Читать онлайн Лунное очарование, автора - Мартин Дебора, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лунное очарование - Мартин Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лунное очарование - Мартин Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лунное очарование - Мартин Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Дебора

Лунное очарование

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Эсме стояла в своей спальне, глядя в открытое окно на тропические деревья, которыми любовалась бессчетное количество раз… Убежать бы ей куда глаза глядят, раствориться в этих джунглях!.. Увы, это все мечты, а жить приходится в реальном мире. Куда ей бежать? Да, она многое знает о Сиаме, по сиамцы вовсе не горят любовью к англичанам. Несмотря на все усилия короля Чулалонгкорна, пытавшегося превратить Сиам в цивилизованную страну, сиамцы по-прежнему продолжали косо смотреть на белых. Даже ее подругам, Ламун и Мей, их мужья вряд ли разрешили бы помогать англичанке. Ныть иностранкой в Бангкоке нелегко, но и за его пределами отец и тетка рано или поздно нашли бы ее. В Бангкоке живет не так уж много молодых белых девушек, и вычислить одну из них им будет несложно.
Внезапно Эсме услышала, как открывается дверь ее комнаты. Поздно… Время пришло.
– Мистер Майклз уже здесь, – послышался отрешенный голос отца. – Он говорит, что слышал все эти сплетни, но это его все равно не остановит, и… он снова сватается к тебе.
Эсме знала, что, помимо сплетни о женатом любовнике, с легкой руки Мил о ней ходит еще одна сплетня – о том, что она к тому же еще и пассия лорда Уинтропа. А распространяют сплетню их же собственные слуги…
– Неужели ты ждешь, что я приму его предложение? – огрызнулась Эсме.
– О нет! Да и мистеру Майклзу известно, что ты упряма. Но, как говорится, стерпится – слюбится.
– Ни за что! Я никогда не полюблю этого типа, никогда! – Эсме резко повернулась к отцу. – Он мне отвратителен, слышишь, папа!
Лицо Джеймса потемнело.
– Любовь бывает разной, дочка. Жгучая, пламенная страсть не всегда хороша. Такая любовь может даже разрушить человека. Яркий пример тому – твоя мать: когда мы с ней познакомились, она бросила все ради любви, и ей казалось, что ее любовь будет длиться вечно. Но вскоре ее охватывает новая пламенная страсть, и бедняжка решает покинуть этот свет… Спокойная семейная жизнь, я надеюсь, оградит тебя от подобных безумств. Мистер Майклз далеко не беден, с ним ты заживешь припеваючи…
– Не надо, папа! Я знаю, что в глубине души ты сам не веришь в это. Я выйду замуж лишь за человека, которого полюблю, и пусть твой Майклз не надеется, что его деньги смогут купить мою любовь! Мама, в конце концов, тоже вышла замуж за тебя, хотя у нее наверняка была целая куча куда более богатых женихов… Сейчас она была бы на моей стороне, я знаю это!
На мгновение в глазах Джеймса зажегся огонь, но затем лицо его снова стало каменным.
– Да, – задумчиво произнес он, – твоя мать любила меня, но ты-то в данный момент никого не любишь! Если бы у тебя были другие претенденты, ты могла бы выбирать, но в твоей ситуации тебе ничего иного не остается… – Поколебавшись с минуту, Джеймс продолжил: – Чем, в конце концов, тебе не правится Майклз? По-моему, жених подходящий! Я уверен, пройдет пара лет, и ты сама признаешь, что сделала правильный выбор.
Эсме гордо вскинула голову:
– Никогда, папа. Ты слышишь? Никогда! Это мое последнее слово!
– Раз так, разговор окончен, – словно приговор, изрек отец. – Следуй за мной.
Эсме подчинилась. Лицо ее было безразлично-холодным, но вся она кипела от злости.
Когда они вошли в гостиную, Майклз разглядывал портрет Рене со смешанным выражением восхищения и ненависти. Это весьма удивило Эсме, в то время как Джеймс ничего не заметил. Мужчины поприветствовали друг друга, как показалось Эсме, вполне искренне и сердечно.
Внимание гостя тут же переключилось на Эсме. Та гордо вскинула голову, не желая идти на конфликт, но и не собираясь уступать. Майклз бесцеремонно разглядывал ее, словно товар, который собрался покупать.
Эсме не осталась в долгу и бросила на него такой же оценивающий взгляд. Стало быть, вот кому предстоит стать ее мужем! Что ж, в конце концов, если разобраться, он не такой уж и урод… Во всяком случае, танцуя с ним на балу, Эсме не могла сказать, что этот человек ей совсем отвратителен – кое-что из рассказов Майклза о его многочисленных путешествиях она нашла даже довольно занятным. И тем не менее было в нем что-то отталкивающее, хотя Эсме не могла толком сказать, что именно. Да, он значительно старше – почти одного возраста с ее отцом, к тому же почти лыс… Но не это беспокоило девушку, а пугающий огонек в глазах Майклза, когда он смотрел на нее.
Окинув Эсме взглядом с ног до головы, Майклз повернулся к Джеймсу:
– Мистер Монтроуз, вы позволите нам немного прогуляться? Если не возражаете, мне бы хотелось обсудить с вашей дочерью кое-что наедине.
– Не возражаю. – Джеймс натянуто улыбнулся. – Только прошу вас – не позволяйте себе слишком многого, по крайней мере до тех пор, пока вопрос не решен окончательно.
– Ни в коем случае, сэр! – Подойдя к Эсме, Майклз взял ее под руку; – Вы составите мне компанию, мисс Монтроуз?
– А разве у меня есть выбор? – фыркнула Эсме, но, заметив выразительный взгляд отца, тут же поспешила исправиться: – Я хотела сказать, с удовольствием.
Опустив глаза, Эсме последовала за Майклзом. Мозг ее лихорадочно работал – может быть, еще не поздно что-то сказать или сделать, что заставило бы Майклза отказаться? Возможно, он сватается к ней только потому, что не слыхал про сплетни? Тогда ей следует поскорее действовать!
– Мистер Майклз, – первой начала Эсме, как только они покинули дом, – мой отец объяснил вам, почему он так быстро и внезапно принял ваше предложение?
Майклз чуть заметно улыбнулся, словно ожидал этого вопроса.
– Да, я все знаю, дитя мое, хотя и не от вашего отца. Рассказы о ваших… скажем так, похождениях уже ходят по всему Бангкоку.
Эсме вспыхнула:
– И вы готовы жениться на мне, несмотря на то, что я любовница двух мужчин сразу? Неужели вас это не смущает? – Эсме было противно говорить об этом, но для того, чтобы отвратить от себя Майклза, все средства были хороши.
В глазах торговца вдруг загорелся тот самый плотоядный огонек, который так пугал Эсме. Улыбка его стала шире, когда он чуть сжал ее руку.
– Нет, не смущает, дитя мое. Мало ли что говорят, люди!
«Странно, почему он так упорно, добивается меня?» – внезапно подумала Эсме и тут же решила это выяснить.
– Скажите, почему вы выбрали именно меня, мистер Майклз?
– Ну, вы молоды, красивы, умны… Разве этого недостаточно?
– Но с вашими деньгами, сэр, вы могли бы жениться на ком угодно – так, во всяком случае, утверждает моя тетя. – Эсме решила не упоминать, что Мириам сама мечтает урвать солидный кусок от богатств Майклза. – Разве мало вокруг достойных девушек… скажем так, с безупречной репутацией?
– Любовь не выбирает, дитя мое!
Теперь до Эсме наконец дошло, что в голосе Майклза звучала жесткость, которую она поначалу не заметила. Она резко высвободила руку:
– Но я не люблю вас, сэр! Не люблю! Вы слышите? Меня хотят выдать за вас насильно! Вам действительно нужна жена, которая презирала бы вас, которая чувствовала бы себя рядом с вами несчастной?
Гневная тирада Эсме, казалось, вовсе не огорчила Майклза – он продолжал смотреть на нее, все так же улыбаясь.
– Вы очень похожи на вашу мать, – произнес он, – и так же красивы, разве что в отличие от нее не в меру горячи.
Это замечание вдруг смутило Эсме. Она знала, что мать ее была знакома с Майклзом, но ей не было известно, насколько близко.
– Вы хорошо знали мою маму, сэр? – спросила она с нескрываемым любопытством.
Майклз смерил ее пристальным взглядом.
– Да, мы были близкими друзьями, – произнес он, прищурившись. – Но к нашему с вами делу это не имеет никакого отношения.
Эсме со страхом подумала, что на самом деле это имеет к их делу гораздо больше отношения, чем утверждает Майклз. В ее мозгу вдруг мелькнула ужасная мысль: а вдруг он и был тем любовником, из-за которого мать покончила с собой? Эсме покосилась на мясистую руку Майклза, снова ухватившую ее под локоть. Не может быть, чтобы ее красавица мать предпочла мужу этого отвратительного лысого субъекта…
– Вы будете счастливы со мной, дорогая! – Майклз увлек ее за собой по извилистой дорожке, ведущей к реке. Голос его, однако, звучал столь угрожающе, словно на самом деле Майклз говорил: «Выходи за меня добром, а то худо будет!» – У меня есть роскошный дом в центре города, и еще один – на берегу моря, там вы будете окружены толпой слуг, готовых исполнить малейший ваш каприз. Я часто путешествую, так что скучать вам не придется – со мной вы повидаете весь мир. Чего вам еще надо, дитя мое?
Страх странным образом придал Эсме смелости.
– Вы любите меня, мистер Майклз? – напрямую спросила она.
– Я прошу вас стать моей женой. Разве это не ответ на ваш вопрос?
– Но вы почти не знаете меня, сэр! Вдруг я на самом деле еще ужаснее, чем то, что про меня рассказывают, и буду изменять вам направо и налево?
Майклз резко повернулся к ней, лицо его застыло. В этот момент он был отвратителен Эсме как никогда.
– Вы не посмеете мне изменять, будьте уверены: уж я об этом позабочусь! – Он схватил Эсме за плечи и начал яростно трясти, от чего она на время утратила дар речи. Таким Майклза она еще не видела. В этот момент перед ней был уже не холодный, расчетливый торговец, а маньяк, ради осуществления своей идеи не остановившийся бы ни перед чем. – У вас нет выбора, крошка! – Майклз говорил шепотом, но этот шепот был пострашнее любого крика. – Вы выйдете за меня и будете принадлежать только мне. Будьте уверены, я заставлю вас любить меня, желать меня!
Наклонившись к Эсме, Майклз дышал прямо в лицо, и от этого ей становилось дурно. Руки его держали ее словно тиски. Эсме даже показалось, что еще немного – и Майклз сломает ей кости.
Шок, очевидно, отразился на ее лице, и это заставило Майклза прийти в себя. Отпустив ее, он стал молча смотреть на реку. Пару минут стояла полная тишина, нарушаемая только доносившимися с рынка, устроенного прямо на пристани, голосами торговцев-сиамцев, нахваливающих свой товар. Эсме чувствовала, что с каждой минутой этого молчания ее страх растет все сильнее.
– Простите меня, – проговорил Майклз, – я, кажется, чересчур погорячился. – Он вдруг снова превратился в вежливого, предупредительного джентльмена. – Но это все от любви, дитя мое! Вероятно, мысль о том, что вы скоро станете моей, вскружила мне голову…
Эсме молчала. Объяснение Майклза ее нисколько не убедило.
– Я уверен, что мы поладим, вот увидите…
Эсме замотала головой:
– Нет, мистер Майклз, никогда! И я не выйду за вас замуж, что бы там ни обещал вам мой отец, не выйду! Никогда!
– Но почему?
Взгляд Майклза, казалось, проникал ей в самую душу, и Эсме снова стало не по себе.
Как бы ей ответить этому надоедливому типу, чтобы он наконец отстал? Сказать, что она не любит его? Но она и так уже раз десять повторила это. На Майклза, похоже, ее слова действуют еще меньше, чем на отца.
– Потому что не хочу, – в отчаянии проговорила она.
Взгляд Майклза впился в нее еще сильнее.
– Выйдешь как миленькая! Я тебя заставлю! – прошипел он сквозь зубы.
Взяв Эсме под руку, он повел ее обратно в дом. Девушка пыталась вырваться, но Майклз держал ее с силой, которой трудно было ожидать от не очень молодого человека, большую часть жизни проведшего в конторе.
В конце концов, Эсме решила предпринять новую попытку урезонить своего зарвавшегося кавалера:
– Не думаю, что вы будете счастливы, мистер Майклз. Женившись на мне, вы наверняка очень скоро об этом пожалеете!
– А я уверен, что нет, – с железной непреклонностью отрезал Майклз. – Как и в том, что и вы не пожалеете об этом браке. Готов поклясться, что буду заботиться о вас как о королеве. Вскоре вы вообще забудете о том, как поначалу не хотели выходить за меня.
Эсме замолчала, поняв, что Майклза, кажется, не способно остановить ничто на свете. Но как она может выйти замуж за человека, чье общество не в силах вытерпеть и пары минут? Майклз пугал ее. Эсме боялась, что если все-таки выйдет за пего замуж, то совершит нечто ужасное – убьет Майклза, убьет себя или сделает еще что-нибудь в этом роде.
Сейчас, когда они шли к дому, мистер Майклз снова прекратился в саму вежливость, но Эсме не обращала на это внимания, как не замечала ничего вокруг – ни криков экзотических птиц, обычно столь забавлявших ее, ни шелеста листьев пышных пальм над головой.
Представ перед отцом, Эсме почувствовала, что не в силах сейчас не то что разговаривать, но даже смотреть на него – так глубоко было ее отчаяние. На все вопросы Джеймса отвечал в основном гость. Поняв из реплик отца, что тот непреклонен в своем решении, и утратив последнюю надежду, Эсме и вовсе потеряла дар речи. Отец же принял ее молчание за знак согласия и, когда Майклз ушел, велел ей идти в свою комнату. Впрочем, в этот момент она и сама была рада остаться наедине со своими невеселыми мыслями.
Ночью Эсме долго не могла заснуть, ворочаясь с боку на бок и думая о том, какая ужасная судьба ей предстоит – стать женой человека, которого она боится и презирает… Нет, это было просто немыслимо! Но какой тогда у нее есть выход? Умолять отца? Бесполезно! Ей ничего не оставалось, как рыдать в подушку от сознания собственного бессилия.
Наконец Эсме забылась тревожным, горячечным сном. В ночных кошмарах отец и мистер Майклз преследовали ее через весь город, крича ей вслед: «Шлюха! Шлюха! Держи ее!»
Эсме проснулась на рассвете в холодном поту. Голова ее раскалывалась. Отбросив полог, она села на кровати, растирая виски.
Нет, это просто невозможно! Нужно что-то делать, как-то спасаться… Но как ни старалась она хоть что-то придумать, в голову ей, как назло, ничего не приходило.
Эсме сама не знала, сколько часов простояла перед окном, вглядываясь в темноту джунглей, как вдруг перед ней появились Ламун и Мей.
– Эсме! – окликнула ее одна из сестер. – Что случилось? Мэм Мил не пустила нас к тебе. «Убирайтесь, от вас и так уже слишком много хлопот!» – так она сказала…
Эсме обессиленно опустилась на подоконник.
– Это просто ужасно! – вздохнула она. – Тетя Мириам узнала, что я ходила на Лой Кратонг, узнала и о тех матросах, и обо всем… Теперь они с отцом хотят выдать меня замуж за мистера Майклза!
Сестры опустили глаза, понимая, что виноваты, но Эсме была так погружена в свое горе, что ей было не до них.
– Очень плохо! – Мей сочувственно покачала головой. По-английски девушки говорили с сильнейшим акцентом, к тому же не всегда грамотно строили фразы. Эсме предпочла бы, чтобы подруги говорили по-сиамски, но тем хотелось лишний раз показать, как хорошо они знают чужой язык.
– И что ты собираешься делать? – спросила Ламун. – Неужели выйдешь за этого мерзкого мистера Майклза?
– Если это случится, я умру! Но они меня заставляют.
– Заставляют выйти за Майклза потому, что ты ходила с нами на праздник? Но это же глупо! Какие вы все-таки чудные, англичане!
– Не только потому, что ходила на праздник. Есть еще причина. – Эсме задумалась, стоит ли рассказывать подругам о бале и о сплетнях, но в конце концов решила выложить все как есть.
Когда она закончила, сиамки были в шоке.
– Кто же рассказывает о тебе такие ужасные вещи? – поцокала языком Ламун. – И почему все в это поверили? Ты всегда была очень скромной девушкой, Эсме; ты скромно одеваешься, никогда не гуляешь с мужчинами…
Эсме хотелось, чтобы все вокруг знали ее так же хорошо, как подруги, но так уж, видно, устроен мир – люди куда охотнее верят во всякую-чушь. А ведь она действительно до сих пор не была ни с одним мужчиной – отнюдь не потому, что хотела изобразить из себя пуританку или на всю жизнь остаться старой девой. Просто ей еще не встретился тот, кому она могла бы отдать свое сердце…
Впрочем, подумала она через минуту, есть, пожалуй, один мужчина, о котором можно сказать, что он ей приглянулся, – лорд Уинтроп. Но, вспомнив об Уинтропе, Эсме тут же поспешила о нем забыть; Все ее теперешние беды, если разобраться, идут от него; она никогда не простит ему того, что он не сдержал своего обещания и рассказал Мириам о Лой Кратонге.
– Может быть, мы просто не все знаем об Эсме? – осторожно предположила Мей.
– Мей! – Ламун кинула на сестру сердитый взгляд.
– Я думаю, – улыбнулась та, – ей нравится один мужчина – тот симпатичный, который спас нас. Выходи за него, Эсме! Он будет для тебя очень хорошим мужем! – Мей кивну-ма Ламун, и обе захихикали.
– Для того чтобы быть хорошим мужем, одной внешности недостаточно. – Эсме вовсе не радовало, что подруги прочитали ее мысли. К тому же ее бесило то, что сиамки так примитивно подходят к проблеме замужества. Впрочем, если уж выбирать между Майклзом и послом, то все-таки лучше отдать предпочтение второму…
– Все равно Уинтроп не женится на мне, – устало проговорила она. – Он ведь гораздо знатнее меня.
– Но ты можешь заставить его, – лукаво подмигнула Мей. – Переспи с ним, тогда он на тебе женится!
– Послушай, Мей! – Эсме нахмурилась. – Ты же знаешь, что я никогда этого не сделаю – а если бы и сделала, он все равно бы на мне не женился. Папа и Мириам считают, что я уже спала с ним, и тем не менее отдают замуж за Майклза!
– Стало быть, – философски изрекла Ламун, – ничего тут не поделаешь – такова твоя карма. Смирись с этим, и рано или поздно ты научишься любить этого Майклза. Вот увидишь, когда у вас пойдут дети, тебе станет легче…
Эсме нахмурилась – ей вовсе не нравился подобный фатализм.
– Как все-таки плохо быть женщиной! – проговорила она. – Если бы я была мужчиной, я бы убежала куда-нибудь к морю… Взять хотя бы того же лорда Уинтропа. Он совершенно свободен – когда хочет, едет куда-нибудь, а если ему там не понравится, уезжает. Если бы я могла, как он, поехать в Чингмэй, я была бы вполне счастлива. Думаю, я смогла бы найти там работу учительницы в какой-нибудь английской школе. Помните вдову миссис Калверт, что одно время преподавала в нашей школе? Она уехала в Чингмэй и в письме, которое потом мне прислала, описала этот город в самых радужных красках.
– Может быть, стоит попросить лорда Уинтропа взять тебя с собой? – предложила Ламун.
Эсме покачала головой:
– Вряд ли это хорошая идея. Да и станет ли посол портить свою репутацию, помогая какой-то девице сомнительного поведения бежать из-под венца! К тому же я его ненавижу! Хоть бы он не нашел себе переводчика и застрял в Бангкоке надолго!
– Постой, а почему бы тебе самой не пойти к нему в переводчицы? – Мей невинно улыбнулась. – Ведь по-сиамски ты говоришь гораздо лучше, чем большинство англичан. Так ты попадешь в свой Чингмэй, и к тому же, я думаю, лорд Уинтроп тебе неплохо заплатит…
– Как ты не понимаешь: если не разрешит мой отец – а он никогда не разрешит, – все это лишь пустые мечты! А жаль – я действительно смогла бы стать неплохой переводчицей… Эх, если бы я была мужчиной!
Ламун и Мей наперебой начали предлагать ей новые варианты – но Эсме, погрузившись в свои мысли, уже не слушала их. Может, ей и впрямь переодеться мужчиной и поступить к Уинтропу в переводчики?
Эсме помотала головой, словно пытаясь отогнать наваждение. Страх перед насильным замужеством заставил ее хвататься за совершенно безумные идеи. Переодеться мужчиной – надо же до такого додуматься! Допустим, она все-таки сумеет уговорить Уинтропа нанять ее… Что дальше? Посол наверняка заинтересуется, откуда этот молодой англичанин так хорошо знает сиамский… И что она ему ответит?
Но в таком случае, может быть, лучше переодеться сиамцем? Сумеет ли она выдать себя за тайца? В конце концов, она ведь посоветовала Уинтропу пойти в иезуитский приют и подыскать там какого-нибудь толкового парнишку – так почему бы ей самой не оказаться этим парнишкой? Форма учащихся приюта состоит из мешковатых куртки и штанов, и если худощавая девушка облачится в подобный костюм, то он, пожалуй, скроет ее женские формы…
Эсме покраснела. Переодеться мужчиной – черт побери, и взбредет же такое в голову! Нет, об этом не может быть и речи… Хотя, собственно, почему?
Она вдруг представила отвратительную волосатую руку Майклза на своем запястье. Да она скорее умрет, чем станет женой этого человека! Теперь Эсме чувствовала себя готовой на все – даже на то, чтобы обрядиться в мужское платье. Волосы можно заплести в косичку – так ходят мальчишки в приюте… Но что ей делать с лицом – она все-таки не настолько смугла, чтобы сойти за сиамца? Тогда, на пристани, было темно, и в своем саронге Эсме вполне могла сойти за сиамскую девушку. Но как быть днем? Лорд Уинтроп наверняка догадается, кто перед ним, тем более что он видел ее не раз…
Впрочем, поспешила успокоить себя Эсме, ей не так уж часто придется находиться рядом с послом. Все, что ей нужно будет делать, – это выслушивать команды и передавать их морякам-сиамцам. Возможно даже, что Уинтроп сам не общается с моряками, а пользуется услугами какого-нибудь помощника. Собственно говоря, ей надо добраться до Чингмэя, во время путешествия общаясь с Уинтропом как можно меньше. Если, даст Бог, все обойдется, то как только она доберется до своей цели, мальчишка-переводчик исчезнет бесследно, и никто ничего не узнает…
Но даже если ее секрет и раскроется, что с ней сделают? Не выбросят же за борт, в конце концов! Главное – оказаться на пароходе, а там… В Чингмэе она сумеет как-нибудь устроиться. Главное, она будет вдали от Майклза – и абсолютно свободна. И еще ей можно будет каждый год ходить на Лой Кратонг, ничего не опасаясь…
Внезапно Эсме вздрогнула. А вдруг ее план не сработает? Что, если ей придется почти все время неотлучно находиться при лорде Уинтропе? Уж тогда-то он ее наверняка узнает!
«Ну и пусть узнает, лишь бы это произошло не в первый момент…» Не развернет же он, в конце концов, свой пароход, чтобы вернуть ее отцу!
Подруги выжидающе смотрели на Эсме, но та словно вовсе не замечала их, погруженная в свои мысли.
– Ламун, – обратилась Мей к сестре, – как ты думаешь, сможем мы загримировать нашу Эсме под мальчишку-сиамца?
– Ты хочешь загримироваться под мальчишку, Эсме? – удивилась та. – Но зачем?
– Лорду Уинтропу нужен переводчик, и если этим переводчиком буду я, он возьмет меня с собой в Чингмэй. По-моему, ничего лучшего здесь не придумать!
– Вот уж не думаю. – Ламун скривила губы.
– Но почему? Волосы у меня прямые, темные, глаза карие… Кожа, правда, не очень смуглая, но у многих китайцев такая же… – В голосе Эсме послышалась мольба.
Это растрогало Ламун, но все же она лишь покачала головой:
– Нет, Эсме, твой план нехорош. Лорд Уинтроп догадается, кто ты такая, он ведь неглупый человек.
– Даже пьяные моряки не поверили, что я англичанка, как я ни пыталась уверить их в этом! Мужская прическа, мужская одежда, немного грима – и ни одна живая душа не догадается…
– Не знаю, не знаю… В твоей внешности все-таки слишком много европейского. В лучшем случае ты, может быть, сойдешь за полукровку…
Эсме задумалась. Что ж, пусть будет полукровка… В конце концрв, в иезуитском приюте не так уж мало мальчишек-полукровок – плодов страсти европейцев и женщин-азиаток, оказавшихся не нужными ни папе, ни маме…
– Ладно, – Эсме кивнула, – буду полукровкой, если вы сумеете меня загримировать.
– Как Ламун, сможем? – с надеждой спросила Мей у сестры.
– Сделать из нее парня, да еще и сиамца? Нет, Эсме, ничего здесь не получится… Видно, карма твоя такая… Придется смириться!
– Но почему, Ламун? – не сдавалась Мей. – Кожа у нашей Эсме как раз такая, какая бывает у полукровок. Немного подведем ей глаза, чтобы казались пораскосей…
Энтузиазм сестры, казалось, начал передаваться Ламун.
– Да, глаза могут все испортить, – задумчиво изрекла она, – особенно если лорд Уинтроп узнает тебя по ним. Он же смотрел в твои глаза, когда целовался с тобой! Впрочем… – Ламун задумалась, – подожди-ка минутку! Если ты наденешь темные очки – такие же, как у того старого священника-иезуита в приюте… ну, того самого, который еще все время бьет розгами своих учеников… Он привез эти очки из Франции, чтобы защищать глаза от солнца.
– Темные очки? – Эсме довольно улыбнулась. – Пожалуй, неплохая идея! Но где я найду такие очки?
– Я тебе их раздобуду, – лукаво подмигнула Мей.
– Каким же образом?
– У меня есть один знакомый в приюте – он не прочь наказать старого священника за то, что тот все время его сечет.
– Ты хочешь сказать, твой знакомый украдет их? – встревожилась Эсме.
– Нет, конечно, – усмехнулась Мей, – он их позаимствует.
– Ну, не знаю… – Эсме замялась.
– Так ты хочешь бежать или нет? – решительно спросила Ламун.
– Неужели никто ничего не заподозрит, если я вдруг появлюсь на пароходе в чужих очках?
– Не думаю, что лорд Уинтроп помнит, какие очки были на старом священнике. И чтобы уж точно никто ничего не заподозрил, все это нужно сделать прямо перед отправлением парохода. Когда твой отец и мэм Мил хватятся тебя, будет уже поздно…
– Но я не знаю, когда отплывает пароход – может быть, через месяц. А что, если за это время мистер Майклз успеет жениться на мне?
– Мы выясним это. – Ламун гордо выпятила грудь. – Я пошлю в порт своего маленького брата, чтобы он выведал, когда отплытие. А Мей поговорит со своим приятелем, сможет ли тот стянуть очки. Мы вернемся сегодня ночью и расскажем, что нам удалось разузнать.
– А где я раздобуду приютскую форму? – спохватилась Эсме.
– Все у того же приятеля Мей. Воспитателям он соврет, будто потерял ее, и они дадут ему новую…
Неожиданно раздался стук в дверь.
– Дочка, – послышался голос отца, – мне нужно с тобой поговорить!
– Одну минуту, я только переоденусь! – Эсме с тревогой посмотрела на подруг. Прижав палец к губам, Ламун схватила за руку Мей, и через мгновение обе уже скрылись в джунглях.
– Все, папа, можешь заходить!
У Джеймса Монтроуза был такой вид, что Эсме уже почти готова была отказаться от побега – она понимала, как сильно это ранит отца. Но есть ли у нее другой выход? Впрочем, имеется еще слабая надежда уговорить его отказать Майклзу…
Сев на кровати, девушка посмотрела в глаза отца и приготовилась к решительному разговору. От взгляда ее не укрылось, что глаза эти красны, а руки трясутся – должно быть, он снова напился. После смерти жены Джеймс довольно часто прикладывался к бутылке, и теперь сердце Эсме готово было разорваться от жалости к отцу.
Она молчала, ожидая, что он ей скажет.
– Эсме, – наконец начал он, – мне кажется, ты до сих нор еще как следует не осознала, что брак между Майклзом и тобой – единственный выход…
Эсме не хотелось лишний раз сердить отца, но притворяться ей было невмоготу даже перед ним.
– Ты прав, – решительно проговорила она, – я по-прежнему не склонна к этому браку. Но какая разница, что я чувствую, – по-моему, мое мнение для тебя давно уже не имеет значения!
Джеймс вспыхнул, но тут же постарался успокоиться.
– Твое упрямство только усложняет задачу, – мрачно произнес он, – но решения своего я не изменю. Пойми, я делаю это для твоего же блага – я ведь люблю тебя!
– Если ты действительно любишь меня, папа, то зачем заставляешь выходить замуж за человека, которого я презираю!
Джеймс отвернулся, не в силах смотреть дочери в глаза.
– Это лучше, чем вообще остаться незамужней, – неуверенно пробормотал он.
– Да почему лучше? Почему, в конце концов, я обязательно должна выйти замуж? Разве ты не хочешь, чтобы я осталась с тобой до конца своих дней? Не беспокойся, я смогу себя обеспечить, да и тебя тоже – буду преподавать в школе или что-нибудь в этом роде…
– А кто позаботится о тебе, когда меня не станет? Неужели ты готова стать никому не нужной старой девой? Ты действительно этого хочешь?
– Все лучше, чем быть женой этого мерзкого Майклза! – искренне воскликнула Эсме. – Понимаешь, папа, – добавила она, немного остыв, – что-то в этом человеке меня пугает. Мне отчего-то кажется, что он будет обращаться со мной грубо, если не жестоко. Когда мы с ним гуляли, он так на меня смотрел! Мне, ей-богу, действительно стало страшно… Умоляю тебя, если в тебе еще осталась хоть капли любви ко мне…
С минуту отец колебался, но затем лицо его снова приняло упрямое выражение.
– А вдруг ты беременна, дочка? Ты что, хочешь растить незаконнорожденного ребенка?
Эсме готова была умереть от отчаяния. Ну как еще объяснить отцу, что беременной она просто физически быть не может?
– Я не беременна, папа! Если уж на то пошло, я вообще девственница!
– Хотелось бы верить, Эсме, но увы… Я навел справки о том, что о тебе рассказывают. В «утечке» этой информации виновен не кто иной, как Эмори Лоренс. Он сам жалеет, что проболтался, но клянется, что все это истинная правда.
– Лоренс? – удивилась Эсме. – Секретарь мистера Раштона? Но я с ним едва знакома! Откуда он все это взял?
– Прекрати спорить! – Джеймс нахмурил брови. – Я знаю, ты встречаешься с Раштоном. В этом есть и моя вина – ведь я сам позволил тебе ходить в его дом, но откуда мне было знать, что ты его любовница, – по твоим словам, ты ходила повидаться с Блайт, твоей подругой…
Эсме готова была выть от злости. Как мог ее отец поверить в подобный бред?
– Миссис Раштон действительно моя подруга, – торопливо заговорила она, – а мистер Раштон еще и твой близкий друг, И ты веришь, что после этого я… – Голос девушки сорвался, она едва не захлебнулась в слезах.
– Лоренс сказал мне, – заявил Джеймс, – что Раштон сам признался ему в этом.
Ужас сковал Эсме. Мало того что отец поверил в этот бред – мерзкую ложь, как оказалось, распространяет человек, которого она привыкла считать своим другом. Похоже, весь мир сошел с ума…
– А с самим Раштоном ты говорил? – все еще на что-то надеясь, спросила она.
– Говорил, но, разумеется, не упомянул при этом, что все узнали это от Лоренса – тот боится потерять свое место…
– И что же?
– Раштон, разумеется, все отрицает.
Эсме почувствовала некоторое облегчение. Стало быть, сплетня все-таки исходит не от самого Раштона.
– Вот видишь! – Глаза ее сверкнули.
Но отец, казалось, задался целью не верить ни единому ее слову.
– А что он еще мог сказать? «Да, Джеймс, я действительно сплю с твоей дочерью вот уже который месяц»? Не идиот же он, в конце концов, чтобы признаваться! Но я-то отлично знаю этого старого развратника – он сам мне не раз рассказывал о своих похождениях. Вот только мог ли я знать, что у этого типа хватит наглости соблазнить мою дочь? До сих пор по крайней мере невинных девушек он не трогал…
Отчаяние Эсме не знало границ. Вся ее жизнь, еще совсем недавно вполне счастливая, оказалась вдруг разбита в одночасье – и все из-за какого-то идиота-сплетника, который с ней едва знаком…
– Лоренс – секретарь и близкий друг Раштона, – продолжал отец. – Если он уверяет, что это правда, стало быть, так оно и есть. Сама посуди, зачем бы он вдруг стал выдумывать подобные вещи? Как признался сам Лоренс, ему стыдно, что до сих пор он прикрывал Раштона…
– О Господи, как ты мог поверить в такое о родной дочери и о своем лучшем друге?! – прошептала Эсме. Горло ее пересохло, слова давались с трудом.
– Раштон мне больше не друг, – отрезал Джеймс. – Впрочем, он-то как раз меня не удивляет. А вот что ты оказалась на такое способна! Если бы не та история с Лой Кратонгом, я бы, может быть, и не спешил во все это верить, но совравший в малом способен обмануть и в большом…
Эсме молчала, понимая, что спорить все, равно бесполезно.
– Так ты выйдешь за Майклза? – резко спросил отец.
– А разве есть другой вариант после того, как ты оказался способным поверить в эту гадкую ложь, а тетя Мириам, поди, уже успела пересказать эту сплетню на всех базарах города?
– Вот именно, другого варианта у тебя нет.
Тот бесстрастный тон, с которым отец произнес эту фразу, еще больше, чем его слова, убедил Эсме в бессмысленности дальнейшей беседы. Желания бежать в Чингмэй у нее не было, но ничего иного теперь просто не оставалось…
Эсме гордо вскинула голову:
– Что ж, я подчинюсь твоей воле, папа.
Бог свидетель, Эсме не хотелось лгать отцу, но не могла же она, в конце концов, выдать ему свой план!
– Вот и отлично, – подвел итог Монтроуз. – Я скажу Мириам, чтобы немедленно занялась приготовлениями к свадьбе. Мистер Майклз не хочет тянуть – на случай, если ты действительно беременна; так что через неделю, я думаю, и сыграем…
Эсме похолодела. Через неделю! Дай Бог, чтобы пароход лорда Уинтропа отправился в путь раньше…
– А тем временем мистер Майклз, – продолжал отец, – собирается навещать тебя каждый день. Надеюсь, вчерашняя сцена между вами больше не повторится?
– Больше не повторится, – кивнула Эсме. Теперь, когда она уже окончательно укрепилась в своем намерении убежать, ей ничего не стоило сделать вид, что она на все согласна.
– Хорошо. – Джеймс удовлетворенно кивнул. – Увидимся за завтраком.
Он вышел, оставив Эсме размышлять о том, сколько раз ей еще предстоит завтракать в обществе отца. Впрочем, времени на переживания у нее оставалось все меньше, и она начала всерьез обдумывать свой план.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лунное очарование - Мартин Дебора



интересный роман 10 из 10 мне очень понравился!!!!!!!!!
Лунное очарование - Мартин ДебораНАТАЛИЯ
13.05.2014, 10.38





Приятный роман, но много надуманностей и несуразностей в поведении героев: 7/10.
Лунное очарование - Мартин Дебораязвочка
13.05.2014, 12.22





Хороший роман.Без сильных страстей.Читайте!10 баллов.
Лунное очарование - Мартин ДебораНАТАЛЮША
30.11.2014, 14.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100