Читать онлайн Лунное очарование, автора - Мартин Дебора, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лунное очарование - Мартин Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лунное очарование - Мартин Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лунное очарование - Мартин Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Дебора

Лунное очарование

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Эсме проснулась от того, что пароход неожиданно дернулся и остановился. Быстро вскочив, она заплела волосы в косичку и потуже перебинтовала грудь. Едва она успела натянуть куртку, как раздался стук в дверь.
– Выходи немедленно! – Голос принадлежал Йену.
Девушка рывком открыла дверь. На этот раз посол предстал перед ней в совершенно необычном виде – жилет его был расстегнут, волосы растрепаны… Судя по всему, Йен еще не отошел ото сна.
Не говоря ни слова, он потащил ее на палубу, где капитан-сиамец отдавал какие-то приказания двум матросам.
– Что происходит? – спросила Эсме капитана по-сиамски. – Почему мы остановились?
– Напоролись на мель. – Капитан чертыхнулся. – А тут еще, как на грех, подвернулось бревно и повредило руль. До берега я кое-как дотянул, но теперь придется разбить лагерь и заняться починкой.
Эсме перевела слова капитана.
– И сколько это займет времени? – недовольно спросил посол.
– Нужно заделать дыру в корпусе и поставить новый руль, – ответил капитан. – На это потребуется два-три дня.
– Три дня?! – взревел Йен. – Этого еще не хватало! – Он нервно забегал по палубе, а затем, схватив Эсме за руку, потащил ее в свою каюту.
Как только они вошли внутрь, Йен поспешно запер за собой дверь.
– Садись! – приказал он.
Эсме покорно опустилась с кресло, отлично зная, что в те моменты, когда посол был не в духе, спорить с ним означало навлечь на себя лишние неприятности.
Лорд Уинтроп возбужденно мерил шагами узкое пространство каюты; губы его сжались в тонкую линию.
– Послушай, красавица, – неожиданно спросил он, поворачиваясь к ней, – о чем ты разговариваешь с членами команды, когда не переводишь для меня?
Эсме показалось, что в голосе посла прозвучала скрытая угроза.
– Ну, расспрашиваю их, какие места мы сейчас проплываем. А что?
Посол нервно взъерошил и без того растрепанные волосы. Прошло не меньше минуты, прежде чем он снова заговорил:
– Припомни хорошенько: не говорил ли кто-нибудь из членов команды, что мы, возможно, не сумеем прибыть в Чингмэй вовремя?
Эсме невольно напряглась.
– Нет. Кажется, ничего, такого не было, – нерешительно ответила она.
Брови Йена сошлись на переносице, и некоторое время он пристально вглядывался в лицо Эсме.
– И ты сама никому не говорила, что мы, возможно, не уложимся в срок? Припомни хорошенько…
– Разумеется, я никогда не говорила ничего подобного! – Эсме никак не могла понять, для чего посол затеял весь этот разговор.
Йен молча продолжал мерить шагами каюту.
– Да в чем, наконец, дело? Что-то случилось? – не выдержала она.
– Если бы я сам знал точно, что происходит! Возможно, ничего страшного и не случилось, однако…
Йен остановился и, облокотившись на стол, долго вглядывался в лицо своей юной собеседницы.
– Послушай, Эсме, – произнес он наконец, – я должен кое о чем тебя попросить. Бог свидетель, я не стал бы этого делать, если бы не мое плохое знание языка… Мне нужно, чтобы ты расспросила кое о чем членов команды. Сделай вид, что интересуешься этим лишь из любопытства, и никоим образом не давай понять, что выполняешь мое поручение.
– Что именно я должна узнать?
– Все, что сможешь, об этой аварии – как она произошла, почему они не разглядели эту чертову мель, какой нанесен ущерб, как часто случаются подобные аварии… Постарайся выведать все как можно подробнее!
– Но зачем тебе это?
– Так ты выполнишь мою просьбу или нет? – На скулах посла заходили желваки.
– Разумеется, хотя я не понимаю…
Йен молчал. Судя по его лицу, в нем сейчас совершалась какая-то внутренняя борьба. Таким Эсме его еще не видела – обычно он принимал решения быстро и без колебаний.
– Дело в том, – произнес он, – что авария вряд ли произошла случайно. Точных доказательств у меня нет, зато есть основания подозревать, что это дело рук проклятого китайца.
– Так ты полагаешь, что это Чен подстроил аварию? Но каким же образом?
Йен на мгновение задумался.
– Возможно, – наконец проговорил он, – этот негодяй подкупил кого-нибудь из матросов, а может, и самого капитана.
– Пожалуй, ты прав. – Эсме согласно кивнула. – Полагаю, французы крайне заинтересованы в том, чтобы задержать твое прибытие в Чингмэй.
– А ты не по годам догадлива, – усмехнулся посол. – Все обстоит именно так! – Он устало опустился в кресло. – Вот почему мне нужна твоя помощь.
– Я сделаю все, что в моих силах, поверь. – Эсме зарделась от сознания того, что Йен доверяет ей и нуждается в ее помощи, пусть услуга, о которой он ее просит, и невелика. Ей хотелось поблагодарить его за доверие, но в этот момент дверь распахнулась…
Через мгновение каюта наполнилась людьми. Гарольд, Годфри и Чен пришли с одной целью – узнать, чем была вызвана внезапная остановка парохода.
– Черт побери! – Годфри в сердцах хлопнул рукой по матрасу Йена. – Чует мое сердце – застряли мы надолго. Эти идиоты-матросы утверждают, что всего на пару дней, но когда сиамцы говорят «пара дней», это означает как минимум две недели!
– Я спросил капитана, – уверенно заявила Эсме. – Он поклялся мне, что через два, максимум три дня ремонт будет закончен!
– Даже если так… – Гарольд поежился, – посреди этих чертовых джунглей, да еще в таком месте, где на сто верст вокруг ни одной деревеньки, я чувствую себя не слишком комфортно. Завтра Рождество – как, скажите на милость, мы будем его праздновать?
– Рождество? – Все переглянулись.
– Нуда, – подтвердил Гарольд, – вы что, забыли? Понимаю, в нашем положении не до разносолов, но хотя бы индейку к Рождеству я должен отведать? Кто как, а лично я собираюсь праздновать, и баста!
– Черт побери, Гарольд, – проворчал Йен, – ты серьезно или шутишь? Что это за удовольствие пировать во время чумы?
– Так ты, старина, предлагаешь нам пропустить Рождество? Не думал, что ты такой зануда!
– До того ли нам сейчас…
– Гарольд прав, – неожиданно вступила в разговор Эсме. – Если уж мы все равно должны торчать здесь несколько дней без дела, то почему бы не повеселиться? Не вижу смысла портить себе праздник! Пусть лорд Уинтроп велит Хенли зажарить поросенка – среди его запасов ведь есть свинина…
Йен невольно усмехнулся – ишь как раскомандовалась, пигалица! Но Эсме, не обращая на него внимания, продолжала:
– Годфри пусть руководит нашим хором – он споет рождественские песенки… забыл, как они называются по-английски…
– Хоралы, – подсказал Гарольд.
– Да, хоралы. Тем временем мы с Гарольдом подыщем в лесу какое-нибудь деревце, которое заменит нам елку, – вместо игрушек на него можно повесить ягоды…
– Господи, зачем, все это? – скривился Йен. – От поросенка я, пожалуй, не откажусь, но прочее просто ни к чему.
– Не глупи, старик! – Годфри вальяжно прислонился к стене каюты. – Что за Рождество без елки? Разумеется, настоящей елки здесь не найдешь, но пусть будет что будет…
– Ладно уж, – Йен вздохнул. – Вас больше, так что я сдаюсь. Только тебя, Лек, в лес я все равно не отпущу – ты мне нужен здесь, а за «елкой» пойдут Гарольд и Годфри.
– Почему вы мне не доверяете, ваше сиятельство? – обиженно произнесла Эсме. – Я тоже хочу пойти!
– Йен, – Годфри осклабился, – по-моему, ты не рабовладелец, и Лек не твой раб! Что до меня, я буду чувствовать себя в большей безопасности, если рядом со мной будет настоящий сиамец! – Он похлопал Эсме по плечу. – Ты пойдешь с нами, приятель, и точка!
На этот раз Йен не стал возражать, но по тому, как заиграли желваки на его щеках, Эсме поняла, сколь неохотно он отпускает ее.
– Тогда, – она поднялась с кресла, – мы отправимся прямо сейчас! – Решительно повернувшись, Эсме вышла из каюты. Йен хотел последовать за ней, но оба атташе, преградив ему путь, взяли Эсме с двух сторон под руки. Послу ничего не осталось, как только покориться; тем не менее когда сходили на берег, она чувствовала, что его глаза неотступно следят за ними. Не выдержав, она обернулась, но Йена на палубе уже не было.
Раздвинув густо сплетенные ветви, Годфри вдруг испуганно вскрикнул – стремительно метнувшись из-под его ног, огромная змея быстро проползла мимо них и скрылась в кустах.
– Черт, а ведь посол прав, – прошептал Годфри, – может, не надо нам никакой елки?
– Что, испугались? – поддразнила его Эсме. Она не сомневалась, что больше всего на свете атташе боится прослыть трусом.
– Испугался? Я? – Годфри картинно расправил плечи. – Ничуть не бывало! Просто… Ведь в этом лесу можно и заблудиться!
– Мы не заблудимся, если не будем отходить далеко от реки, – успокаивающе проговорила Эсме. – А теперь идемте!
– Откуда тебе известно о Рождестве, Лек? – спросил Годфри. – Вы, сиамцы, кажется, Рождество не празднуете!
– Я не чистый сиамец, а наполовину француз. К тому же я вырос в иезуитском приюте – там Рождество всегда праздновали!
– Да, понимаю, – хмыкнул Годфри, – воспоминания детства и все такое…
– Чего пристал к парню? – недовольно проворчал Гарольд. – Захотелось ему вспомнить детство – и пусть, это его право. Пошли, Лек, вперед! – Гарольд вскинул голову. – Посмотрим, что за елки растут в этом лесу…
Годфри, который, казалось, все больше сомневался в разумности этой затеи, тем не менее в конце концов тоже последовал за ними.
Поиски не отняли у них много времени – почти сразу же они набрели на небольшое деревце, которое отчасти напоминало елку.
Гарольд сбегал на пароход за топориком и, вернувшись, принялся рубить «елку», а Эсме тем временем оглядывала близлежащие кусты в поисках того, что могло бы послужить в качестве украшений.
– Смотрите, – она указала на куст, усыпанный красными ягодами, – кажется, это подойдет… Из них можно сделать гирлянду!
Ее спутники удивленно переглянулись. Эсме не сразу поняла, что, увлекшись, ведет себя слишком по-девичьи, а поняв, сразу же постаралась исправить ошибку.
– И кто поможет нам сделать эту гирлянду? – со скучающим видом поинтересовался Годфри. – Я лично совершенно не умею управляться с иголкой и ниткой!
– Думаю, я смогу, – отозвалась Эсме. Годфри недоверчиво посмотрел на нее.
– В приюте нас учили шить, – объяснила она. – Кто, если понадобится, пришьет сироте пуговицу или заштопает носки? Он сам должен это уметь!
Годфри это объяснение, судя по всему, не убедило, но спорить он не стал.
Вскоре дерево было срублено, и все трое принялись набивать карманы красными ягодами. Затем атташе двинулись в обратный путь, но Эсме не торопилась.
– Ты что, не идешь с нами, Лек? – удивился Гарольд.
– Отнесите дерево в мою каюту, – проговорила она, – я скоро. Хочу еще немного побродить по лесу.
Как только мужчины скрылись из виду, Эсме побежала туда, откуда доносились звуки журчащей воды – она различила их сразу же, как только они вошли в лес. Чутье не обмануло ее – вскоре перед ней предстал журчащий по камням ручей с чистой, прозрачной водой.
Эсме так ждала этой минуты – ей давно хотелось искупаться по-настоящему! Мужчины каждый день купались в реке, но она, разумеется, не могла к ним присоединиться и довольствовалась умывальником в своей каюте.
Девушка отлично знала, что расслабляться ей не следует: джунгли могут угрожать многими опасностями – тигры, ядовитые змеи, разбойники, охотящиеся за случайным путником… Но ручей так манил ее своей прохладой, своей первозданной чистотой… Когда еще представится такой случай? Мутноватые воды реки, по которой они плыли, разумеется, не могли сравниться с этими прозрачными, переливающимися на солнце струями…
Пройдя вдоль ручья в глубь леса, чтобы никто не заметил ее с парохода, и увидев небольшой водопад, Эсме решила, что это место идеально подходит для купания, и поспешила скинуть надоевшую ей приютскую форму. Собственная нагота в условиях, когда кто-нибудь все же мог за ней подсматривать, смущала ее, и она уже подумывала, не отказаться ли от этой затеи, но желание окунуться в прохладные воды и смыть наконец с себя многодневный пот оказалось сильнее. По большому счету не мешало бы также постирать одежду, но это отняло бы слишком много времени.
Внезапно Эсме прислушалась – ей показалось, что рядом в кустах что-то хрустнуло… Она замерла, вглядываясь в глубь леса. Нет, кажется, все тихо. Должно быть, ей просто померещилось – сказалось нервное напряжение последних дней…
Аккуратно сложив одежду и положив ее на камень, Эсме расплела волосы. Зажмурившись, она вошла в воду, которая оказалась холоднее, чем ей представлялось поначалу. Ручей, должно быть, стекал с вершины горы, выходя из ледника, и, несмотря на жаркое солнце, не прогревался как следует, но теперь уже ничто не могло остановить Эсме.
Она осторожно ступала по перекатывавшимся под ее ногами камушкам на дне, пока в том месте, где ручей стекал с холма водопадом, ей не встретилось озерцо, достаточно глубокое для купания и с более теплой водой.
Эсме отважилась разок нырнуть с головой, затем с наслаждением подставила тело хрустальным струям водопада. Ей нравилось проводить время наедине с первозданной красотой природы, смотреть в лазурное небо, забыть хотя бы на миг обо всех своих проблемах… Тугие, упругие струи омывали все ее тело, и ей казалось, что вместе с телом очищается ее ум, становится таким же светлым и прозрачным, как эта вода…
Но Эсме не могла позволить себе долго нежиться в покое. Чего доброго, Гарольд и Годфри начнут ее искать и обнаружат, что Лек на самом деле вовсе и не Лек…
Эсме направилась к камню, где лежала ее одежда, как вдруг, краем глаза заметив какое-то движение, замерла на месте. Кровь заледенела в ее жилах. Из кустов, отвратительно ухмыляясь, на нее смотрел Хенли. Эсме поспешила пригнуться, но ручей был слишком мелок и не скрывал ее от похотливых взоров моряка.
– Вот так штука! – Хенли мерзко осклабился. – Оказывается, наш маленький Лек вовсе и не мальчик, а девочка! Я должен был об этом догадаться, хотя бы по тому, как часто его сиятельство уединяется с тобой в каюте! Хитер же он, однако, – везет с собой свою любовницу, да еще замаскировал ее так, что не подкопаешься…
– Как вы нашли меня? – спросила Эсме, лихорадочно оглядываясь по сторонам, чтобы найти путь к отступлению.
– Когда ты и эти два франта отправились в лес, я последовал за вами – решил, что мне предоставляется хороший случай расквитаться с Леком за то, что он тогда выставил меня идиотом на этом чертовом базаре. Но когда ты разделась, я понял, что расквитаться с тобой я могу даже лучше, чем предполагал. – Хенли подошел вплотную к воде.
Эсме вдруг с ужасом поняла, что все время, пока она купалась, Хенли подглядывал за ней из кустов. Впрочем, то, что он видел ее обнаженной, могло еще оказаться цветочками по сравнению с тем, что этот тип готовится сотворить с ней. Но куда же бежать? На одном берегу – Хенли, другой слишком крут, чтобы на него взобраться… Остается только идти ио ручью…
Эсме попыталась бежать, но Хенли, мигом поняв ее замысел, бросился за ней, и уже через минуту его ручищи вцепились ей в плечи.
– Что, попалась, пташка? – Кок грубо повернул ее лицом к себе и, приподняв, словно перышко, взвалил на плечо. Эсме отчаянно колотила кулаками по спине негодяя, но тот не обращал на это ни малейшего внимания.
Выйдя на берег, Хенли швырнул ее на траву так резко, что у Эсме перехватило дыхание. – Не успела она вскрикнуть, как он уже навалился на нее всем телом, зажав ей рот своей мясистой ручищей. Рванув Эсме другой рукой за волосы, он заставил ее смотреть прямо в его холодные, безжалостные глаза.
– Погоди-ка, крошка… – прищурился моряк. – Уж не та ли ты девчонка, что отказала мне когда-то на пристани? Черт побери, та или не та? Кивни, если я угадал!
Разумеется, Эсме не стала выполнять его просьбу, но страх, отразившийся в глазах, выдал ее.
– Готов поспорить, что я прав! Черт побери, у меня давно чешутся руки отомстить лорду Уинтропу за то, что он помешал мне тогда с тобой позабавиться! Я уговорил его секретаря-китайца нанять меня на чертов пароход лишь для того, чтобы получить возможность это сделать, но не ожидал, что случай сам приплывет ко мне в руки! Думаю, его сиятельство не станет возражать, если я как следует с тобой позабавлюсь, – не все же ему одному, в конце концов! А если даже что-то его не устроит, не важно – все равно ему не суждено тебя больше увидеть!
Дрожь Эсме от этих слов только усилилась. Подонок, судя по его словам, не собирался ограничиваться одним изнасилованием. Но что еще он может предпринять? Убить ее? Или похитить? Еще неизвестно, что хуже. Разумеется, в случае похищения она останется жива, может быть, впоследствии даже сумеет освободиться, но то, что ей придется пережить, возможно, окажется хуже самой смерти…
Поскольку Эсме молчала, Хенли убрал руку с ее рта, и в тот же миг громкий пронзительный вопль Эсме дал ему понять, что он ошибся. Хенли поспешил вернуть руку на прежнее место.
– Кричи не кричи, крошка, – вновь осклабился он, – никто тебя здесь не услышит!
Эсме с ужасом поняла, что он прав – неумолчный шум водопада перекроет любой крик! В отчаянии она начала колотить Хенли кулаками, пытаясь вырваться, но кок лишь ухмылялся, держа ее словно в тисках.
– Вот тебе мой совет, крошка: лучше побереги силы. Будешь вести себя смирно – глядишь, я отпущу тебя!
По усмешке, с которой моряк произнес последнюю фразу, Эсме поняла, что отпускать ее он не собирается. Тем не менее, поскольку терять ей было нечего, она решила попытаться уговорить его.
– Я никогда не была любовницей лорда Уинтропа, – прохрипела Эсме, как только Хенли освободил ее рот. – Тем не менее, ему известно, кто такой Лек на самом деле. Если я не вернусь из леса, он непременно пойдет меня разыскивать, так что не безопаснее ли вам отпустить меня?
– Отпустить тебя? – Хенли злобно захохотал, обнажив гнилые зубы. – Ну уж нет, крошка! По милости твоего придурка я остался в этом чертовом Бангкоке без гроша в кармане, и все из-за тебя, шлюха вонючая! Будь моя воля, самой лучшей местью ему было бы, если бы я трахнул тебя у него на глазах, а он смотрел бы и ничего не мог сделать!
Кок, резко дернувшись, достал что-то из кармана; Увидев и его руке огромный нож, девушка похолодела.
– Не дрейфь, это всего лишь на всякий случай. – Хенли ухмыльнулся. – Если твой любовничек действительно придет за тобой, я выпущу ему кишки этой маленькой штучкой – пусть подыхает, глядя, как я трахаю его шлюху! Вот это было бы зрелище! Не думаю, однако, что он отважится спасать твою шкуру, – должно быть, его сиятельство сейчас дрыхнет вовсю или сидит за своими бумагами!
Эсме вспомнила, что, когда она покидала пароход, Йен действительно выглядел каким-то сонным, что, впрочем, и немудрено – от ответственности, навалившейся на него в последнее время, и впрямь будешь чувствовать себя усталым…
– Так что никто тебе не поможет, крошка. – Хенли приставил нож к ее шее. – Пока тебя хватятся, я окажусь уже далеко отсюда, и только твой трупик расскажет им, что моя месть удалась!
– Если это и произойдет, – пересохшими губами прошептала Эсме, – покоя тебе не будет! Йен разыщет тебя и за тридевять земель!
– Твой дружок не станет этим заниматься – у его сиятельства есть дела поважнее. Станет он горевать из-за какой-то шлюхи! Да таких, как ты, у него пруд пруди! Впрочем, довольно болтать – мне уже не терпится испробовать, какова ты в деле!
Рука, державшая Эсме за волосы, в одно мгновение перехватила оба ее запястья, заломив их у нее над головой, в то время как другая рука продолжала держать нож у горла. Приподнявшись на одно колено, Хенли оглядел ее похотливым взглядом. Эсме показалось, что она сейчас умрет от стыда и унижения. Она закрыла глаза, не в силах видеть это грубое, отвратительно ухмыляющееся лицо.
Влажные, слюнявые губы жадно впились в ее губы. Эсме дернула головой, пытаясь избежать поцелуя – если эту мерзость вообще можно было назвать поцелуем.
И тут она неожиданно почувствовала, что Хенли больше не наваливается на нее. Эсме не знала, в чем причина, но гадать, что произошло, ей было некогда. Вскочив, она собралась бежать – и вдруг застыла на месте.
Йен, держа Хенли за ворот, неподвижно стоял прямо перед ней и держал нож у горла кока.
– Ты хочешь, чтобы я прямо сейчас зарезал этого придурка? – Голос Йена был на удивление спокоен, но для Эсме он прозвучал как гром среди ясного неба.
Лицо кока было мертвенно-бледным, но сдаваться он явно не собирался. Его рука с зажатым в ней ножом чуть приподнялась…
– Берегись! – вскрикнула Эсме, но было уже поздно – нож Хенли вонзился в руку посла, заставив его отпустить негодяя.
Получив долгожданную свободу, Эсме бросилась бежать, и Хенли тут же рванулся за ней – очевидно, надеясь поймать ее и использовать в качестве заложницы. Неожиданно нога девушки попала в какую-то выбоину, и она, падая, почувствовала, как резкая боль пронзила ее – должно быть, поскользнувшись, она повредила щиколотку. Краем глаза Эсме все же успела заметить блеск ножа, разрезавшего воздух.
В следующий момент ее чуть не оглушил дикий крик Хенли, а затем его грузное тело со всего маху свалилось на нее. Девушка инстинктивно оттолкнула его и тут заметила кровь на своем плече.
Превозмогая боль и тяжело дыша, она поднялась. Хенли лежал на земле со странно повернутой головой и, казалось, смотрел на Эсме невидящим, остекленевшим взглядом; из спины его торчала ручка ножа.
Йен с презрением взглянул на мертвеца. Рука его, по которой полоснул кож Хенли, была вся в крови. Выдернув из спины кока нож, он вытер его о траву и сунул обратно в ножны.
– Этот тип правда мертв? – на всякий случай уточнила Эсме.
– Думаю, да, – кратко ответил посол.
В этот момент нервы Эсме не выдержали, и она разразилась рыданиями.
Обняв, Йен прижал ее к себе.
– Успокойся, родная, успокойся! – прошептал он. – Куну, все уже прошло!
Йен говорил еще что-то, но слова его почти не касались сознания Эсме. Перед глазами ее все еще стояли ужасные картины – искаженное лицо Хенли, нож, сверкнувший в руке Йена… Лишь после того, как она немного успокоилась, до нее начал доходить смысл сказанного.
– Ну да, – продолжал Йен, – ты действительно предупреждала меня, что этот тип опасен… Мне следовало прислушаться к твоим словам!
Эсме подняла на него полные слез глаза.
– Ты ведь не сердишься на меня? – жалобно проговорила она. – Я всего лишь собиралась искупаться, потому что так давно не мылась по-настоящему… Надеюсь, ты не думаешь, что я добровольно хотела отдаться этому негодяю?
– Господи, Эсме, конечно, нет! За кого ты меня принимаешь? – Взгляд Йена ясно говорил ей, что в случившемся он винит только себя. – Черт побери, если бы не твой крик, я бы мог тебя никогда не найти!
При мысли о том, что Йен разыскивал ее, сердце Эсме учащенно забилось. Она лишь сейчас осознала, что стоит перед послом в чем мать родила. К чести Йена, нужно было признать, что он не разглядывал ее, хотя прежде никогда не скрывал, что испытывает к ней сексуальное влечение.
Мгновенно покраснев, Эсме попыталась прикрыть грудь, и Йен, заметив ее смущение, отпустил ее и вернулся по ручью к неведомо откуда взявшейся на берегу корзине. Достав из нее полотенце и перебросив его через плечо, он подошел к Эсме и молча накинул полотенце ей на плечи.
– Но как тебе удалось найти меня? – робко спросила она, кутаясь в полотенце.
– Когда оба атташе вернулись без тебя, я, разумеется, поинтересовался, что с тобой случилось. Они ответили, что Лек просил его не ждать – дескать, он хочет какое-то время побыть один. И тут я решил… точнее, подумал…
– Ты решил принести мне поесть? – усмехнулась она. – Не очень удачное время для пикника!
– Да, пикничок получился тот еще… – Йен покосился на труп Хенли. – Думаю, нам с тобой пора вернуться на пароход и рассказать команде о том, что здесь произошло.
Кивнув, Эсме попыталась подняться, но резкая боль в ноге заставила ее вновь опуститься на траву.
– Что с тобой? Этот негодяй тебя ударил?
– Нет, но, должно быть, я подвернула ногу, когда упала. Встав на колени, Йен тщательно осмотрел щиколотку.
– Должно быть, это просто вывих, – в конце концов заявил он, а затем, поднявшись на ноги, легко подхватил Эсме на руки.
– Не надо, – попыталась она протестовать. – Думаю, я дойду и сама. Ну, разве что ты мне немножко поможешь…
– По-моему, я как раз это и делаю! – усмехнулся посол.
– Но ведь ты тоже ранен!
– Ерунда! – фыркнул он. – Пара царапин…
– Йен, ей-богу…
– Упряма же ты, однако! Ладно, как хочешь, только постарайся идти осторожно. К тому времени как мы прибудем в Чингмэй, ты должна быть абсолютно здорова!
Слова Йена неожиданно напомнили Эсме о главной цели их путешествия… и еще о том, что ее куртка и штаны остались на камне.
– Подожди! Моя одежда! Она осталась у ручья, а другой у меня нет…
– К черту одежду! Если она тебе так уж нужна, я вернусь за ней позже. У тебя, насколько мне известно, есть с собой какое-то платьишко, так что пока походишь в нем. Теперь уж нам не удастся отвертеться и придется раскрыть все карты. Не думаю, что мне кто-то поверит, если я скажу, что убил Хенли, который пытался изнасиловать Лека. Хенли, конечно же, извращенец, но все-таки не до такой степени.
Эсме не могла не заметить, что лицо посла помрачнело.
– Послушай, – осторожно сказала она, – если ты расскажешь все им, это может повредить твоей карьере…
Йен задумался.
– Сказать по правде, – наконец проговорил он, – в тот момент, когда я вонзал нож в Хенли, то меньше всего думал о карьере. Впрочем, если уж на то пошло, вряд ли кто-нибудь осудит меня за это убийство. Спасти даму от насильника – разве это не благородный поступок! А вот твое присутствие на пароходе уж точно никто не одобрит.
Эсме была шокирована тем, каким сухим, бесстрастным тоном были произнесены эти слова.
– Но ведь тогда и Чен узнает, кто я такая! – воскликнула она.
– Что ж, посмотрим, как он среагирует, и будем действовать исходя из этого.
Она тяжело вздохнула, понимая, что лорд Уинтроп имеет полное право сердиться на нее.
– Прости меня! – Она невольно опустила глаза. – Если можешь, прости… Я постоянно доставляю тебе одни проблемы!
– Да уж, – невесело усмехнулся посол, – устроила ты мне сладкую жизнь! – Он молча двинулся через лес, продолжая держать ее на руках. Судя по выражению боли, которое заметила Эсме на его лице, на самом деле он был ранен куда серьезнее, чем это казалось вначале.
Когда они уже подходили к пароходу, то на палубе заметили Гарольда, который задумчиво что-то насвистывал. Увидев посла с девушкой на руках, атташе поспешно подошел к борту.
Не произнося ни слова, Йен протянул ему свою ношу, а через минуту и сам поднялся на палубу.
Стоя с девушкой на руках, Гарольд, откровенно ничего не понимая, растерянно крутил головой.
– Привет! – усмехнулась Эсме.
– Лек? – Удивлению Гарольда не было предела. – Послушайте, что здесь происходит? В чем дело?
– Объяснения потом. – Йен решительно подхватил девушку, освободив руки Гарольда. – Сначала я должен позаботиться об Эсме.
– Эсме? – Челюсть у Гарольда отвисла. Толкнув плечом дверь, посол вошел в каюту Эсме.
– Черт побери! – проворчал он, едва не споткнувшись о дерево, стоявшее посреди каюты и мешавшее подойти к койке. – Это еще что такое?
Неожиданно его реакция безумно рассмешила Эсме. Ситуация была самая неподходящая, но Эсме никак не могла остановиться и смеялась все громче.
– Кто притащил сюда эту дрянь? – Йен готов был пнуть дерево ногой, но Эсме остановила его:
– Это же наша рождественская елка! Не трогай ее, она такая красивая…
Ворча что-то себе под нос, Йен выглянул в дверь каюты.
– Гарольд! – закричал он гораздо громче, чем это было необходимо. – Убери, черт возьми, с прохода проклятое дерево. Я не могу подойти к кровати!
Гарольд поспешно выполнил приказание, и Йен осторожно положил Эсме на кровать.
– Скажи всем, чтобы через полчаса собрались на палубе, – бросил он Гарольду через плечо. – И закрой за собой плотнее дверь!
Атташе медлил, видимо, желая узнать о происшедшем побольше.
– Ты что, не понял? Оставь нас!
В конце концов, Гарольд решил, что ему лучше подчиниться, и покорно удалился.
Смочив в кувшине с водой, стоявшем в углу, первый попавшийся ему на глаза кусок материи, посол подошел к Эсме.
– Что ты хочешь делать? – удивилась она.
– Посмотри, ты же вся в крови!
– О, Йен, не надо! Дай мне эту тряпку – я справлюсь сама…
– А спину кто тебе потрет?
Несмотря на протесты Эсме, Йен повернул ее лицом к стене и стал стаскивать с нее полотенце.
– Я прошу, не надо! – Пальцы ее вцепились в полотенце.
– Брось, детка, – Йен усмехнулся, – я уже лицезрел тебя сегодня голой и при этом, кажется, вел себя прилично! К тому же, во-первых, я увижу лишь твою спину, а во-вторых, в моем состоянии я не смогу причинить тебе вреда, даже если бы и захотел…
Эсме ничего не оставалось, как только покориться. В конце концов, лучше уж позволить послу снова увидеть тебя голой, чем быть перепачканной в крови этого мерзавца Хенли.
Бережно дотрагиваясь до ее кожи, Йен начал вытирать влажной тряпкой спину Эсме. Прикосновения его пальцев были удивительно нежными, и от них у Эсме перехватывало дыхание.
Протерев плечи и спину девушки, Йен повернул ее лицом к себе и продолжал вытирать ее даже в тех местах, куда она отлично могла бы дотянуться сама, однако Эсме не сопротивлялась: глядя в глаза Йена, она не видела в них ничего, кроме нежности. В этот момент она забыла все – и то, что ей пришлось перетерпеть от Хенли, и свое чувство вины перед Йеной, и все нервное напряжение последних дней… Эсме хотелось, чтобы этот момент длился вечно и она могла вечно наслаждаться прикосновениями его рук – сильных и одновременно удивительно нежных.
Йен смотрел на Эсме, и она казалась ему такой хрупкой, такой беззащитной… Он посмотрел на руку, придерживавшую полотенце на груди, и этот жест его очень тронул. Тем не менее в следующий момент рука Йена деликатно, но настойчиво потянулась к полотенцу….
Он уже видел Эсме нагой, но, разумеется, ни во время борьбы с Хенли, ни тогда, когда он утешал ее, у него не было времени, чтобы любоваться ею. Теперь же он мог позволить себе полную свободу. О, сколь прекрасным предстало перед ним это бронзовое юное тело, эти молочно-белые груди, высоко вздымавшиеся при каждом вдохе…
Заметив на плече Эсме небольшое красное пятно, которое он пропустил, Йен поспешил стереть его. Да, он хотел эту девушку так, как никого прежде, но мог ли он позволить себе овладеть ею сейчас, сразу же после того, как она едва не стала жертвой отвратительного похотливого чудовища?
Отвернувшись, Йен бросил пропитавшуюся кровью тряпку в кувшин и направился к выходу из каюты.
– Спасибо тебе! – устало прошептала Эсме как раз в тот момент, когда рука Йена коснулась двери.
– Отдыхай спокойно, девочка, и ничего не бойся! – только и смог проговорить он перед тем, как выйти из каюты. За последние несколько часов ему пришлось многое пережить, и при этом ничто так не бесило его, как собственная неудовлетворенная страсть.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лунное очарование - Мартин Дебора



интересный роман 10 из 10 мне очень понравился!!!!!!!!!
Лунное очарование - Мартин ДебораНАТАЛИЯ
13.05.2014, 10.38





Приятный роман, но много надуманностей и несуразностей в поведении героев: 7/10.
Лунное очарование - Мартин Дебораязвочка
13.05.2014, 12.22





Хороший роман.Без сильных страстей.Читайте!10 баллов.
Лунное очарование - Мартин ДебораНАТАЛЮША
30.11.2014, 14.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100