Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Вы горн так раскалите для врага,
что сами обожжетесь.
Уильям Шекспир. Генрих VIII
Король Карл II в глубокой задумчивости вошел в гостиную своих просторных личных апартаментов. Его радовала возможность побыть немного одному. Последние отблески заходящего солнца проникали в сгущавшуюся темноту роскошно обставленной комнаты. Он обвел ее взглядом и слегка улыбнулся. Ему до сих пор доставляли удовольствие атрибуты королевской власти. Слишком долго он был лишен их.
Улыбка исчезла с лица короля, когда из тени выступил человек.
– Черт, Фолкем, ты напугал меня! – выругался король, узнав своего друга. – У тебя отвратительная привычка появляться ниоткуда и именно в тот момент, когда этого меньше всего ждешь.
– Эта привычка последние несколько лет вызывала недоумение у врагов вашего величества, не так ли? – со свойственной ему холодной улыбкой ответил Фолкем и шагнул навстречу королю.
Карл пытался строго посмотреть на стоявшего перед ним молодого человека, но не смог. Он усмехнулся, оглядев Гаррета Лайона, графа Фолкема, которого он не видел почти целый год. Внешне Фолкем мало изменился. Те же насмешливые серые глаза встретили оценивающий взгляд короля, в них лишь усилился стальной блеск. Густые каштановые волосы прямыми прядями спадали на плечи. Как обычно, Фолкем не потрудился уложить их в пышные локоны, которые были модны нынче при дворе.
И все же Карл заметил, что за этот год Фолкем приобрел еще более самоуверенный вид. Откровенный цинизм читался в его взгляде, а лицо казалось слишком суровым для его двадцати трех лет.
– Я искренне рад, что ты вернулся, – проговорил Карл. – Жаль, что в прошлом году ты не смог к нам присоединиться, когда мы торжественно въезжали в город, но, видимо, ты нашел более полезным выполнить мое поручение. Лорд-канцлер Кларендон говорит, что ты справился с ним вполне успешно.
Фолкем вопросительно приподнял бровь:
– А разве не всегда так было?
– Только если это соответствовало твоим желаниям, – пожал плечами король.
– Я делаю только то, что соответствует желаниям моего короля. Просто мой король не всегда знает свои желания.
– В самом деле, – холодно ответил Карл. – Тебе лучше бы быть поосторожнее, мой друг. Твой король может терпеть твои остроты, однако другие не сочтут их такими забавными.
– Я слишком хорошо это знаю, ваше величество.
– Следовало бы, после этих десяти лет. Я довольно часто пытался научить тебя придерживать свой острый язык. – Король нахмурился. – Боюсь, я был не лучшим компаньоном для молодого человека, только что потерявшего семью. Между моей горечью и твоей ненавистью мы взрастили нездоровую злость. Такая злость может погубить человека, если он не будет осторожен.
– Но горечь вашего величества была смягчена в конце концов. Ваши подданные наконец опомнились. – В голосе Фолкема слышалась слабая насмешка. Он лучше, чем кто-либо, знал, что теперешняя власть Карла над своими подданными была слаба.
Карл вздохнул:
– Поживем – увидим. Люди так переменчивы, за ними надо следить. Но я все же верю, что они действительно рады видеть меня снова на троне. В отличие от Кромвеля я не кормлю их вместе с мясом еще и религией.
Громкий смех Фолкема прозвучал в комнате резко и невесело.
– Нет, конечно, нет.
– Теперь, полагаю, ты, завершив дело в Португалии, пришел получить награду.
– Если ваше величество помнит, вы мне ее обещали.
– Я действительно обещал, но сожалею, что не могу нарушить обещание и таким образом оставить тебя у себя на службе.
Угрюмый вид Фолкема свидетельствовал о том, что он не оценил полушутливого замечания короля.
– Лучше служат те, кто служит по доброй воле, мой повелитель.
Карл усмехнулся:
– Это правда. И я подозреваю, что оставить тебя служить мне против воли так же опасно, как и сделать тебя своим врагом. В любом случае ты заслужил свободу, это бесспор-но, как и вознаграждение, которое я обещал.
– А мое имение, мои земли?
– Они и так принадлежали бы тебе.
Лицо Фолкема по-прежнему ничего не выражало.
– Возможно. Но, говорят, мой дядя пользуется большим влиянием среди старых сторонников Кромвеля. И перейти ему дорогу означало вызвать неодобрение тех самых людей, которых ваше величество желает умиротворить.
Карл подошел к окну, выходящему в сад, и стал смотреть на кавалеров и дам, прогуливающихся там.
– Мне придется рискнуть, – наконец проговорил он, с осторожностью подбирая слова. – Обещание, данное тебе, не должно быть нарушено, ибо в прошлом году без твоего участия в устройстве моего брака с инфантой я оказался бы в крайне затруднительном положении.
– Я рад, что смог услужить вам, ваше величество.
– В любом случае ты получишь свою награду – свою месть – с моего благословения. Я не доверяю твоему дяде. Он изображает из себя человека умеренных взглядов, но я знаю намного больше о его «круглоголовых» компаньонах, чем он думает.
– Кларендон рассказал мне, что «круглоголовые» покушались на жизнь вашего величества, – заметил Фолкем вкрадчивым тоном человека, привыкшего получать сведения, ничем не выдавая своего интереса.
Карл нахмурился:
– Да, это сделал один из моих врачей, которому, как мне казалось, я мог доверять. Но насколько мне известно, он не принадлежит к «круглоголовым».
– Так вы не знаете, кто стоит за этим?
– Нет, но мы узнаем. Я приказал моим людям объявить, что во время его пребывания в Тауэре его убили, убили его же друзья-заговорщики. Кларендон надеется, что слух об этом вызовет растерянность у его сообщников и толкнет их на необдуманный поступок. Кроме того, не в наших интересах, чтобы сообщники врача убили его прежде, чем мы успеем его допросить. Это дает нам время узнать от него правду.
– Ваше величество верит, что он виновен?
Король пожал плечами:
– Не знаю. Это случилось при очень странных обстоятельствах. Он недавно вернулся в Лондон, а до того почти совсем не интересовался государственными делами. Он вел довольно уединенный образ жизни в деревне недалеко от города, который ты хорошо знаешь, – Лидгейта.
Карл резко обернулся, чтобы посмотреть, какое впечатление сказанное произвело на Фолкема, однако его лицо оставалось бесстрастным.
– Почему этот врач оказался в Лидгейте? – нарочито небрежным тоном спросил Фолкем.
Карл ответил не сразу. Сначала он подошел к покрытому богатой резьбой письменному столу, выдвинул ящик, что-то достал из него, а затем с мрачным выражением лица приблизился к Фолкему и положил ему в руку тяжелый предмет.
– Это все объяснит тебе. Он носил его на цепочке на шее. При аресте солдаты отобрали у него это.
Фолкем смотрел належавший у него на ладони необычной формы медный ключ. Один его конец был отлит в форме головы сокола. Лицо графа окаменело.
– Так это он купил Фолкем-Хаус у моего дяди, – уверенным тоном произнес он наконец.
Карла не обмануло внешнее спокойствие собеседника. Он почти физически ощущал гнев Фолкема.
– Да, это он, – тихо повторил король.
Он не винил Фолкема за этот гнев. Карл и сам был поражен, когда восемь лет назад узнал, что Тирл продал родовое гнездо Фолкемов. Гаррету было пятнадцать лет, когда он услышал об этом. С тех пор он пылал ненавистью к дяде.
– В те дни мир сошел с ума, Гаррет, – сказал Карл. – Люди раздавали земли, словно это были мешки с зерном.
– Но те земли были проданы их законными владельцами, а не узурпаторами, – возразил Фолкем.
– Вспомни, тогда никто, кроме твоего дяди, не знал, что ты жив.
– Теперь они знают… или узнают завтра, когда я представлю палате лордов петицию о возвращении мне моих земель.
Карл улыбнулся:
– И они удовлетворят твою петицию. А я, конечно, это одобрю.
Фолкем помолчал, глядя на ключ, затем произнес, взвешивая каждое слово:
– Этот врач, тот, что купил мое имение. Вы не задумывались над тем, что он и мой дядя могли составить заговор с целью убить вас? Их связывал Фолкем-Хаус. Может быть, этот врач знал, что вы властны над моей собственностью, как и над его имением.
Карл, рассеянно потирая подбородок, повернулся к окну.
– Или, возможно, Тирл и его сторонники решили воспользоваться этим врачом, который в глазах окружающих выглядел таким безобидным. Однако я сомневаюсь, что все это как-то связано с тобой и твоим возвращением. Вероятно, этот человек и не подозревал о твоем существовании. Но даже если бы и знал…
– Если бы он знал, ему не следовало покупать имение, – закончил за короля Фолкем.
– Ты не должен слишком строго судить его и в этом случае. В те дни все думали, что мы навеки останемся изгнанниками. Даже мы с тобой. Так думал и твой дядя.
– Это не снимает с Тирла вину за предательство.
– Нет. Все же я никогда до конца не понимал, почему так велика твоя ненависть к нему. Ты готов рисковать всем ради того, чтобы отомстить дяде.
Фолкем отвел взгляд.
– У меня на это есть причины.
– Не сомневаюсь, ты заставишь дядю пожалеть о содеянном им. Тогда ты был слишком молод, чтобы наказать Тирла, но сейчас… Я понимаю, твоя жажда мести справедлива, но не забывай: я хочу установить мир в моем королевстве любой ценой.
Одного лишь взгляда на хмурое лицо Фолкема было достаточно для того, чтобы понять: это напоминание ему не понравилось.
– У тебя есть средства на восстановление твоего имения, – продолжал король. – У тебя также есть земли…
– А как же этот врач? Вы отнимете у него Фолкем-Хаус? Закон говорит, что земли, проданные во время отсутствия вашего величества, остаются у покупателя.
– Он оказался изменником. Я, конечно, конфисковал его земли и с радостью возвращаю их тебе. Понятно? У тебя есть все, что тебе нужно. Постарайся не злоупотреблять моей добротой, не совершай в отношении своего дяди ничего такого, что могло бы поставить нас обоих в трудное положение.
– Он заслуживает возмездия, – с холодной решимостью заявил Фолкем. – И я отплачу ему, как только представится случай.
– Вот этого я и боюсь, друг мой, – проговорил король. – Эти раздоры между родственниками…
– Он родственник только потому, что женат на сестре моего отца, – перебил короля Фолкем. – И это он первый разорвал родственные связи, а не я.
– Знаю. Но я говорю сейчас как твой друг, а не как твой король… Я опасаюсь, что твоя месть принесет ему меньше страданий, чем тебе самому.
Резкий смех Фолкема неприятно задел короля.
– Неужели ваше величество уподобилось пуританам, утверждающим, что месть в руках Божьих? Неужели моя душа будет проклята навеки, если я заставлю Питни Тирла страдать за то, что он украл наследство у беззащитного мальчишки?
Карл постарался не реагировать на резкие слова Фолкема. Он достаточно хорошо знал этого молодого человека, чтобы понимать, какие чувства вызвали их.
– Нет, я так не думаю. – Карл заставил себя улыбнуться. – Поверь мне, Господь Всемогущий поймет. Тирл уже давно посеял в твоей душе семена горечи, и теперь они прорастают. А я все думаю, сможешь ли ты помешать их побегам задушить твое сердце.
Фолкем невидящим взглядом смотрел куда-то вдаль.
– Опасения вашего величества вполне обоснованны. Но я долгие годы взращивал эти семена и не могу сейчас вырвать их ростки. Когда наступит время, я вырежу их. А нынче позабочусь о том, чтобы ростки моей ненависти к Питни Тирлу стали сильными и крепкими.
С этими словами Фолкем удалился.
Марианна с грустью смотрела на некогда ухоженные сады Фолкем-Хауса. Она хорошо помнила ту минуту, когда впервые увидела его. Ей, десятилетней девочке, привыкшей к тесноте небольшого лондонского жилища, Фолкем-Хаус показался тогда сказочным прекрасным дворцом. Возведенный во времена правления Елизаветы, как тогда было принято, в форме буквы Е, дом поражал красотой многочиленных застекленных окон и изяществом фронтонов. Один взгляд на его красные кирпичные стены заставил Марианну поверить в то, что в этом доме все будет хорошо.
Здесь прошли лучшие годы ее жизни. Жители Лидгейта, расположенного в нескольких милях от Фолкем-Хауса, охотно приняли ее мать-цыганку. Конечно, им тогда сказали, как и всем друзьям отца Марианны, что она – дочь бедного испанского дворянина. «Приняли бы они мать так сразу, если бы знали ее истинное происхождение?» – спрашивала себя Марианна.
И все же жители Лидгейта быстро прониклись симпатией к матери Марианны. Ее кроткий нрав и желание ухажи вать за больными снискали ей любовь соседей. Позднее, когда им все же стало известно о том, что она принадлежит к цыганскому племени, они ревностно оберегали ее тайну от остального мира. Родители Марианны были им за это благодарны.
У девушки сжималось сердце при виде заброшенных участков. Они были дороги ей даже в теперешнем жалком состоянии. Марианна наклонилась и, сорвав веточку одичавшего тимьяна, поднесла ее к лицу. Вдыхая приятный аромат, она вспомнила, как любили выращивать травы ее родители.
Если бы только отец был сейчас здесь, думала Марианна. Королевское общество не заслуживало его. Он не должен был уезжать в Лондон. И зачем только он взял ее туда…
Марианна старалась не расплакаться, зная, что слезы не принесут облегчения. Как отец мог умереть? Это невозможно. Его убили по какой-то непонятной причине в тюрьме. Зачем и кому нужна была его смерть? Зачем и кому нужно было делать из него негодяя, чтобы арестовать его?
– Пойдем, – прошептал ей на ухо чей-то голос, прервав горестные размышления.
Марианна обернулась и увидела свою тетю. Суровое выражение на лице Тамары заставило Марианну вздохнуть.
– Пойдем, Мина, – повторила Тамара. – Ты обещала не испытывать судьбу и не приближаться к Фолкем-Хаусу. Если кто-то чужой увидит тебя здесь, у него могут возникнуть вопросы. Все в окрестностях Л идгейта верят моему рассказу. Ты утопилась, услышав об аресте отца. Помнишь? Не давай им повода в этом сомневаться. Давай вернемся в кибитку.
Марианна не желала слушать тетку. Вид любимого дома снова пробудил чувство горькой обиды на нее.
– Ты права. Мне вообще не следует здесь находиться, – сказала Марианна с упреком в голосе. – Мне не следовало уезжать из Лондона. Тогда я была бы рядом с отцом, и, может быть, эти люди не убили бы его.
– Уверяю тебя, солдаты не пустили бы тебя в его камеру. Они бы тут же арестовали тебя. Этого ты хотела? Чтобы тебя пытали? Они заставили бы тебя сознаться в преступлении, которого ты не совершала.
Марианна мысленно признавала правоту слов тетки, но все же не могла смириться с тем, каким способом Тамара спасла ее, лишив при этом свободы выбора.
Тамара вздохнула:
– Я понимаю твои чувства, но не могу позволить тебе поддаваться им. Как и все молодые, ты бы смело рисковала жизнью, борясь с бурей. Это пустая затея.
Марианна гордо выпрямилась. Она любила тетку, но часто раздражалась из-за того, что Тамара, будучи всего лишь на двенадцать лет старше Марианны, упорно обращается с ней как с ребенком.
– Возможно, это не было бы так бесполезно, – с обидой в голосе проговорила Марианна. – Отец пользовался большим уважением. Даже король сказал, что у него потрясающий талант. Я могла бы убедить их.
Тамара невольно рассмеялась:
– Эти времена святых и дураков, Мина. А ты ни то ни другое. У тебя есть мозги. Тебя никто не стал бы слушать.
– Я бы предпочла убедиться в этом сама.
Тамара виновато отвела взгляд.
Марианна, заметив ее выражение лица, устыдилась своих слов и, взяв тетку за руку, поднесла ее к губам и поцеловала.
– Я знаю, ты поступила так, как считала нужным. Тогда это был единственно возможный выход.
Однако сначала Марианна никак не хотела этого понять. Когда она проснулась и узнала, что цыгане уже находятся на расстоянии дня пути от Лондона, она пришла в ярость. И хуже того, никакие ее слова не изменили решения тетки.
Пока они не добрались до Колчестера. Там они были вынуждены остановиться на пару дней, и там услышали страшную новость о смерти отца Марианны. Спустя несколько дней Марианна пришла в себя от горя и решила остаться в Англии, чтобы найти убийц своего отца и восстановить его доброе имя.
Так она оказалась в Лидгейте. Марианна знала, что найдет здесь убежище и горожане не выдадут ее солдатам. У нее будет время обдумать свои намерения.
Тамара не одобрила решения Марианны расстаться с цыганами и вернуться в Лидгейт. Она спорила с ней до хрипоты, но в конце концов сдалась. Марианна была непоколебима в своем решении. Цыгане проводили их до Лидгейта, затем отправились во Францию без них.
Тамара ворчала всю дорогу. Очутившись в Лидгейте, женщины без труда нашли место, где поселиться. Марианна быстро привыкла ночевать в тесном деревянном фургоне и проводить дни, гуляя по лесу, собирая топливо. Иногда она отправлялась в город за провизией.
Чтобы содержать себя и тетю, Марианна стала заниматься лечением горожан. Она ухаживала за больными и принимала роды.
Тамара не оставляла надежды уговорить племянницу уехать.
– Еще не поздно передумать, – глядя в лицо племянницы, шептала она. – Мы можем встретиться с цыганами через несколько дней во Франции.
Марианна отрицательно покачала головой:
– Я не могу. Карты розданы, и я должна сыграть партию.
– Надо было заставить тебя поехать вместе с нами во Францию, – проворчала Тамара.
– Ты не смогла бы все время одурманивать меня, – возразила ей Марианна и, глядя на мрачное выражение лица тетки, добавила с легкой усмешкой: – Кроме того, не было необходимости тебе оставаться. Могла бы присоединиться к цыганам.
Тамара возмущенно фыркнула:
– И бросить свою племянницу на съедение волкам! Не думай, что избавишься от меня сейчас, детка. Я еще побуду здесь. Кто-то же должен удерживать тебя от безрассудных поступков.
Марианна улыбнулась и обняла тетку. Странно, но спокойная решимость, придававшая этой женщине стальную силу, подействовала на Марианну успокаивающе.
– Ты права. Без тебя я бы здесь пропала.
– Так бы и случилось, могу поклясться. И ты не забывай об этом!
Тамара кивнула в сторону уединенной части леса, где они жили в кибитке, и Марианна послушно последовала за теткой.
Неожиданно странное зрелище привлекло ее внимание.
На вершине холма, возвышавшегося перед Фолкем-Хаусом, появилась тяжелогруженая телега. Марианна молча наблюдала за ней, ожидая, что она повернет в сторону Лидгейта.
Однако телега стала спускаться по узкой извилистой дороге, ведущей к Фолкем-Хаусу.
– Смотри! – воскликнула Марианна, обращаясь к тетке. Еще одна телега перевалила через вершину холма, за ней другая. – Кто это может быть?
На лице Тамары отразился ужас, когда она увидела незнакомцев, спускавшихся с холма.
– Быстрее! Надо бежать!
Она схватила Марианну за руку, но та не слушалась ее:
– Нет! Не сейчас. Я хочу узнать, кто сюда едет!
– Это, конечно, люди короля, и мы пропали, – в страхе бормотала Тамара. – Они явились объявить права короля на этот дом.
Марианна помрачнела, увидев на вершине холма еще одну телегу.
– Как мог его величество так поступить? Фолкем-Хаус принадлежит мне!
– Ты забыла, что все думают, что ты умерла. Некому из семьи наследовать его, и я боюсь, что ты потеряла его. Король, конечно, конфисковал дом и затем кому-то его продал.
Марианна похолодела.
– Должно быть, этот человек купил его, – прошептала она, когда на фоне заходящего солнца возник силуэт всадника.
На его лицо падала тень широкополой шляпы. Серый плащ был откинут за спину, открывая широкие плечи. Вот он проехал вдоль обоза, раздавая команды людям. Его крепкие мускулистые ноги были обтянуты черными бриджами.
– Наглец! – негромко воскликнула Марианна. – Как он смеет въезжать в мой дом, как будто он всегда принадлежал ему?!
Одна из телег начала объезжать сад, направляясь к задней стене дома. Через минуту она окажется позади них и отрежет путь к отступлению.
– Вот чего ты добилась! Нам надо было ускользнуть, пока это было возможно, – прошипела Тамара.
Неожиданно незнакомец пустил коня галопом и подъехал к этой телеге. Возница остановился в нескольких футах от края сада.
– Что случилось с псарней? – резко выкрикнул незнакомец, указывая рукой на сад.
Марианна ахнула, и Тамара рукой зажала ей рот.
Псарня.
Марианна припомнила обветшалое серое строение, предназначенное для охотничьих собак, стоявшее на месте этого сада, когда ее родители купили Фолкем-Хаус.
– Они снесли псарню, милорд, – ответил возница.
Марианна узнала голос, принадлежавший человеку, который когда-то был у него конюхом.
– Кто снес? Тирл? Этот мерзавец…
– Нет, милорд. Те, что купили у него дом. Уинчилси. Сэр Генри сказал, что ему не нужна псарня, и захотел разбить на этом месте сад. – Возница медленно обвел взглядом сад. – Конечно, сад раньше был намного красивее.
Всадник оглядел заросшие сорняками дорожки и густо разросшиеся ветки живой изгороди.
– Его сад не слишком процветал в его отсутствие, не так ли? – небрежно заметил всадник. – Но это вполне справедливо, поскольку он украл у меня имение, а затем имел наглость изменить его.
Марианна вся подалась вперед, чтобы лучше слышать всадника.
– Прошу прощения, милорд, – сказал возница, – но разве вы не знаете, что это лорд… я хочу сказать «сэр» Питни, продал дом сэру Генри? Его надо обвинять, если вам хочется кого-то обвинить.
Марианне удалось разглядеть лицо незнакомца. Оно выражало такую ненависть, что девушка невольно содрогнулась.
– Я знаю, кто продал мой дом и кому продал, – отрезал всадник. – Это не извиняет Уинчилси за то, что он купил дом, которым не имел права владеть.
Марианна чуть не задохнулась от возмущения, услышав слова незнакомца. Кто он такой, чтобы так говорить? Ее отец честно приобрел этот дом. И почему конюх называет Питни Тирла «сэр Питни», а не «лорд Фолкем»?
– У вас есть право сердиться, это верно, – ответил возница примирительным тоном, невольно съеживаясь под гневным взглядом хозяина. – По крайней мере все кончилось должным образом.
– Это сделал я сам, – ответил всадник, и его глаза холодно блеснули. Он резко повернулся и гневным взглядом окинул дом. Этот взгляд заставил Марианну снова содрогнуться. – Я провел в ожидании много лет и убил не мало людей ради того, чтобы снова стать владельцем Фолкем-Хауса. Он никогда не должен принадлежать другим, никогда.
С этими словами всадник развернул коня и поскакал назад.
– Пойдем скорее, – подтолкнула Марианну Тамара, не спускавшая глаз со всадника. Тот уже выехал на дорогу и свернул на аллею, ведущую к парадным дверям дома. – Не мешкай. Если нас здесь застанут, возникнут вопросы, на которые ни мне, ни тебе не захочется отвечать.
– Это был его дом, – не обращая внимания на слова тетки, сказала Марианна.
Произнеся это, она поняла, что Фолкем-Хаус был для незнакомца не просто домом, в котором он когда-то жил. Он считал его своей собственностью.
– Должно быть, он был его владельцем еще до Питни Тирла, – продолжала рассуждать вслух Марианна. – Как ты думаешь, что он имел в виду, говоря, что убил немало людей, чтобы вернуть его? Кто этот… этот кровожадный человек? Ты не думаешь… ты не думаешь, что он может быть причастен к аресту отца?
Тамара испуганно посмотрела на незнакомца. Этот темный человек тоже внушал ей страх своим грозным видом.
– Не думаю, – ответила Тамара. – Он не производит впечатления человека, который интригами добивается того, чего хочет.
– Но он сделал так, чтобы дом принадлежал ему. Ты только подумай: едва арестовали отца за то, чего он не совершал, как тут же появился этот никому не известный человек и предъявляет права на имение отца. Не находишь ли ты это немного подозрительным?
– Думаю, ты со своей жаждой найти врагов своего отца слишком торопишься с выводами. – Тамара указала на незнакомца. – У него действительно устрашающий вид, однако это вовсе не значит, что он виновен в каких-то преступлениях.
Марианна поджала губы и продолжала наблюдать за незнакомцем. Он слез с коня, подошел к дому и не спеша что-то вынул из кармана. Марианна не могла разглядеть, что это было, но когда мужчина шагнул к двери и вставил этот предмет в замок…
Марианна впилась ногтями в руку тетки. Ключ! Не может быть! Отец всегда носил ключ от Фолкем-Хауса на цепочке на шее.
У Марианны похолодело в груди. Не обращая внимания на предостерегающий шепот тетки, забыв об опасности, она направилась крадучись через сад к дому.
Ее влекло непреодолимое желание узнать что-нибудь об этом человеке и о том, что связывает его с отцом. Она должна узнать о ключе. Должна!
Едва только Марианна присела около живой изгороди всего в нескольких футах от входа в дом, как незнакомец разразился леденящим душу смехом.
– Теперь он мой, Тирл, вопреки тебе и этому врачу, – злорадно проговорил он и снял руку с ключа, чтобы открыть дверь.
Марианна успела лишь на мгновение увидеть ключ, но этого было достаточно, чтобы разглядеть его.
Незнакомец открывал дверь ключом отца!
Затем он с торжествующим видом переступил порог дома.
Марианна наблюдала за ним, и боль сжимала ее сердце: этот человек, владевший ключом ее отца, не мог быть ей другом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100