Читать онлайн Лунное очарование, автора - Мартин Дебора, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лунное очарование - Мартин Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лунное очарование - Мартин Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лунное очарование - Мартин Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Дебора

Лунное очарование

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Королевская карета, подпрыгивая на ухабах, медленно продвигалась по пыльным улицам Чингмэя, и Эсме всякий раз машинально прижимала рукой свой кинжал, надежно закрепленный под юбками. Отправляться вооруженной на прием к его высочеству было весьма нелепо, но Эсме не знала, как придется возвращаться к преподобному Тэйлору – не исключено, что в одиночестве и пешком. Лучше заранее подумать о безопасности, чем, пробираясь по ночным улицам, вздрагивать от каждого постороннего звука.
Впрочем, Эсме надеялась, что возвращаться домой одной ей все-таки не придется, да и Чингмэй в отличие от Бангкока не являлся портовым городом, и шанс встретить на его улицах иностранного матроса был ничтожно мал. Проблема состояла в другом. Население Чингмэя отличалось большой пестротой – здесь можно было встретить сиамцев, лаосцев, китайцев, бирманцев и даже представителей горных племен – и каждый из них говорил на своем языке; так что найти кого-нибудь, кто понял бы тебя, представлялось весьма нелегкой задачей. Эсме уже знала, насколько непросто ходить по улицам в образе Лека, а уж возвращаться в роскошном вечернем платье ей было бы, пожалуй, еще сложнее.
Карета уже подъезжала к дворцу, и Эсме, вытянув шею, попыталась разглядеть его через окно. В Бангкоке ей так и не удалось побывать в королевском дворце, хотя она все время мечтала об этом, но, наверное, дворец принца в Чингмэе не уступает ему по роскоши. Как она и ожидала, вид аккуратных лужаек, кустов, искусно постриженных в форме животных и птиц, сразу поднял ей настроение. Очертания крыши дворца напомнили Эсме буддистские храмы Бангкока, крутые скаты которых резко взмывали вверх. Это делалось для защиты от злых Духов, которые, упав на крышу с неба, по представлению сиамцев, должны были взмывать по крутым склонам прямо туда, откуда пришли. Здание дворца окружали галереи с изящными колоннами, поддерживающими крышу.
Форма крыши была не единственной данью сиамской вере – перед дверями дворца находилась его миниатюрная копия, в которой, как считалось, обитают духи предков. В подобных домиках сиамцы регулярно оставляли еду и свежую воду, чтобы духи ни в чем не нуждались.
Стены дворца почти целиком состояли из окон, которые ярко светились в уже начинавшей сгущаться темноте. Дворцовый оркестру трудившийся вовсю, наполнял округу характерной восточной музыкой, состоявшей из звяканья колокольчиков и пронзительно-гнусавого завывания труб.
Неожиданно Эсме почувствовала себя очень важной особой – как-никак она приглашена во дворец самим принцем, – одновременно эта мысль заставляла ее изрядно нервничать. Впрочем, критически оглядев себя, Эсме осталась вполне довольна. Платье действительно оказалось ей впору; к тому же вместе с ним принц прислал пару вышитых шелковых туфель и две пышные нижние юбки, а миссис Калверт помогла Эсме уложить волосы и подарила ей совсем еще новые перчатки, так что о своем внешнем виде Эсме могла теперь не беспокоиться.
Вот только… Платье, конечно, отличное, но не слишком ли откровенное у него декольте? Оно, пожалуй, под стать зрелой женщине, а не невинной девушке… Тем не менее, в глубине души Эсме очень хотела выглядеть соблазнительной. Что, если Йен тоже приглашен на это представление? Впрочем, напоминала она себе, ей нужно держаться с Йеном как можно холоднее и сделать вид, будто он так же безразличен ей, как и она ему, чтобы он наконец отстал от нее.
Карета остановилась, и выскочившие на крыльцо как по команде слуги бросились к Эсме, чтобы помочь выйти. Она постаралась не хмурить лоб и держать голову выше. Когда вечер закончится и она снова вернется в дом миссис Калверт, Йен уже будет вычеркнут из ее памяти раз и навсегда. Приняв это решение, Эсме больше не колебалась: беспечно улыбаясь, она проследовала за слугами.
Проведя ее по коридору, эскорт остановился у одной из дверей, лакей докладывал о прибытии, называя ее почему-то «мисс Эсме». Это немало удивило ее: если Йен все-таки замешан в этом, то почему он тогда не назвал принцу ее полного имени? Скорее всего, решила она, входя в зал, британский посол здесь все-таки ни при чем и принц все выведал о ней через кого-нибудь из своих людей.
В приемной принца Матайи находилось с дюжину англичан, большинство из которых были не знакомы Эсме. Знакомых же – Гарольда и Годфри, – судя по их виду, весьма удивило ее появление. Впрочем, Эсме почти не замечала их, ибо ее внимание сразу переключилось на Йена.
От ее взгляда не укрылось, как элегантно он выглядел в облегающем черном фраке и белоснежном жилете. Окинув Эсме восхищенным взглядом, Йен двинулся к ней.
Понимая, что ей надо заранее подготовиться, Эсме твердо решила держаться с ним отстраненно-холодно.
– Где ты пропадала, черт тебя побери? – Йен до боли стиснул ее запястье.
– А, лорд Уинтроп! – нарочито громко произнесла Эсме. – Какая неожиданная встреча!
– Ты хотя бы представляешь, как я переволновался? – Лицо посла исказилось бешенством.
– С каких это пор, ваше сиятельство, вы начали так беспокоиться о какой-то ничтожной служанке?
Внезапно хватка Йена ослабла: очевидно, до него наконец дошло, что имеет в виду Эсме, – ведь он сказал принцу, что она его служанка. Все же он попытался оттащить Эсме к дверям, ведущим на галерею.
– Я знаю, что ты злишься на меня, – прошептал он, – и имеешь на это право. Но мы должны поговорить. Я должен многое сказать тебе, но не здесь, не при всем народе. Может быть, выйдем?
– Не думаю, ваше сиятельство, что нам есть о чем разговаривать! – Эсме постаралась, чтобы ее голос звучал как можно тверже.
На мгновение лицо Йена скривилось, как от боли, или ей это только показалось? Неужели этот столь бесчувственный человек способен на что-то обижаться? Вот говорить обидные слова другим – на это он действительно мастер.
– Эсме, я прошу тебя, ты должна меня выслушать! После твоего исчезновения я искал тебя по всему городу как сумасшедший! Послушай, прежде чем обвинять меня, ты все-таки должна позволить мне объясниться! Ты ведь не знаешь, почему я вдруг исчез той ночью!
В глазах Йена читалась такая мольба, что Эсме уже готова была уступить ему. Чтобы избежать соблазна, она начала мысленно повторять про себя: «Я не должна его слушать! Не должна!» Одновременно она попыталась высвободить руку, но Йен крепко держал ее, и ей ничего не оставалось, как только смириться, – не устраивать же, в конце концов, потасовку прямо во дворце сиамского принца!
Обводя глазами публику, Эсме лихорадочно искала хоть кого-нибудь, кто мог бы помочь ей, и тут взгляд ее упал на Годфри. Улыбаясь, тот отсалютовал ей бокалом. Эсме готова была убить его за эту шутку.
– Ты рассказал ему, что мы… прошептала она. – Ты все ему рассказал… – Эсме буквально трясло от негодования. – Отпусти меня! Не прикасайся ко мне! – Она снова попыталась вырваться – ей вдруг стало все равно, что на них все смотрят.
– Это совсем не то, что ты думаешь… – начал Йен.
– Какая разница, что я думаю! Разве тебя это когда-нибудь интересовало?
– Ах вот как! Ну держись! Я ни перед чем не остановлюсь…
– Леди и джентльмены! Его королевское высочество принц Матайя! – объявил, появляясь в зале, один из приближенных принца.
Эсме вздохнула с облегчением – и тут же поняла, что ее злоключения еще не кончились. Йен по-прежнему не собирался отпускать ее руку, и ей пришлось стоять рядом с ним словно в оцепенении.
Торжественный выход принца прошел для Эсме почти незамеченным: все, что она могла чувствовать в этот момент, это тело Йена, стоявшего так близко к ней, что рукав его фрака касался ее руки. Лишь после того, как принц занял почетное место в центре зала, Эсме наконец посмотрела на него.
Его высочество поверх рубахи в европейском стиле был облачен в просторный балахон, украшенный золотым шитьем. Дополняли костюм панунг – кусок материи, который сиамские мужчины носили вместо брюк, обернув вокруг талии и пропустив между ног, и туфли, украшенные бриллиантами, ярко блестевшими в свете свечей. Эсме отметила про себя, что принца, с его бронзовой кожей и выразительными, влажными, словно маслины, глазами, вполне можно было назвать привлекательным. Однако сейчас все помыслы ее были слишком заняты Йеном, чтобы обращать внимание на других мужчин. Он все-таки чертовски хорош в этом строгом фраке с роскошным белоснежным жабо!
От этой мысли Эсме вдруг стало грустно. Почему так вышло, что именно Йен целиком завладел ее сердцем, а не кто-нибудь другой, например Гарольд? Взгляд Йена словно прожигал ей спину, но она не находила в себе сил обернуться и продолжала молча смотреть на принца. От прикосновения пальцев, по-прежнему сжимавших ее запястье, словно жар разливался по всему ее телу, голова кружилась, и она уже почти перестала понимать, где находится и что происходит вокруг нее.
Невероятным усилием воли заставив себя сосредоточиться, Эсме увидела, что принц с величественным видом направляется в ее сторону. Однако как только он подошел к ней вплотную, выражение его лица стало непринужденным и дружеским.
Отпустив руку Эсме, Йен почтительно поклонился его высочеству, в то время как она, не сразу сообразив, что от нее требуется, промедлила с реверансом, и когда наконец отдала необходимую дань вежливости, она уже не была уверена, не обидится ли принц на подобную непочтительность. К счастью, его высочество, по-видимому, ничего не заметил и ласково улыбнулся ей.
– Рад снова видеть вас, лорд Уинтроп! – произнес принц на почти безупречном французском.
– Весьма польщен, ваше высочество! – Посол снова поклонился.
– А вы, милая леди, – принц улыбнулся еще шире, – не иначе мисс Эсме – та самая… м-м… служанка, которую его сиятельство так долго прятал?
Эсме хотела ответить принцу, что никакая она не служанка, но Йен опередил ее:
– Ваше высочество, я действительно сказал вам когда-то, что мисс Монтроуз – моя служанка. С тех пор обстоятельства изменились…
Эсме готова была провалиться сквозь землю. Неужели лорд Уинтроп сейчас во всеуслышание заявит, что она его любовница? Никогда в жизни ей не приходилось испытывать такого стыда.
– Видите ли, ваше высочество, – с неожиданной торжественностью произнес Йен, – мисс Монтроуз – моя невеста. Поначалу мы хотели сохранить это в секрете, пока не приедет ее отец и я не смогу официально попросить у него руки дочери, но, пожалуй, будет лучше, если мы объявим об этом сейчас, не правда ли, дорогая?
Слова Йена так ошеломили Эсме, что она была абсолютно не в силах что-либо произнести и, глядя на принца, лишь слегка кивнула. В глубине души его высочество, должно быть, посмеивался над ее смущением, но лицо его по-прежнему оставалось непроницаемым и выражало лишь вежливый интерес.
– В таком случае я должен извиниться, – улыбнулся принц. – Если бы я знал об этом раньше, то непременно послал бы вам, мисс Монтроуз, более подходящий подарок!
– Подарок? – удивился Йен.
– Ваше высочество, – бойко заговорив по-французски, Эсме, по-видимому, удивила принца, – подарок, который вы изволили сделать, просто великолепен! Это платье мне очень идет – не так ли, ваше сиятельство? – лукаво обратилась она к Йену.
– Разумеется. – Йен вежливо кивнул, но Эсме почувствовала в его голосе ревность.
Впрочем, какое ей до этого дело? Посол наверняка и не собирается жениться на ней – он сказал это, чтобы не портить ее репутацию. Что ж, спасибо и на том, что не стал ее позорить…
– Лорд Уинтроп не говорил мне, что его невеста – настоящая красавица! – произнес принц по-сиамски. – Одобряю его выбор!
– Вы мне льстите, ваше высочество! – Эсме зарделась. При этом от нее не укрылось, что Йен поморщился, очевидно, ему не понравилось, что принц и его невеста перешли на язык, которого он не знал.
– Надеюсь, – лукаво заметил принц, – что я не слишком затруднил вас, пригласив сегодня к себе? У вас и так, должно быть, мало времени – вам нужно готовиться к свадьбе… но я очень уважаю лорда Уинтропа – он приложил много усилий для сохранения мира в нашей стране, и я хотел бы выразить ему свою благодарность.
Прежде чем ответить, Эсме на мгновение задумалась. Она могла любить или не любить Йена, но разве справедливо, если из-за ее проблем пострадает процесс мирного урегулирования в целой стране…
– Вы очень щедры, ваше высочество! – проговорила она. – Думаю, лорд Уинтроп оценит ваше расположение!
– Как я могу теперь судить, господину послу повезло вдвойне – его будущая жена не только красива, но так же предана дипломатии, как и он! – Благосклонно кивнув, принц повернулся и направился к другим гостям.
– О чем вы с ним разговаривали? – подозрительно спросил Йен, больно сжав руку Эсме.
– Не скажу, – огрызнулась она, – во всяком случае, пока ты меня не отпустишь!
– Что ж, дело твое.
Эсме умоляюще посмотрела на него, но Йен оставался непреклонен; в глазах его, сурово смотревших на нее, не было и намека на улыбку.
Эсме все еще не могла решить, как себя вести в такой ситуации, и тут большой палец Йена начал ласкать ее запястье. Одного этого прикосновения было достаточно, чтобы в памяти ее живо всплыли картины тогдашней ночи. К тому же в сильно декольтированном платье Эсме чувствовала себя почти голой и, лишь оглядевшись вокруг, немного успокоилась, заметив, что ее наряд ничуть не отличается от наряда остальных дам.
Тем временем принц продолжал непринужденно беседовать с гостями, и это послужило сигналом остальным, что и они могут чувствовать себя свободно. Эсме снова попыталась высвободить руку из цепких пальцев Йена, но опять не достигла успеха.
– Отпусти меня! – вполголоса попросила она. Голос ее дрожал.
– Ладно, – прошептал посол, – если ты пообещаешь поговорить со мной потом!
– Но зачем? Я благодарна тебе за то, что ты сказал принцу, но ты ведь делал это лишь для того, чтобы не позорить меня, а на самом деле вовсе не собираешься на мне жениться…
– Представь себе, собираюсь, – серьезно произнес он. От этих его слов Эсме опешила куда сильнее, чем от всего, что уже произошло с ней этим вечером. Голос Йена был наполнен такой нежностью… Неужели он действительно решил жениться на ней? Но если так, то… Голова Эсме начала кружиться от счастья… и вдруг все сразу переменилось. Стоило ей посмотреть на вещи трезвее, и она сразу обнаружила, что радоваться было особенно нечему. Если Йен и женится на ней, то исключительно из благородства, из-за того, что она отдала ему свою девственность.
И все равно ей очень хотелось сказать «да», хотелось принять его предложение… Но она не могла. Не могла потому, что слишком любила Йена. Пусть сейчас ей кажется, что она готова выйти за него, смирившись с тем, что он не любит ее, – рано или поздно его показная вежливость все равно начнет ее раздражать. Девушка понимала, что она не сможет удовлетвориться меньшим, чем ответная любовь, иначе будет несчастна всю жизнь.
– Теперь ты выйдешь за меня? – с надеждой спросил Йен.
– Нет, – ответила она едва слышно.
На этот раз реакция Йена удивила ее. Она была уверена, что, услышав ее ответ, он почувствует облегчение, но в глазах его была только боль. Впрочем, возможно, ей это только показалось, ибо через минуту лицо Йена снова стало прежним.
– Почему нет? – удивился он. – Той ночью ты, кажется, говорила, что любишь меня. Разве с тех пор что-то изменилось?
Палец Йена снова стал ласкать ее запястье. Сам Йен стоял так близко к ней, что она чувствовала его запах. От него пахло мускусом, и это кружило ей голову, так что она с трудом могла сосредоточиться.
– Нет, ничего.
– Тогда в чем же дело?
Эсме очень хотелось сказать ему правду, сказать, что она согласна лишь на любовь Йена – ни больше ни меньше, даже согласна не выходить за него замуж; и всю жизнь быть его любовницей, только бы он ее любил…
– Дело в том, – проговорила она, – чего ты мне дать не можешь.
На этот раз Йен долго молчал. Эсме смотрела на него и не верила своим глазам. Самоуверенное выражение, которое она привыкла видеть на его лице, уступило место выражению полнейшего недоумения. Тем не менее в глазах его еще светилась надежда.
– Эсме, – негромко и как будто даже с угрозой проговорил он. Пальцы его сжали ее руку почти до боли. – Обещай… поклянись, что сегодня, как только мы сможем поговорить наедине, ты меня выслушаешь! Разговор нам предстоит серьезный…
Не ответить на такую мольбу могла лишь женщина, совершенно равнодушная к чарам Йена – и уж во всяком случае, не Эсме. В голове ее мгновенно одна за другой пронеслись так хорошо запомнившиеся ей картины: Йен несет ее через джунгли… а вот учит управляться с ножом… клянется заступиться за нее перед отцом… Нет, он определенно заслуживал того, чтобы быть выслушанным!
– Хорошо, – прошептала она. – Не думаю, однако, что тебе удастся заставить меня переменить решение.
Йен наконец отпустил ее руку.
– И все-таки я надеюсь, – уже спокойнее произнес он, – после моих слов ты его переменишь.
«Да, – подумала про себя Эсме, – у тебя есть слова, которые, если бы ты их произнес, действительно могли бы изменить все, но вряд ли ты их когда-нибудь скажешь…»
Тем не менее, раз уж она пообещала выслушать Йена, то обязательно сделает это, чтобы затем раз и навсегда вычеркнуть его из своего сердца.
А пока ей следует держаться от Йена как можно дальше – потому что если она будет сидеть рядом с ним, то просто утратит возможность рационально мыслить.
Заметив, что к ним направляется Гарольд, Эсме облегченно вздохнула…
– Вы сегодня просто обворожительны, мисс Монтроуз! – улыбнулся атташе. – Не правда ли, Йен, наша Эсме без труда затмит всех присутствующих здесь дам?
– Разумеется. – Йен произнес это таким тоном, словно Эсме уже безраздельно принадлежала ему.
– Спасибо, господа! – Эсме вежливо улыбнулась и сразу постаралась переменить тему: – Интересно, что за спектакль нам сегодня покажут? Мне приходилось несколько раз присутствовать на сиамских спектаклях, но еще ни разу я не видела их в королевском дворце!
– Готов поспорить, что вам понравится – сиамские пьесы всегда очень занимательны. – В глазах Гарольда, однако, читался явный вызов Йену. – Как я понимаю, нас уже приглашают в зал… Вы не составите мне компанию, мисс Монтроуз?
– Боюсь, что вы уже опоздали, Гарольд. – Даже не потрудившись для приличия придать голосу вежливую интонацию, Йен взял Эсме под локоть.
– Ваше сиятельство, – девушка решительно высвободила руку, – я дала уже вам сегодня определенное обещание и сдержу его. Однако сидеть на спектакле рядом с вами я не обещала и поэтому попросила бы вас предоставить мне возможность самой сделать выбор – в противном случае я просто возьму свое обещание обратно!
Губы Йена дернулись, но он постарался сдержать себя.
– Хорошо, – наконец кивнул он. – Но помни о нашем уговоре!
– Разумеется! – Эсме беззаботно улыбнулась.
К ее величайшему облегчению, Йен наконец удалился.
– Черт побери, – проворчал Гарольд, когда посол отошел на расстояние, с которого не мог их расслышать, – что это на него сегодня нашло? Я никогда еще не видел его таким сердитым! Уж не злится ли он на вас за вчерашнее?
– Скорее, он злится на вас.
– Вот как? Впрочем, – хмыкнул Гарольд, – сие меня мало заботит. Главное, что вы на меня не сердитесь.
Эсме почти не слушала его – глядя вслед удаляющемуся Йену, она чувствовала удивительную вещь: несмотря ни на что, ревность его была ей приятна.
Наконец, словно очнувшись, она поняла, что должна как-то отреагировать на реплику Гарольда.
– Ну что вы, я ни в коей мере не сержусь на вас! – Она не выдержала и вздохнула: – Я даже не побоюсь сказать, что вы мне вполне симпатичны!
– Тем не менее он, – Гарольд кивнул вслед удаляющемуся послу, – все-таки симпатичнее!
– О, прошу вас, не надо.
– Хорошо-хорошо, – заторопился атташе. – О лорде Уинтропе больше ни слова. Впрочем, позволю себе все же полюбопытствовать, почему вы с ним явились сегодня порознь. Означает ли это, что ваш отец нашел вас?
– Вы хотите сказать, что он уже здесь?
– А разве вы не знали? – Гарольд удивленно вскинул брови.
– Нет. – Эсме снова вздохнула. – Видимо, Йен решил, что мне это знать не обязательно…
– Возможно, ему об этом просто еще не сообщили – он уже ушел из консульства, когда там появился ваш отец. Переговорив с Ланглендом, мистер Монтроуз направился прямо в дом посла, но там не оказалось ни его, ни вас. Вечером он зарегистрировался в гостинице…
– Пожалуй, сразу по окончании спектакля мне стоит пойти в гостиницу и поговорить с ним, – решила Эсме. – Должна же я как-то его успокоить и сообщить, что он всегда может меня найти.
– Вы хотите сказать, – нахмурился Гарольд, – что все-таки ушли от Йена?
– Да, этим утром. И сейчас я нахожусь здесь исключительно по приглашению его высочества.
– Я правильно понял: вы ушли от Йена, ничего не сказав ему? – Судя по выражению лица, весть о том, что Эсме решила порвать с Йеном, явно пришлась Гарольду по душе.
– Совершенно верно, – кивнула она.
– Но почему? Еще вчера вы, казалось, любили его…
– Разве Годфри вам ничего не рассказывал? – удивилась Эсме. – Я-то думала, этот сплетник уже успел разболтать всему свету…
– Ничего не понимаю! При чем тут Годфри?
– Да так, ничего особенного… – Эсме потупилась.
– Эсме, что случилось? – В голосе Гарольда зазвучала озабоченность, и он, не выдержав, схватил ее за руку: – Они сделали вам что-то плохое? Говорите же!
– Давайте не будем, Гарольд. – Произнеся эти слова с невольным раздражением, она высвободила руку. – Вы, кажется, обещали: о Йене ни слова! К тому же спектакль вот-вот начнется!
– Что ж, как вам угодно. – Гарольд пожал плечами, и оба надолго замолчали.
Тем временем зал уже наполнился приглашенными. Последними вошли жены и дети его высочества – поклонившись с порога до земли своему повелителю, они прошли в первый ряд, состоявший из лежащих на полу циновок, и опустились на них. Что же до самого принца Матайи, то он расположился отдельно, в собственной ложе, в компании нескольких особо почетных гостей, с которыми иногда обменивался репликами. По правую руку от принца сидела женщина – очевидно, решила Эсме, то была его любимая жена.
Ложа британского посла вплотную примыкала к ложе его высочества. В тот момент когда Эсме, взглянула туда, принц, перегнувшись через ограждение, разговаривал с Йеном, указывая рукой в ее сторону. Посол что-то ответил принцу и пристально посмотрел на Эсме. Она поспешила отвернуться и услышала, как принц, заметив это, от души рассмеялся.
Пожалуй, подумала Эсме, зря она все-таки села рядом с атташе – взявшись играть роль невесты Йена, ей нужно было довести ее до конца, иначе все выглядело довольно глупо. Но теперь менять что-либо было уже поздно – свет в зале погас, и на сцену плавно, словно лебеди, выплыли танцовщицы в ярких сиамских костюмах. Впрочем, Эсме почувствовала облегчение уже от того, что неопределенность кончилась, и, усевшись поудобнее, стала смотреть на сцену.
Как она вскоре убедилась, представление мало чем отличалось от множества других сиамских пьес, которые ей приходилось видеть. Все роли – и мужские, и женские – исполнялись танцовщицами, размеренно двигавшимися под музыку небольшого оркестра. Хор излагал сюжет пьесы, в то время как танцовщицы разыгрывали его. Пожилая женщина, с важным видом сидевшая рядом со сценой со свитком в руках, выступала в роли суфлера, время о времени понукая танцовщиц, когда они начинали двигаться слишком уж медленно, Пожалуй, единственным, что отличало королевский театр от любого другого, были костюмы – шелковые, украшенные золотым шитьем наряды поражали своей изысканной роскошью, а любой из пышных головных уборов, искусно изготовленных из золота и серебра и богато усыпанных бриллиантами, мог бы посоперничать с короной самого могущественного монарха. Кроме того, у всех актрис были длинные, загибавшиеся накладные ногти из чистого золота.
Эсме забылась, поглощенная своеобразной, завораживающей сиамской музыкой и магической красотой танца… как вдруг спектакль снова напомнил ей о ее горькой судьбе. Сюжет пьесы – любовь молодого принца к прекрасной наложнице, как и соблазнительные движения танцовщиц, изображавших любовные игры, заставляли Эсме невольно ерзать в кресле, вспоминая руки и губы Йена, ласкавшие ее тело в ту роковую ночь. Помимо воли она несколько раз оборачивалась туда, где сидел посол, и всякий раз он, поймав ее взгляд, отвечал ей улыбкой. Только теперь Эсме поняла: то, что она не села рядом с лордом Уинтропом, вовсе не спасало ее – уже одно его присутствие в зале действовало на нее так же, как если бы он Находился рядом с ней. Сколько она ни повторяла себе, что во время предстоящего разговора с Йеном ей следует оставаться непреклонной, в уме ее снова и снова вставали красочные картины той бурной ночи…
Почувствовав, что кто-то тронул ее за плечо, Эсме невольно дернулась.
– Простите, – услышала она шепот человека, говорившего по-сиамски, – вы мисс Монтроуз?
Эсме обернулась к наклонившемуся к ней молоденькому слуге:
– Да, а что?
– Некий джентльмен на улице желает видеть вас, он говорит, что является вашим отцом.
Подтверждение слов Гарольда о том, что отец уже приехал и ждет ее, почему-то вызвало в душе Эсме облегчение. Объяснив сидевшему рядом атташе, в чем дело, она быстро поднялась, но затем вдруг снова опустилась на место.
– А его высочество не обидится, если я покину зал? – осторожно спросила она у слуги.
– Ничуть, мисс. Я уже все объяснил его высочеству, и он не стал возражать, так что вы можете идти…
– Спасибо. – Эсме поднялась и последовала за слугой, стараясь как можно меньше шуметь.
Путь по коридору показался ей бесконечным. Наконец они вышли в прихожую, где слуга, поклонившись, покинул ее. Прихожая была пуста. Где же отец?
– Папа!
Едва Эсме прошептала это слово, как чья-то сильная рука зажала ей рот.
– Молчи, крошка, если хочешь остаться в живых!
Хриплый голос явно не принадлежал ее отцу. В следующее мгновение Эсме вдруг почувствовала, как что-то холодное уперлось ей в спину. Вряд ли это кинжал, решила она, – предмет явно не был острым. Очевидно, ей угрожают пистолетом…
Девушка похолодела от ужаса, мысли лихорадочно заметались у нее в голове. Кому понадобилось направлять на нее пистолет? И зачем?
– Пошевеливайся! – Неизвестный подтолкнул ее в спину. Рот Эсме он, правда, освободил, но что в этом толку, если кричать все равно бесполезно?
То, что она не могла видеть лица нападавшего на нее негодяя, было для нее самым ужасным – в любой ситуации, как известно, больше всего пугает неопределенность. Впрочем, ей казалось, что где-то она уже слышала этот голос. Но где? Обладатель его явно был немолод… Эсме попыталась перебрать в уме всех знакомых мужчин, которые могли бы подходить по возрасту. Генри Раштон, преподобный Тэйлор, Уильям Майклз… Сомнений не было – голос принадлежал именно Майклзу!
– Господи! – вырвалось у нее.
– Я сказал, молчи, – прохрипел ее похититель. – Да пошевеливайся живее!
Все же Эсме старалась идти как можно медленнее, надеясь, что кто-нибудь заметит ее и придет ей на помощь, но никто не появился. Они вышли на крыльцо, и она увидела экипаж, очевидно, поджидавший именно ее.
Боковым зрением Эсме вдруг заметила Прасерта, который, стоя неподалеку, разговаривал с кем-то из слуг. Окликнуть его она не посмела, и ей оставалось лишь молча молиться про себя, чтобы сиамец заметил ее.
Словно почувствовав ее молчаливый призыв, Прасерт поднял глаза – и рванулся ей на помощь, но тут же был вынужден остановиться, поскольку Майклз не мешкая направил на него пистолет.
Втолкнув Эсме в экипаж, ее похититель на мгновение остановился перед дверью.
– Гони в порт! – крикнул он извозчику по-сиамски.
Воспользовавшись заминкой, Эсме потянулась за кинжалом, но не успела она задрать юбку, чтобы достать его, как кулак негодяя со всей силой обрушился на ее голову. В то же мгновение все вокруг покрылось темнотой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лунное очарование - Мартин Дебора



интересный роман 10 из 10 мне очень понравился!!!!!!!!!
Лунное очарование - Мартин ДебораНАТАЛИЯ
13.05.2014, 10.38





Приятный роман, но много надуманностей и несуразностей в поведении героев: 7/10.
Лунное очарование - Мартин Дебораязвочка
13.05.2014, 12.22





Хороший роман.Без сильных страстей.Читайте!10 баллов.
Лунное очарование - Мартин ДебораНАТАЛЮША
30.11.2014, 14.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100