-то момент она представила, как они будут заниматься любовью, как он прижмется к ней своим обнаженным телом, как глубоко погрузится в нее… Ее колени стали ватными, и рука сама легла на засов.
Но она слишком хорошо понимала, что случится потом. Завтра все начнется сначала. И послезавтра. И всегда. Он будет отталкивать ее своим недоверием, даже в моменты любви.
— Уходи, Рис, — прошептала она. — Возвращайся к своим приятелям-бунтовщикам и оставь меня в покое.
Дверь затряслась от грохота его кулаков.
— Черт тебя побери! — прокричал он, а потом тихо пробормотал, но она слышала каждое слово: — Я знаю, что ты хочешь меня, моя прелесть. Ты не сможешь этого отрицать.
Она затаила дыхание, надеясь, что, если будет тихо, он оставит ее в покое. Молчание затянулось, и Джулиана решила, что он ушел. Но затем услышала сдавленный, полный усталости вздох.
— Ты — маленькая трусиха, — прошептал он. — Ты готова сражаться со мной, когда вокруг слуги, а без них вся твоя храбрость испаряется.
— Это правда, — выпалила она, ощущая безумное желание нанести ответный удар. — Я не хочу, чтобы ты обижал меня. Я боюсь тебя, Рис, и, если это трусость, пусть будет так.
— Нет. — Его голос звучал совсем рядом, и казалось странным, что их разделяет мощная дубовая дверь. — Ты не боишься меня, дорогая. Ты боишься себя. Именно поэтому ты сегодня закрыла дверь, хотя раньше не делала этого. Ты знала, что сегодня вечером готова была отдаться мне, и испугалась, что это может произойти еще раз.
— Вовсе нет… Я не…
Он с горечью вздохнул.
— Спокойной ночи, дорогая. Сегодня я не заставлю тебя быть лгуньей. — Его голос стал слаще меда. — Но ты не сможешь оставаться здесь навсегда. В следующий раз, когда я застану тебя одну…
И она услышала, как он начал спускаться по лестнице, не закончив фразу. Но в этом и не было нужды. Нетрудно догадаться, что имел в виду Рис.
Черт возьми! Ясно, что это лишь вопрос времени, и он обязательно воспользуется ее слабостью к нему. Оставалось только надеяться, что к тому времени и его слабость к ней будет такой же сильной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - В плену сомнений - Мартин Дебора

Разделы:
Пролог

Часть I

1234567

Часть II

891011121314151617181920212223Эпилог

Ваши комментарии
к роману В плену сомнений - Мартин Дебора



роман на один раз,
В плену сомнений - Мартин Деборамарина
17.08.2013, 14.39





Первая часть немного нудная но вторую прочитала с удовольствием!
В плену сомнений - Мартин ДебораНата
18.08.2013, 14.53





Один из моих любимых романов!
В плену сомнений - Мартин ДебораМэри
15.09.2013, 9.49





СЮЖЕТ ПОНРАВИЛСЯ,НО КАК ТО ЗАТЯНУТО.КОНЕЦ ЕЛЕ ДОЧИТАЛА.7 ИЗ 10.
В плену сомнений - Мартин ДебораТАТЬЯНА
4.04.2014, 14.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100