Читать онлайн Креольские ночи, автора - Мартин Дебора, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Креольские ночи - Мартин Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Креольские ночи - Мартин Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Креольские ночи - Мартин Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Дебора

Креольские ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Если бы в мире не было вздохов, мир задохнулся бы.
Креольская пословица.
Элина проснулась, когда уже рассвело. Она осмотрелась, надеясь увидеть Алекса.
Но его по-прежнему не было. Неужели он снова в игорном доме?! И это после данной им клятвы! Элина не могла поверить. Но где же он? Почему до сих пор не вернулся?
Элина гнала прочь мысль о том, что Бонанж все-таки нашел его и посадил за решетку. Элина, наконец, встала с кровати. Достала из сумки свое лучшее платье и встряхнула его. Еще до того как они покинули Крев-Кёр, она нашла магазинчик одежды, где хозяином был друг их семьи. Он охотно согласился обменять ее новое траурное платье на этот красивый нефритово-зеленый наряд. Элина очень страдала оттого, что не может носить траур по матери, но другого выхода не было. Появись она на причале Сент-Луиса в черном, враги Алекса без труда отыскали бы их.
Кроме нефритового платья, у Элины было еще одно – вот и вся ее одежда. Ферма сгорела, часть суммы, которой они располагали, была потрачена на билеты, и еще немного осталось на еду. Тратиться на одежду в такой ситуации было более чем безрассудно.
Элина принялась тщательно одеваться, намереваясь предстать перед отцом в самом лучшем виде. Она подняла свои тяжелые густые волосы, свернула в толстый пучок, закрепив на затылке шпильками. Надев шляпку в тон платью, она снова подумала о том, что Александр до сих пор не вернулся. Куда же он запропастился?
В животе заурчало от голода.
«Пойду куплю чего-нибудь поесть, – подумала она. – К тому времени Алекс уже точно вернется».
Вытащив несколько монет, что у нее были, она покинула гостиницу и вскоре нашла лавочку, где продавалось что-то вроде имбирного печенья, и другую, где торговали клубникой. Купив немного того и другого, она оглядела улицу, надеясь увидеть Алекса. Город буквально жужжал, люди сновали, туда-сюда, занятые своими делами, хотя солнце только-только взошло. Крики торговцев смешивались со скрипом повозок и свистками пароходов. Не будь Элина так обеспокоена, ее наверняка позабавила бы эта какофония звуков.
Множество интересных лиц заставляло ее пальцы подрагивать в страстном желании взяться за карандаш. Она видела женщин, чья кожа была цвета кофе с молоком, а волосы перевязаны яркими шарфами. Видела полуголых индианок, стройных испанок, пухлых американок, тощих, кожа да кости, детей.
Но Алекса нигде не было. Элина начала не спеша ходить туда-сюда, раздумывая над тем, что же ей теперь делать. На этих переполненных народом улицах она чувствовала себя жутко неуютно. Там, в Сент-Луисе, в деревне, ей не приходилось иметь дело с таким количеством людей. А лошади! Их было здесь великое множество. Когда Элине было пять лет, ее нечаянно заперли в конюшне, и испуганный жеребец чуть не затоптал девчушку до смерти. Она так и не смогла стереть из памяти овладевшее ею чувство отчаяния, когда она несколько часов лежала, зарывшись в сено, пока кто-то не нашел ее.
К счастью, отец проникся пониманием к ее слепому страху и оставил дочь в покое. Он никогда не заставлял ее ездить верхом и терпеливо сносил все ее требования передвигаться исключительно на телеге или в коляске. И хотя даже телега, запряженная лошадьми, заставляла ее сердце трепетать от страха, все же Элина чувствовала себя намного более уверенно, когда между ней и лошадью была хоть какая-то преграда.
И сейчас, когда лошади сновали у самого ее носа, Элина восприняла это как плохую примету. Уж лучше бы черная кошка перебежала дорогу.
С колотящимся от волнения сердцем девушка припустила обратно в гостиницу. В вестибюле она принялась высматривать администратора, надеясь узнать что-нибудь об Алексе. Но администратор куда-то запропастился. Из соседней с вестибюлем комнаты доносились голоса, и Элина направилась туда. Она уже почти дошла до приоткрытой двери, как вдруг услышала обрывок разговора, заставивший ее мгновенно остановиться.
– Он что, был профессиональным мошенником, сержант? – Голос, по мнению Элины, принадлежал администратору гостиницы.
Ответ последовал таким авторитетным тоном, что Элина невольно задрожала от ужаса.
– Нет, пожалуй, нет. Капитан так не думает. Скорее всего одним из тех наивных глупцов, которые не ведают, что творят. Ни один профессионал не станет действовать так глупо.
– Болван! – в сердцах ахнул администратор. – Перебежать дорогу месье Бонанжу даже раз – большая глупость, но сделать это дважды – просто рискованно!
Элина резко вдохнула и подошла ближе к двери. Она изо всех сил старалась держать себя в руках. Неужели они говорят об Алексе?
– Месье утверждает, что не имеет к этому делу никакого отношения.
Администратор рассмеялся:
– Ха! А вы чего ожидали? Дуэли все еще запрещены, хотя и не преследуются законом. Но вы знаете так же хорошо, как и я, что месье Бонанж просто не смог не воспользоваться такой замечательной возможностью избавить наш город от этого мерзавца.
– В любом случае, месье, – ответил сержант, – мы хотим задать несколько вопросов его сестре, мисс Уоллес.
Элина начала дрожать всем телом. Значит, они все-таки говорили об Алексе. Но как он мог поступить так бессмысленно? Зачем стал драться на дуэли с Бонанжем?! Элина невольно содрогнулась, подумав, что сейчас Алекс, наверное, томится за решеткой. Неужели и ее хотят посадить в тюрьму?
– Сестре? – переспросил администратор. – А я думал, она ему жена. Уоллес нам так сказал.
Сержант хихикнул:
– Ах да! В любом случае она ему и не сестра, и не жена, если вы понимаете, о чем я.
Элина залилась густым румянцем, а мужчины дружно прыснули. Она совсем забыла: Александр сказал администратору, что они муж и жена, чтобы поселиться в одном номере и сэкономить деньги, не вызывая подозрений у окружающих. «В любом случае, – объяснил тогда Алекс, – администратор может подумать, что брату с сестрой жить в одном номере не очень уместно и даже странно. Он может даже не поверить, что ты моя сестра».
Элине никогда не нравилось лгать. Ей даже не хотелось и дальше пользоваться фамилией Уоллес, но Александр сказал, что использовать имя Ванье небезопасно, пока они не нашли отца и не удостоверились, что Уайатт не преследует их.
Теперь же вся та ложь, что выдумал Алекс и на которую Элина так необдуманно согласилась, обернулась против нее.
– Мне надо с ней поговорить, – произнес сержант таким тоном, что Элину охватила паника и она отпрянула от двери.
– Она ушла из гостиницы не так давно. Но девушка еще ни о чем не знает, так что, скорее всего, вернется. Вы подождете ее?
Элина огляделась. Что же ей теперь делать? Если она останется здесь, ее, скорее всего, арестуют. Первой мыслью было сбежать из гостиницы и никогда сюда не возвращаться. Но какой в этом смысл? У нее нет денег, ей некуда идти – сейчас, во всяком случае.
Пока сержант весело болтал с администратором о всякой всячине, Элина замерла за дверью, скрытая от их глаз, и лихорадочно размышляла. Прежде всего, необходимо выяснить, где сейчас Алекс. Может, он уже мертв и лежит где-то в канаве. «Нет! – твердо сказала себе Элина. – Он жив. Алекс не может умереть. Не должен! О, что же делать?! – думала она. – Остаться или сбежать?» Она и сама может отправиться на поиски отца и может найти Алекса. Если Александра посадили в тюрьму, отец вытащит его оттуда.
И Элина решительно направилась к выходу из гостиницы. Но, подойдя к дверям, вдруг остановилась.
А что, если ей не удастся найти отца и придется идти к бабушке с дедушкой, которых она ни разу в жизни не видела? Как она сможет сказать им, что ее брат за решеткой? Надо узнать, что случилось с Алексом, а уж потом идти к родственникам за помощью.
Элина нашла в себе силы вернуться обратно. Она понимала, что лучший способ узнать, что произошло с Алексом, – это самой спросить у сержанта. Она не могла унять дрожь в руках. Если Бонанж рассказал обо всем случившемся на корабле, ее, возможно, арестуют. И все же бездействовать Элина не могла.
Стараясь отбросить неприятные мысли, она тихонько стояла в безлюдном вестибюле и ждала, пока из соседней комнаты выйдет сержант. Наконец он появился. Вместе с администратором. Элина взяла себя в руки.
Администратор замер, а сержант, подняв бровь, удивленно смотрел на девушку. Элина сглотнула слюну, но не смогла произнести ни слова.
– Я могу вам чем-то помочь, мадемуазель? – спросил рослый сержант-француз.
– Это и есть мисс Уоллес, – сказал администратор.
– Понятно. – Он окинул ее взглядом. – Вы прибыли в Новый Орлеан вчера?
Сердце Элины упало. Значит, Бонанж уже сообщил о случившемся властям.
– Да, – сделав над собой усилие, произнесла она.
– Вместе с месье Уоллесом?
– Я его сестра, – произнесла она. – Хотела бы узнать, что с ним случилось.
Затаив дыхание, она ждала ответа. Сержант избегал ее взгляда, и сердце девушки бешено заколотилось. Наконец француз тихо произнес:
– Он в похоронном бюро.
– Что-что, простите? – Элина подумала, что ослышалась.
– Мне очень жаль, но месье Уоллес был убит вчера ночью в Орлеане-Холле.
Вырвавшийся из ее груди крик не оставил сержанта равнодушным. Он оглянулся на администратора, не зная, как поступить.
Девушка почувствовала ужасную слабость и головокружение. Ее дорогой брат мертв! Она покачнулась, и сержант подхватил ее под руки.
Лицо сержанта выражало одновременно и смятение, и вину.
– Простите меня, мадемуазель, что так бестактно рассказал вам о случившемся. Но вы застали меня врасплох. Я не ожидал увидеть такую женщину, как… как вы. После того, что нам рассказал месье Бонанж…
– Месье Бонанж? – словно эхо повторила она. – Это ведь он убил Алекса, да?
– Нет-нет, мадемуазель. Мы точно не знаем, кто убил месье Уоллеса. Месье Бонанж нашел его тело в одной из частных комнат Орлеанс-Холла. Мы полагаем, что месье Уоллеса поймали на шулерстве, и он попытался выпутаться из этой передряги с помощью пистолета.
– Нет, – прошептала она, и слезы ручьем потекли из ее глаз; – Нет, я этому не верю. Алекс обещал мне, что в этот вечер не будет играть. Он поклялся!
– Мне очень жаль, мадемуазель. Мы нашли в его рукаве карты, – тихо произнес сержант.
Даже столь неоспоримое доказательство не могло заставить Элину поверить в случившееся. Она схватила сержанта за руку.
– Вы не поняли. Вчера вечером он не пошел играть в карты. И не стал бы снова браться за пистолет после случившегося на корабле! Я в это не верю!
– Но вы не отрицаете, что вчера вместе с месье Уоллесом украли деньги у месье Бонанжа?
– Да-да, – поспешно сказала она. – Именно поэтому месье Бонанж и сделал это! Он выследил моего брата и убил, потому что был очень зол из-за случившегося. А потом сочинил всю эту историю, будто случайно обнаружил тело Алекса. Разве это не ясно как Божий день? Месье Бонанж убил его из мести!
Лицо сержанта помрачнело.
– Вы бросаете обвинения в адрес человека, принадлежащего к одной из самых почтенных семей Нового Орлеана, мадемуазель. Люди нашего города, люди чести, такие как месье Бонанж, не выслеживают других людей, даже преступников. Поэтому месье Бонанж и рассказал нам о вчерашнем происшествии. Зачем бы ему доносить обо всем властям, если он собирался сам выследить и убить месье Уоллеса?
Элина понимала, что в его словах есть смысл. Она отпустила руку сержанта и, посмотрев на администратора гостиницы, заметила в его взгляде неприязнь.
– Но вы должны меня выслушать! – В голосе ее звучала мольба. – Не знаю, почему месье Бонанж решил рассказать вам о происшествии на корабле. Но уверена, что моего брата убил именно он, и все было совсем не так, как вы говорите. Иногда Алекс вел себя опрометчиво, но у него хватило бы здравого смысла не совершать одну и ту же ошибку дважды! Убийство не должно сойти с рук месье Бонанжу.
Сержант подвел ее к креслу.
– Успокойтесь, мадемуазель. Вы сами не знаете, что говорите.
Элина высвободилась из его рук.
– Уверена, месье Бонанж хладнокровно убил моего брата, а теперь вы делаете все, чтобы избавить его от наказания! Он богат? В этом все дело? Платит вам за то, что вы покрываете его темные делишки?
Слишком поздно она поняла, что зашла чересчур далеко. Лицо сержанта покрылось красными пятнами.
– Как вы смеете говорить так о полицейских?! – взорвался он. – Вы, наихудшая из падших женщин, использующая свои таланты, чтобы помогать дружку обманывать людей!
Элина побледнела, шокированная брошенным ей в лицо обвинением.
– Вы признались, что вместе с этим Алексом украли деньги, – яростно жестикулируя, продолжал жандарм. – И еще смеете обвинять нас в том, что мы покрываем убийцу, каковым считаете почитаемого жителя нашего города. Вы не только преступница, но и круглая дура!
– Я не преступница! Деньги украл мой брат. Я невольно стала соучастницей!
Сержант с отвращением посмотрел на нее.
– Месье Бонанж говорит другое. Еще есть свидетели, они могут подтвердить, что вы ударили месье, прикрывая побег сообщника. За одно это я мог бы посадить вас в тюрьму и избавить тем самым наш город от еще одного преступника.
Ужас наполнил все ее существо, гнев испарился. Исчезла даже ненависть к убийце брата, этому отвратительному Бонанжу.
Сейчас Элина могла думать только об одном: как отнесутся к ее аресту отец и его родственники? Что подумают о ней?
– Нет, вы не должны! – закричала она. – Здесь живет семья моего отца, это будет для них страшным позором. Пожалуйста…
Сержант заметно смягчился и сменил гнев на милость.
– Я сказал, что «мог бы» посадить, но, учитывая обстоятельства; не стану этого делать. Возможно, смерть вашего спутника поможет вам понять, что вы идете по кривой дорожке. Вы не похожи на закоренелую преступницу. Это Уоллес сбил вас с пути истинного, да?
«Нет! – хотелось ей закричать. – Он сам сошел с пути истинного! А я слепо следовала за ним».
– Могу я его увидеть? – вдруг спросила она, судорожно сглотнув. – Увидеть… тело моего брата?
– Да, конечно, – смягчившись, пробормотал сержант. – Но вы должны уважительно относиться к жителям нашего города, не бросать в их адрес таких ужасных, ничем не обоснованных обвинений. Если я узнаю, что вы публично очерняете чью-либо репутацию, я…
– Я просто хочу, чтобы все решилось по справедливости, сержант, – не удержалась она.
Он резко выпрямился.
– Уже ведется расследование смерти месье Уоллеса. Сегодня утром мы допрашивали месье Бонанжа и намерены допросить и других. Не будь вы столь поспешны в суждениях, мадемуазель, я успел бы вам это рассказать. Но вас можно понять. У вас такое горе.
– Спасибо, что рассказали о ваших расследованиях. Вы правы. Мне не следовало спешить с обвинениями.
– Оставьте это дело нам, – уже более мягко сказал он, проведя рукой по волосам. Он видел боль и страдание в ее глазах. Но когда администратор гостиницы фыркнул за его спиной, сержант снова стал жестким и неумолимым. – Помните, я не арестовал вас только потому, что не имею прямых доказательств вашего соучастия в преступлениях брата. Те, кто был вчера на корабле – включая месье Бонанжа, – ни слова не сказали о том, что хотят выдвинуть какие-либо обвинения против вас. Я найду вас, когда потребуется.
– Да, – кротко ответила она. Здравый смысл победил в ней желание наброситься на сержанта с кулаками.
– А сейчас я отведу вас в похоронное бюро.
Казалось, она смирилась с обстоятельствами. Однако внутри ее все кипело.
«Я найду отца, – думала Элина. – Он обязательно поможет. И тогда они поймут, что Алекс тоже был «важным» человеком. И тогда справедливость восторжествует. Да, месье Бонанж, даже если мне придется восстанавливать ее в одиночку».
С мрачным лицом она вышла из гостиницы вслед за сержантом.
Рене стоял у камина в гостиной своей сестры, покуривая сигару и поджидая, когда Джулия закончит переодеваться к обеду. В этот момент в комнату, вошел Франсуа.
– Дядя Рене! – произнес Франсуа со своей обычной слащавой улыбкой на лице. – Как приятно тебя видеть!
Рене поздоровался с племянником без особого воодушевления. В его присутствии, с тех пор, когда Франсуа был еще маленьким Мальчиком, он всегда чувствовал себя неуютно, и даже сейчас, когда тот давно уже не был ребенком, это странное чувство не покидало Рене. Бонанж предпочел бы видеть Франсуа тем шестилетним пареньком, каким он был, когда Рене уезжал из Нового Орлеана. Став взрослым, Франсуа сильно всех разочаровал. И теперь Рене задавался вопросом, не следует ли напомнить Франсуа, что отныне тот стал главой семьи Ванье и должен взять на себя ряд обязанностей.
– Спасибо, что согласился провести этот день с маман, – добродушно проговорил Франсуа. – Я так не люблю все эти дела… Не уверен, что я смог бы выдержать такую пытку – сидеть и слушать болтовню светских леди, и это после того, как мы с Этьеном и Алсидом провели восхитительную ночь с тремя очаровательными… э… цыпочками. – Он хитро подмигнул Рене. – Мы вшестером начали нашу бурную ночь еще засветло, и продолжалась она почти до самого рассвета. И хотя мы ни разу не вышли из дома Этьена, время провели просто великолепно. Так что большое тебе спасибо за то, что взял на себя труд побыть сегодня с маман.
Рене с раздражением смотрел на племянника. Франсуа всегда хвастался своими любовными похождениями, вместо того чтобы хоть раз обсудить важные дела.
– Если хочешь меня отблагодарить, проводи больше времени с матерью, а не трать его на игру в карты, дуэли и шлюх. Сейчас как никогда ей нужна твоя поддержка. Она до сих пор убита горем и постоянно думает о Филиппе. Так что не доставляй ей лишних волнений.
– Я вполне могу позаботиться о маман, – огрызнулся Франсуа. – Но ты ведь и сам не прочь поиграть в карты, постреляться и порезвиться с девочками, разве нет? – добавил он сварливым тоном.
– Преуспевающий креольский джентльмен! – необычно жестким голосом произнес Рене. – Время от времени я играю, и пару раз мне пришлось отстаивать свою честь. Да и женщин я, конечно, не сторонюсь. Но для меня это не главное в жизни в отличие от тебя и твоих дружков.
Губы Франсуа искривились в улыбке.
– Ходят слухи, что ты дрался на дуэли вчера вечером, дядя Рене. Один из тех, кто был вчера у Джона Дэвиса, сказал, что ты пристрелил какого-то шулера и теперь тебя считают героем.
Когда Рене поднял на племянника глаза, в них светилась ледяная ярость.
– Тебе пора бы знать, что в Новом Орлеане всегда полно слухов, но почти все они после детального расследования оказываются простой болтовней. Насколько я помню, ты убил сына судьи в прошлом году, и ходили слухи, что ты сделал это не в честной дуэли, а просто хладнокровно застрелил его. Значит, это тоже правда? Этим вполне можно объяснить ненависть судьи к тебе.
Франсуа вспыхнул и нервно заерзал под пристальным взглядом дяди.
– Это была честная дуэль.
– Возможно. Но с тех пор, как я вернулся в Новый Орлеан, я наблюдаю за тобой. А еще я говорил с поверенным твоего отца.
Франсуа возмутился, но почел за лучшее промолчать.
– Тебе двадцать один, но ты считаешь, будто весь мир принадлежит тебе.
– Но если ты не займешься делами, имение твоего отца в очень скором времени попросту разорится. За фермой нужно следить. Да и городской особняк требует внимания. Ты ведь займешься всем этим, правда?
Глаза Франсуа блеснули, он хотел возразить. Однако взял себя в руки и процедил сквозь зубы:
– Да, дядя.
В этот момент они услышали, что по лестнице спускается Джулия, подзывая горничную.
Рене подошел ближе к своему племяннику.
– И, Франсуа, – прошипел он еле слышно, – Джулия очень расстроится, если услышит, что я сделал что-то, за что меня могут арестовать. Если слухи об убийстве этого шулера достигнут ушей твоей матери, я задушу тебя собственными руками. Надеюсь, ты меня понял?
Франсуа кивнул, глаза его беспокойно блеснули.
– Прекрасно, – сказал Рене. Он повернулся, чтобы погасить сигару, потом улыбнулся Франсуа. – Расслабься. Покуда ты помнишь, что главная твоя задача – беспокоиться о благополучии матери, мы с тобой будем ладить.
Франсуа кивнул и выскочил из комнаты.
Рене смотрел ему вслед, и его вдруг наполнило нехорошее предчувствие, которое он не мог объяснить. Его удивило, что именно Франсуа узнал о смерти Уоллеса. И все же Рене ничего не мог с этим поделать. Если по городу поползли слухи, их уже не остановить. А отрицать их значило бы ухудшить ситуацию. Единственно правильным решением было сейчас попросту не обращать на них внимания, продолжая настаивать на своей невиновности перед полицейскими. А остальные пусть думают что хотят.
Все, кроме Джулии, конечно. И еще одной, о которой он пока никому не говорил. Кроме женщины с зелеными глазами и сладкими манящими губами. Рене тут же себя обругал. Возможно, сейчас она находится за много миль от Нового Орлеана в поисках нового покровителя. И если Рене не забудет ее лицо, ничего хорошего из этого не выйдет.
Лишенный плоти, ее образ походил скорее на Мону Лизу Леонардо да Винчи – таинственный, но безжизненный. Со временем он померкнет, твердил Рене самому себе, как и многие другие. Но что-то говорило Рене, что пройдет много времени, прежде чем он сумеет забыть это лицо. Очень много.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Креольские ночи - Мартин Дебора



Приятно провела пару вечеров, роман понравился. Персонажи те еще; отец двоеженец, непутевые братцы, гл. герой Фома неверующий, из-за чего героине пришлось пережить массу неприятностей, но мне понравилось, как герой называл ее, "милые глазки".
Креольские ночи - Мартин ДебораТаня Д
28.02.2015, 0.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100