Читать онлайн Пиратская принцесса, автора - Мартин Дебора, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пиратская принцесса - Мартин Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.1 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пиратская принцесса - Мартин Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пиратская принцесса - Мартин Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Дебора

Пиратская принцесса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Если не можешь быть целомудренной, будь осмотрительной.
Испанская пословица
— Я сказал «пригласи ее на танец», а не «увивайся за ней», — заметил генерал Уилкинсон майору Вудварду, когда тот подошел к своему командиру, стоявшему у стола с угощениями. — Теперь взбешенный дядя вообще утащил ее с бала.
Саймон посмотрел, как закрылась дверь за Камиллой Гирон, и с удивлением спросил:
— Вы знали, что это ее дядя?
— Не знал, пока мне только что не доложил об этом месье де Мариньи.
Бернард де Мариньи был одним из немногочисленных креолов, которые вели себя дружелюбно по отношению к американцам. И неудивительно, потому что в свои восемнадцать он был немыслимо богат и успел устать от жизни. Его покойный отец в свое время был самым богатым человеком в округе и избаловал сынка до отвращения. Так что он мог не обращать внимания на мнение окружающих.
— Она сирота, живет с дядей и тетей, — продолжал генерал. — Дядю зовут Август Фонтейн. Торговец хлопком, не слишком богат, но пользуется уважением благодаря своему происхождению. Считается, что он ведет свой род от какого-то из французских королей.
— Что ж, гордыня у него поистине королевская. Теперь понятно, почему он не желает, чтобы племянница танцевала с таким, как я. — Саймон налил стакан пунша и выпил одним глотком, от души пожелав, чтобы это было что-нибудь покрепче. — Оказывается, креольским леди запрещено танцевать с человеком, предварительно не прошедшим церемонии официального знакомства с семьей.
— А, ну да, — кивнул генерал. Он потягивал пунш маленькими глотками, скользя взглядом по лицам и нарядам собравшихся с легким пренебрежением. — Насчет этого у креолов целый свод правил. Традиции блюдут свято и заносчивы, знаете ли, чертовски.
«Заносчивы — не совсем точное слово, — подумал Саймон. — Высокомерные снобы, свихнувшиеся на идее своего псевдоевропейства!»
— Надеюсь, тебе удалось передать ей все, что я просил? — спросил генерал, прерывая его размышления,
— Да.
Генерал, видимо поняв, что майор не желает вдаваться в детали, добавил:
— Смелая девочка, правда? Встать над целой толпой разъяренных мужчин и объяснить им, какие они на самом деле дураки.
Саймон усмехнулся, вспомнив, как Камилла урезонивала своих соотечественников.
— Не знаю, храбрость это или мадемуазель Гирон просто не удержалась и высказала наконец все, что накопилось у нее на душе.
Он даже не предполагал, как много эти слова говорят о его отношении к новой знакомой, пока генерал не пробурчал себе под нос:
— Что и говорить, решительная особа.
Вот именно. Решительная. Это как раз про нее.
Саймон вспомнил, какой нагоняй получил за то, что поначалу отказался танцевать с ней. Большинство других женщин молча проглотили бы обиду. Но только не Камилла Гирон. Она ясно дала понять, что просто так его не отпустит. И сделала это на удивительно правильном английском.
Жаль, что с собственным дядей она ведет себя не столь решительно. Этому человеку не помешала бы хоть малая толика ее искренности. Саймон сжал в кулаке бокал с пуншем. Он, конечно, вряд ли простит Фонтейну наглость, которую тот себе позволил, но еще больше злило его отношение этого высокомерного хама к племяннице. Она не заслужила того, чтобы быть униженной перед лицом незнакомого человека.
— Я смотрю, мадемуазель Гирон не на шутку растревожила тебе душу, — проворковал генерал вкрадчивым голосом, который появлялся у него в те моменты, когда его начинали интересовать чужие секреты. — Что-то я не припомню, чтобы раньше ты выпивал больше одного стакана пунша на подобных мероприятиях, а нынче уже третий приканчиваешь.
Только теперь Саймон заметил, что лакает пунш, как заядлый пьяница, дорвавшийся до дармовой выпивки. Он осторожно поставил недопитый стакан на стол, про себя кляня генерала за проницательность.
Да, Камилла Гирон растревожила его душу, и не на шутку. Он не мог оторвать от нее глаз с той секунды, как поймал ее взгляд через весь зал. Как все креолки, она носила платье, которое с тем же успехом могло быть на ней просто нарисовано, поскольку повторяло малейшие изгибы ее тела с изумительной точностью. Ему доставляло болезненное наслаждение представлять то, что находится под этим платьем. Такую же боль он испытывал от желания взять в ладони ее пышные волосы орехового цвета и погрузить в них лицо.
Трудно выкинуть из головы такие возмутительные мысли, но он с этой задачей справился, прекрасно понимая, что эта девушка создана не для него. Что-то отличало ее от остальных — как королеву, которая по ошибке очутилась где-то в неподобающем месте, но все равно всем ясно, что она королева.
Н-да, только королевы ему сейчас в жизни и не хватало, особенно креольской. Если бы он тогда отказался с ней танцевать!..
Он помрачнел. Надо было крепче держать оборону. Черт подери, с ней потанцевать — все равно что в аду побывать. Он потратил целую вечность, разглядывая ее. Кожа ее была как тончайший фарфор, который обожала его мать и так и не смог купить отец. Он замечтался: а какова она на ощупь — там, на скрытых округлостях… кремовая и мягкая кожа обнаженного покатого плеча… гладкая и нежная — на внутреннем сгибе… туго натянутая, розовая — на изящной пяточке. Мучительное желание дотронуться до нее губами, проверить, какая она на вкус, заставило его поцеловать руку Камилле в перчатке. Хотя он бы предпочел, чтобы рука была обнаженной.
Саймон схватил отставленный было бокал и допил. Его брат Нейл всегда обвинял его в излишней романтичности, но эти беспочвенные мечты о недосягаемой креолке и вправду походили на наваждение. Следующим моим шагом, подумал он, будут глупейшие ухаживания, будто я какой-нибудь французишка.
Саймон со стуком поставил бокал на стол. Генерал взглянул на него и сказал:
— Позволь на правах старшего дать тебе совет, друг мой.
— Какой еще совет? — резко спросил Саймон, очнувшись.
— Если ты намерен и дальше ухаживать за мадемуазель Гирон, то приготовься к некоторому сопротивлению со стороны ее семейства. Судя по тому, что рассказал Бернард, месье Фонтейн этого не потерпит. Он не слишком жалует американцев.
— Не волнуйтесь, в мои планы не входит ухаживать за креолкой.
— Ну, раз так… — вздохнул генерал, и глаза его насмешливо сверкнули. — Я бы лично не возражал против этого. Было бы намного проще управлять территорией, если бы у нас состоялось хотя бы несколько смешанных браков. И, насколько мне известно, моя жена ждет не дождется увидеть вас в обществе молодой особы женского пола, будь то креолка или американка. Ей просто не терпится женить вас.
— Я не ищу жену. И очень сомневаюсь, чтобы мадемуазель мечтала заполучить в мужья «американского дикаря».
Генерал понимающе улыбнулся, а Саймон тяжело вздохнул. Меньше всего прельщала его перспектива иметь Уилкинсона в роли свата. Хватит и того, что жена его постоянно подсовывает ему каких-то девиц. Миссис Уилкинсон решила женить его едва ли не с первого дня их знакомства, особенно после того, как он признался генералу, что собирается подать в отставку по окончании срока службы в Новом Орлеане.
Но у него сейчас не было времени на то, чтобы заниматься обольщением женщины, тем более креолки. Он и его солдаты здесь задерживаться не станут: только убедятся, что присоединение бывшей французской территории к Соединенным Штатам прошло успешно. Была у него и личная цель, достижению которой девушка только помешала бы.
Вспомнив об этом, он наклонил голову почти к самому уху генерала и снизил голос до шепота:
— Вы намекнули, что хотите поговорить насчет завтрашнего дня. Сейчас самое время, лучше не придумаешь, — он окинул взглядом комнату. — Почему бы нам не прогуляться, пока все спокойно.
Генерал кивнул и последовал за Саймоном в небольшую боковую комнатку. Когда они зашли и прикрыли за собой дверь, генерал спросил:
— Все готово?
— Да. Мы встречаемся с Зэном в десять утра. Тогда обо всем и договоримся.
— А Робинсон?
Тень пробежала по лицу Саймона при мысли о Гарри Робинсоне.
— Мы вместе с ним идем к Зэну.
— Вы думаете, Робинсон вам верит?
— Думаю, да. Сами знаете, как это бывает. Когда люди слышат, что я провел детство среди «дикарей», они начинают думать, что я не имею ни малейшего представления о морали. И после визита Нейла, когда он удачно ввернул историю о том, каким образом я умудряюсь жить не по средствам, Робинсон, видимо, держит меня за дьявола в военной форме.
Нейл Вудвард приехал в Новый Орлеан пару месяцев назад и привез брату весть о смерти их отца. Он гостил ровно столько, сколько смог себе позволить, не подвергая опасности семейную торговую компанию в Виргинии. Саймон очень расстроился, когда младшему брату подошло время уезжать. Именно из-за Зэна Нейл остался его единственным братом, и теперь им приходилось жить отдельно.
— А действительно, как ты умудряешься жить не по средствам? — поинтересовался генерал, отвлекая Саймона от грустных мыслей.
— У Нейла хороший нюх на то, что происходит в мире, где делают деньги. Стоит отдать ему часть моих средств, он так удачно их вкладывает, что доходы растут как на дрожжах. Я хоть и не богач, но могу жить, ни в чем себе не отказывая.
— Да, но, пока мы не затеяли всю эту заваруху, ты жил скромно, как монах.
Саймон пожал плечами.
— Отец приучил меня экономить каждый пенни. Я не люблю тратить деньги на пустяки. — Он пристально посмотрел на генерала. — Если только это не в интересах моей страны, разумеется.
— Ах, ну как же, как же, — протянул генерал. — Ты — ничтожество, если не предан своей стране. — Он помолчал, будто взвешивая сказанное. — Я знаю, вы с губернатором Клэйборном считаете, что с каперством надо покончить, но я лично не торопился бы утверждать это с такой уверенностью. Боюсь, Клэйборн не слишком дальновидный правитель. Если их арестовать, это только создаст новые проблемы. Креолы, похоже, любят своих пиратов, а Зэн и его люди большого вреда не приносят.
— Большого вреда не приносят? — тихо переспросил Саймон.
Генерал побледнел, осознав, кому он это говорит.
— Простите, я запамятовал. Ведь вы считаете, что Зэн виноват в смерти Джошуа.
— Я твердо знаю, что это Зэн, а не считаю.
У Саймона ушло почти десять лет, чтобы найти человека, которому было известно, кто именно из пиратов разгромил корабль морского флота, на котором служил его брат. Таким образом он узнал, что Жак Зэн виноват в гибели Джошуа Вудварда, и решил остаться в армии, пока не окончится срок его службы в Новом Орлеане.
Никому до сих пор не удавалось поймать Зэна. Никому не удалось даже предъявить ему обвинение, более серьезное, чем каперство. Но это только вопрос времени. Майор Вудвард намеревается поймать не только Зэна, но и всех его людей, чтобы навсегда избавить страну от этого бедствия.
Саймон шумно втянул в легкие воздух.
— Я знаю, что это Зэн, — повторил он. — А человек должен платить за деяния свои. Даже если мне придется вздернуть его на виселице собственными руками, это меня не остановит.
Тетушка Юджина заботливо подвернула Дезире одеяло, подойдя к широкой кровати под балдахином, поцеловала дочь в лоб и сказала Камилле:
— Только не вздумайте болтать полночи. Я понимаю, у вас, девочек, всегда найдется сотня причин, чтобы не спать, но нынче Дезире необходимо отдохнуть.
— Ну разумеется, — Камилла постаралась улыбнуться как можно беззаботнее. Несмотря на то, что она давно уже превратилась в зрелую девушку, тетя по-прежнему наставляла ее как ребенка, но в этом было столько нежности и любви, что Камилла не жаловалась.
Едва тетя Юджина вышла из комнаты, Камилла откинула покрывало на кровати, где они спали вместе с Дезире, присела на пружинный матрац и положила ладонь на лоб кузины.
Никакого жара. Никаких жалоб. Просто неожиданное головокружение и дурнота. Это ее беспокоило, но еще больше беспокоило то, что Дезире не желала признаться тете Юджине, что это с ней происходит не впервые.
Глаза Дезире блестели.
— Как ты себя чувствуешь? — спросила Камилла.
— Лучше, — Дезире поймала руку Камиллы. — Ой, Кэмми, прости, что испортила тебе вечер. Тебе, кажется, было так весело, — юное лицо омрачилось тенью беспокойства. — Похоже, тебе пришлось по вкусу танцевать с майором Вудвардом?
Камилла пожала плечами.
— Да ничего, вполне.
Камилла всегда охотно выкладывала Дезире все о своих партнерах по танцам. Было время, когда ее часто приглашали. Дезире хотя и танцевала великолепно, но делала это редко и въедливо выспрашивала Камиллу, чтобы урвать хоть толику чужого удовольствия от бала. Дезире ни о ком плохо не думала, но обожала слушать, как Камилла остроумно и колко описывает своих глуповатых и неуклюжих партнеров.
Однако сегодня Камилла явно избегала делиться с кузиной впечатлениями о майоре. Она хотела сначала сама все обдумать и понять свои ощущения, прежде чем выносить на люди мнение об этом человеке.
Дезире посмотрела на нее каким-то странным взглядом и очень тихо сказала:
— Камилла!
— Что, дорогая?
— О чем вы с майором Вудвардом говорили во время танца?
Опустив глаза, Камилла принялась водить пальцем по кружевному цветку на ночной рубашке, которая успела уже сослужить верную службу ее тете.
— Да так… О том о сем. Просто вежливая болтовня. К ее удивлению, кузина, обычно кроткая, на этот раз не отступилась:
— Вы… казались оба такими серьезными… Камилла взяла Дезире за руку и стала разглядывать хрупкие пальцы, слишком бледные для ее смуглой кожи.
— Я тебе вот что скажу. Если признаешься, почему вдруг ты так заинтересовалась месье Мишелем, я расскажу, о чем мы говорили с майором.
Дезире выдернула руку и отвернулась.
— Не желаю говорить о месье Мишеле.
— Тогда ничего не услышишь и про майора Вудварда.
Некоторое время на той стороне кровати царила тишина. Затем Дезире резко обернулась к Камилле, лицо ее пылало гневом.
— Вы с майором говорили обо мне?
— О тебе?! — Камилла смотрела на кузину с любопытством. — Что это вдруг пришло тебе в голову? Почему именно о тебе?
— Я думала… Ох, ладно, не важно, — отмахнулась Дезире и, откинувшись на подушку, уставилась на волнистый балдахин над кроватью. — Не имеет значения.
— Ну, для тебя это, похоже, значение имеет. Так объясни, будь другом, почему тебе так любопытно знать, о чем мы говорили? И заодно, почему ты заигрываешь с месье Мишелем, тоже объясни. Я видела, ты с ним танцевала первый вальс и позволила прижать себя. Месяц назад ты бы этого не сделала.
Губы Дезире дрожали.
— Месяц назад я не была… Я даже не подозревала о его… хороших чертах.
— Глупости! Нет у него никаких хороших черт, и ничего у него нет, кроме денег. И ты прекрасно знаешь, каким образом они ему достались. Он прослыл самым жадным и жестоким плантатором в округе. Разве ты не помнишь, как он отказывался ссудить деньги монахиням ордена Святой Урсулы, пока не затребовал с них непомерный процент? Он злой, страшный человек. Нельзя за него выходить замуж! Я же знаю, ничего ты к нему не чувствуешь.
Дезире упрямо скрестила руки на груди.
— Не важно. Семье необходимо…
— Да какая разница, что необходимо семье! Ей всегда что-нибудь да нужно. Ведь не им жить с этим чудовищем, тебе!
— У меня нет выбора.
— Как это нет! — Камилла едва не кричала. — Дядя Август не станет заставлять тебя выходить замуж за месье Мишеля. Ты сама знаешь. Он будет ныть и жаловаться, но и только! — Поскольку Дезире не отвечала, Камилла продолжила: — Ты не должна приносить себя в жертву! Разве не видишь, к чему все идет? Месье Мишель настолько тебе отвратителен, что тебя уже третий раз тошнит. И…
— Нет, — слезы вдруг побежали по щекам Дезире. — Не поэтому меня тошнит.
— Да, конечно, поэтому! Ты просто не…
— Ты ничего не понимаешь! — Дезире повернула к Камилле заплаканное лицо, растирая кулаками слезы. — Ах, Кэмми, я уже не такая невинная, как ты думаешь. Я ужасно испорченная.
— Фу, глупости какие!
— Если я… если скажу тебе кое-что, клянешься не говорить никому, даже папе с мамой? Клянешься Святой Девой Марией, что это останется между нами?
Что-то в голосе кузины насторожило Камиллу. Она не хотела спешить и давать клятву молчать, если это впоследствии могло навредить Дезире. Но тут она вспомнила, сколько раз защищала ее кузина от несправедливого гнева дяди Августа, один раз даже солгала ради Камиллы… И к тому же совершенно ясно, что Дезире ничего не скажет, пока Камилла не пообещает хранить тайну. Она вздохнула.
— Ну, клянусь.
— Я плохо себя чувствую, потому что… потому что у меня будет ребенок!
Потребовалось немало времени, чтобы до Камиллы дошел смысл этих слов. Потом глаза ее расширились от изумления. Милая, невинная Дезире! Чистая, как белоснежная кисейная занавесь над кроватью.
— Это невозможно. Ты вообще ничего об этом не знаешь! Какой-то мальчик поцеловал тебя, и ты вообразила…
— Ничего я не вообразила! Я знаю: у меня будет ребенок. — Дезире схватила Камиллу за руку. — Вспомни, мама семь раз была беременна, и я ей помогала. Я массировала ей ноющую поясницу, приносила ночной горшок, когда ее тошнило, слышала все ее жалобы. Я получше тебя знаю, что означают эти признаки. — Лицо ее потемнело. — Вспомни, не ты ли сама просвещала меня, рассказывая, что происходит между мужчиной и женщиной?
— Мне, наверное, не стоило быть такой легкомысленной, — проворчала Камилла, не удержавшись. Она до сих пор ни секунды не сомневалась, что Дезире попросту не понимает, о чем идет речь.
Дезире судорожно сжала ей пальцы.
— Не говори так… — вспыхнула она. — Это случилось вовсе не из-за твоих рассказов. Наоборот, все это могло внушить только отвращение. Это казалось таким болезненным, мучительным… — Взгляд ее вдруг потеплел и стал мечтательным. — Ах, оказалось, все совсем не так. Наоборот, это прекрасно, удивительно, ты не поймешь…
Наконец Камилла с ужасом поняла, Дезире действительно преступила грань дозволенного. Она ничего не выдумывала и уж точно хорошо знала, о чем говорила. Камилла тяжко вздохнула и спросила, все еще на что-то надеясь:
— Ты что, лежала рядом с мужчиной? Как будто он твой муж, да? И он проникал в тебя… ну, как я рассказывала?
Дезире задумчиво кивнула.
— Да. Но это оказалось приятнее, чем на словах. Намно-ого приятнее.
— Пресвятая Дева Мария, — забормотала Камилла, соскальзывая с кровати.
— С тех пор прошло полтора месяца, — добавила Дезире. — И у меня не было месячных. Кроме того, я быстро утомляюсь, и в желудке у меня начинаются спазмы даже от запаха жареного мяса. Сегодня стало дурно от сигаретного дыма. Едва я его почуяла, как сразу…
— …тебя затошнило, — закончила за нее Камилла. — И не впервые. — Все, о чем упомянула Дезире, можно было с полной уверенностью отнести к признакам беременности. — Я заметила, что в последнее время ты немного не в себе, но такое… даже и предположить не могла. Боже мой!
— Знаю. Я очень испорченная, да? Камилла гневно посмотрела на нее.
— Ах, господи, что ты говоришь? Ты не испорченная. А вот тот, кто с тобой так поступил, — порочен до мозга костей.
Дезире испуганно замотала головой.
— Нет, нет, ты ничего о нем не знаешь. Он вовсе не такой. Я… я сама хотела, чтобы он это сделал. Правда, правда!
— Да, потому что он заставил тебя этого захотеть. Это называется соблазнить, дорогая моя.
— Ах, ну как ты не поймешь. Все было по-другому, — запротестовала Дезире. — Мы любили друг друга.
— Любили? Он, значит, так любил тебя, что тайно соблазнил?
— Ну, это, между прочим, была не только его вина. Я его подстрекала.
— Да неужели? И как же ты это делала? Каким образом ты вообще с ним встречалась? Господи, когда ты успела остаться с ним наедине да еще на такое время, чтобы…
— Мы познакомились на балу, ты с кем-то танцевала, а он танцевал со мной. Он оказался замечательным кавалером… Потом он вывел меня на балкон и поцеловал. — Дезире села на постели, глаза ее стали мечтательными и влажными. — Знаешь, меня ведь никто, кроме него, не целовал. Я и не представляла, как может быть сладок поцелуй.
Камилла понимала, как сильно могла Дезире влюбиться в человека, который впервые обратил на нее внимание. Но настолько потерять голову, чтобы улечься с ним в кровать!..
— Потом мы встречались на других балах и украдкой целовались где только могли. Я знала, что отец никогда не позволит ему ухаживать за мной. Я так страстно хотела видеть его, что, когда он просил представить его семье, я вместо этого назначала ему свидания где угодно, лишь бы подальше от папы.
Камилла взирала на кузину в полнейшем изумлении. Эта сторона души ее маленькой Дезире была для нее полнейшей неожиданностью. Дезире назначала тайные свидания? Она ведь никогда раньше ничего не предпринимала, не спросив предварительно разрешения у папы.
— И где же вы встречались? Дезире склонила голову.
— В дедушкином саду. Я ездила навестить дедушку, проводила с ним часок-другой, а потом удирала в сад, чтобы побыть с моим… любимым.
Камилла издала не слишком женственное восклицание. Дедушка Дезире по отцовской линии был глух и почти слеп. Он жил в старом доме Фонтейнов на окраине города. Когда семейство приобрело новый дом, попросторнее, он отказался покидать прежний, и дядя Август оставил его там, поручив рабам присматривать за ним. Там старик и жил последние несколько лет. Он бы не заметил, чем занята Дезире у него под самым носом, стой она хоть на голове.
Камилла мысленно вернулась на полтора месяца назад, когда внезапная привязанность Дезире к деду едва ли была замечена в семейном кругу.
— А Чучу? Она же всегда ездила с тобой… — Камилла подумала немного и проворчала: — Хотя, разумеется, она ни за что не проговорилась бы, хоть режь.
В обязанности рабыни по имени Чучу входило сопровождать девушек в гости. Дезире она боготворила. Давным-давно, когда дядя покупал новую рабыню у соседа, Дезире уговорила его купить Чучу вместе с сестрой, и теперь, если бы Дезире задумала даже совершить убийство, Чучу сама вложила бы нож ей в руку.
Раньше Дезире сопровождала к дедушке Камилла, но с некоторых пор старый Фонтейн не жаловал пиратскую дочку из-за ее скандального прошлого, и старый дом стал единственным местом, куда Дезире могла удрать из-под всевидящего ока двоюродной сестрицы.
— Теперь понимаешь, почему я так отчаянно спешу выскочить замуж за месье Мишеля, — прошептала Дезире. — Нужно успеть, пока не стал заметен живот. А месье Мишель, он ведь тоже спешит найти жену до отъезда во Францию, и я как раз подходящая партия. Нужно ловить момент и попытаться спастись от позора.
Камилла глядела на кузину во все глаза.
— Но почему бы тебе не выйти замуж за отца ребенка? Если вы так любите друг друга, то женитесь на здоровье, и всех-то делов.
— Не могу.
— Но почему?! Он что, беден? Ты поэтому считаешь, что дядя Август никогда не разрешит ему за тобой ухаживать?
— Ну, он, конечно, не богат, да. И он не католик. — Дезире мяла простыню, старательно пряча взгляд от Камиллы. — И он американец.
У Камиллы перехватило дыхание.
— Американец?! Ты отдалась американцу?! Дезире дернулась, как от удара, голос ее стал гневным.
— Да! И что с того?! Они совсем не такие, как вы все думаете! Ты же сама танцевала сегодня с американцем! И что, скажи на милость, такого в этом страшного? Тебе, кажется, даже понравилось. Разве нельзя полюбить американца?
— Что страшного?! Еще спроси, что такого страшного в том, чтобы обзавестись ребенком, не надев на палец обручального кольца, — резко ответила Камилла. Потом вспомнив, как дотошно Дезире выспрашивала ее насчет майора, она побледнела. — Но ты не… Это случайно не майор Вудвард, нет? Он же не из тех, кто…
— Пфф! — возмутилась Дезире. — Нет, конечно! Ведь он старик!
Камилла чуть не расхохоталась, что было уж совсем неуместно.
— Старик? Да ему не больше тридцати пяти. В толк не возьму, почему тебя так поразила эта мысль, если ты собралась замуж за такого древнего джентльмена, как месье Мишель.
— Это разные вещи, — мрачно огрызнулась Дезире. — Да, теперь я обязана выйти за месье Мишеля, но, будь у меня выбор, не он, нет, не он стоял бы рядом со мной под венцом.
— А почему же тогда ты расспрашивала меня о майоре? — настаивала Камилла. — Почему тебе, собственно, так интересно, о чем мы разговаривали?
Она пристально посмотрела Дезире в лицо, но та столь поспешно отвернулась, что ответ вдруг сам возник в голове у Камиллы.
— Майор Вудвард знаком с отцом ребенка, да? — Дезире вздрогнула. Значит, Камилла попала в точку. — Он знаком с отцом ребенка, и ты испугалась, что он мне об этом проговорится. Значит, это человек, которого майор хорошо знает. Может, один из офицеров? Нет, офицер был бы одного с ним возраста. Значит, по всей видимости, солдат. Солдат, находящийся под его командованием.
— Я не собираюсь обсуждать отца моего ребенка, — резко сказала Дезире. — Он больше не имеет ко мне никакого отношения.
— В каком это смысле — «никакого отношения»?! — почти прокричала Камилла.
Дезире зашипела:
— Тише!
Стены в их двухэтажном доме были очень тонкие. Камилла несколько раз глубоко вздохнула, чтобы успокоиться.
— Ты отдала этому американцу свою девственность, а теперь собираешься сидеть сложа руки и смотреть, как он уходит, оставляя тебя с пузом и необходимостью выходить замуж за этого ужасного человека? Что за безумие?!
— Ты не понимаешь! — вспыхнула Дезире, спрятала лицо в ладонях и начала всхлипывать. — Ты… не понимаешь…
Камилла решила, что надо сменить тон. Если она хочет помочь Дезире, разумеется, необходимо вытянуть из нее все до последнего слова правды, но так мучить бедняжку тоже не годится. Дезире — девушка чувствительная, легкоранимая, особенно теперь, когда пребывает в таком смятении.
Камилла присела рядом с Дезире на кровать и принялась поглаживать ее по спине.
— Все будет хорошо, милая, все образуется, — голос ее был мягкий и успокаивающий. — Обещаю тебе. Вот ты говоришь, что я не понимаю. Ну помоги же мне понять, я ведь больше всего на свете хочу именно понять. Правда!
Дезире кивнула и потихоньку справилась со слезами.
— Мой любимый не знает, что я беременна. Мы встречались всего несколько раз, и только однажды… ну… зашли слишком далеко. Он говорил, что любит меня, и просил моей руки. Я же… Я ответила, что должна подумать. Я понимала, что папа его и слушать не станет. Поэтому, вернувшись домой, я занялась подготовкой визита. Я спросила папу… — Она не удержалась и всхлипнула снова. — Спросила, как он отнесется к тому, что его дочь вдруг захочет выйти замуж за американца со средним доходом, причем не католика. Я притворилась, что просто дразнюсь, но он прямо взвился под потолок. Кричал, что, если его дочь станет женой человека из низшего слоя общества, это погубит всю семью. — Она снизила голос до шепота. — Он кричал, что я должна выйти замуж удачно, иначе мы все окажемся на улице.
Камилла стиснула зубы. Это вполне в дядюшкином стиле — заводить речь чуть ли не о нищете и голоде, чтобы удачно устроить свои дела за счет счастья дочери. Камилла была уверена, что на самом-то деле все не так страшно.
— Он преувеличивал…
— Может, и так, — голос кузины болезненно дрожал. — Но это не все. Еще он поклялся, что убьет любого недостойного, кто станет добиваться моего расположения. Если даже мы обвенчаемся тайно — что и предложил мой возлюбленный, — то папа сразу вызовет его на дуэль и сделает меня вдовой. Или будет убит. В любом случае я потеряю все.
Камилла заметила, как старается Дезире случайно не назвать своего молодого человека по имени.
— Но это произошло до того, как ты узнала, что беременна. Если бы ты поставила дядю Августа перед фактом…
— Ах, оставь, ничего бы не изменилось. Нам и так необходимы деньги. Скажи я о своем возлюбленном — и отец убьет его, меня все равно заставит выйти за месье Мишеля, и чем скорее, тем лучше. Только в этом случае папа меня возненавидит, и мама тоже…
— Этого никогда не случится, — улыбнулась Камилла, смахивая слезу со щеки Дезире. — Правда, милая, по-моему, стоит дать им шанс. Расскажи им.
— Не могу. Не могу, даже если бы верила в успех этого мероприятия. Уже слишком поздно. Он уехал.
Камилла уставилась на кузину непонимающим взглядом.
— Уехал? И куда, скажи на милость? Вид у Дезире был растерянный.
— Далеко. Он покинул город сразу после нашего разрыва.
— Ты с ним порвала?
— Да. После того разговора с папой я решила положить конец нашей связи. Я наговорила ему ужасные вещи, чтобы он отказался от меня. — Дезире не выдержала и снова расплакалась.
Камилла крепко обняла ее.
— Ох, бедная ты моя девочка. Как мне тебя жаль.
— Я думала, что смогу забыть его. Я думала, что мне так будет проще, — заговорила она шепотом. — Оказалось совсем не проще. И потом… когда обнаружила, что беременна, я поняла, что другого выхода нет: придется стать женой единственного человека, готового жениться немедленно.
— Месье Мишеля, — вздохнула Камилла. — Думаешь, он примет жену, лишенную невинности кем-то другим? Глупенькая.
Но Дезире покачала головой.
— Чучу научила меня, как притвориться девственницей, чтобы он ничего не заметил.
— Ох уж эта Чучу! Прямо не знаю, что я с ней сделаю! В общем так, надо найти твоего соблазнителя и заставить его жениться на тебе. Вот это будет правильно. — Тут глаза ее задумчиво сузились. — Ты знаешь, что я придумала… Если этот американец был под начальством майора Вудварда, то майор может знать, куда его перевели и как с ним связаться. Я поговорю с ним и…
— Нет! — воскликнула Дезире, будто ошпарившись. — Это невозможно! Ты только представь себе: придется писать ему, письмо будет идти целую вечность, может, недели пройдут, пока он его получит. А после того, как я прогнала его прочь, он вряд ли захочет вернуться. А если и захочет, то пока до него дойдет письмо, пока он сюда приедет…
— Но ты даже не знаешь, далеко ли он уехал. Дезире опустила глаза.
— Знаю. Далеко. Специально, чтобы оказаться подальше от меня. Так что, пока я узнаю, собирается он брать меня в жены или нет, будет уже слишком поздно выходить за месье Мишеля и лгать, что это его ребенок.
Подняв расстроенное лицо к Камилле, она добавила:
— Ты должна держать все в глубокой тайне. И должна мне помочь. Помочь стать женой месье Мишеля прежде, чем все поймут, какую страшную ошибку я допустила.
Камилла пожала плечами.
— Не собираюсь я помогать тебе попасть в лапы этого старого развратника.
Дезире умоляюще сложила руки.
— Ты обязана! Во имя семьи! Для моего собственного блага!
Во имя семьи. И когда наконец до нее дойдет, что Камилла не слишком печется о благе семьи. С другой стороны, Дезире просит и за себя саму, поэтому отказать ей трудно.
Но пока она не готова отречься от попыток найти отца ребенка. Не может быть, что из этого тупика нет выхода. Дезире, кажется, уверена, что соблазнитель действительно ее любит, и для нее было бы в сто раз лучше выйти замуж за него, чем за отвратительного типа, которого интересует только, как скоро она родит ему наследника. Брр! Что бы Дезире ни говорила, а попытать счастья надо. А поискать молодого человека можно и не посвящая Дезире в подробности.
— Хорошо, — Камилла по-детски держала за спиной скрещенные пальцы. — Я никому не скажу. Но обольщать месье Мишеля придется тебе самой. Здесь я умываю руки.
— Ох, спасибо тебе! — воскликнула Дезире, целуя кузину в щеку. — Тысячу раз спасибо!
— И нечего сентиментальничать, — буркнула Камилла, чувствуя себя прескверно. Боже, она обманывает свою дорогую Дезире, которой в жизни ничего, кроме правды, никогда не говорила. — Это самое меньшее, что я могу для тебя сделать.
Но в душе она надеялась, что сможет сделать больше. Намного больше.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Пиратская принцесса - Мартин Дебора

Разделы:
123456789101112131415161718192021222324ЭпилогПослесловие

Ваши комментарии
к роману Пиратская принцесса - Мартин Дебора



Очень хороший роман читайте не пожалеете!
Пиратская принцесса - Мартин ДебораВика
13.04.2012, 16.34





действительно,чтение очень захватывает,много страсти...очень понравился роман!
Пиратская принцесса - Мартин ДебораИрина
25.05.2012, 2.25





отличный роман обалденный чудесный аж дух захватывает читайте и наслаждайтесь много перечитала а это что-то прекрасное красивые чувства любовь приключения прощение старых обид и вражды конец счастливый для кузин
Пиратская принцесса - Мартин Деборанаталия
25.05.2012, 10.05





Мне понравился!10баллов
Пиратская принцесса - Мартин ДебораГалина
25.10.2012, 20.35





Замечательно!!!!
Пиратская принцесса - Мартин ДебораМаша
31.10.2012, 20.44





замечатеьный роман, рекомендую прочитать..захватывает, особенно сам герой..поражаюсь его терпению....
Пиратская принцесса - Мартин ДебораМария
19.12.2012, 5.48





7/10 неплохой ' но второй раз бы не стала читать .
Пиратская принцесса - Мартин ДебораВита
30.09.2013, 8.51





Это мой первый прочитанный роман, с первых страниц я не могла от него оторваться, очень интересный, захватывающий и непредсказуемый, никогда не знаешь чего ожидать от главной героини и это очень привлекает к прочтению. Легко читается, во время прочтения переносишь много чувств: любви, страсти, боли и переживаний. Читайте и наслаждайтесь, однозначно не пожалеете.
Пиратская принцесса - Мартин ДебораМарьяна
8.05.2015, 13.37





Дуже захоплюючий любовний роман. Люблю сильних героїнь, яким на долю випадають багато випробувань, таке враження ніби частинка характеру головної героїні перейшла і до мене :) Скільки б романів не прочитала але цей надовго залищився в моєму серці...
Пиратская принцесса - Мартин ДебораMila
20.05.2015, 22.59





Дуже захоплюючий любовний роман. Люблю сильних героїнь, яким на долю випадають багато випробувань, таке враження ніби частинка характеру головної героїні перейшла і до мене :) Скільки б романів не прочитала але цей надовго залищився в моєму серці...
Пиратская принцесса - Мартин ДебораMila
20.05.2015, 22.59





Роман интересный, читаешь и не знаешь что дальше будет, первый роман за последние пол года, который не бросила читать с первых страниц. Заинтересовал. После прочтения книг Макнот, Пенелопы Уильямсон , Смолл и немногих др.авторов книги кажутся невпечатляющими, скучными.
Пиратская принцесса - Мартин Деборалира
30.11.2016, 16.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100