Читать онлайн Креольские ночи, автора - Мартин Дебора, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Креольские ночи - Мартин Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Креольские ночи - Мартин Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Креольские ночи - Мартин Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Дебора

Креольские ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Если схватишь слишком много, то попросту не сможешь удержать.
Креольская пословица
Обнявшись, Рене и Элина лежали на кровати усталые, но счастливые.
– Я не могу остаться, – прошептала Элина. – Мне нужно вернуться к Джулии.
– Джулия приедет домой только утром.
– Но утро уже наступило, – ответила Элина.
Он закрыл ей рот поцелуем.
Стук в дверь заставил обоих подскочить от неожиданности.
– Месье! – раздался из-за двери голос Луи. – Пришла мадам Ванье.
Рене выругался, а Элина быстро соскользнула с кровати.
– Передай Джулии, что я скоро спущусь, – сказал Рене и повернулся к Элине, лихорадочно собиравшей по комнате свои вещи, – Куда ты собралась?
– Пожалуйста, Рене! Я не хочу, чтобы она подумала…
– Я понял. И что же ты собираешься делать?
– Вернуться к Джулии; пока она здесь. – И Элина начала одеваться. – Отвлеки ее, а я выйду в заднюю дверь. Однажды мне уже доводилось ходить туда пешком. Если она пробудет здесь достаточно долго, я доберусь до дома первая.
Рене в изумлении приподнял брови.
– Сомневаюсь, что смогу отвлечь ее своей болтовней, если она так беспокоится о тебе.
– Скажи ей, что мы решили пожениться, и она заговорит о свадебном торжестве. На это уйдет много времени, уверяю тебя.
Он усмехнулся:
– Пожалуй, ты права. Но тебе не следует ходить пешком. Возьми Монику.
Элина удивленно уставилась на него:
– Ехать верхом?! Ночью? Одной? Ты сошел с ума!
Рене нахмурился:
– Тогда попроси Луи проводить тебя. Когда я спущусь вниз, то придумаю какой-нибудь предлог, чтобы снова прислать его сюда. Он будет несказанно счастлив проводить тебя, я уверен.
– Но я могу и сама…
– Если ты не возьмешь с собой Луи, – спокойно сказал он, – я на руках отнесу тебя вниз прямо сейчас. Интересно, что скажет на это Джулия?
Элина бросила в него подушкой, но на лице ее сияла улыбка.
– Как пожелаете. Я возьму Луи с собой. Но ты должен задержать Джулию хотя бы на час.
Она уже собиралась открыть дверь, когда Рене слез с кровати.
– Подожди, любовь моя, – сказал он, подходя к Элине. Он обнял ее, приник губами к ее губам. – Это чтобы не забыла меня, – прошептал он.
– Никогда, – ответила она тоже шепотом и, улыбнувшись, выскользнула за дверь.
Когда она спускалась по лестнице, то слышала голос Луи в гостиной. Слуга старался успокоить разбушевавшуюся Джулию. Элина быстро преодолела оставшиеся ступеньки и направилась в заднюю часть дома. Лишь выскользнув за дверь, она перевела дыхание.
Не успела она пройти и нескольких шагов, чтобы спрятаться в тени деревьев и подождать Луи, как с ужасом увидела Франсуа.
– Как любезно было с твоей стороны прийти сюда! Ты сделала мне большое одолжение! – с кривой ухмылкой проговорил он. – Вернувшись в Новый Орлеан, я отправился к дядюшке Рене, чтобы найти тебя, но узнал, что ты веселишься на балу у Ривьера! Это меня не очень порадовало! Да и когда вы с Рене ушли оттуда, чтобы вернуться домой, я тоже был не в восторге. И все же я следовал за вами в надежде, что мне представится шанс застать тебя одну. И фортуна мне улыбнулась.
Сердце Элины сковал ледяной ужас.
– Что вам надо? – спросила она, пятясь к дому.
– Просто перекинуться с тобой парой слов. – Он махнул рукой, и из темноты вышел человек, с которым она разговаривала тогда в саду. – Думаю, ты не забыла Этьена? – продолжил Франсуа.
Этьен встал позади Элины, преградив ей все пути к отступлению.
– А теперь, дорогая Элина, – начал Франсуа, – я предлагаю тебе деньги, чтобы ты уехала. Возьми их и убирайся как можно дальше от Кур-де-Сипре. – С этими словами он вложил ей в руку увесистый мешочек. – Это золото, – объяснил он.
Она положила мешочек на землю.
– Можете оставить эти деньги себе. Я не собираюсь уезжать.
– Тогда мне придется применить силу, – произнес он. Прежде чем она успела закричать, Этьен зажал ей рот рукой. Затем она почувствовала, что в бок ей упирается что-то острое, и застонала. Она не сомневалась, что это нож.
Низкий смех Этьена заставил ее содрогнуться от страха.
– Пойдем, сладенькая моя. Мы с Франсуа должны убедиться, что ты сядешь на следующий же корабль до Европы. Но попробуй только пикнуть, и я, не колеблясь, убью тебя.
Элина не стала рисковать и, когда Этьен убрал руку от ее лица, не проронила ни звука.
Франсуа с Этьеном повели ее к конюшне, и Элина запаниковала, однако виду не подала.
У конюшни стояли две оседланные лошади – Франсуа и Этьена.
– Ну что, она поедет с тобой? – спросил Этьен.
– Нет. Не хочу, чтобы она вообще находилась рядом со мной, – с отвращением проговорил Франсуа.
– А я ничего не имею против этой маленькой пташки, – смеясь, сказал Этьен.
Его замечание дало ей повод думать, что в планах этих людей было не только похитить ее, но и сделать с ней что-то еще более ужасное. Элина очень надеялась, что ее сводный брат не настолько безнравственен, чтобы позволить Этьену надругаться над ней.
Этьен опустил нож, поднял Элину и усадил на коня. Элина понимала, что звать на помощь бессмысленно. Они далеко от дома, и никто ее не услышит. Поэтому девушка решила действовать по-другому.
– Франсуа, не могу поверить, что ты способен причинить вред собственной сестре! – Она заплакала. Со стороны Франсуа не последовало никакой реакции.
Зато Этьен, который уже положил руку на седло, застыл.
– Сестре?! – переспросил он. – О чем это она, Франсуа? Элина быстро заговорила:
– Я – сводная сестра Франсуа. У его отца были две законные жены, одна из них – моя мать. Об этом известно даже мадам Ванье. Именно поэтому она и взяла меня к себе в дом. Спросите у Франсуа. Он знает.
Франсуа вдруг затих.
– Франсуа! – рявкнул Этьен. – Она – твоя сестра?
– Какое это имеет значение? – равнодушно спросил Франсуа, к ужасу Элины.
– Я… я не знаю. Но… она твоя сестра?! Черт возьми! Если твоя мать и вправду все знает…
– Не будь дураком, Этьен! – рыкнул Франсуа. – Она лжет насчет маман. Если бы маман знала, она обязательно рассказала бы мне об этом необдуманном поступке отца.
– Значит, она все-таки твоя сестра? А если с ней что-нибудь случится на корабле…
– Ты говоришь так, будто она что-то для меня значит. Разве ты не видишь, что она – американка? Она – любовница Рене, грязная шлюха! Неужели я должен взять такую сестру под свою крышу, да еще позволить ей отхватить половину моего наследства?!
Лицо Этьена стало жёстким.
– Думаю, нет.
Этьен снова приготовился запрыгнуть в седло, но тут они услышали стук копыт. Франсуа повернул коня, чтобы посмотреть, кто к ним едет.
– Алсид! А он какого черта здесь делает? – пробормотал Этьен.
Алсид резко осадил коня.
– Джин сказал, чтобы вы оба вернулись в город. Он сказал, что вы охотитесь за девкой Бонанжа… – Он осекся, увидев Элину на лошади Этьена. – Я так и знал, что вы наделаете глупостей! Срочно уезжайте. Бонанж знает.
– Что знает? – спросил Этьен.
– Знает, что… Франсуа убил того янки, Уоллеса. И, разумеется, не верит, что это был несчастный случай.
Этьен уронил поводья и повернулся к Франсуа.
– Я говорил, что не надо этого делать! А теперь твой дядюшка выследит нас! Мы не можем взять ее с собой. Хорошо, если удастся убраться отсюда живыми!
– Если мы ее не увезем, он поедет за нами на край земли. Не допустит, чтобы убийство ее брата осталось безнаказанным. – Франсуа холодно улыбнулся. – Но без нее у него не будет доказательств. Просто его слова против наших. Зачем бы я стал убивать Уоллеса?
Увидев, как зловеще блеснули глаза Франсуа, Элина содрогнулась. Теперь она поняла. Нет сомнений, что он собирается убить ее. В ту самую секунду, когда она разгадала его намерения, в ее голове созрел план. Либо она воспользуется представившейся возможностью украсть у них коня и ускакать, либо умрет.
Она изо всех сил пнула лошадь Этьена, и та рванула вперед. Все произошло так стремительно, что единственное, на что в тот момент была способна Элина, – это закрыть глаза и крепко-крепко вцепиться в седло. Несколько мгновений спустя, когда она отъехала от Франсуа на небольшое расстояние, Элина наклонилась вперед, держась за луку. От того, сумеет ли она усидеть на лошади, зависела теперь ее жизнь. Вслед ей неслись грязные ругательства Франсуа, но девушка не обращала на них внимания.
Сейчас ею двигал только страх. Конь мог сбросить ее и растоптать. Она с трудом подавила желание спрыгнуть на землю, но за ней гнался Франсуа, жаждущий как можно скорее расправиться с ней.
Нужно уехать как можно дальше. Элина посмотрела вниз: поводья свободно болтались под лошадиной мордой. Элина судорожно сглотнула.
– Рене, любовь моя! Ну, почему тебя нет рядом, когда ты так нужен мне!
Она представила себе, что Рене сидит сзади нее, как было в тот раз, когда он учил ее ездить верхом в Кур-де-Сипре. Его сильные руки крепко обхватили ее талию, губы легко касались волос.
Лошадь замедлила бег, видимо, устала. Элина пришпорила ее, но тут же вспомнила о поводьях.
Кровь прилила к лицу, когда Элина ценой неимоверных усилий ухитрилась свеситься вниз, чтобы достать рукой до болтавшейся в воздухе кожаной петли. Наконец ее пальцы коснулись прохладной кожи. Но лишь со второй попытки ей удалось схватить повод.
Радостно вскрикнув, Элина потянулась правой рукой и сумела схватить повод с другой стороны.
Элина оглядывалась по сторонам. Она скакала по полям, окаймленным слева темной полосой деревьев. Ее единственной надеждой было сейчас убраться с открытой местности, где она была видна как на ладони, и укрыться среди деревьев.
Она потянула поводья и, когда лошадь поскакала в заданном направлении, с облегчением вздохнула.
Близился рассвет. Лошадь подъезжала все ближе и ближе к деревьям, и Элина вдруг поняла, что это не лес. Очень тонкие, почти без листвы, деревья торчали из земли, напоминая пальцы. Легкий туман окутывал их белым покрывалом.
Лишь когда копыто лошади провалилось в зыбкую почву, Элина поняла, что попала в болото.
Она потянула поводья так, чтобы остановить лошадь, но животное снова провалилось в трясину, увлекая девушку за собой.
Рене изо всех сил старался утихомирить свою разбушевавшуюся сестру.
– Говорю тебе, Джулия, ее здесь нет, – еще раз повторил он.
– Да ты вообще понимаешь, каких трудов мне стоило затащить ее на этот бал?! Почему ты вдруг решил все испортить?..
Терпение Рене лопнуло.
– Успокойся, я собираюсь на ней жениться. Или ты намерена выместить на мне свое дурное настроение?
Джулия мгновенно замолкла. Но тут же подозрительно сощурилась:
– А ей ты об этом сказал?
– Разумеется, – раздраженно ответил он. – Если ты дашь мне хоть слово сказать, я расскажу тебе все подробно.
– Надо было сделать это с самого начала, вместо того чтобы причинять ей боль и страдания. Ты должен знать правду. Она – дочь Филиппа. Законная дочь. И заслуживает гораздо лучшей участи.
– Я знаю, – тихо промолвил Рене. – И повторяю: мы собираемся пожениться.
Джулия недоверчиво смотрела на Рене.
– В таком случае ты не должен был увозить ее с бала. Она вправе занять в обществе Нового Орлеана достойное место. Ты заставил это дитя пройти сквозь муки ада, дорогой братец. И я не позволю тебе запятнать репутацию Элины, заставляя ее жить здесь с тобой до свадьбы. С бала она ушла с тобой. Так где же она?
Рене собирался было возразить, как вдруг в комнату вошел Луи, толкая впереди себя дрожащего Алсида Паннетра. У Рене кровь застыла в жилах. Луи должен был быть с Элиной, сопровождать ее к дому Джулии! И какого черта здесь делает Алсид?!
– Скажите ему. – Луи подтолкнул Алсида вперед. – Говорите, иначе я за себя не ручаюсь.
Рене уже обо все догадался, хотя Алсид не успел и рта раскрыть.
– Где Элина? Кто ее увез?
– Н-никто, – запинаясь, пробормотал Алсид. – По крайней мере, пока. Она ускакала, прежде чем Франсуа успел ее остановить.
Глаза Рене потемнели от гнева, Джулия ахнула.
– Что Франсуа здесь делает? Что он замыслил? – взревел Рене.
Алсид судорожно сглотнул, переводя взгляд с Джулии на Бонанжа.
– Отвечай! – рявкнул Рене.
– Они с Этьеном вернулись в город и отправились сюда, чтобы убедить ее уехать. Но их план не удался. Сейчас Франсуа гонится за ней. Мы с Этьеном пытались его урезонить, но он и слушать не стал. Франсуа твердо намерен ее убить, поскольку девчонка знает, что это он застрелил ее брата.
– Франсуа застрелил Александра? – Джулия побледнела. – Рене, что он говорит?!
Рене повернулся к сестре:
– Я расскажу тебе позже, милая. А сейчас мне пора идти. – Он быстро прошел к столу и вынул из ящика пистолет.
– Я не хочу, чтобы Франсуа пострадал! – закричала Джулия, увидев пистолет. – Прошу тебя, Рене! Он мой единственный сын!
– Я не причиню ему вреда. Но я не могу допустить, чтобы он причинил вред Элине. Надеюсь, ты понимаешь меня?
Рене быстро направился к заднему выходу из дома. Луи отшвырнул в сторону сжавшегося в комок Алсида и последовал за хозяином.
– Я послал за Франсуа конюшего, – сказал Луи, ускоряя шаг, чтобы поспеть за Рене. – Я не поехал за ними, потому что не уверен, что смог их бы поймать – в моем-то возрасте. Но конюший – молодой парень, и у него есть оружие.
– Кто-нибудь оседлал Варвара?
– Да. Солнце уже всходит. Вам не составит особого труда ехать по следам трех лошадей.
Рене весь кипел от ярости. Три лошади! На одной из них сидит Элина! Элина, которую бросает в жар от одного только вида этих животных! Которая даже не может заставить себя дотронуться до лошади – не то что сесть на нее!
Рене молил Бога о том, чтобы спас ее. Если Франсуа удастся добраться до нее раньше, чем подоспеет Рене…
– Держись, милые глазки, – прошептал он, стремительно шагая по направлению к конюшне. – Пожалуйста, держись, любовь моя!
В голове Элины начало проясняться. Ее рука и нога были придавлены чем-то тяжелым, сама она лежала в холодной и мокрой грязи. Девушка медленно открыла глаза.
Неудивительно, что у нее так болела нога, придавленная лошадью. Раненая лошадь жалобно ржала, по телу пробегали судороги. Элина погладила несчастное животное, что-то ласково приговаривая.
– Как это благородно с твоей стороны, – раздался неподалеку язвительный голос. Элина повернула голову и увидела Франсуа. Он сидел на сухом бревне у самой воды.
– Помогите, – попросила она его. В ответ он злобно улыбнулся.
– Помочь? А с какой стати?! Лучшего исхода я и желать не мог! Я надеялся, что ты так и не придешь в себя, но, раз уж это случилось, придется расправиться с тобой по-другому. Но так, чтобы в твоей смерти не могли обвинить меня.
Он встал, и Элина похолодела от страха.
– Зачем вы так поступаете? – шепотом спросила она. – Ведь поместье отца достаточно велико, там хватит места для всех. Мне вообще не нужны его деньги. И никогда не были нужны. А теперь, когда мы с Рене собираемся пожениться…
Франсуа рассмеялся:
– В этом-то и дело, милая сестрица. Мой дядюшка души в тебе не чает. Он сделает все, о чем бы ты его ни попросила. Он никогда не простит мне того, что я убил твоего брата. Но если твое мертвое тело, придавленное лошадью, найдут на болотах, дядя Рене не сможет ни в чем меня обвинить. Все наследство будет принадлежать мне.
– Это не сработает, Франсуа, – холодно произнесла Элина, стараясь говорить как можно спокойнее. – Ваши друзья наверняка обо всем рассказали Рене, он знает, куда мы поехали, и, конечно же, отправился за нами следом.
Франсуа злорадно ухмыльнулся:
– Единственным, кто ехал за нами следом, был тощий конюший. Я отправил его на тот свет всего лишь одним выстрелом. Еще одну пулю приберег для тебя.
Франсуа посмотрел куда-то в сторону от нее, и его улыбка стала еще шире.
– Похоже, леди Фортуна еще не отвернулась от меня, – сказал он торжествующим тоном.
Элина повернула голову и увидела, что к ней медленно приближается аллигатор, грациозно скользя по воде.
Элине не доводилось видеть подобных животных, но она много слышала о них. Рене рассказывал ей об их ужасной силе и прожорливости. Глаза рептилии будто бы оценивали мягкость и округлость своей жертвы. Аллигатор медленно преодолевал разделяющее их расстояние. Элина живо представила себе, как он будет терзать ее тело.
В отчаянии она начала извиваться, надеясь выбраться из-под лошади, но это ей не удалось.
– Если не возражаешь, – вставая, сказал Франсуа, – я буду наблюдать за тобой с небольшого расстояния. Не хочу, чтобы твой пупырчатый друг позавтракал мной вместо тебя.
– Франсуа! – закричала она. – Вы можете застрелить его из пистолета! Вы должны это сделать! Ведь мой отец – это и ваш отец! В наших жилах течет одна кровь! Мы оба Ванье!
На мгновение он остановился, но Элина так и не поняла, передумал он или нет, потому что в этот момент услышала еще один голос:
– Элина! Где ты? – Рене был где-то неподалеку.
Франсуа замер.
– Я здесь! – закричала она. – Рене, сюда!
– А ну заткнись, сука! – прошипел Франсуа.
Он выхватил пистолет и нацелил его ей в голову. Но опоздал. Рядом с ним, откуда ни возьмись, оказался Рене с горящими от гнева глазами.
– Опусти пистолет! – скомандовал Бонанж. Ему хватило одного взгляда, чтобы оценить ситуацию. – Ты не посмеешь убить ее здесь, у меня на глазах!
– Не посмею?! – воскликнул Франсуа, не собираясь опускать пистолет. – Я не позволю твоей любовнице убеждать тебя, будто бы это я убил ее брата. Ты ослеплен и не видишь, что она – лгунья, мошенница и…
– Она никогда мне не говорила, что это ты убил ее брата. Ты сам только что сказал это. Я даже не знал, что тебе известно, что Уоллес был ее братом. – Рене старался говорить очень спокойно, но глаза его яростно блестели.
Франсуа побледнел.
– Этот сопливый карточный шулер пытался меня одурачить, поэтому я выстрелил в него. Это была самозащита – он стрелял в меня первым!
– Да, из того пистолета, что украл у меня несколькими часами раньше. Тебе известно, что я нашел его рядом с телом Алекса? Все пули в нем были на месте, значит, из него не стреляли. Зачем же ты защищался, если он даже не пытался стрелять в тебя, Франсуа? Мне все известно. Каждый твой подлый шаг к одной-единственной цели: помешать Элине и ее брату получить то, что полагается им по закону. Нет нужды продолжать все это. Опусти пистолет.
Франсуа не опустил. Тогда Рене вытащил свой револьвер.
– Если ты попытаешься ее убить, мне придется выстрелить. Франсуа направил оружие на Рене. И ухмыльнулся:
– Выстрелить в меня?! Сомневаюсь в этом, дорогой дядюшка. Ты слишком привязан к семье, чтобы совершить нечто подобное. Ты не сможешь убить своего единственного племянника. А мне ничто не помешает застрелить тебя, не испытав при этом ни малейших угрызений совести. Застрелил же я собственного брата!
– Правда? – грозно проговорил Рене, приближаясь к племяннику. – А как ты после этого посмотришь в глаза своей матери?
Эти слова заставили Франсуа задуматься. Рука, державшая пистолет, задрожала.
– Не нужно поспешных действий, Франсуа. Этим ты можешь разрушить всю свою жизнь. Не усугубляй свою вину еще одним преступлением.
Услышав слово «преступление», Франсуа снова направил пистолет на дядю. Но к этому времени Рене был уже достаточно близко, быстрым движением он схватил запястье Франсуа и, сильно сжав его, опустил руку племянника вниз.
– А ну, брось пистолет, – скомандовал он.
Франсуа разжал пальцы, и оружие упало на топкую почву. Рене отпустил руку юноши.
Франсуа сделал выпад вперед, ударив Рене коленом в грудь. Но Бонанж даже не поморщился. Он сделал ответный выпад, нацелившись в челюсть Франсуа. Тот увернулся, но, не удержавшись на скользком склоне, съехал прямо в воду.
Быстро поднявшись на ноги и отплевываясь, Франсуа хотел, было снова наброситься на дядю, но в этот момент аллигатор, преодолев оставшееся расстояние, замер за спиной юноши. Еще мгновение – и рептилия, разинув зубастую пасть, набросилась на ногу Франсуа. Элина завизжала. Рене дважды выстрелил в животное, но раненый аллигатор подался назад, увлекая вопящего Франсуа за собой.
Еще мгновение, и рептилия уволокла свою жертву в глубь темных вод. Вода закипела кровавыми струями. Там, внизу, шла борьба не на жизнь, а на смерть. Муть со дна, смешанная с кровью, вздымалась вверх; растущие на болоте водоросли отчаянно сотрясались. Еще один удар – и все стихло.
На лицах Элины и Рене застыл ужас.
Элина разразилась слезами. Такой страшной смерти не заслуживал ни один человек, даже ее непутевый сводный брат.
Рене подскочил к Элине.
– Не плачь, милые глазки, – прошептал он, положив ее голову себе на колени. Элина видела, как подавлен Рене.
Рене принялся высвобождать Элину из-под лошади. Когда, наконец, ему удалось сдвинуть тяжеленную тушу в сторону, он помог Элине подняться на ноги. Колени девушки подогнулись, и она едва не упала обратно в болото, но Рене удержал ее, обхватив за талию. К счастью, нога девушки не была сломана, только онемела и покрылась ссадинами и синяками. Рене отвел любимую на то самое бревно, где еще совсем недавно сидел Франсуа.
Усадив девушку поудобнее, Рене вернулся, чтобы осмотреть лошадь. Бедное животное страшно мучилось. Пока Бонанж осматривал ее, лошадь издавала тихие, но очень жалобные звуки.
– У нее сломана нога, – тихо сказал Рене.
Когда Элина поняла, что Рене придется вернуться сюда позже, чтобы вытащить лошадь из болота, ее внутренности судорожно сжались.
Элина вдруг сорвалась – она больше не могла терпеть рядом с собой смерть и боль.
– Мне так… так жаль Франсуа! – простонала она. Перед ее глазами все еще стояла страшная картина его смерти. – О, если бы я не приехала сюда…
– Я никогда не познакомился бы с тобой, – закончил он за нее, уводя девушку вверх по склону, туда, где начиналась твердая почва. – Франсуа в любом случае закончил бы плохо. Ты не должна винить себя в его смерти. Если бы ему представилась возможность, он, не задумываясь, убил бы тебя.
Элина все понимала, однако это не успокаивало ее.
– Но если бы ты не приехала, – продолжал Рене, – моя жизнь была бы такой же бессмысленной, как и прежде, до того, как я увидел тебя на борту корабля. Ради меня, милые глазки, не мучай себя. – Когда они выбрались наверх, Рене повернул девушку лицом к себе. – Потому что без тебя, любовь моя, я не смогу жить.
Она смотрела на его лицо – такое родное и любимое. Рене прав. После всего, что им довелось пережить, главное для них – любовь.
– Я люблю тебя, – прошептала она.
Он улыбнулся и легонько поцеловал ее в губы. Глаза его светились любовью и страстью, и сердце Элины наполнилось благоговейным трепетом.
– Надеюсь, – пробормотал он. – Меня обвиняли в убийстве, я чуть было не заболел желтой лихорадкой, мой собственный племянник бросил мне вызов – потому, что я люблю тебя. Думаю, что я заслужил награду. Я хочу каждое утро видеть твои милые глазки и твою улыбку. Могу я на это надеяться?
– Конечно, – прошептала она. И он прильнул губами к ее губам.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Креольские ночи - Мартин Дебора



Приятно провела пару вечеров, роман понравился. Персонажи те еще; отец двоеженец, непутевые братцы, гл. герой Фома неверующий, из-за чего героине пришлось пережить массу неприятностей, но мне понравилось, как герой называл ее, "милые глазки".
Креольские ночи - Мартин ДебораТаня Д
28.02.2015, 0.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100