Читать онлайн Креольские ночи, автора - Мартин Дебора, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Креольские ночи - Мартин Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Креольские ночи - Мартин Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Креольские ночи - Мартин Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Дебора

Креольские ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Пей все, ешь все, но никогда всего не говори.
Креольская пословица.
Элина притаилась напротив окна Рене, проклиная его за то, что он все еще не спит. С того места на террасе, где она стояла, ей хорошо был виден его силуэт.
Он беспокойно метался по комнате с того самого момента, как поднялся к себе в спальню. Собирая вещи, Элина слышала, как он меряет шагами свою спальню.
Он вдруг остановился, и девушка поняла, что он смотрит на портрет ее отца и его семьи. Она старалась не думать, каково ему там, одному, старалась не прислушиваться к внутреннему голосу, убеждавшему ее отбросить гордость и остаться.
Она не может себе этого позволить. Сердце ее бешено колотилось. Слезы струились по щекам. Утирая их, Элина уговаривала себя, что поступает правильно.
Вспоминала, что ей сказал незнакомец и что говорил сам Рене. Ей никогда не удастся убедить Бонанжа, что она действительно Ванье. Но это ее теперь не волнует. Дело не в ее гордости и наследстве. Если она останется, он разобьет ей сердце. Так что единственный выход – бежать от него.
Девушка пробралась мимо спальни Рене, скользя спиной вдоль перил и осторожно переступая босыми ногами. В какой-то момент она запуталась в длинных юбках своего костюма для верховой езды и чуть не упала.
Словно почувствовав ее присутствие, Рене перестал мерить шагами спальню, и, видимо, повернулся к окнам. Элина затаила дыхание, едва не выронив небольшую сумку и сапожки. Но тут Рене бросился ничком на кровать, и девушка немного расслабилась. Дюйм за дюймом она крадучись пробиралась вдоль перил, пока не миновала его комнату. Добравшись до следующей комнаты, комнаты-студии, где она рисовала, Элина задержалась.
Занавески в студии не задернуты, так что все хорошо видно. Сквозь открытую дверь, ведущую в спальню Рене, в студию проникает свет лампы. С того места, где под окном стояла Элина, ей был виден только неоконченный портрет Рене. Какое-то время она рассматривала его, страстно желая забраться внутрь и унести с собой, но понимала, что это невозможно.
Кроме того, упрямо подумала девушка, после того как Рене так разочаровал ее, так бессовестно использовал, ей не следует брать с собой ничего, что могло бы напоминать о нем. Это принесет только боль и страдания.
Ночь выдалась очень темная, тяжелые тучи заволокли небо. Только редкие вспышки молний озаряли на миг все вокруг. Элина понимала, что выходить из дому, когда надвигается гроза, – безумие, и надеялась, что гроза пройдет стороной.
Гораздо важнее, чтобы Рене не принялся искать ее до утра. Требовалось много времени, чтобы отыскать дорогу в город. Элина понимала, что у нее мало шансов сбежать от Рене, но она должна попытаться. Иначе перестанет себя уважать.
Элина сбросила сумку и сапожки с террасы на землю. Затем перекинула ногу через перила и ухватилась за крепкую ветку дуба, склонившуюся над террасой. Элина всего раз или два спускалась с дерева, но это было давно, еще в детстве.
Однако сейчас ей ничего другого не оставалось. Рене, как обычно, запер дверь из ее комнаты в холл, оставив незапертой дверь в свою спальню. Дверь на террасу была всегда заперта. Только окна оставались открытыми на ночь из-за страшной жары. Она вылезла через окно, рассчитывая перебраться на дуб, растущий возле дома.
И вот теперь Элина, сильно рискуя, взгромоздилась на широкую ветвь дуба. Уж не спятила ли она? Если даже она благополучно спустится на землю, ей потребуется пройти пешком много миль в темноте, чтобы добраться до города. Еще неизвестно, найдет ли она туда дорогу.
А что она будет делать в городе? Без денег, без крыши над головой.
Элина старалась об этом не думать. Кто-нибудь ей поможет. Наймет на работу. Ведь она образованна и трудолюбива.
Элина понимала, что для работы используют рабов. Слуг нанимают редко. И все же не теряла надежды.
Девушка соскользнула по стволу дерева на землю, порвав при этом юбки, но в сумке у нее была припасена сменная одежда, а юбки можно починить.
Надев сапожки, Элина отряхнулась, очистила одежду от листьев и веточек, взяла сумку и бросила прощальный взгляд на дом, где потеряла невинность. Затем повернулась и решительно зашагала по кипарисовой аллее в направлении дороги, ведущей в город.
Пока Элина шла по аллее, полагая, что двигается в нужном направлении, она перебирала в памяти события прошедшего дня. Каким нежным был Рене, когда в первый раз занимался с ней любовью. Ей с трудом верилось, что Рене, которого она знала, и Рене, о котором говорил незнакомец, – один и тот же человек. Но когда в последний раз они занимались любовью, он принудил ее сознаться в том, что ее влечет к нему, а это было оскорбительно.
Частые вспышки молний заставили девушку ускорить шаг. Однако гроза застигла ее. Тугие струи дождя размыли грунтовую дорогу, и Элина не была уверена, что идет в нужном направлении.
Девушка вымокла до нитки и, несмотря на то, что ночь была теплой, продрогла. Намокшие и пропитанные грязью юбки отяжелели и мешали двигаться.
Вдруг Элина заметила, что дорога сужается, и пришла в отчаяние. Как отыскать дорогу в город под таким проливным дождем? Она не может его переждать. Ведь неизвестно, когда он кончится. А ей нужно до утра отойти как можно дальше от плантации Рене. Иначе он ее найдет.
Также опасно было оставаться под открытым небом. Гроза бушевала, и девушка решила поискать укрытие.
И тут она заметила сквозь деревья слабый свет.
«Убежище!» – подумала она. Отчаяние в ее сердце сменилось надеждой.
Элина из последних сил заторопилась на огонек, спотыкаясь и увязая в грязи. Подойдя ближе, она заметила огромный плантаторский дом, очень напоминавший дом Рене.
Может быть, владелец согласится приютить ее на ночь, а завтра кто-нибудь поедет в город на лошадях и возьмет ее с собой. По крайней мере, она сможет не опасаться Рене. Вряд ли ему придет в голову искать ее здесь.
Джулия не могла уснуть. Ее мучила совесть. Боль от предательства Филиппа усиливалась с каждым днем.
Джулия подошла к окну, за которым бушевала гроза, и долго стояла так, погруженная в размышления. Вдруг ее взгляд привлекла одинокая фигурка, показавшаяся из-за группы деревьев. Едва волоча ноги, бедняжка продвигалась вперед и, насколько Джулия могла видеть, совершенно промокла.
Когда девушка подошла к дому, Джулия решила разузнать о ней побольше. Возможно, ее толкала на это совесть, отягощенная тем, что женщина нарушила обещание, данное Филиппу. Джулия оделась и спустилась вниз. Отворив дверь, ведущую к летней кухне, она вдруг почувствовала неловкость. С того места, где она стояла, через окно была видна кухарка Сесилия. Девушка, съежившись, сидела за столом, а Сесилия предлагала ей что-то выпить. Кухарка знала свое дело. С какой стати Джулия должна беспокоиться о нищей девчонке?
Она и сама не знала. Но все же по крытому переходу подошла к кухне.
Когда Джулия вошла, кухарка и девушка обернулись. Но если на лице кухарки отразилось легкое удивление, лицо девушки оставалось бесстрастным.
– Бедная крошка, ее застигла гроза, мадам, – сказала Сесилия. – Но мы приютим ее в такую ночь.
– Разумеется, – промолвила Джулия, ободряюще улыбаясь девушке.
Девушка робко улыбнулась в ответ, и в этот миг ее лицо словно озарилось светом. Джулия сразу же заметила, что одежда девушки отличного качества. Бедняжка не походила на нищую, вовсе нет.
– Почему ты не предложила девочке поесть? – спросила Джулия кухарку, которая тут же заторопилась выполнить указания госпожи.
– Я… я очень сожалею, что доставила вам столько хлопот, – сказала девушка, стуча зубами от холода. – Но я могу уйти. Я просто надеялась добраться до места, прежде чем разразится гроза. Потом начался ливень, и я… я увидела ваш огонек.
– Все в порядке, – мягко произнесла Джулия. – Не беспокойся. Мы не отпустим тебя в такое ненастье.
– Правильно, – добавила Сесилия. – Послушайся мадам Ванье и оставайся. Позволь старой Сесилии позаботиться о тебе.
Девушка побледнела.
– Ванье?
Услышав свое имя из уст девушки, Джулия вздрогнула:
– Да, а тебя как зовут?
Этот вопрос еще больше смутил девушку.
На лице ее отразились самые противоречивые чувства.
– Меня зовут Элина. Элина У… Уоллес, – едва слышно произнесла она.
«Элина», – подумала Джулия, ощутив смертельный холод в сердце. Это имя она уже слышала прежде. Оно тяжким грузом лежало у нее на совести. Но возможно, это совпадение. Каким образом дочь Кэтлин могла оказаться в Новом Орлеане?
– Скажи, Элина, куда ты направлялась в эту ненастную ночь?
Девушка заколебалась, прежде чем ответить.
– В Новый Орлеан, – наконец сказала она.
– Боже мой! – воскликнула кухарка. – Тебе повезло, что вместо этого ты попала сюда.
– По… почему? – удивилась девушка.
Джулия помрачнела:
– Потому что в городе сейчас находиться опасно. Я оставила городской дом, поскольку в Новом Орлеане свирепствует желтая лихорадка. Не может быть и речи о том, чтобы отправиться туда, дитя мое. Смерть уже унесла жизни четырехсот человек, а до конца лета погибнет гораздо больше.
Девушка опустила глаза.
– Я надеялась найти там работу, – сказала она, едва сдерживая рыдания. Взглянув на Джулию смотревшую на нее с симпатией, она продолжала: – Простите, я не хотела обременять вас моими заботами. Большое спасибо, что предоставили мне кров. Как только кончится дождь, я отправлюсь дальше.
– И куда же ты пойдешь? – спросила Джулия, тогда как Сесилия покачала головой и поцокала языком, явно удивляясь глупости этой девчонки. – Откуда ты? Ты можешь вернуться домой?
Глаза девушки потемнели.
– Я из Миссури, но… но там у меня ничего не осталось. Однако я найду себе какое-нибудь пристанище. Не беспокойтесь обо мне.
«Миссури?!» – подумала Джулия, судорожно вцепившись в край стола. Девчонка из Миссури, так же как и совратительница-соперница со своей дочерью. А Уоллес – девичья фамилия Кэтлин. Она обратила на нее особое внимание, читая завещание Филиппа, поскольку это было американское, а не креольское имя.
У Джулии болезненно сжалось сердце. Слишком много совпадений. Эта Элина и дочь соперницы, несомненно, одно и то же лицо.
Джулия еще раз взглянула на девушку. Она нисколько не походила на отца. «Должно быть, она похожа на мать», – подумала Джулия. От ярости и боли она невольно сжала под столом кулаки. Девушка прекрасна. Такой же, без сомнения, была и ее мать. Но что эта девочка делает в Новом Орлеане? Неужели ее мать со всей семьей отправилась на поиски отца? Но если это так, почему Элина одна?
– Ты сбежала от своей семьи? – спросила Джулия с внезапной резкостью в голосе.
– Нет! – ответила Элина, по выражению ее лица было видно, что вопрос больно ранил ее. – Нет, конечно же, нет. Моя семья погибла. Мама умерла несколько месяцев назад, и отец тоже.
Джулия была поражена. Умерла? Ее соперница умерла? Она почувствовала облегчение, и ей захотелось узнать побольше. Она должна о многом расспросить девушку.
Откуда она знает, что ее отец умер? И возможно ли, что она знает… Джулия побледнела, когда поняла, что девушка, должно быть, все знает о Джулии, о двоеженстве, ведь когда Сесилия назвала имя Ванье, реакция Элины была соответствующей. К тому же Элина не назвалась Ванье, хотя Джулия знала, что Филипп дал это имя также детям из второй своей семьи.
Джулия была в замешательстве. Появилась ли эта девочка здесь, потому что узнала о второй семье отца? Но почему в таком случае она даже не заикнулась об этом? Здравая мысль пришла ей в голову. Может быть, девочка думает, что Джулия не знает о существовании Кэтлин. Это вполне вероятно.
У Джулии все перевернулось внутри, когда она поняла, что Элина щадит ее чувства, пытаясь скрыть, что ее муж – двоеженец.
Чувство вины захлестнуло Джулию. Она не выполнила обещания, данного мужу перед его смертью. Но эта уловка, к которой прибегла девушка, свидетельствовала о ее благородстве. И вот теперь из-за нежелания Джулии огласить завещание Филиппа Элина пострадала. Возможно ли, что соперница умерла от горя, от того, что сердце ее было разбито? Должна ли Джулия винить себя еще и в этом?
Тут Джулия вспомнила, что у Элины должен быть брат. А с ним что?
– У тебя нет еще каких-нибудь родственников, братьев или сестер, к которым ты могла бы отправиться? – спросила она.
Прекрасные зеленые глаза Элины наполнились слезами.
– Моего брата убили вскоре после того, как мы с ним приехали в Новый Орлеан, – еле слышно прошептала она.
Джулия изо всех сил старалась скрыть чувства, охватившие ее при известии о смерти второго сына Филиппа. Как это могло случиться? Без сомнения, Элина и ее брат прибыли в Новый Орлеан в поисках отца. Вместо этого они узнали, что Филипп предал их, лгал им все эти годы. И каким-то образом мальчишка был убит, оставив Элину одну.
Джулию захлестнула ее собственная боль. Филипп лгал и ей тоже, ее он тоже предал. Так неужели она должна пострадать еще и из-за скандала, который непременно разразится, если история девочки выплывет наружу?
«А что скажет Франсуа?» – подумала она, охваченная ужасом. Он будет буквально убит, уничтожен известием, что его отец произвел на свет еще и других детей, с которыми нужно поделиться наследством.
Затем Джулия подумала о Рене, который совсем недавно возвратился из Англии, а теперь рисковал оказаться вовлеченным в скандал. Сердце подсказывало ей, что все это не имело бы значения для ее брата, и все же скандал пошатнул бы положение Рене в новоорлеанском обществе. Если позволить этой девочке занять ее законное место…
«Нет, – подумала Джулия, – я не могу этого допустить». Она решительно подавила зародившееся было намерение признать свою вину перед девочкой.
По той или иной причине, сказала она себе, девочка не предъявляет никаких требований. Наверное, она хочет, чтобы все так и оставалось, рассуждала Джулия. Ну что ж, Джулия тоже не станет ничего говорить. Она сделает все, чтобы помочь девочке, даст ей возможность уехать из Нового Орлеана. Обеспечит ее всем необходимым, но таким образом, чтобы Элина не догадалась, что Джулии известна правда.
– Послушай, дитя, – сказала Джулия, – ты не можешь уйти куда глаза глядят, не имея денег. Ты произвела на меня хорошее впечатление. Возможно, я смогу дать тебе небольшую сумму, чтобы ты могла добраться до какого-нибудь города, например Натчеза, и найти там себе место.
Девушка смерила Джулию холодным гордым взглядом.
– Благодарю вас, мадам, но я не могу взять у вас деньги. Если не возражаете, я пережду у вас грозу и отправлюсь в путь. Несмотря на желтую лихорадку в Новом Орлеане, я смогу там найти работу.
Джулия встревожилась. В Новом Орлеане девушка погибнет!
– Не будь дурочкой! – сказала она строго. – Ты не можешь отправиться в Новый Орлеан!
– Тогда я поищу где-нибудь поблизости… – начала было девушка.
Джулия выпалила первое, что пришло в голову:
– Если ты ищешь место служанки, можешь работать у меня. Элина в волнении вскочила.
– Мне не хотелось бы вас обременять. Однако Джулия была упряма.
К тому же она не хотела отпускать девушку в Новый Орлеан и стать виновницей ее гибели. Наконец, пока Элина будет находиться в ее доме, Джулия сможет присмотреть за ней и убедить взять деньги, а также получит возможность узнать побольше о совратительнице.
– Я хочу, чтобы ты осталась. Ведь ты хочешь заработать себе на жизнь. Готовить умеешь?
– Немного, мадам, – неуверенно ответила Элина.
– Сесилия тебя научит. Она уже немолода, и ей нужна помощь. Я давно собиралась найти ей помощницу… – Джулия бросила на кухарку предостерегающий взгляд, поскольку та собралась возразить. – Может, останешься?
Элина прикусила губу и кивнула.
– Значит, договорились. Детали обсудим утром.
– Да, мадам.
Тихая грусть в нежном голосе девушки больно задела Джулию. На мгновение она пожалела о своем решении.
– Мы еще завтра поговорим, – отрывисто сказала она, с трудом удержавшись, чтобы еще раз не взглянуть на дочь Филиппа.
Лежа в маленькой каморке, куда Сесилия отвела ее, Элина невидящим взглядом уставилась в потолок. Комнатка была чуть побольше чулана и соединялась с более просторной комнатой Сесилии в помещении для рабов. Но в каморке было чисто, даже в какой-то степени уютно, что умиротворяюще подействовало на Элину.
«Если бы только она не принадлежала Джулии Ванье», – с горечью подумала девушка.
Как это могло случиться? Почему судьба так жестоко подшутила над ней? Этот дом должен был стать ее спасением, а не тюрьмой. И, тем не менее, она чувствовала себя заключенной. Девушка понимала, что не может уехать в Новый Орлеан, рискуя жизнью.
Страх не покидал Элину. Что, если Рене найдет ее здесь? Ведь он часто навещает сестру.
Так что у Элины было неспокойно на сердце.
Но где еще возьмут в услужение совершенно незнакомую девушку? Куда она может отправиться без денег? Здесь, по крайней мере, она накопит достаточно средств для поездки в какой-нибудь другой город.
У нее больше не было ни сил, ни желания бороться за свои права, бросая вызов Рене и всей его семье. Тем более теперь, когда сестра Рене проявила к ней такую доброту.
Настало время распрощаться со своим прошлым. Смириться с тем, что отец не заботился о своей семье, иначе он бы их обеспечил. Она должна начать новую жизнь. Другого выхода нет.
Слезы заструились по ее щекам. Нет, это выше ее сил! По правде говоря, именно поэтому она и осталась. Несмотря на все свои опасения, приняла великодушное предложение мадам Ванье. Так или иначе, она понимала, что в глубине души жаждет узнать, почему отец поступил так вероломно. Что заставило его жениться на Джулии Ванье, когда у него уже была семья? Ради чего страдали две женщины?
Элина должна это узнать. Да, думала она, счастливый случай привел ее в этот дом, и теперь она получила возможность разделаться со своим прошлым. Она останется и узнает все об отце и его второй семье.
А может быть, со временем сумеет разобраться и в своих чувствах к Рене. С необычайной ясностью она увидела перед собой его лицо, темные манящие глаза.
«Нет! – в отчаянии подумала Элина. – Я не хочу, чтобы ты тоже преследовал меня». Но когда она забылась, наконец, тревожным сном, его образ все еще витал перед ней, и глубоко в сознании звучал его шепот: «Теперь ты моя, дорогая крошка. Никогда не забывай об этом».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Креольские ночи - Мартин Дебора



Приятно провела пару вечеров, роман понравился. Персонажи те еще; отец двоеженец, непутевые братцы, гл. герой Фома неверующий, из-за чего героине пришлось пережить массу неприятностей, но мне понравилось, как герой называл ее, "милые глазки".
Креольские ночи - Мартин ДебораТаня Д
28.02.2015, 0.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100