Читать онлайн Леди туманов, автора - Мартин Дебора, Раздел - 12. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди туманов - Мартин Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди туманов - Мартин Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди туманов - Мартин Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Дебора

Леди туманов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

12.

Эван не мог поверить в это чудо. Они с Кэтрин были одни. Она сделала свой выбор. Несмотря на все, что произошло, несмотря на его обман, она выбрала его.
— Боже, Кэтрин! — Он провел дрожащей рукой по ее щеке, все еще сомневаясь в реальности происходящего. — Когда ты позвала дворецкого, я подумал…
— Если бы он не убедился, что ты не причинил мне вреда, он бы ни за что не ушел.
— Как я счастлив, что ты отослала Боса. — Ладонь его задержалась на порозовевшей от смущения щеке Кэтрин. Теперь она принадлежит ему. По ее собственному желанию. — Мне трудно представить, что бы я выкинул, если бы ты… прогнала меня.
— Что мне, наверное, и следовало сделать, — неуверенно проговорила Кэтрин. — Напрасно я согласилась увидеться с тобой и…
Эван, склонившись к ней, закрыл ей рот губами, не дав закончить фразу. Он не допустит, чтобы она пожалела о своем решении. Во всяком случае, сегодня. Прижав ее к себе, Эван отметил, что, хотя сама Кэтрин сомневалась в правильности этого выбора, тело ее не испытывало никаких колебаний. Руки ее сами собой обвили его шею, и она прильнула к Эвану с таким простодушием, словно не понимала, какой бесценный дар готова ему принести.
Но Эван-то знал. Знал, что она ему отдает — свою девственность. И хотя Кэтрин считает, что ей не суждено выйти замуж, поэтому незачем хранить невинность, все же Эвану стало не по себе.
Но минутное замешательство прошло, поскольку его оттеснило более сильное чувство: тело само отозвалось на близость Кэтрин, ее мягкость и податливость. Ему еще не приходилось иметь дело с женщиной, желание которой с такой зеркальной точностью отражало бы его собственное страстное, нетерпеливое желание. Что касается его бывшей невесты, то она напрочь отрицала даже возможность чего-то похожего на страсть, позволяя ему лишь слегка чмокать ее в губы. И стоило ему попытаться выйти за дозволенные рамки, как она тотчас начинала сердиться.
У него, конечно же, были и другие женщины, хотя постоянных любовниц он никогда не заводил. Но на пирушках, куда его приводил Юстин, попадались недовольные своими мужьями жены, замужние сестры студентов… Одним словом, когда у него возникала потребность, ему без труда удавалось найти женщину, которая охотно делила с ним ложе.
Эти ничего не значащие любовные развлечения, которые были по душе Юстину, представлялись малопривлекательными Эвану. Он занимался ими только в минуты крайней угнетенности. Но ни одна из женщин, с которыми он имел дело, не вызывала в нем таких ощущений, такого жара, томления, такого глубокого внутреннего желания.
Близость с Кэтрин представлялась ему как нечто волнующее, трепетное и всепоглощающее. И когда он дрожащей от нетерпения рукой провел по ее восхитительно округлому бедру, а потом по груди, Кэтрин, застонав, подалась ему навстречу, словно чайка, бросившаяся навстречу ветру.
В памяти снова всплыло, как увидел Кэтрин, выходящей из озера, — розовые соски, проглядывающие сквозь прозрачную сорочку, прекрасное тело облепила мокрая ткань… Как ему снова хотелось увидеть ее такой. А еще лучше — совсем обнаженной, чтобы он мог коснуться сверкающих белизной бедер и нежных завитков на лоне.
Но вместо этого Эван продолжал целовать ее. И поцелуи его были томительными и долгими, словно ему хотелось испить всю сладость влажных и мягких губ Кэтрин до дна. Только когда он вдруг осознал, как трепещет ее тело в его руках, Эван оторвался от ее губ, чтобы скользнуть к подбородку, шее, ключицам… Ему хотелось бы всю ее покрыть поцелуями. Не помня, как ему удалось это сделать, Эван расшнуровал корсаж, расстегнул платье и тронул губами набухшие соски, ощущая, как Кэтрин впивается пальцами в его плечи.
— О, Эван…
Дрожащий голос Кэтрин заставил его пойти дальше: он обнажил обе ее груди, упиваясь тем, как она извивается в страстном нетерпеливом желании отдаться ему.
Он не меньше ее изнывал от желания. Он жаждал обладать ею, лечь меж ее белых ног, которые обовьются вокруг его бедер… Ощутить вкус… каждого укромного уголка ее тела и… дать ей почувствовать себя… Он непременно сделает это, но только надо быть очень осторожным, очень нежным с любимой Кэтрин. Она ведь еще не знала мужчин. Он может испугать ее. Чего ему хотелось бы меньше всего на свете.
Эван нежно сжал ее грудь, глядя на ее слепленные веки и полуоткрытые губы, — и горячая вдлна желания окатила его с новой силой.
— Кэтрин?.. — Он уткнулся губами в ее выгнутую шею. — Мне хочется увидеть тебя обнаженной. Позволь мне снять с тебя одежду?
Глаза ее медленно распахнулись, и она густо порозовела.
— Я не знаю… Я понятия не имею, что можно делать, а чего не следует…
Дрожащими руками он быстро расстегнул до конца пуговицы и крючки.
— Тогда не беспокойся. Я знаю, что тебе следует делать…
Кэтрин замерла, позволяя ему завершить раздевание.
— Конечно. Ты, наверное, проделывал это с бесчисленным количеством женщин…
— Отнюдь нет, — перебил ее Эван. Какое счастье, что на ней не было всех этих нижних юбок. Всего лишь тонкая сорочка. Предощущение того, что уже в следующую секунду он увидит ее полностью раздетой, обжигало, как пламя. — И ни одна из них не вызывала у меня такого жгучего желания, как ты.
Покончив с крючками, Эван снова повернул ее лицом к себе. Кэтрин была настолько смущена, что не могла поднять на него глаз. Прикоснувшись тыльной стороной ладони к ее пылающим щекам, Эван спросил:
— Ты будешь чувствовать себя лучше, если я позволю тебе тоже снять с меня одежду?
Глаза ее еще больше расширились.
— Нет, от этого будет только хуже!.. О, Эван, я не должна этого делать, это дурно…
— Разве тебе сейчас хуже? — спросил Эван, медленно снимая с Кэтрин прозрачную сорочку, так что она соскользнула сначала на талию, а потом на пол.
— Да… но… — нерешительно проговорила Кэтрин, запнувшись, когда его взгляд пробежал по ее телу, по заострившимся от напряжения соскам… тонкой талии… округлым бедрам…
Казалось, жар стыдливости и смущения охватил все ее тело, когда взгляд Эвана остановился на шелковистых завитках ее лона. Кэтрин инстинктивно попыталась прикрыться ладонью, но Эван отодвинул ее руку, пробормотав:
— Пожалуйста… не мешай мне наслаждаться красотой твоего тела. Мне оно снилось ночами, моя милая Кэтрин!
Ласковая нежность, с которой Эван проговорил эти слова, заставила ее снова вспыхнуть, и Кэтрин, полуотвернувшись, позволила ему рассмотреть себя с головы до ног. Едва уловимый запах сирени, исходивший от нее, заставил его вспомнить о том, что Кэтрин принадлежит к иному, нежели он, слою общества. К тому, где богатые люди ежедневно принимают ванны с сиреневой водой и одеваются в тонкие муслиновые ткани. К тому слою общества, до которого самому Эвану очень далеко.
Мальчиком Эван издали глазел на таких, как она, — они изредка появлялись в Линвуде. Он восхищался их ухоженным видом и красивой одеждой — ведь сам он на своей ферме имел возможность вымыться всего лишь раз в неделю. И одежда его была из домотканого полотна и грубой шерстяной материи.
Теперь, конечно, он принимал ванну столько раз, сколько ему хотелось. И одевался так же, как те люди, на которых он прежде взирал с немым восхищением. Но внутренний голос не уставал твердить Эвану, что он по-прежнему всего лишь простой парень, который только притворяется кем-то другим.
И этот же голос зазвучал в нем сейчас снова, напомнив, что Эван не имеет никаких прав на эту прелестную женщину, с ее невинностью и чистотой. На даму столь благородного происхождения. Эван заставил этот голос замолчать. Кэтрин не из таких женщин, чтобы ее заботило его происхождение.
Но самое главное, — она желала его. И только это имело значение.
Встав на колено, он осторожно развязал подвязки, потом спустил чулки… пальцы его скользнули вверх, меж ее ног, и Кэтрин затрепетала.
— Скажи мне, Кэтрин, неужто в этом есть хоть что-то дурное? — с трудом, хриплым от сдерживаемой страсти голосом, проговорил Эван. — С той минуты, как я увидел тебя, я просыпался каждую ночь, воображая, как нежна на ощупь твоя кожа и как восхитительны твои бедра.
Эван поднялся на ноги, но рука его по-прежнему медленно двигалась вверх, пока он не ощутил прикосновение мягких завитков.
Кэтрин слабо вскрикнула, но не успела запротестовать. Он снова закрыл ей рот поцелуем и долго не отрывался от ее губ, а палец его тем временем пробирался сквозь шелковистые волоски.
Лоно было влажным, горячим и пульсирующим — Эван застонал от наслаждения, ощутив это. Она желала его. Ее испуг еще не прошел, но желание оказалось сильнее страха.
Когда пальцы Эвана скользнули в лощинку, он ждал, что Кэтрин начнет вырываться, но она только сильнее выгнулась навстречу ему.
— Как хорошо, правда, моя девочка? — прошептал Эван.
Кэтрин с трудом понимала, о чем он спрашивает, потому что его жадный рот, оторвавшись от ее губ, прильнул к груди. Но Кэтрин и в самом деле было хорошо, просто восхитительно. Каждое прикосновение Эвана отзывалось в ее теле дрожью… И еще глубинным томлением, какого она еще не испытывала прежде, — даже когда металась по ночам в своей одинокой постели.
А пальцы Эвана! Они просто делали с ней чудеса. Когда один из них оказался у самого лона, Кэтрин пронзило ощущение неизъяснимого наслаждения. Нежно, но настойчиво, палец ласкал ее сокровенное место, и, когда она наконец расслабилась, волна горячего жара окатила ее с ног до головы. Это было так прекрасно, что Кэтрин показалось, будто она вот-вот растворится в блаженстве.
Никто не говорил ей, что она будет чувствовать нечто подобное. В ночь накануне свадьбы бабушка определила занятие любовью как «обязанность, порой довольно приятную», но предупредила, что в первый раз это будет больно. И из бабушкиного описания самого акта Кэтрин отлично поняла, почему он связан с болью. Ибо вообще не представляла, как она может вытерпеть, чтобы нечто постороннее именно таким способом проникло в ее тело.
Но пока боли не было. Никакой. Только невыносимое, жгучее желание, вызванное ласками Эвана, которое заставляло Кэтрин вцепиться изо всех сил сначала в его рубашку, а затем в бугрящиеся под ней плечи Эвана.
И вдруг она почувствовала, что ей хочется ощутить его тело не сквозь ткань рубашки. Ощутить его кожу под своими ладонями, погладить его грудь. И пальцы Кэтрин сами собой потянулись к пуговицам. Она никогда раньше не раздевала мужчину и не представляла, как это надо делать. Но едва Эван разгадал ее намерение, он тотчас принялся помогать ей и снял рубашку через голову.
Но не остановился на этом. Одним быстрым движением он стянул брюки и подштанники. После чего выпрямился перед ней — такой же нагой, как и она сама.
Кэтрин была поражена тем, что предстало ее взору. Фигурой Эван вовсе не походил на человека, большую часть жизни занимавшегося научными изысканиями. Широкий разворот плеч, развитые мускулы. Могучую грудь делила надвое струйка волос, которая спускалась вниз, к столь же четко прочерченным мускулам живота, а затем и к…
Зардевшись, Кэтрин вскинула глаза к лицу Эвана и по блеску в его глазах поняла, что он не собирается подсказывать, как ей справиться со своим замешательством.
— Скажи мне, я первый мужчина, которого ты видишь обнаженным? — хрипло проговорил он.
— Да.
— Тогда, может быть, ты не просто посмотришь? — С загадочной улыбкой он взял ее руку и положил себе на грудь.
Ощущение его тела вызвало у Кэтрин новую волну дрожи. Трепещущими пальцами она провела по мускулистой груди и чуть впалому животу. Когда ее пальцы прикоснулись к пупку, Эван вздрогнул, тело его еще больше напряглось.
Она замерла, но он с легким стоном потянул ее руку ниже и… прижал к своей возбужденной плоти. Кэтрин попыталась вырвать руку, но Эван ее не отпустил. Сжимая ее руку в своей, он заставил ее пробежать пальцами вверх и вниз по его плоти, удовлетворяя любопытство Кэтрин, в котором она стыдилась признаться даже самой себе. Эван содрогнулся всем телом, когда, погладив нежную кожу, ладонь легла на округлую шелковистую головку.
Но тут она допустила ошибку — опустила глаза и взглянула на его затвердевшую плоть. Ее охватил испуг: и все это должно войти в нее? Но каким образом? Да ее же разорвет пополам!
В ужасе Кэтрин попробовала отдернуть руку, но он поднял ее к губам и принялся один за другим целовать каждый палец.
— Скажи мне, моя дорогая, — прошептал он, — кто-нибудь рассказывал тебе о том, что делают в постели мужчина и женщина?
Не в силах взглянуть на него, Кэтрин кивнула.
— И говорили, что тебе будет больно? Кэтрин снова кивнула, еще менее уверенно. Он потер ее руку о свою щеку:
— Поверь мне, эта боль непродолжительна. Покачав головой, она попыталась податься назад, но
Эван взял обеими руками ее лицо в свои ладони и, глядя в самую глубь ее души, проговорил:
— Я бы не стал обманывать тебя, Кэтрин, даже ради того, чтобы удовлетворить свою страсть. Сначала ты испытаешь легкую боль, но она сразу же исчезнет. И после этого ты испытаешь наслаждение. Я сделаю все, чтобы оно было как можно полнее.
Он покрыл поцелуями ее лицо.
— Все, на что я способен… — добавил он низким голосом. И прежде чем она успела что-либо ответить, поднял на руки и понес к кровати.
Кэтрин не отрывала от него глаз, пока он укладывал ее на постель. Ей никак не удавалось смирить страх. Она уже хотела было запротестовать, попросить Эвана не делать этого…
Но как она могла — после того, как сама недвусмысленно разрешила ему остаться? Если бы она сразу сказала «нет», то Эван бы ушел. Но и этого она тоже не хотела.
Кажется, Эван осознал опасения Кэтрин, потому что лег рядом и, глядя в испуганное лицо, принялся нежно гладить ее.
— Ты должна говорить мне, когда тебе будет особенно приятно. Это поможет мне доставить тебе удовольствие.
Кэтрин отвела взгляд, чувствуя смущение и неловкость. Тогда Эван накрыл ее набухшую грудь ладонью и большим пальцем начал поглаживать сосок круговыми движениями.
— Забудь про стыд, Кэтрин. Можно быть сдержанной за пределами спальни. Но когда мы одни — веди себя смелее. Иначе как я смогу узнать, доставляет ли тебе удовольствие мое прикосновение или нет? Ответь, тебе нравится? — спросил он, нежно сжимая сосок.
Молодая женщина по-прежнему молчала. Тогда Эван попытался убрать руку с ее груди, но Кэтрин накрыла ее своей ладонью и умоляюще взглянула на него.
Смутная улыбка пробежала по губам Эвана. Он снова заговорил своим низким, осевшим голосом, звук которого вызывал в ней дрожь возбуждения:
— Вот так… Совсем не обязательно говорить. Позволь говорить своему телу.
После этих слов Кэтрин перестала смущаться. Конечно, гораздо легче говорить с ним на языке прикосновений. Она сможет подвести его руку ко всем точкам своего тела, которые горели по ночам, жаждая прикосновений.
И он послушно выполнял каждое ее желание, пока она не утолила этой жажды, а потом снова приник к ее губам. Сначала с нежной осторожностью, а потом все с большим нетерпением раздвинул ее губы, чтобы прикоснуться языком к ее языку. И когда она медленно передвинула его руку ниже, то ему не требовалось другой подсказки: его рука скользнула меж ее ног, пальцы принялись ласкать ее лоно с такой чувственной нежностью, какую она и представить себе не могла…
Ноги ее вдруг сами собой раздвинулись, так что он смог устроиться меж них.
И снова она пережила невыразимое удовольствие, которое накрывало ее новой волной всякий раз, когда он начинал гладить лоно, пока Кэтрин не поняла, что ей необходимо нечто большее.
То же самое переживал и Эван — о чем она могла судить и по его глазам, и по тому, как дрожала его рука. Но он по-прежнему проявлял терпение, и рука его — даже после того, как Кэтрин инстинктивно раздвинула ноги, требуя большего, — двигалась с нежной осторожностью.
— Вот так, моя хорошая, — проговорил он, — раскройся, как раскрывается цветок. И я смогу войти в тебя.
Кэтрин еще крепче вцепилась в его плечи, когда палец Эвана продвинулся чуть дальше в ее влажное, теплое, тесное лоно… И вдруг он приподнял ее, придвинул к себе… И вот уже не его палец вошел в нее… Кэтрин ощутила в себе нечто твердое, большое и горячее
И в этот момент Кэтрин испугалась. Вспомнив о предстоящей боли, она попыталась вырваться из его рук, но он от этого, наоборот, лишь глубже проник в нее. Но тут же вдруг снова замер, словно наткнулся на некую преграду.
Кэтрин взглянула на него широко распахнутыми растерянными глазами.
— Эван? А ты… уверен, что мы все делаем так, как надо?
Ему с трудом удалось заставить себя улыбнуться:
— Уверен.
Мускулы его рук были страшно напряжены. Он следил за каждым своим движением, за каждым жестом, хотя чувствовалось, насколько трудно это ему дается. Несмотря на странное ощущение, будто она оказалась его пленницей, Кэтрин, под влиянием новой накатившейся на нее жаркой волны, еще шире раскинула ноги, готовая принять его в себя… груди ее прижались к телу Эвана… и мужская плоть продвинулась, казалось, к самому сердцу Кэтрин и коснулась его.
Она и в самом деле была его пленницей. И он никогда не отпустит ее от себя. Это читалось в выражении его темных блестящих глаз, в складках, что залегли у рта.
А потом Эван снова начал двигаться. В какой-то момент она услышала, как он застонал и резким рывком преодолел то, что мешало им соединиться.
Ей действительно было больно, как и предупреждал Эван. Но Кэтрин ожидала, что боль будет сильнее. Словно что-то тонкое разорвалось внутри — и только.
Кэтрин шевельнула бедрами, полагая, что все закончилось. Но Эван понял это как приглашение, и начал равномерно подниматься и опускаться, не отрывая губ от ее рта. Он словно ставил на ней свою отметку, и Кэтрин чувствовала это в каждом рывке его бедер, в каждом движении его языка у себя во рту.
Она и сама хотела отдать ему всю себя, осознала Кэтрин. Постоянно испытывать это ощущение тепла и радости, даже восторга. Кэтрин не понимала, почему, когда Эван входит в нее, медовый жар от лона расходится по всему телу. Но размышлять об этом у нее не было сил. Она просто отдалась волне наслаждения, которая сама диктовала, что надо делать в следующий миг, и, подхватив, несла Кэтрин все дальше и выше.
— Дорогая моя… как… как это… хорошо, — пробормотал он, покрывая поцелуями ее лицо. — Ты даже не представляешь…
— Я… представляю… — прошептала Кэтрин, откликаясь на его страсть сначала неуверенно, а потом все более безоглядно.
Эван испытывал такое ощущение, словно Кэтрин была создана именно для него, устроена таким образом, чтобы ему было как можно лучше в ней. Словно она всю свою жизнь ждала его одного, чтобы теперь соединиться с ним в этом восхитительном танце.
И чем быстрее, чем глубже, чем резче входил он в нее, тем стремительнее уносилась она куда-то вверх. Прикосновение его бедер к ее бедрам, его мучительно жадный взор, вызывающий головокружение, довели Кэтрин наконец до такого состояния, когда она полностью забыла обо всем, кроме желания открыться ему как можно больше…
Все закончилось так, будто ее подхватил вихрь.
— Эван! — вскрикнула Кэтрин, прижав его к себе, ощущая как волны блаженства накатываются на нее одна за другой. — О-о-о-о!
— Дорогая моя! — отозвался ей Эван и мощным толчком вошел в самую глубь Кэтрин. Что-то горячее заполнило ее — и любовники застыли как два изваяния, приникнув друг к другу. А потом Эван, распластавшийся на ее теле, уткнулся лицом ей в шею и пробормотал: — Моя сладкая… моя милая… моя нежная… Кэтрин!
Он по-прежнему лежал сверху, и легкая волна судорог прокатывалась по его телу, как и по телу Кэтрин. А затем она расслабилась, погрузившись в состояние покоя и полного удовлетворения.
— Тебе хорошо? — прошептал Эван, тихонько сжав губами мочку ее уха.
Кэтрин только безмолвно кивнула в ответ. И вдруг осознала: это произошло. Она решилась… Отдала Эвану свою девственность, вопреки всем доводам своего разума. Теперь она падшая женщина.
Но Кэтрин совершенно не ощущала себя таковой. Напротив, ее переполняли чувства радости и полноты жизни. И от всего этого она отказывалась так долго? Теперь она поняла, почему вдовы заводят любовников после смерти мужа. Отведав такое, они не могли отказать себе в возможности снова пережить нечто похожее.
С другой стороны, вряд ли она с кем-то другим могла испытать то, что испытала с Эваном. Кэтрин была почти уверена в этом. Они были просто созданы друг для друга.
Соскользнув с нее, Эван лег рядом, оставив руку на ее животе.
— Тебе было очень больно?
— Нет. Совсем немного.
— Хорошо. — Не глядя на нее, Эван принялся обводить пальцем ее пупок, заставляя вздрагивать от каждого прикосновения. — Я был прав? Тебе ведь понравилось — хотя вначале было больно?
Голос его дрогнул. Неужели он сомневается? Разве Эван не видел, что с ней творилось? Неужели боязнь, что ему не удалось заставить ее пережить наивысшее наслаждение, способна поколебать его уверенность в себе, в которой Кэтрин никогда не сомневалась?
Эти мысли оттеснили стыдливость. Накрыв свой ладонью, Кэтрин сжала его руку и, глядя в его лицо, ставшее таким родным и близким за эти несколько дней, проговорила:
— Ничего прекраснее я в жизни не испытывала. В глазах его вспыхнула радость.
— Я никогда не переживал ничего подобного с другими женщинами. — И нежно прикоснулся губами к ее губам. — Но с той самой минуты, как я увидел тебя, я знал, что так оно и должно быть. Ты ведь особенная.
«Особенная…» — повторила про себя Кэтрин с едва уловимым налетом разочарования. Да, конечно. Это оказалось чем-то особенным и для нее. Не только особенным, но и очень важным. И что же будет с ними дальше? Теперь, когда они пережили это… особенное… как же он поступит?
Спросить его Кэтрин не хотела, боясь разрушить красоту этого момента. Но когда он коснулся ее губ в мягком, нежном поцелуе, в голове ее продолжала крутиться одна и та же мысль: «Что же теперь будет дальше?»




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Леди туманов - Мартин Дебора

Разделы:
Пролог1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.Эпилог

Ваши комментарии
к роману Леди туманов - Мартин Дебора



Интересный рома на вечер, есть интрига, немного магии и конечно любовь) Читайте! Роман приятный во всех отношениях!
Леди туманов - Мартин ДебораЛюдммила
18.09.2014, 12.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100