Читать онлайн Креольские ночи, автора - Мартин Дебора, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Креольские ночи - Мартин Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Креольские ночи - Мартин Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Креольские ночи - Мартин Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартин Дебора

Креольские ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

В постели для двоих нет места третьему.
Креольская пословица.
Элина огляделась вокруг, внезапно осознав, где она находится. Что заставило ее укрыться в этой комнате, которую она обычно использовала для рисования? Она не побежала в свою спальню, так как знала, что Рене в первую очередь бросится туда. А ей нужно было прийти в себя и выбраться из западни, в которой она оказалась.
Она оглядывала свою временную студию-мастерскую с беспорядочно разложенными рисовальными принадлежностями, единственный уголок в доме, который принадлежал ей. Возможно, именно поэтому она пришла сюда. Она бросила взгляд на незаконченный портрет Рене и застонала. Он постоянно вторгался в ее мир, напоминая ей, как обычно, о ее собственных желаниях, от которых ей хотелось бы избавиться.
Девушка решительно направилась к холсту с намерением дать выход гневу и выместить свою ярость на изображении человека, причинившего ей зло.
– Мадемуазель, не можете ли вы мне сказать, где найти месье?
Вежливый теплый голос Луи остановил ее. Элина обернулась и увидела старого слугу, стоящего в дверях, ведущих в холл.
– Мадемуазель! – вскричал он в тревоге, увидев ее залитое слезами лицо.
– Убирайся! Оставь меня в покое!
– Не мог же месье обидеть вас, – сказал Луи. – Я и представить себе не могу, что он поднял на вас руку…
И тут она рассмеялась. Рассмеялась сквозь слезы.
– Меня, разумеется, он бы не тронул. Нет. Но он убил моего брата.
Луи медленно покачал головой:
– Вы не можете всерьез верить в это. Он рассказывал мне, что случилось. Он совершенно случайно нашел тело.
– Это он так говорит, – процедила она сквозь зубы.
– Вы уже достаточно времени находитесь здесь, видели, как он объезжает плантации, как обращается со слугами. Вы действительно верите, что он мог бы убить человека просто за то, что тот обманул его?
Она вытерла слезы тыльной стороной ладони.
– Его собственный племянник сказал…
– Франсуа? Он был здесь? – спросил Луи, презрительно скривив губы. – Франсуа – каналья, сволочь, ничтожный червяк. Он всегда говорит гадости.
Сила убежденности, с которой были сказаны эти слова, ошеломила Элину. Но затем она прищурилась.
– Без сомнения, ты будешь защищать Рене, – сказала она резким холодным тоном. – Он твой хозяин.
Выражение лица Луи смягчилось.
– Моя маленькая девочка, вы должны доверять людям. Разве можно думать, что все лгут, только потому, что кто-то один солгал вам? Разве я когда-нибудь скрывал что-то от вас? Даже в ту, первую ночь? Никогда. И теперь я говорю вам правду. Месье не убивал вашего любо… вашего брата.
Элина бессильно уронила руки. Она хотела бы верить Луи, но не могла.
– Откуда ты знаешь, что он не соврал тебе?
– Месье не убивал вашего брата. Он вообще никого не может убить.
– Я хотела бы тебе верить, но…
Ответивший ей мужской голос прозвучал у нее из-за спины:
– Но ты не можешь, потому что тебе удобнее не верить.
Элина медленно повернулась и оказалась лицом к лицу с Рене, стоящим в проеме двери, соединявшей студию с его спальней. Изнывая от жары, он только что снял сюртук и держал его в руке. Она в изумлении смотрела на него, сбитая с толку той вспышкой облегчения, которую успела заметить на его лице, прежде чем глаза его потемнели. Затем он стремительно, в два прыжка, ворвался в комнату, и сердце ее тяжело забилось от страха.
В растерянности он остановился возле своего портрета. Теперь Элина видела перед собой его изображение, в котором, сама того не сознавая, воплотила свои собственные желания и надежды на будущее, и его самого, из плоти и крови, к которому испытывала страстное влечение и в то же время безотчетный страх.
Луи покинул комнату.
Когда молчание стало невыносимым, Рене бросил сюртук и осторожно приблизился к Элине.
– Уоллес мертв, Элина, – сказал он с откровенной суровостью в голосе. – Он был лжецом и шулером, и теперь он мертв. Он был недостоин тебя и, конечно же, не стоит того, чтобы ты ради одной лишь бессмысленной мести за него отказывалась от своих собственных желаний. В особенности, когда человек, которому ты хочешь отомстить, не убивал его.
Его слова, казалось, пробудили ее к действию. С горестным возгласом она повернулась к двери, через которую вышел Луи, намереваясь выбежать из комнаты, прежде чем Бонанж заставит ее и дальше слушать эту ложь.
Но Рене в мгновение ока подскочил к ней и сжал ее запястья. Когда ее попытки вырваться не увенчались успехом, она поникла, все еще избегая его взгляда.
– Все это время, – продолжал он еще более резким тоном, – ты использовала смерть твоего партнера-сообщника как защитную преграду между нами. Ты любовно собирала всю информацию, которую тебе только удавалось добыть, чтобы добавить ее к этому защитному барьеру и укрепить его. А почему? Не потому, что тебя действительно волновала смерть Уоллеса: ты боялась, что, разрушив этот барьер, я могу уничтожить тебя. Ты заблуждаешься, если думаешь, что Уоллес имеет какое-то отношение к нашему противоборству.
Потрясенная, она обернулась и в изумлении смотрела на него с открытым ртом, изнемогая под ударами несправедливых слов, которые он безжалостно швырял ей в лицо.
– Я не единственная, кто нагромождает барьеры и ложь вокруг себя, – прошипела она. – Ты отказываешься признать, что Алекс – мой брат, хотя у тебя нет никаких доказательств, что это не так. Ты не желаешь допустить, что я могу оказаться именно той, кем кажусь. Если я говорю правду, тогда единственное, что ты считаешь надежным и прочным – семья твоей сестры, – окажется столь же непрочным и уязвимым, как и все в этом мире. Тебе проще превратить меня в нечто, чем я не являюсь, чем позволить быть той, кто я есть.
– Вот именно, – сквозь зубы процедил он, привлекая ее к себе. – Я не знаю, кто ты и что собой представляешь. Но эти чарующие глаза сразили меня, и я бы поверил, что луна – это солнце, если бы услышал это от тебя. К тому же я помню ту ночь…
– Да, ту ночь, – тихо с горечью проговорила она. – Ту ночь, когда ты поклялся, что отомстишь, если мы выйдем из комнаты. Ту ночь, когда мой брат украл твои деньги. Ту ночь, когда… когда кто-то взял на себя труд избавить мир от этой ужасной угрозы – моего брата. Да, я буду помнить ту ночь всю жизнь.
Она попыталась вырваться из его рук, но он не отпускал ее.
– Никто из нас не сможет забыть, так зачем же продолжать мучить друг друга?
Он отпустил ее запястье и, крепко взяв за подбородок, запрокинул ей голову, повернув лицом к себе.
– Посмотри на меня, черт тебя подери! – приказал он.
– Отпусти – пробормотала она, упираясь руками ему в плечи и пытаясь оттолкнуть его.
Вздох раздражения сорвался с его губ.
– Брат или любовник – Уоллес мертв, и я заставлю тебя забыть его и ту ночь, даже если это будет последнее, что я сделаю в жизни, – торжественно произнес он, преодолевая ее сопротивление.
Из ее груди вырвался не то стон, не то рыдание, и она с мольбой заглянула ему в глаза.
И вдруг ощутила, что это глаза честного человека. На его лице отразились страдание и боль. Нет, он не может быть хладнокровным преступником. Не способен на такую бессмысленную жестокость.
Увидев, что она растеряна, он прижался губами к ее трепещущим губам.
– Моя дорогая, любимая, – шептал он. – Ты пленила меня, милые глазки. Но я навсегда хочу остаться твоим пленником.
Он расстегнул, а потом снял с нее жакет, блузку и взял в ладони ее груди.
Слабый стон слетел с ее губ. Какой демон в нее вселился? Как могла она позволить ему прикасаться к себе столь постыдным образом?
Однако желание было сильнее всех ее сомнений. И все же она попыталась отстраниться. Но он снова завладел ее губами.
– Пожалуйста, Рене, не надо! – крикнула она, отталкивая его, в то время как Рене пытался расстегнуть ворот ее блузки. Наконец блузка полетела на пол, и Рене прильнул лицом к белоснежному бугорку нежной груди, видневшейся из-под отделанного кружевом корсета и сорочки. Затем провел языком по ложбинке между грудями. В порыве страсти Элина прильнула губами к его губам. Он ответил на поцелуй, придерживая ее за подбородок, и, не дав ей опомниться, подхватил ее на руки и отнес к себе в спальню.
На какой-то момент Элина пришла в себя и ужаснулась тому, что делает. Когда он положил ее на постель, она откатилась в сторону, намереваясь соскользнуть с противоположного края кровати. Но Рене оказался проворнее и схватил ее прежде, чем она успела продвинуться хотя бы на дюйм.
– Я не должна, – твердила она, – я не могу этого сделать…
– Из-за него? – спросил он.
– Из-за кого? – Она совершенно утратила способность соображать, охваченная желанием. – Из-за кого? – повторила она, подняв голову.
Гнев Рене мгновенно улетучился. Наконец она поняла, что он имел в виду Алекса.
– Значит, теплое сияние в твоих глазах наконец-то предназначено мне, – проговорил он, желая знать правду.
– Оно всегда предназначалось тебе, – прошептала Элина.
Она больше не думала о том, что собирается совершить грех. Она хотела принадлежать ему, и была счастлива, что он так же сильно хочет ее.
Он стянул с нее юбку и бросил на пол.
На Элине остались только сорочка и панталоны.
Рене сбросил рубашку, открыв широкие сильные плечи и мощную крепкую шею. Элина опустила глаза, но в этот момент Рене стал расстегивать брюки. У нее перехватило дыхание, и Элина закрыла глаза, но не настолько быстро, чтобы не заметить некую деталь, которой она, прежде не видела. Рене усмехнулся.
– Не закрывай свои милые глазки, смотри на меня, – сказал он, скользнув в постель и укладываясь рядом с ней. – Тебе ведь уже приходилось видеть обнаженного мужчину.
Глаза ее округлились.
– Нет, конечно же, нет! – запротестовала она.
Он пожал плечами:
– Это не имеет значения.
– Для меня имеет.
– Ш-ш-ш! – Он нежно коснулся пальцем ее губ. – Мы прожили с тобой в этом доме уже три недели. И все это время я так сильно хотел обладать тобой, что постоянно страдал. Много ночей я лежал без сна в этой постели, еле сдерживаясь, чтобы не зайти в твою комнату, не дать желанию взять верх над разумом.
Он спустил с плеч ее сорочку и, обнажив грудь, стал сосать нежную плоть. Затем пощекотал языком маленький темный бугорок. Элина издала едва слышный стон.
Он взглянул в затуманенные страстью глаза девушки.
– Ну что, остаешься? – спросил он, хотя заранее знал ответ.
– Да, – прошептала она, прижимая к себе его голову, когда он снова прильнул губами к ее груди. – Остаюсь.
Он стал стягивать с нее панталоны, и, помогая ему, она изогнулась, приподняв бедра.
Он стал гладить нежную кожу внутренней поверхности ее бедер. Затем кончиком пальца проследовал по мягкому холмику, проникая в ее лоно.
– Рене! – запротестовала она, крепко схватив его за запястье.
Он замер, глядя в ее испуганное лицо.
– Неужели ты девственница? – с недоверием в голосе спросил он, наконец.
Она кивнула, сгорая от смущения. Свободной рукой он погладил ее по голове.
– Просто невероятно. Ты слишком хорошенькая, чтобы остаться невинной. Уоллес, должно быть, и вправду был дурак.
Его слова больно ранили Элину.
– Сколько раз тебе говорить, что он был моим братом, а не любовником! С мужчинами я несколько раз целовалась, вот и все…
– Твоя невинность для меня бесценный дар.
– Я… я не должна была предлагать ее тебе.
– А я, как джентльмен, не должен был принять ее. – Его глаза сверкнули. – Но если я не сделаю тебя по-настоящему своей, ты найдешь способ сбежать от меня. А сама мысль, что я потеряю тебя, мне невыносима.
Рене все еще не верил, что она девственница, однако вошел в нее очень осторожно. И когда ощутил хрупкую преграду, прекратил движение. На лице его отразились самые противоречивые чувства.
– Ты сказала правду, спасибо тебе. – Он нежно поцеловал ее, затем прошептал: – Прости меня, милые глазки, но это единственный способ…
Он резким толчком вошел в нее. Элина вскрикнула, а Рене застонал.
– Моя девственная богиня, – прошептал он, касаясь губами ее волос. – Я не хотел причинить тебе боль, но ты такая маленькая, такая узкая. Прости меня, дорогая.
– Это не имеет значения, – сказала она.
– И все же постарайся расслабиться. – Он неподвижно лежал, оставаясь у нее внутри.
Она больше не сопротивлялась его вторжению.
– Вот так. Откройся мне, милые глазки, – прошептал он ей на ушко, осыпая поцелуями нежную мочку и пряди волос. – Расслабься и откройся мне.
– Пожалуйста… – шептала она, ей хотелось чего-то большего, доселе неизведанного.
Смутно, словно в тумане, она увидела, что он поднял голову и улыбнулся. Он начал двигаться, сначала медленно, затем все быстрее, быстрее.
Сначала она чувствовала только боль, но вскоре боль сменилась пронизывающим страстным желанием ощутить его глубже, полнее почувствовать единение с ним.
Она вся дрожала от все возрастающего желания. Запрокинув голову, царапала его разгоряченную кожу.
Крик удовлетворения вырвался из ее груди, когда с последним толчком он наполнил ее лоно своим горячим семенем.
– Теперь ты моя, дорогая крошка. Не забывай об этом. Никогда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Креольские ночи - Мартин Дебора



Приятно провела пару вечеров, роман понравился. Персонажи те еще; отец двоеженец, непутевые братцы, гл. герой Фома неверующий, из-за чего героине пришлось пережить массу неприятностей, но мне понравилось, как герой называл ее, "милые глазки".
Креольские ночи - Мартин ДебораТаня Д
28.02.2015, 0.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100