Читать онлайн Лунное очарование, автора - Мартин Дебора, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лунное очарование - Мартин Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лунное очарование - Мартин Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лунное очарование - Мартин Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Дебора

Лунное очарование

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Ознакомительная лекция длилась второй час, и Йен уже начал скучать. Помощник консула Джозеф Лангленд – вертлявый человечек такого маленького роста, что напоминал гнома, – очевидно, задался целью не упустить ни одной подробности, посвящая лорда Уинтропа в текущую политическую ситуацию в Чингмэе. Впрочем, из его речи Йен узнал мало нового – с тех пор как он покинул Бангкок, в отношениях между французами и сиамцами практически ничего не изменилось: французы по-прежнему время от времени производили вылазки на территорию Сиама, пытаясь спровоцировать сиамцев на объявление войны; англичане же всеми силами пытались убедить последних, что сие им вовсе ни к чему.
– Принц Матайя очень озабочен французским присутствием в Сиаме, – тараторил Лангленд. – На прошлой неделе он хотел послать войска против французской экспедиции в Монг-Сай, и нам потребовалось немало усилий, чтобы отговорить его от этого. – Лангленд нервно потеребил свои крысиные усики. – Меня его высочество слушать не хотел, потому что я, видите ли, всего лишь вице-консул. Я пытался объяснить ему, что консул болен, но это не убедило его. В конце концов, мы остановились на том, что принц будет дожидаться вашего прибытия.
– Когда состоится моя встреча с принцем? – нетерпеливо спросил Йен.
– Уже сегодня вечером. Люди его высочества видели вас в порту, и вам незамедлительно пришло приглашение на ужин.
Йен мысленно выругался – этот вечер он намеревался провести с Эсме. После того, что случилось утром, он чувствовал настоятельную необходимость довести дело до конца, так что ему была невыносима сама мысль о том, что он должен, по крайней мере, на время, расстаться с ней. Оставлять девушку в консульстве ему тоже не хотелось, ибо тогда он не сможет общаться с ней всякий раз, когда захочет. После того как утром Эсме проявила заметную уступчивость, посол еще больше укрепился в мысли, что ему удастся уговорить ее стать его любовницей и, может быть, даже жить с ним постоянно – во всяком случае, до тех пор, пока он будет находиться в Чингмэе.
– Простите? – переспросил он, так как, погрузившись в свои мысли, не расслышал вопроса, заданного ему Ланглендом.
– Я спрашиваю, где тот парень-сиамец – ну, вы понимаете… Возможно, вы уже успели подыскать ему какое-нибудь жилье?
Йен насторожился.
– О каком это парне вы говорите? – с притворной рассеянностью переспросил он.
– Да о том, что прибыл с вами – Лек или как его там… Он, кажется, ваш переводчик?
Вот так дела! Откуда, интересно, Лангленд узнал о Леке? Йен терялся в догадках.
– А почему вы о нем спрашиваете?
С минуту Лангленд молча теребил усики, затем извлек из ящика своего стола какую-то бумагу и молча протянул ее послу.
Йен не спеша взял бумагу. Это была телеграмма, адресованная чингмэйскому консульству и посланная, судя по дате, дня через три после того, как они отплыли из Бангкока.
«Уважаемые господа! Просим задержать некоего Лека Хантачанабуна, сопровождающего его сиятельство лорда Йена Уинтропа в качестве личного переводчика, до прибытия мистера Джеймса Монтроуза, который и предоставит необходимые разъяснения».
Телеграмма была подписана Генри Раштоном.
Как ни пытался Йен сохранить самообладание, это удалось ему с большим трудом. Труднее всего ему было поверить и то, что отец Эсме, должно быть, сейчас уже направляется в Чингмэй. Неужели он хочет насильно вернуть блудную дочь в Бангкок и выдать ее замуж за этого мерзкого Майклза? Каким образом ему удалось обнаружить, что Эсме находится на пароходе Йена под видом парня-переводчика?
Впрочем, ответ здесь лежал на поверхности – подружки Эсме наверняка сразу же разболтали все ее папаше. И что теперь ему делать с беглянкой? Во всяком случае, отдавать Эсме Лангленду, не объяснив прежде все как следует, ему откровенно не хотелось.
– Ваше сиятельство? – Лангленд нетерпеливо поднял бровь.
– Я думаю, сэр. В конце концов, мне нет нужды отдавать парня вам – со мной он будет в целости и сохранности.
– Но простите, ваше сиятельство…
– Не понимаю, мистер Лангленд, в чем здесь, собственно, проблема… Я готов поклясться, что по прибытии мистера Монтроуза отдам ему Лека прямо в собственные руки, а пока… Какая разница, где парень будет находиться до этого?
– Но, сэр, речь идет об ответственности.
– Считайте, что я беру эту ответственность на себя.
Йен знал, что на самом деле Джеймсу Монтроузу небезразлично, где все это время будет находиться его чадо – в консульстве или у него. Очевидно, учитель надеется, что секрет до сих пор не раскрыт – иначе в телеграмме Эсме была бы названа своим подлинным именем. И уж конечно, он не будет в восторге, узнав, что британский посол вступил с его дочерью в интимные отношения. Кстати, телеграмма была подписана Раштоном. Не потому ли этот господин так обеспокоен судьбой своей малолетней любовницы, что собирается бросить жену и жениться на Эсме? Впрочем, вряд ли он поведал об этих своих планах ее папаше – того наверняка хватил бы удар, узнай он правду.
Йен смял телеграмму в руке. До сих пор он слабо верил, что Джеймс Монтроуз действительно постарается любыми путями выдать Эсме за Майклза, хотя девушка неоднократно уверяла его, что отец от этой идеи не отступится.
Ну уж нет, этому браку не бывать! Он еще не знал, что именно сделает, но зато готов был приложить все свои силы, лишь бы Эсме Монтроуз не вышла замуж за Уильяма Майклза. От одной мысли, что это может свершиться, у него крот стыла в жилах.
Впрочем, ему было жаль и Лангленда – этот человек и так слишком устал исполнять обязанности консула, а теперь еще новые заботы. Но Йен не мог позволить, чтобы судьбой Эсме занимался кто бы то ни было, кроме него. Он не отпустит ее от себя, по крайней мере до тех пор, пока не узнает, что именно собирается сделать с ней ее отец.
– Разве вы сами не знаете, почему мистер Монтроуз так заинтересовался этим парнем? – с надеждой спросил Лангленд.
– Кое-какие предположения у меня есть, – уклончиво ответил Йен.
Поняв, что посол не склонен посвящать его в подробности, Лангленд решил переменить тему.
– Что ж, – произнес он, – если вы ручаетесь за этого парня, надеюсь, проблем не будет.
– Вот и отлично, – поднявшись, Йен сунул телеграмму в карман жилета, – я займусь им прямо сейчас.
– Прямо сейчас? Но вы не должны забывать, что сегодня вечером вам предстоит прием у принца…
– Помню, помню… – Йен вздохнул. – Но ведь до вечера еще уйма времени… Меня кто-нибудь проводит на мою квартиру?
Выйдя из-за стола и подойдя к двери, Лангленд распахнул ее.
– Прасерт – крикнул он кому-то в коридоре. Мгновенно из-за колонны появился парнишка-сиамец лет тринадцати в сиамском военном мундире с чужого плеча. И без того потешный вид, который придавал ему мешковато сидевший на его щуплой фигуре мундир, усугублялся кривой восточной саблей, висевшей у него на боку.
Поглядев на парнишку, Йен едва сдержался, чтобы не рассмеяться.
– Я здесь, господин Лангленд, – бойко отрапортовал подросток, выпячивая грудь. – Прасерт к вашим услугам!
Вице-консул повернулся к Йену:
– Ваше сиятельство, на данный момент это ваш денщик. Он проводит вас на квартиру.
Йен недоверчиво поднял бровь.
– Могу понять ваш скепсис, – усмехнулся Лангленд, – но, увы, других вариантов предложить не могу. Из сиамских простолюдинов почти никто не говорит по-английски, а кто познатнее, не пойдут в слуги. Не волнуйтесь, для своего возраста этот малый весьма толков. Советую тем не менее держать с ним ухо востро – все сиамцы спят и видят, как бы что-нибудь украсть.
Йен окинул своего проводника пристальным взглядом – тот старался сохранять гордый вид, даже несмотря на унизительную характеристику Лангленда.
– Скажите, – Йен пошевелил бровями, – этот конкретный сиамец что-либо украл?
– До сих пор не замечен, но…
– В таком случае, – прервал его Йен, – он мне подходит.
На лице паренька отразилось явное облегчение.
– Помни, о чем я тебе говорил! – Лангленд погрозил ему пальцем.
– Слушаюсь, господин! – Прасерт вытянулся в струнку. Лангленд хотел еще что-то добавить, но Йен, не дожидаясь, когда он заговорит, обратился к парню:
– Так мы идем или нет?
– Конечно, идем, сэр. – Прасерт сделал поворот кругом и направился к двери. Посол последовал за ним.
Как только они вышли из консульства, Прасерт явно почувствовал себя свободнее.
– Какой вы высокий, сэр! – произнес он, с восхищением рассматривая Йена. – Совсем не как господин Лангленд!
Йен едва удержался от того, чтобы не рассмеяться, – это наверняка обидело бы парня.
– Отведи меня в гостиницу для иностранцев, Прасерт, – сказал он. – А потом забери мои вещи из порта.
Глаза парня округлились.
– Вы пойдете со мной в порт, сэр?
– Думаю, это ни к чему. Разве ты один не справишься?
– Еще как справлюсь, сэр! – Лицо сиамца засияло. В этот момент он был совсем не похож на того забитого юнца, каким предстал в кабинете Лангленда.
– О чем господин Лангленд просил тебя помнить? – спросил Йен.
Прасерт замялся.
– Отвечай! – потребовал Йен. – Ты ведь теперь работаешь на меня, не забывай об этом…
– Господин говорил, – гордо вскинул голову подросток, – что вы, сэр, очень важный человек, почти такой же важный, как его высочество. Он велел Мне во всем угождать вам и ничем вас не сердить. «Иначе, – сказал он, – пеняй на себя!» – Лицо парня помрачнело. – Вообще-то господин хотел подыскать вам слугу-англичанина, потому что не доверяет сиамцам, но, во-первых, ни один англичанин здесь не понимает по-сиамски, а во-вторых, никто из них не пойдет в слуги.
– Не беспокойся, приятель! – подбодрил его Йен. – Пока у меня нет причин не доверять тебе, а там посмотрим…
– Я никогда ничего не украл! Вы можете доверять мне, сэр! Я буду делать все, что прикажете!
– Вот и отлично. – Йен пристально посмотрел в глаза сиамцу. – Дело в том, что я хочу сообщить тебе один секрет.
– Секрет, сэр? – насторожился тот.
– Видишь ли, Прасерт, – лицо Йена стало серьезным, – вместе со мной сюда прибыла одна девушка. Она попала на мой пароход, переодевшись парнем-сиамцем…
– Должно быть, она очень глупая! – немедленно решил Прасерт.
– Ну почему сразу глупая? Хотя, конечно, это было не очень умно с ее стороны… Так вот, господин Лангленд до сих пор не знает, что она девушка, – думает, что парень, и я бы предпочел, чтобы он продолжал так думать. Могу я на тебя положиться?
– А девушка красивая? – деловито осведомился Прасерт.
– Красивая. – Йен улыбнулся, вспомнив, как Эсме лежала нагой на его койке.
– Хорошо, сэр, – кивнул Прасерт, – я сохраню ваш секрет. Господин Лангленд ничего не узнает!
– Ну, спасибо, дружок!
Вскоре сиамец уже вел Йена к гостинице, по дороге отвечая на его вопросы о Чингмэе, которым, казалось, не было конца.
В вестибюле гостиницы они обнаружили Эсме, понуро сидевшую у стены, и Годфри, нервно расхаживающего взад и вперед.
– Черт побери, – набросился он на посла, едва увидев его, – наконец-то ты пришел! Дело в том, что в этой проклятой гостинице совершенно нет мест!
– Я это вижу. – Йен окинул взглядом переполненный холл.
– Придется тебе везти мисс Монтроуз в консульство. Кстати, она уже спрашивала, не найдется ли где-нибудь место школьной учительницы, и ей сказали, что учителя здесь пока не требуются. Это ее очень расстроило. Я бы уже отвез ее в консульство, но она заявила, что никуда не пойдет, пока не дождется тебя…
Йен кинул взгляд на склоненную голову Эсме – судя по ее виду, она действительно никогда не собиралась.
– Эй! – тихо позвал он.
Когда Эсме повернула голову, во взгляде ее угадывалась плохо скрываемая враждебность. Быстро поднявшись, она подошла к Йену.
– Как я поняла, ты до сих пор не отказался от своего плана? – с сарказмом проговорила она. Лицо ее казалось усталым, черты заострились, но подбородок был гордо поднят. Не такой встречи с ней хотел Йен, но выбирать не приходилось…
– На этот раз ты ошиблась, – он усмехнулся, – мои плавны изменились, и очень сильно. Если не возражаешь, мы с моим юным помощником отведем тебя на твою квартиру.
Годфри с удивлением посмотрел на посла, затем лицо его расплылось в понимающей улыбке, словно говорившей: «Знаем мы эти квартиры…» Но когда Йен кинул на него угрожающий взгляд, улыбка Годфри тут же погасла.
– Честно говоря, – обратилась Эсме к Йену, – я спросила скорее не о том, не передумал ли ты сдавать меня в консульство, а о том, собираешься ли сообщить моему отцу, где я…
– Возможно, но позже. Обстоятельства изменились. Теперь ты не можешь оставаться ни в консульстве, ни здесь, в гостинице.
Из его слов Эсме поняла лишь, что произошло нечто меняющее не только ее место жительства, но и статус.
– И в чем же, собственно, дело? – поинтересовалась она.
– Я все тебе объясню, когда мы прибудем на твою квартиру. – «Нашу квартиру», – добавил он про себя.
Эсме скрестила руки на груди:
– А я не сдвинусь ни на шаг, пока не узнаю правду!
– Что ж, в таком случае, – осклабился посол, – мне придется тащить тебя на веревке…
– Ты не посмеешь!
– Еще как посмею. И учти – никто меня не остановит, поскольку все будут думать, что ты парень-сиамец. Я скажу, что ты мой раб, и после этого никто не задаст мне ни одного вопроса.
Эсме ничего не оставалось, как признать свое поражение. Она знала, что хотя рабство в Сиаме официально запрещено, на деле оно встречается сплошь и рядом, особенно за пределами столицы. Плечи ее поникли…
– Возьми вещи, – приказал Йен Прасерту, указывая на лежащую на полу сумку.
Подросток даже не пошевелился. Йен повернулся к нему, чтобы повторить приказ, и увидел, что сиамец с изумлением смотрит на Эсме.
– Это и есть та девушка? – неловко спросил он.
– Да, а что?
– Она выглядит очень… очень…
– По-сиамски? – усмехнулся Йен.
– Нет. Я знаю, что она не сиамка.
Уже в следующее мгновение, осознав, что Йен дал ему приказ, Прасерт потянулся за сумкой, но Эсме опередила его. Вскинув сумку на плечо, она что-то произнесла по-сиамски.
– В чем дело? – подозрительно спросил Йен.
– Она сказала, что понесет сумку и будет похожа на слугу-сиамца, – перевел Прасерт, хотя знал, что Эсме и сама способна ответить. Видимо, он был удивлен логичностью слов девушки, по еще больше тем, что она так бойко говорит по-сиамски.
– Пусть делает что хочет. – Посол пожал плечами. – Так мы идем? – спросил он, обращаясь к сиамцу.
– Как прикажете, сэр.
Йен попытался взять Эсме за руку, но девушка отстранилась.
– Не бойся, – ядовито усмехнулась она, – я от тебя не сбегу!
Наконец они тронулись. Возглавлял процессию Прасерт – ведь именно он был проводником. За ним шла Эсме, гордо распрямив спину, словно ей было все равно, за кого ее примут – за парня-сиамца или за кого-нибудь еще. Йен шел позади, не в силах оторвать взгляд от ее бедер, подрагивающих при каждом шаге, и чертыхался про себя. Бог свидетель, ему не хотелось возвращать Эсме отцу и еще меньше хотелось, чтобы она вышла замуж за этого мерзкого Майклза. Но даже если отец Эсме все-таки решит расторгнуть ее помолвку – что тогда? Сможет ли Йен спокойно отпустить ее домой, понимая, что ему никогда больше не придется увидеть ее? Он знал, что не простит себе этого в течение всей оставшейся жизни. Однако на то, чтобы убедить Эсме ответить ему взаимностью, у него в запасе всего несколько дней…
Эсме не раз уже заявляла ему, что никогда не станет его любовницей. Но может быть, мелькнуло вдруг в его голове, она согласится стать его женой? Йен был готов и на это. Он осознавал, что его страсть к Эсме не сводится к одному лишь сексуальному влечению. Он хотел ее всю – не только ее тело, но и ее душу, ее любовь… И он уже успел понять, что Эсме вовсе не так доступна, как ему представлялось вначале. Вот если бы она испытывала к нему хотя бы половину той страсти, которую, вероятно, испытывает к Раштону…
Руки Йена машинально сжались в кулаки. Раштон! Эсме сделала ложный выбор – француз явно не заслуживает ее. Что еще можно сказать об этом человеке после того, как он решил помочь отцу своей любовницы выдать ее замуж за человека, которого она презирает? На такое способен лишь тот, кто напрочь лишен чести и совести. Впрочем, как знать, может быть, вся эта история с Раштоном не более чем чей-то гнусный вымысел и девушка на самом деле чиста, как первый снег…
Но возможно ли, чтобы Эсме действительно была невинна? С одной стороны, ухаживания Йена вроде бы шокируют ее, с другой – порою она на них отвечает совершенно откровенно… Может ли быть такая чувственность у девственницы, которой ни разу ни касался мужчина?
Он вспомнил их первый поцелуй и то, как она пыталась вырваться из его объятий. Тогда Эсме действительно произвела на него впечатление невинного, неискушенного создания. Впрочем, теперь он знал, что эта актриса умеет, если надо, разыграть какой угодно спектакль…
Эсме вдруг обернулась, и это прибавило Йену решимости. Черт побери, он овладеет ею во что бы то ни стало! Какой смысл ему отказываться от такого блаженства? Если она и не любит его сейчас, то полюбит со временем… Но конечно, слишком увлекаться этой красоткой не стоит – кому, как не ему, знать, насколько опасна бывает порой безоглядная страсть… Не успеешь опомниться, как окажешься в силках женщины, которая превратит твою жизнь в ад!
Злость Эсме нарастала с каждой минутой, и к тому времени, когда они, достигнув пункта назначения, остановились перед каким-то высоким забором, она была уже не в силах сдерживать себя. Причиной столь непомерной злости была клятва посла, из которой следовало, что он не уедет из Сиама, пока она не станет его женщиной. Если бы не эта фраза… Она уже начала привязываться к Йену и даже простила ему то, что он упорно продолжает считать ее любовницей Раштона. Но теперь же его слова живо напомнили ей о том, что в отношении к ней посла, по сути дела, ничего не изменилось – он по-прежнему считал, что имеет право на нее и без вступления в законный брак.
Когда посол упомянул некое новое обстоятельство, Эсме подумала, что он собирается оставить ее в Чингмэе; но даже это ее не слишком обрадовало: как она успела узнать от гостиничного клерка, спрос на учителей английского в Чингмэе катастрофически падал – антифранцузские настроения среди сиамцев стали настолько сильны, что они в результате стали смотреть с подозрением на любого иностранца.
Тем не менее, Эсме не отчаивалась: она могла, к примеру, попытаться устроиться к кому-нибудь гувернанткой… И если и это не получится, то, в конце концов, она ведь умеет стирать и готовить…
Эсме огляделась вокруг – как раз в этот момент они входили в неказистые ворота, за которыми скрывался большой вполне респектабельный дом с аккуратным садиком перед ним. Дом, очевидно, раньше принадлежал человеку весьма небедному, ибо в отличие от большинства домов в Сиаме, стоящих на сваях, чтобы спастись от частых здесь наводнений, он располагался на специально насыпанном ради этой цели холме. Верх окружавшего дом каменного забора был засыпан битым стеклом – защита от воров, к которой в здешних краях прибегали лишь самые богатые жители.
Эсме с подозрением покосилась на Йена, но тот не проронил ни слова. Тем временем Прасерт, открыв дверь, повел их через прихожую и коридор в гостиную.
Эсме шла за ним с замирающим сердцем. Уж не собирается ли посол поселить ее здесь и сделать своей любовницей, и не поэтому ли он не повез ее в консульство? Интересно, кто платит за эти хоромы? Сам Йен, очевидно, будет жить при консульстве в здании, наверняка таком же большом и роскошном, как в Бангкоке, а ее оставит здесь. Оно и понятно – зачем ему лишний раз подчеркивать, что у него есть любовница?
«Что ж, если таковы его планы, – думала Эсме, – пусть приготовится к войне! Как только он покинет эту комнату, я запрусь изнутри на ключ и больше никогда не пущу его!»
Приняв столь кардинальное решение, она внимательно оглядела комнату, в которой собиралась совершить этот подвиг. Изысканная мебель из красного дерева, роскошные персидские ковры во всю стену…
Эсме устало опустила свою сумку на пол. Дорога к новому дому оказалась долгой, и Эсме едва держалась на ногах, но она не хотела, чтобы Йен или Прасерт помогали ей. Впрочем, что до Прасерта, то Эсме успела даже немного привязаться к этому смышленому парнишке, который всю дорогу развлекал ее забавными историями из жизни и быта Чингмэя.
– Теперь я пойду за вашими вещами, – сказал Прасерт Йену.
– Зачем? – обратилась Эсме к парню по-сиамски. – Лорд Уинтроп здесь жить не будет!
Несмотря на то что Йен не знал сиамского, он, очевидно, догадался, что сказала Эсме, и глаза его вспыхнули; но они по-прежнему не обращала на него внимания.
Она сказала, сэр, – конфузясь, перевел Прасерт, – что вы не будете здесь жить!
В ответ Йен неожиданно рассмеялся.
– Она не права, – так же неожиданно прервав смех, твердо заявил он.
Эсме с испугом посмотрела на посла.
– В таком случае, – сказала она Прасерту по-сиамски, – если его сиятельство действительно намерен, здесь жить, отсюда ухожу я! Будь любезен, Прасерт, подыщи мне какую-нибудь другую квартиру. Не волнуйся, я тебе заплачу…
Для того чтобы прожить недельку-другую, денег у Эсме должно было хватить: во-первых, из того, что она взяла с собой, ей удалось не потратить ни копейки, во-вторых, во время путешествия Йен, несмотря на ее протесты, исправно платил ей за услуги переводчика.
Чем дальше сиамец переводил ее ответ, тем больше мрачнело лицо Йена.
– Зарубите себе на носу, молодой человек, – он гневно сдвинул брови, – в моем присутствии – ни слова по-сиамски, понятно?
Глаза парня удивленно округлились, но он тем не менее покорно кивнул.
– Теперь повтори, что она тебе сказала.
– Она сказала… – начал сиамец, но Эсме перебила его: – Не надо, я сама скажу. Я попросила Прасерта помочь мне забрать отсюда мои вещи, потому что, если ты остаешься здесь, то я – нет.
Некоторое время посол молчал, затем кивком головы он указал сиамцу на дверь, и тот, явно не желая присутствовать при ссоре, поспешил удалиться.
Йен сделал шаг по направлению к Эсме, но она, подняв руку, решительно остановила его:
– Ты не можешь заставить меня! Если так, то я лучше пойду в консульство!
– Между прочим, – взгляд Йена стал жестким, – твой отец уже едет сюда!
– Ты послал ему телеграмму! – Эти слова прозвучали не кик вопрос, а как обвинение.
– Вовсе нет, – поспешил уверить ее посол. – Но вот почти несколько недель назад получили в консульстве. – Порывшись в кармане, Йен извлек измятый листок бумага и протянул его Эсме.
Трясущимися руками она развернула листок. Это была телеграмма от Раштона, посланная из Бангкока. Она попыталась читать, но строчки плыли перед ее глазами, и в результате слова казались лишенными всякого смысла. Однако когда в конце концов до нее дошел смысл написанного, Эсме не поверила своим глазам – ее отец просил задержать в консульстве Лека! Но если ему каким-то образом удалось узнать имя, под которым она путешествовала, стало быть, он знает все! Сердце ее замерло. И кто же предал ее? Не иначе «верные» подруги!
– Обрати внимание на дату, – уже мягче произнес посол. – По ней можно заключить, что твой отец будет здесь через пару дней, максимум через неделю.
– Через неделю! – чуть слышно прошептала Эсме. Отчаяние ее не знало границ. Увы, все было напрасно – переодевание, побег из дома, а главное – попытка начать самостоятельную, независимую жизнь. Неужели ей и впрямь не суждено избежать брака с Майклзом? Слезы ручьем полились по ее щекам. Она вдруг представила, как Майклз целует ее. В отличие от поцелуев Йена ласки этого мерзкого купца не могли вызывать ничего, кроме отвращения…
Когда Йен, обняв, прижал ее к себе, Эсме не противилась – теперь ей было все равно…
– Успокойся, девочка, – шепнул он ей на ухо, – все будет хорошо…
– Я не хочу за Майклза, не хочу!.. – повторяла Эсме сквозь душившие ее слезы.
– И этого не будет, – твердо произнес посол.
Подняв голову, Эсме посмотрела в глаза Йена. Из них как будто исходила магическая сила, наполнявшая все ее существо ответным желанием. Но когда он склонился, чтобы но целовать ее, Эсме опустила голову. Йен не стал настаивать, но не выпускал Эсме из своих объятий. И все же она не мог не позволить себе ответить на молчаливый призыв растворится в его поцелуе – по крайней мере, до тех пор, пока ей не станет ясно, что он имеет в виду, говоря, что она не станет женой Майклза.
– Так ты действительно не собираешься говорить моему отцу, где я? – с надеждой спросила она.
– Женой Майклза тебе не быть, – вместо ответа повторил он.
– Но почему?
– Потому что я этого не допущу. Если твой отец едет сюда с целью выдать тебя за Майклза, ему придется сначала иметь дело со мной. Клянусь, я тебя никому не отдам.
– Что значит «не отдам»? – Пальцы Эсме нервно теребили пуговицы на рубашке Йена. – Ты собираешься жениться на мне?
Посол молчал.
– Понимаю… – Голос Эсме задрожал. – Конечно, сын графа не женится на такой, как я! Вот «взять под покровительство» – или как там выражаются у вас в Англии? – другое дело…
– А разве ты сама этого не хочешь? – Йен легонько поправил пальцем упавшую на ее лоб прядь волос. – Неужели это так ужасно?
Эсме задумалась. Хочет ли она этого? Ей казалось, что теперь уже она не уверена ни в чем. Стоило Йену всего лишь прикоснуться к ней, как она забывала обо всем и готова была все ему простить, и не потому, что он был чертовски привлекательным мужчиной, просто Эсме уже успела сродниться с ним. Ей нравились его быстрый ум, его обширные познания, его темперамент – Йен умел быть и страстным, и нежным… Во всяком случае, как мужчина он был бы для нее весьма неплохим вариантом…
И все же она чувствовала, что стать любовницей посла для нее мало. Ей хотелось стать его законной женой, взять его фамилию – как символ того, что Йен предпочитает ее всем остальным женщинам. Ей хотелось любви.
Эсме словно посмотрела вокруг себя другими глазами. Лишь в этот момент она впервые осознала в полной мере, что любит Йена и хочет его любви, и это осознание явилось для нее шоком.
Внутренняя борьба, должно быть, отразилась на ее лице, ибо Йен встревоженно посмотрел на нее.
– В чем дело, девочка? – осторожно спросил он. – Надеюсь, я тебя ничем не обидел? Я, кажется, никогда не делал секрета из того, что хочу тебя!
«То-то и оно, – с горечью подумала Эсме. – Хочешь, но не любишь. А я хочу твоей любви больше всего на свете…» Как ни сердилась она на Йена за то, что он считал ее едва ли не последней шлюхой, как ни пыталась бороться со своим чувством, чувство это, очевидно, было сильнее ее. В этот миг она смотрела на человека, который держал ее в объятиях, так, как будто видела его впервые. Да, она любит его… но не смеет сказать ему об этом, боясь услышать отказ, боясь, что он снова решит, будто она обманывает его ради каких-то своих тайных целей… Кроме того, Эсме чувствовала, что не может оставаться с Йеном в одном доме теперь, когда окончательно определила свое чувство к нему.
– Пусти! – Она попыталась вырваться из цепкого кольца его рук. – Прошу тебя! Я никогда не стану твоей любовницей, и не буду жить с тобой в одном доме! Лучше уж я поеду в консульство и буду ждать прибытия отца!
– Не пущу!
Йен по-прежнему не сводил с нее глаз, но для Эсме этот взгляд был как пытка, и она хама отвернулась от него.
– Не пущу, – повторил он. – Почему ты все время стараешься покинуть меня, Эсме? Неужели ты по-прежнему меня ненавидишь?
– Нет. – Она не могла больше лгать ему. – Этого не было никогда.
– Тогда, может быть, ты все-таки скажешь, какое чувство ко мне испытываешь? – В голосе Йена звучала неподдельная мука.
Эсме молчала, по-прежнему избегая его взгляда. Взяв за подбородок, он повернул ее голову и заглянул в глаза.
– Черт побери, Эсме, ты хотя бы выслушай меня!
Она притихла, ожидая, что он скажет на этот раз.
– В телеграмме Раштон просит задержать в консульстве Лека – Лека, а не Эсме Монтроуз. Как, очевидно, надеется твой отец, никто не знает, что Лек и ты – один и тот же человек, и он не хочет, чтобы кто-нибудь это узнал. Разве ты не готова пощадить его чувства? К тому же, я думаю, не и твоих интересах сообщать всем, что ты провела больше месяца на пароходе одна в компании шестерых мужчин. Зачем тебе лишние сплетни? Или ты настолько не дорожишь своей репутацией, что тебе уже все едино?
– Хорошо, – Эсме кивнула, – если ты так хочешь, я могу поехать в консульство под видом Лека.
– Но я же сказал, что не допущу этого! Они, возможно, посадят тебя под арест, а тебе это вряд ли нужно. Уж лучше тебе остаться здесь. В консульстве уже знают, что Лек прибыл со мной и я сам о нем позабочусь до прибытия мистера Монтроуза.
Эсме, конечно же, предпочла бы остаться с Йеном, чем сидеть под арестом в посольстве, но боялась, что, оставшись с ним, не сможет противостоять своей страсти. Лучше бы ей сейчас найти хоть какой-нибудь уголок, где бы у нее была возможность побыть наедине с собой и попытаться придумать какой-нибудь способ избежать брака с Майклзом.
– Извини, Йен, – твердо заявила она, – я не буду жить с тобой в одном доме!
– Но должна же ты где-то жить по крайней мере до приезда отца! Или ты предпочитаешь улицу?
– Хорошо, – она вздохнула, – но что ты скажешь моему отцу, когда он приедет?
– Ничего. Просто спрячу тебя, и не буду говорить ему, где ты, пока он не откажется выдавать тебя за Майклза.
– Допустим, он и в самом деле откажется. Что потом?
– Дальнейшее зависит только от тебя. – Йен еще крепче прижал Эсме к себе. – Ты можешь остаться со мной…
– И стать твоей любовницей? – усмехнулась она.
– А чем это, собственно, плохо? Уверяю тебя…
– В чем? Что ты будешь верен мне и никогда не променяешь на другую женщину? Станешь таскать меня с собой всюду, куда бы тебе ни довелось поехать?
«Что ты всегда будешь любить меня?» – хотелось услышать ей, но Йен молчал. Эсме не сомневалась, что зашла слишком далеко и требует от него слишком многого. Как он может обещать все это, если до сих пор не доверяет ей до конца? Она понимала, что, если бы посол сейчас поклялся ей во всем том, что она от него хотела, для него это означало бы на всю оставшуюся жизнь связать себя клятвой с какой-то сомнительной девицей лишь ради того, что в данный момент он испытывает насущную потребность удовлетворить свою страсть…
– Вот, значит, настоящая причина того, что ты не хочешь вести меня в консульство? – усмехнулась она. – Ты надеешься затащить меня в постель в обмен на то, что поможешь мне убедить отца не отдавать меня замуж за Майклза?
Йен вздрогнул, словно от пощечины.
– Я надеялся… – проговорил он, – и все еще надеюсь… что ты перестанешь наконец противиться той страсти, которую сама – я знаю это! – испытываешь ко мне. Но это не единственная причина…
– И в чем же другая?
Йен резко, почти грубо приподнял подбородок Эсме.
– Черт побери, неужели не понимаешь, что ты мне нужна – нужна как воздух! Если ты останешься в консульстве, я просто не переживу этого. Заявись ты туда как Эсме, к тебе приставят кучу мамок и нянек, а представься Леком – тебя посадят под арест. В обоих случаях мы не сможем быть вместе. А мне нужно каждый день видеть тебя, говорить с тобой… Зови меня идиотом, но я не могу без тебя!
Глядя в возбужденно блестевшие глаза молодого человека, Эсме не могла не догадываться, каких усилий стоило ему это признание. Губы Йена были так близки к ее губам, одного соприкосновения их было бы достаточно, чтобы она забыла все на свете, забыла самое себя… Кровь бешено билась в висках Эсме, и ей казалось, что дразнящий голос шепчет ей: «Сдавайся, сдавайся! Прекрати эту бессмысленную борьбу с собой, уступи тому, чего ты хочешь больше всего на свете…»
Но девушка прекрасно знала, что, если бы она и прислушалась к этому голосу, все равно не получила бы желаемого, а получить только часть было бы, пожалуй, еще большей пыткой, чем не получить ничего.
– Воля твоя, Йен, – еле слышно проговорила она, – я не могу остаться с тобой.
Едва она произнесла эти слова, как Йен тут же отпустил ее. Эсме испуганно посмотрела на него – лицо его теперь казалось каменным, словно и не светилось нежностью всего минуту назад…
– Так ты предпочитаешь выйти за Майклза, а не принадлежать мне? – В голосе Йена слышалось страдание.
– А почему ты решил, – выпалила она, – что третьего мне не дано?
– Ах вот оно что! – Посол усмехнулся, – Ну разумеется, ты задумала еще какой-нибудь план, чтобы убежать от отца! И что же ты собираешься делать? Просить милостыню на улицах? Торговать собой? Снова переоденешься Леком?
– Пока не знаю. И вообще, тебе-то что до этого? – огрызнулась она. – Не беспокойся, я не пропаду – найду себе какую-нибудь работу…
– Ну уж нет, – брови Йена решительно сошлись к переносице, – я не позволю тебе пропадать на улице. Ни за что! Ты останешься здесь, пока не приедет твой отец!
– Никто не посмеет держать меня где бы то ни было против моей воли!
– Никто? Я посмею! – Круто повернувшись, посол направился к двери.
– Ты еще пожалеешь об этом!
Задержавшись на мгновение, Йен обернулся:
– Возможно. Но я пожалею еще сильнее, если брошу тебя одну в незнакомом городе!
Он вылетел из комнаты словно пуля, нарочито громко хлопнув дверью, и через мгновение Эсме услышала звук поворачивающегося в замке ключа.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лунное очарование - Мартин Дебора



интересный роман 10 из 10 мне очень понравился!!!!!!!!!
Лунное очарование - Мартин ДебораНАТАЛИЯ
13.05.2014, 10.38





Приятный роман, но много надуманностей и несуразностей в поведении героев: 7/10.
Лунное очарование - Мартин Дебораязвочка
13.05.2014, 12.22





Хороший роман.Без сильных страстей.Читайте!10 баллов.
Лунное очарование - Мартин ДебораНАТАЛЮША
30.11.2014, 14.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100