Читать онлайн Креольские ночи, автора - Мартин Дебора, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Креольские ночи - Мартин Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Креольские ночи - Мартин Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Креольские ночи - Мартин Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Дебора

Креольские ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Ничто не обременяет так, как секрет.
Французская пословица.
С нетерпением ожидая, когда спустится Этьен, Франсуа забавлялся с бутоном розы, торчавшим из ближайшей вазы. Вспоминая дневные события, он громко застонал. Невозможно поверить! Но это так. Неожиданно объявилась его сводная сестрица.
Факты неопровержимы. Ее вымышленное имя – Уоллес, как и у Александра. Имя – Элина, точно такое, как на свидетельстве о рождении, которое показывал ему его проклятый сводный брат. И она сказала, что приехала из Миссури. Несомненно, она сестра Александра Уоллеса. И его – Франсуа – сводная сестра. В этом нет никакого сомнения. Дядя Рене, может, и не поверит в это, но самому Франсуа известно гораздо больше, чем его дяде.
«Вот сука!» – думал он со злобой. Теперь она разрушит все его планы! Ну почему она со своим настырным, везде сующим свой нос братцем должна была явиться в Новый Орлеан? Сидели бы в Миссури, где им самое место.
«И как девчонка ухитрилась добиться благосклонности дяди Рене?» – удивлялся Франсуа. Рассказала ли она ему свою историю? Может, дядя Рене взял ее на содержание, только бы она не высовывалась? Или просто держит ее в заточении?
Нет, это не имеет смысла, потому что, конечно же, дядя Рене заявил бы о ее притязаниях. Кроме того, она вела себя совсем не как пленница.
В раздражении Франсуа оторвал от бутона лепесток. Возможно ли, что девчонка стала подружкой дяди по собственному выбору? Могла ли, эта Элина добровольно залезть в постель к дяде Рене, может быть, в отместку за великий обман Филиппа? Могла ли пытаться каким-то образом обмануть дядю Рене, чтобы погубить их всех?
Добровольно или по принуждению, решил Франсуа, но Элина действительно была подружкой дяди. Он видел, как они обнимались. Рука дяди любовно покоилась на ее талии и…
– Шлюха! – едва слышно пробормотал он. Если она любовница дяди, это все усложняет. Даже если Бонанж узнал ее историю и не поверил ей, он не сможет слишком долго сопротивляться. Совершенно очевидно, что маленькая чертовка вскружила дядюшке голову.
Звук открывшейся двери нарушил ход тревожных мыслей Франсуа.
– Обеда не будет до позднего вечера. Я тебе говорил, – войдя в комнату, сказал Этьен.
Франсуа нахмурился.
– Я пришел не ради обеда, Этьен. Мне нужна твоя помощь. С выражением скуки на лице Этьен опустился на стул напротив Франсуа.
– Ну, что на этот раз? Новое предприятие, ожидающее моих вложений? – Глаза Этьена загорелись. – Или, может, какая-то шлюха донимает тебя, вымогая деньги? Ты же знаешь, я не против разделаться с твоими женщинами. Одна ночь с Этьеном, и они покидают город.
– Я знаю. Да, на этот раз речь идет о женщине. Но к ней потребуется более утонченный подход. Никаких побоев, тебе понятно? Этого я не могу допустить.
Этьен слегка приуныл.
– Кто она? Жена партнера по бизнесу, с которым ты не хочешь драться на дуэли?
Франсуа колебался. Нет, не следует говорить Этьену правду о происхождении Элины. Несмотря на жестокий нрав, Этьен с уважением относился к родственным связям.
– Ее зовут Элина. Она любовница моего дяди.
– Что? Ты с ума сошел. Думаешь, я хочу схлестнуться с Бонанжем? Я пока в своем уме. У этого человека могущественные друзья, и он искусно владеет шпагой. Нет уж, благодарю. Делай сам свою грязную работу.
Франсуа бросил на приятеля уничтожающий взгляд.
– До моего дяди ее покровителем был Александр Уоллес, – выпалил он.
– Ну и что?
– Этого человека я застрелил, и мы бросили его в Орлеанс-Холле несколько недель назад. Помнишь? Очевидно, она прицепилась к дяде Рене потому, что до нее дошли слухи, что это я убил Уоллеса. Она хочет отомстить, я уверен. Меньше двух часов назад я видел, что она прочно обосновалась в доме дяди Рене. Кажется, месть занимает ее мысли не в первую очередь. Ты понимаешь, что это означает?
– Нет, – раздраженно ответил Этьен.
– Или она уже убедилась, что дядя Рене не убивал Уоллеса, или же это скоро произойдет. И дядя Рене не сможет устоять перед этими прелестными глазками, когда она начнет просить его выяснить, кто убил ее любовника.
Этьен недоверчиво поморщился:
– Как же так, Франсуа, с какой стати Бонанж станет помогать ей искать убийцу ее прежнего любовника?
– Не знаю. Но если ты помнишь, сплетники говорили, что она объявила себя сестрой Уоллеса. Если дядя Рене этому верит, то кто знает, как много он сможет нарыть, если решит вмешаться.
Этьен обреченно вздохнул:
– Она хорошенькая?
Франсуа вытащил бутон розы из вазы и, поднеся его к носу, многозначительно вдохнул аромат.
– Красавица. Искрящиеся зеленые глаза, великолепные темно-рыжие волосы. И этот легкий налет невинности, который ты обожаешь.
Глаза Этьена загорелись.
– Что мне с ней делать?
– Могу тебя разочаровать: не то, что тебе нравится, – резко сказал Франсуа. – Я не хочу, чтобы дядя Рене дышал мне в затылок, разыскивая ее насильника или убийцу. Я знаю лучшие способы справиться с ситуацией.
– Например?
– Я бы попробовал деньги, но следует учесть, что потом она может что-то заподозрить и рассказать об этом дяде Рене. Нет, мы должны действовать более осмотрительно. Девчонка, кажется, очень привязана к дядюшке, а ничто так не разрушает женские чувства, как известие о том, что ее любовник обручен с другой или просто имеет любовниц. Сам знаешь, какого рода истории я имею в виду. Состряпай небылицу, чтобы заставить ее уехать по своей воле. Напряги воображение. Скажи, что он бьет своих женщин и ей изменяет.
Этьен пожал плечами:
– Допускаю, что можно развлечься, рассказывая красотке небылицы и наблюдая за ее терзаниями. Но у меня на примете есть и другие способы, которыми можно воспользоваться, чтобы отпугнуть ее.
– Нет! – настаивал Франсуа. – Мы сделаем, как я говорю. Если не сработает, испробуем что-нибудь еще.
– Как хочешь. Но как, по-твоему, я стану рассказывать все эти басни, если твой дядя постоянно крутится возле нее?
Франсуа помрачнел.
– Не знаю. Дождись, когда он выйдет из дома.
– А может, он не выйдет в ближайшие несколько дней?
– Сам-то я не могу этого сделать, значит, сделаешь ты! – прошипел Франсуа. – Она меня знает и не поверит ни единому моему слову. А тебя никогда не видела. Ни в коем случае не называй ей своего имени, иначе дядя Рене сразу поймет, что это дело моих рук, если она расскажет ему о вашем разговоре.
Этьен пришел в замешательство:
– Не знаю, что и сказать, Франсуа. Твой план мне не очень нравится.
Франсуа вскочил и смерил Этьена угрожающим взглядом.
– Слушай, ты, болван. Если меня арестуют за это убийство, я потяну за собой и тебя, и Алсида, не сомневайся. Все знают, что вы в этом замешаны. Так что, если хочешь уберечь свою шею, делай, как я говорю.
Этьен побледнел.
– Ладно, сделаю все, что смогу.
– Прекрасно! Тогда приступай прямо сейчас.
Этьен быстро поднялся.
– И знаешь что, Этьен? Ничего не говори Алсиду. Он не умеет держать язык за зубами, особенно если его хорошенько прижать.
– Не беспокойся, не скажу. – И Этьен вышел из комнаты.
– Я не хочу потерять свое состояние, – пробормотал себе под нос Франсуа. – Скорее убью эту суку, чем позволю ей завладеть папашиными деньгами.
И в подтверждение своих слов он раздавил в руке розовый бутон и рассыпал по полу лепестки.
Элина просыпалась очень медленно. Она никак не могла заставить себя открыть глаза. Сначала девушка чувствовала только странное ощущение напряженности между ног. Вдруг кто-то заворочался рядом с ней, и Элина тихонько вскрикнула от испуга. Она медленно повернулась на бок и взглянула на мужчину, с которым делила постель. Рене безмятежно спал, и лицо его во сне казалось почти мальчишеским. Ее глаза с любовью задержались на точеной линии его подбородка, строгих полных губах. Девушка хотела пригладить его волосы, но передумала, опасаясь разбудить его.
Как только он проснется, ей придется встретиться с ним лицом к лицу, а она не была уверена, что готова к этому. Она все еще не могла поверить, что отдалась человеку, считавшему ее лгуньей и мошенницей, способной на любой обман.
«Но теперь он знает правду! Знает, что Алекс был моим братом. Теперь он должен мне верить!».
Что Алекс был ее братом, он поверит. Но как убедить его в том, что и она, и Алекс – Ванье?
Выражение тревоги исчезло с лица Элины, когда взгляд девушки остановился на его руках. Они так нежно и в то же время страстно ласкали ее.
Рене пошевелился, и девушка затаила дыхание. Но он не проснулся, лишь повернулся к ней спиной.
Элина выскользнула из постели, с огорчением заметив испачканные кровью простыни. Но оплакивать потерянную девственность ей почему-то не хотелось. Она с восторгом вспоминала то наслаждение, которое испытала, отдавшись Рене. После всего пережитого это был неожиданный и бесценный дар.
Она посмотрела в зеркало и увидела, что нисколько не изменилась.
«И все же я теперь другая», – грустно подумала девушка, обмакнув кусок ткани в теплую воду в тазу и смывая кровь.
Элина подобрала разбросанную одежду, нашла сорочку, панталоны и юбку. Блузку и корсет Рене подмял под себя. Надев нижнее белье и юбку, девушка накинула рубашку Рене в надежде, что та прикроет достаточно глубокий вырез ее жакета для верховой езды. Затем она натянула жакет и сапоги и вышла через открытую дверь в свою студию.
Спускаясь по лестнице, Элина слышала, как слуги суетятся в столовой. Моля Бога, чтобы никто не заметил ее и не разбудил Рене, она осторожно пробралась к парадной двери. Ей нужно было выйти из дома и где-нибудь в укромном месте поразмышлять.
Выбравшись наружу, она с облегчением вздохнула. К счастью, на лужайке перед домом никого не было. За считанные минуты она была уже в одном из многочисленных уединенных садов, по которым ее водил Рене.
День выдался теплый, слишком теплый для запоздалой весны. Надвигалась гроза. Воздух стал влажным. Элина подумала, что при такой погоде в Крев-Кёр дул бы сильный холодный ветер.
Внезапно она затосковала по ферме в Крев-Кёр. Ей захотелось очутиться там в те времена, когда мама и брат были еще живы. Она хотела вернуться в невинность своего детства. Не знать, что отец был двоеженцем. Что ее тело способно предать ее самым постыдным образом.
При этой мысли она неосознанно дотронулась до своих губ, еще хранивших сладкие воспоминания о поцелуях Рене.
Пути назад нет. Эта-мысль наполнила ее грустью. Но в то же время она чувствовала себя восхитительно обновленной, как бы родившейся заново, как будто часть ее, которая всегда была скрыта, вдруг показала свое лицо. Внезапно горькая мысль поразила ее. Отец намеревался лишить ее этого чудесного наслаждения. Он не позаботился о том, чтобы она вышла замуж, имела детей. Девушка с трудом сдерживала слезы. Как мог он желать такой жалкой участи своей единственной дочери?
Элина в смятении бродила по саду, как вдруг пришедшая в голову мысль поразила ее в самое сердце. Какую участь готовит ей Рене? Теперь, когда она отдалась ему, не предполагает ли Бонанж, что Элина станет играть роль его любовницы, рабыни, которую он будет содержать, пока ему не надоест? Неужели у нее не будет ни мужа, ни семьи, никого, о ком бы она заботилась?
Возможно, она смогла бы вынести даже это, если бы знала, что Рене любит ее. Но за все время, пока они занимались любовью, ни одного слова о любви не вырвалось из его уст. Ласковые нежные слова – да, но никаких клятв, никаких обещаний. В одном из углов сада стояла до смешного неуместная статуя нимфы. Она вся была покрыта водорослями, очевидно, давно забытое сокровище мадам Бонанж. Глядя на статую, Элина смутно припомнила сказанные Рене слова, что она не нимфа, а богиня. Именно в этом и состояла проблема. Для него она была красивой статуэткой, игрушкой, которую не стыдно выставить напоказ, нарядив в дорогие платья и украсив драгоценностями. Пока она находится в его руках, она лишена права решать свою судьбу. И когда она надоест ему – а это когда-нибудь непременно случится, – он бросит ее, выставит вон.
Нет, сказала она себе, Рене никогда так не поступит. Теперь, когда он знает правду, он позволит ей самой решать свое будущее. Если он не до конца верит ей, пусть сам доискивается правды.
А потом? Женится ли он на ней, узнав, что она законная дочь Филиппа Ванье?
Возможно, если будет уверен, что фамильное состояние останется в семье. Но устраивает ли ее брак без любви?
Элина вскрикнула от разочарования и безысходности. Все так сложно, запутано, сразу не разберешься.
Печальная улыбка пробежала по ее лицу. Она и дальше будет заниматься с ним любовью. Он полностью овладел ею. Его поцелуи помогли ей забыть горькие воспоминания. В его объятиях она забывала обо всем на свете.
Ей захотелось немедленно его увидеть, и она повернула к дому. Рене скоро проснется, и она сможет задать ему все вопросы, которые ее мучают. Возможно, он не разочарует ее своими ответами, Элина очень на это надеялась.
Внезапное движение позади встревожило девушку. Она обернулась, ожидая увидеть Рене, но перед ней был высокий незнакомец, бесцеремонно рассматривавший ее.
– Я вижу, Бонанж не солгал. Ты и в самом деле прекрасное создание, – заметил незнакомец с сильным акцентом, медленно приближаясь к неподвижно застывшей Элине.
Она попятилась, испытав безотчетный страх перед неизвестным мужчиной с его хищной манерой поведения и обманчиво утонченной внешностью.
– Я не знаю вас, сэр, – сказала она твердым голосом, хотя руки ее предательски дрожали. Девушка огляделась вокруг, пытаясь найти путь к отступлению, но незнакомец зажал ее между статуей и живой изгородью.
– Конечно, не знаешь. Зато я тебя знаю. Бонанж часто рассказывал о тебе. Я приехал проверить, правду ли он говорил о своей милой любовнице Элине. И теперь вижу, что он не соврал.
– Вы лжете, – возразила Элина. – Он не мог говорить обо мне. Я ему не любовница. И не верю ни единому вашему слову.
Мужчина остановился, внимательно глядя на нее, как бы оценивая ее реакцию.
– Понимаю, – сказал он, пожав плечами. – Мне следовало знать, что Рене лжет. Все эти разговоры о том, как ты ублажаешь его в постели, какая ты соблазнительная потаскушка. – Он вздохнул. – Всякому ясно, что ты вовсе не шлюха, какой он тебя изобразил.
– Он не мог назвать меня шлюхой, – прошептала Элина. Незнакомец ухмыльнулся:
– Нет, конечно. Но я не могу не считать, шлюхой женщину, сменившую постель мужчины на постель его убийцы. Скажи мне, дорогуша, как ему удалось удерживать тебя здесь, если ты ему не любовница? Он дал тебе денег, чтобы ты помалкивала об убийстве этого янки? Может быть, ты была там той ночью?
– Нет, нет, – закричала она, – он не убивал моего брата!
Незнакомец самодовольно рассмеялся:
– Неужели? Не может этого быть, милашка.
– Я вам не милашка! Вы не смеете так разговаривать со мной. Я вас даже не знаю! Назовите свое имя, сэр, чтобы я могла сказать Рене, кто из его друзей распространяет о нем сплетни!
– Не думаю, что было бы разумно называть свое имя такой злобной ничтожной шлюхе, как ты. В глубине души ты знаешь, что это вовсе не сплетни. Или тебе так нравится ублажающий тебя жеребец, что ты не замечаешь правды?
Она старалась не слушать колких насмешек незнакомца, не желая верить его словам. Конечно же, Рене не мог похваляться своими победами, еще не одержав их!
Но зачем понадобилось этому незнакомцу говорить ей заведомую ложь? Какую цель он преследует? И откуда знает о ней так много, если Рене ему не говорил? Никто не знал ее имени, как и того, что она находится в Кур-де-Сипре, если Рене не говорил об этом никому, кроме судьи.
Кто-то из слуг, подумала она в отчаянии. Конечно же, кто-то из слуг рассказал о ней этому человеку.
– Если вы немедленно не прекратите, я буду кричать до тех пор, пока кто-нибудь не услышит меня. До дома совсем недалеко.
– Остынь, мадемуазель Уоллес, – сказал он, отступив на несколько шагов. – Не надо так волноваться. Бонанжу следовало бы предупредить меня, что ты такая обидчивая штучка. Ну да, как-то вечером, когда мы играли в карты у его сестры и дамы вышли поболтать, он похвалялся мне и моим друзьям, что ты самая дерзкая кобылка, которую ему когда-либо доводилось объезжать.
У нее замерло сердце. Рене уезжал к Джулии как раз две ночи назад. А Луи развлекал ее, обучая играть в фараон. Она взглянула незнакомцу в лицо и содрогнулась. Как она сможет все это вынести, если этот человек говорит правду? Как сможет жить дальше, оставаясь для Рене просто предметом вожделения?
– Тебе следовало бы быть полюбезнее со мной, – заметил незнакомец, увидев смятение на ее лице. – В один прекрасный день я могу тебе пригодиться.
– Никогда!
Он покачал головой, скользя похотливым взглядом по ее телу.
– Уверяю тебя. Рене меняет любовниц как перчатки. Они ему быстро надоедают.
Эти слова разрывали Элине сердце, но она держала себя в руках.
– Последнее время он забавлялся с молоденькой потаскушкой-мулаткой, которую отыскал в городе, пока решал, как быть с тобой. Будь уверена, дорогуша, в скором времени тебе понадобится другой покровитель. И когда это случится, приходи ко мне. Я с большим удовольствием займу место Бонанжа.
Он шагнул вперед, схватил ее руку и поднес к губам. Она вырвала руку, но он уже успел обслюнявить ее своим отвратительным поцелуем.
Прикосновение его липкой руки сразу же оборвало ее тревожные мысли.
– Я ни минуты больше не собираюсь слушать вашу ложь, – прошипела она. – Сейчас же дайте мне пройти, или я вынуждена буду закричать.
С насмешливым поклоном он отступил в сторону, но, когда она проходила мимо, шлепнул ее по заду.
– Не забудь, милашка! – крикнул он ей вслед, когда она выбегала из сада. – Просто ищи меня в Орлеане-Холле в любой вечер недели. Я буду счастлив «сыграть жеребца для твоей кобылки», когда наш добрый друг Рене бросит это дело.
Элина ворвалась в дом, зажимая руками уши. Весь ужас состоял в том, что этот негодяй высказал вслух ее опасения.
Слезы струились по лицу девушки, когда она остановилась на террасе, раздумывая, подняться ли ей по лестнице. Незнакомец знал ее имя, знал об Алексе, знал много такого, чего ему не следовало знать. Насколько ей было известно, Рене не назвал ее имя даже своему племяннику Франсуа, однако этому человеку оно было известно. И, что бы она ни думала, никто из слуг не знал ее имени, никто, кроме Луи. Но она не могла себе представить, чтобы Луи рассказывал что-либо о своем хозяине даже его молодым слугам.
Она также не могла себе представить, что Рене отзывался о ней столь непристойным образом. Незнакомец солгал. В этом не было никаких сомнений.
И все же Элина опасалась, что вскоре надоест Рене, если согласится стать его любовницей.
Она почувствовала себя беспомощной и одинокой. Что, если ночь любви ничего для него не изменила? Что тогда?
– Черт тебя побери, Рене! – крикнула она навстречу крепнущему ветру приближающейся грозы. – Черт тебя побери, за то, что ты со мной сделал!
Она молила Бога изгнать Рене из ее сердца.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Креольские ночи - Мартин Дебора



Приятно провела пару вечеров, роман понравился. Персонажи те еще; отец двоеженец, непутевые братцы, гл. герой Фома неверующий, из-за чего героине пришлось пережить массу неприятностей, но мне понравилось, как герой называл ее, "милые глазки".
Креольские ночи - Мартин ДебораТаня Д
28.02.2015, 0.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100